Прочитайте онлайн Фартовые | Глава седьмая БЕРЕНДЕЙ ПРОТИВ УДАВА

Читать книгу Фартовые
2916+2137
  • Автор:

Глава седьмая

БЕРЕНДЕЙ ПРОТИВ УДАВА

Кляп, вернувшись в Оху вместе с фартовыми, обосновался в доме неподалеку от кирпичного завода. В нем одинокая старуха век доживала. Пенсия у нее была смехотворной, а потому с радостью взяла она на постой Кляпа с кентами, назвавшимися ей археологами с материка.

Много приезжих бывало в Охе. Все — любители экзотики, покорители Севера, носители большой культуры. Уж кого только не видывал этот город! А потому не удивилась старая новым приезжим.

Раньше на постой у нее никто не останавливался. Далеко от центра, магазинов, кино. Каждую буханку хлеба за две версты нести надо. Да и удобств в доме — никаких. До ветру и то во двор идти надо. Банька уже года четыре не топилась. Как старик-хозяин умер, так все рушиться начало. Ни средств, ни сил не было у бабки. Как назло, ноги отказывать начали. До ближних соседей раз в год на Пасху выбиралась кое-как.

А тут живые люди, приезжие. И воды принесут, и печку истопят. Куском не обходят старую. Даже лекарства из аптеки принесли. И все такие веселые, эти люди.

Бабка уже было совсем собралась помирать в своем покосившемся обветшалом доме. Ведь на всем свете одна осталась. Детей ей Бог не дал и скорой кончиной не радовал. Лишь болезни да серое прозябание досталось ей от судьбы. Не плакала, не жаловалась, может, потому и запахло в ее доме жизнью и даже копченой колбасой, вкус которой бабка еще не совсем забыла. Да только ли колбасой!

Владислава хозяйка звала сыночком и почитала за благодетеля. Тот, недолго поторговавшись, положил перед старухой сотенную купюру, пообещав заботиться о ее питании.

И верно, едой фартовые никогда не обделяли хозяйку. И баба Таня, так звали ее кенты Кляпа, благодарила судьбу за ниспосланный подарок. А то ведь уже хоть с пауками разговаривай. Старая кошка и та из дома ушла. То ли от голода, то ли от скуки…

Старуха, когда увидела сторублевку, даже за веник взялась. Кряхтя и охая, смела паутину и пыль. А постояльцы, умывшись с дороги, ушли из дома, сославшись на дела.

Нет, неспроста приглядел Кляп именно этот дом, стоявший на отшибе. Спиной он упирался в тайгу, дремучую, непролазную. Дом стоял на взгорке, и из любого окна был виден каждый, кто шел сюда.

Недаром один из кентов каждую ночь, сказавшись любителем свежего воздуха, спал на чердаке.

«Малина» Кляпа по виду ничем не отличалась от обычных охинцев. Ни броской одеждой, ни блатного жаргона, ни крупных купюр при расчетах в магазине.

Кляп быстро приспособился к местным условиям. И уже в первый день узнал, что нумизмат, которого он обокрал, покончил с собой.

— А милиция все ищет воров. Да только никак не найдет их. Вот если б и вы так искали нефть, как они бандитов, без хлеба насиделись бы, — говорила старая дворничиха Кляпу, назвавшемуся геологом, бывшим учеником нумизмата, — нынче обещаются к нам в Оху еще милиционеров прислать. С материка. Наши со всем не справляются. Хулиганья в городе поприбавилось. Всяких девок… Даже совестно сказать, чем они занимаются, — доверительно говорила баба интеллигентному, солидному человеку, искренне пожалевшему нумизмата. Да и с кем ей поделиться секретом, как не с человеком, далеким от забот ночной Охи. — Вот нынче в городе все ворюг боятся. Они ночью бандами ходят. Так что и вы поосторожней. Особо по потемкам. Нынче ни на Сезонке, ни на Фебралнтке житья не стало людям.

Поговорив с бабой еще немного, Кляп потолкался по магазинам имеете с кентами, побывал па базаре. Послушал, разделив с пьянчугами портвейн, чем живет Оха. Узнал обо всех новостях. И решил навестить под вечер Дядю.

Но на звонок никто не открыл дверь и даже не подошел к ней. До полуночи дежуривший на чердаке противоположного дома кент сказал, что свет в окне фартового не зажигался.

Сожительница Дядн уволилась с работы. Где она теперь — никто не знал.

Кляп ломал голову — куда подевался этот удачливый медвежатник?

«Уж не накрылся ль на каком деле? А может, закрыв глаза, удрал на материк с бабой. Деньги на первый случай у него есть. Пристроится… И с чего это он меня не подождал? Испугался загреметь на новом деле? А может, от городских фартовых смылся пли пришили они его? Жаль, хороший был медвежатник. С ним большие дела можно было проворачивать», — думал хозяин «малины».

Но прозябать без дела его фартовые не могли. И уже на третий день после возвращения в Оху, перед самой геологоразведочной конторой, напали на кассиршу, волочившую из машины два мешка с деньгами — заработок геологов. И едва та открыла рот, чтобы позвать кого-либо на помощь, опасная бритва

оборвала крик, перерезав горло. Шофер и дернуться не успел, как получил нож в бок.

В геологоразведочной конторе в тот день, как обычно перед зарплатой, в коридоре толпились люди. Никто не хотел пропустить свою очередь, а потому на улицу не выходили. Изредка выглядывали из окон. Но случившееся приметили сразу. Вывалилась толпа на улицу. Крики, погоня, но куда там… Воры, свернув в жилые дворы многоэтажных домов, тут же исчезли из виду.

С карабинами и дробовиками осматривали геологи дворы и подъезды домов. Но бесполезно. Слухи о дерзком разбойном нападении вмиг облетели город.

— Поймаю — без суда на месте пристрелю, — обещал один геолог другому.

— Если б я их хоть в лицо увидел, не уйти бы от меня живым…

— Сволочи! Кассирше до пенсии полгода оставалось. Не пожалели! — возмущались горожане.

Приехавший на место происшествия следователь прокуратуры дотошно допросил свидетелей-очевидцев. Следственная группа сфотографировала и описала в протоколе место происшествия.

— Если понадобится помощь, располагайте нами, — говорили геологи.

Аркадий Яровой внимательно осмотрел прилегающие к конторе дворы. Из них шли прямые выходы на центральную улицу. Конечно, наивно было полагать, что грабители вышли на нее с двумя мешками денег.

— Скорее всего припрятали их где-то до вечера, чтоб потом потемну забрать. Но где могли спрятать? Надо срочно вызвать милицию с собакой!

Овчарка сразу взяла след. Помчалась во двор, обрывая поводок. Приостановилась возле какого-то столба и побежала к центральной улице. Там она потеряла след. Его заездили машины, затоптали прохожие. Задрав кверху остроносую морду, псина жалобно заскулила, словно просила прощенья за чужую оплошку.

Аркадий вернулся во дворы.

«Ну, а если мне пришлось бы убегать? Да еще посветлу, с кучей денег. Нет, такую сумму даже во сне не увидишь. Не то что средь бела дня — в потемках никто не рискнет с нею в одиночку выйти, — усмехнулся Аркадий. — Но ведь, по словам очевидцев, бандитов было трое. А собака, взяв след, не бросалась из стороны в сторону. Значит, кто-то стал «зайцем» н вывел на ложный след. Двое других — с деньгами… Их след собака не

взяла. Но почему? Вряд ли грабители решились пересечь этот двор на виду у жильцов двух домов. А значит, далеко не ушли. Да и куда уйдешь от денег? Может, отсиживаются в каком-нибудь подвале?»

— Нужна помощь? — подошли геологи к человеку в штатском, с которым, они видели недавно, разговаривал милиционер- собаковод.

— Подвалы бы проверить надо да чердаки. Вот этих двух домов…

Аркадий недалек был в тот момент от истины. Нет, не было воров в подвале, на чердаке. Убегая, налетчики спрятались в смотровой яме гаража. Перед которым вот уже более получаса стоял Яровой. Гараж был закрыт па пузатый замок. Но боковая, маленькая дверь, хоть и была притворена, но не заперта. Воровская отмычка накануне отжала ригель внутреннего замка. Минутное дело!

Когда стихли ночные голоса и город окончательно уснул, фартовые покинули свое убежище.

Нет, они не принесли деньги в дом бабки. И не попытались вывезти из Охи. Спрятали их надежно, зная, что с неделю все дороги из города будут перекрыты милицейскими постами. Банда с неделю не вылезала из дома.

А тем временем кассиры и продавцы уже назубок знали номера похищенных купюр.

Первая из них, сотенная, объявилась в одном из магазинов на Сезонке. Телефона там не было и продавец не смогла вовремя сообщить об этом в милицию. А придержать покупателя побоялась.

— Худой такой мужичонка пришел. Водки взял две бутылки и вина. Но не наш он, не с Сезонки. Я их тут всех знаю. Этот впервые пришел, — уверенно рассказывала потом продавец.

«Сезонка… Конечно, тертый в этих ситуациях Дамочка не приютит у себя тех, кто засветился на мокром деле. Чтоб уцелеть самому, он вряд ли примет у себя мокрушника», — подумал Аркадий. И все ж Сезонку целую неделю трясла городская милиция.

— Иди ко мне, лягавенький, иди, мой касатик! Я для тебя всегда свободна! Чего краснеешь? Ну, не топчись. Ты лучше меня потопчи, — откинула чувиха одеяло, показывая, что рядом с нею место свободно.

— Оденьтесь или хоть прикройтесь чем-нибудь, — смутился, покраснел до ушей молодой лейтенант.

— Да ты такой молоденький! Наверно, еще живой бабы не видел в натуре. Ну, иди, потолкуем про любовь. Хочешь, покажу, где она у меня растет? — расставила ноги чувиха и, похлопав себя ниже живота, заорала, подражая рыночной торговке — Налетай, покуда купе не занято!

Лейтенант выскочил из каморы, как ошпаренный, под громкий хохот молоденькой чувихи.

— Чтоб вы сгорели, проклятые, — плевался милиционер и, краснея перед самим собой за увиденное, не шел, а бежал с Сезонки.

В ближайшие два дня милиция города спугнула фартовых Южно-Сахалинска. Не участвуя ни в одном деле здесь, на чужой территории, воры пережили не один неприятный день. Четверо просидели по два дня в милиции. Их отпустили только после подтверждения алиби: играли в биллиард в горсаду и пили пиво в день убийства. Одного, показавшегося подозрительным, избили геологи. Пятерых, собравшихся улететь в Южно-Сахалинск, продержали в аэропорту до подробного выяснения личности каждого. Судимостей еще у них не было, а очевидцы преступления не опознали ни одного. Не имея оснований для задержания, разрешили покинуть Оху. В городе остались лишь шестеро, вместе с главарем. Тот, мрачнея все больше, уже совсем перестал навещать Сезонку и ресторан. Один исчезал на целый день. Где он был — с кентами не делился.

Берендей… Эта кличка приклеилась к нему давно. Одна на всю жизнь осталась. Веяло от нее таежной дремучестью, силон, скрытностью. Когда случались облавы на воров, уходил он от милиции в тайгу. Там неделями жил в глухомани. В шалаше из еловых лап. Зимой спальный мешок с собой брал. Там пытался очиститься душой от накипи городской суетной жизни. Но сейчас Берендея не тянуло в тайгу. Ведь и там не будет покоя, пока не найдет Кляпа. А тот сейчас здесь, в Охе.

И почему так долго звенел в ушах Берендея рассказ корейских парней, наводчиков его «малины»:

— Старуху убили, будто легавого. Словно их самих не мать, не женщина родила. Отнимая деньги, нельзя ж звереть!

Берендей обошел всю Оху. Побывал на окраинах. Был за руку знаком со всеми пьянчугами и сторожами. Знал в лицо каждого дворника и почтальона. Даже на окраинах Охи, привыкнув к нему, перестали обращать внимание на Берендея собачьи своры и цепные псы.

Берендей, изучая Оху, примечал каждую особенность города. Обошел все закоулки и подворотни. Разгадал где, когда и зачем появлялись местные фартовые. Побывал он и у геологоразведочной конторы. Оглядел место, где убили кассиршу и шофера… Заглянул во дворы. А в сумерках опустился в смотровую яму гаража, где в памятный день прятались убийцы…

Ох и удивился бы Яровой тому, сколь много узнал Верендей: увидел и высчитал. Эти, конечно, не станут жить в подвале домов иль на чердаке. Но и в гостинице никогда не остановятся. Врозь они ничего не делают. Все у них согласовано.

Понял Берендей, что в последнем деле было трое кентов. Главарь ждал их на хате. Те, двое, что побывали в смотровой яме, оставили следы, по каким мог узнать о них все только вор с нелегким прошлым.

Оба были немолоды. Спускались в яму трудно, облапав ее края окровавленными руками. Вот тот, кто убил кассиршу, — высокий, лезвие бритвы вытер о край ямы. Не о стенку. А значит, ростом почти с него, Берендея. Худой, как скелет. Следы его сапог почти к стене ямы приткнулись.

«Чахоточный, что ли? — думал Берендей, разглядывая следы, — Вот этот — доходной, что с опасной бритвой, уж не тот ли давний фрайер? Хотя нет, говорили, что он в тюряге концы отдал где-то на северах. Ну да этот из-за навара и своего кента не пожалел бы. Недаром и кликуха у него была — Удав. Уж больно ловко умел придушить любого, кто ему поперек горла становился. Вот и этот сработал так похоже на того. Только не голыми руками, а лезвием…»

Берендей всматривался внимательнее. Прежде чем опуститься в яму, оба фартовых сначала скинули в псе мешки с деньгами. Остался след волокна. Сами не прыгали, а вначале сели па край ямы и, цепляясь каблуками за выступы, сползли.

«Но как не побоялись, что хозяин придет в гараж? Видно знали, чей гараж: геолога, а он теперь где-нибудь на геологической базе — в поле. Хотя и появись он — убили бы, не охнув. И все же это — Удав. Его рука. Вот и здесь он отметину оставил. Сел задницей на телогрейку хозяина гаража. Одной ягодицей продавил. Вторая — будто на весу была. Не впечаталась. Ее Удаву финачем за шкоду фартовые пропороли. С тех пор сидел он не по-человечески, подкладывая под порезанную ладонь. Так ему удобнее было. Вот и на телогрейке такой след. Сырая, взбухшая вата сохранила четко очертания. Второй был моложе. Но не намного. Сидел на песке в углу ямы. Хотел курить. Но первый не дал. Две папиросы сломаны. На обоих бурые следы крови остались. И ни одной обгорелой спички. Боялись все-таки… Второй фартовый был плотным мужиком. Ноги до колен, что на песке отпечатались, как у бабы, толстые. Но короткие. Значит, и рост небольшой. Да и следы его ботинок значительно меньше, чем у первого».

Восстанавливая в воображении все подробности того дня фартовых, понял Берендей, что ожидание ночи далось тем нелегко. Вон как часто тот, что покороче ростом, сдавливал выступы ямы, замазав их кровью и песком.

Но почему столько крови? Ведь вон тряпки — все в бурых пятнах, вытер ею руки — и ладно. Значит, убивая шофера, мокрушник собственную кисть порезал. Вот кровь и сочилась, а он, в темноте, не замечал. Но что это? Он — левша! Берендей долго вспоминал. Но память не подсказывала ни одного мокрушника- левшу.

Берендей, сам того не замечая, стал в тот угол, где сидел левша. Левая его рука коснулась окровавленного выступа, он отдернул ее. Да это, видимо, был тот боксер, которого не один год обхаживали фартовые сахалинских «малин». Он был левшой. Из боксеров его выкинули за пьянку. Берендей хотел припомнить его лицо, но оно никак не собиралось во что-то целостное. Все по частям. Кривой, сбитый на бок нос, маленький лоб, широкие скулы и большой рот. Но он ли это?

Берендей, покинув гараж, долго думал над тем, что увидел в нем.

«Да, эти фартовые побывали в переделках. Как ловко сумели обвести легавых, пустив их на «зайца». Но кто тот — третий, наблюдавший из первого подъезда за мокрушниками? Он не убивал. Он сбил с пути мусоров. Но и рисковал. Возможно, новичок? Хотя нет. Его папироса выкурена лишь на треть. Не измята. Значит, не волновался, привык к мокрым делам. Но папиросу пригасил слюной и оставил, не растоптав, по зэковской привычке на выступе стены, словно автограф свой».

Зэки никогда не затаптывали недокуренные папиросы. Пригасив их, аккуратно оставляли в укромном месте, чтоб потом, при нехватке, докурить. Эта привычка сохранялась на долгие годы и на воле. Лишь те, кто никогда не был в изоляции, не знают, как дорого ценится в неволе курево…

Имей фартовый и сотни тысяч, он никогда не растопчет, не отшвырнет, не выкинет бычок. Пригасив — спрячет в пачку. Запас карман не точит.

Мундштук папиросы не был обкусай, обслюнявлен. Не осталось на нем следа от зубов. Спокойно курил фартовый, словно на прогулку вышел, а не на дело.

Но главари «малин» никогда не бывали «зайцами». Это Берендей знал доподлинно.

Конечно, зная, что менты обшмонают все подвалы, чердаки и помойки, мокрушники заранее обзавелись надежной хатой. Но где?

На Сезонке у Дамочки они не появятся. Тот каждого охтинца в мурло знает. Новичков сразу бы заприметил и заложил бы Привидению либо мне. На Фебралигке, Дамире и в Черемушках их тоже нет. В центре — вовсе не рискнут. Там мусоров полно. Значит, на окраинах: около нефтепромысла, либо у кирпичного завода. Все остальное уже проверено. «Ну что ж, другого выхода у них нет… У меня — тоже», — подумал Берендей.

Он забыл, когда ел в последний раз. Кончались деньги у «малины». Таял общак. Потому пришлось, оставив себе двоих кентов, остальных, вслед за уже уехавшими, отпустить в Южный. Там они и без него прокормятся. А Берендей должен свое сделать. Может, опять в зону придется идти. Кто знает?..

Местные фартовые помогали, как могли. Но гастролеры оказались хитрее, чем думалось. Затянулось время. Теперь, когда они снова высветились, и смыться им не дают легавые, надо торопиться.

«Вот ведь смех, впервой, того не зная, менты мне помогают. И я, и они одних и тех же ищем!» — улыбался Берендей своим мыслям.

Вблизи промысла живут либо пенсионеры, либо алкаши. Они друг о друге все доподлинно знают. «Возьму завтра пару бутылок вина да схожу к ним. Там и выведаю подробности», — решил фартовый.

— И куда это ты навострился? — возник внезапно на пути Привидение. — Я было смекнул, что смылся ты уже со своими восвояси.

— Да вот рассматриваю твою Оху.

— И много увидел?

— Знаешь, немало. Почти везде побывал. И уж теперь знаю, на чей след напал я.

— Ну тогда пошли ко мне, поговорим, — предложил Привидение и повел Берендея тихой, безлюдной улицей.

Разговорились они еще по пути. Берендей рассказал Привидению о гараже и смотровой яме в нем, о ловком трюке с «зайцем».

— Я уже не сомневаюсь что сейчас у тебя на гастролях Удав. Правда, слышал, будто в Александровской тюрьме он окочурился. Да, видать, натемнил кто-то. Этот сам по себе не сдохнет. Я его знаю, — вздохнул Берендей.

— А что за фрайер он? В законе иль как?

— Таких в «малины» не хотят брать. Он не вор. Не фартовый.

— Пидор, что ль? — усмехнулся Привидение мрачно.

— И таким он не нужен. К фартовым он примазался в Одессе сразу после войны. К «Черной кошке» пристал. В той «малине» перед тем душегубов лягавые замели. И Удав один троих заменил. Ну а как-то по кайфу проболтался, что его по всей Украине ищут. Он, падла, полицаем был. Может, слыхал, чего про Бабий Яр? Так вот там он, гад, не мелочью был. Баб да детей своими руками гробил и еще молодых натаскивал, как это

делать. Чтоб одна — сразу кончилась, а другая — в муках. Не всех под «маслину» ставил. Кровь любил пускать. Ему и бабы не надо, дай прикончить кого-нибудь. А уж способов тому знает немало.

— А почему своих убивал?

— Таким зародился. До немцев — руки коротки. Те его бы враз пришили. Да и просто убивать — не мог. Всегда с измывательством. Ну а фашистам какая разница? Знали, что из его рук никто живым не выйдет. На его работу глядючи, даже они вздрагивали. Так вот, когда он это растрепал, фартовые и смекнули: мол, на хрена им такой фрайер? Одно дело — украсть. Тут уж дело клевое. Но когда, кроме мусоров, на хвост фартовым чекисты сядут — хана блатной жизни придет.

— Отшили они его?

— Подставили вместо своего кента в одном деле. Он и засыпался. Удав тогда червонец схлопотал. Не прознало следствие

о его прошлом. Увезли в Сибирь. А он — фрайер тертый. Швыркнул пером охрану — и в бега. Через год — новый суд. Опять — тюряга. У него раз семь ксивы менялись. Он их у жмуров брал. Менял кликухи. Я с ним виделся. В зоне. Узнал по метке. У него татуировка есть на пузе — свастика. О том от «Черной кошки» знал.

— Туфта это! Я со свастиками ни одного видел, — оборвал Привидение.

— Но они не были полицаями!

— А у тебя в «малине» все чистенькие? Мокрушников не держишь? — прищурился Привидение.

— Всяких имею. И душегубов. Но не полицаев. Они, суки, закона нашего не держат. Как этот гад. Ему чуть что поперек — своего фартового пришьет. Такие всюду верх норовят взять. И в зоне, и в «малине». Ну да и это хрен бы с ним. Так ведь — беспределыцики все, как один! Я вор. Но не полицай. К властям претензий не имею. Сгорел на деле — вали в лагерь. Без обид. Неспроста пять «малин» этого Удава отшили от себя. Много знает падла, во многом разбирается. Но живет так, как будто все еще с народом воюет. Даже где можно обойтись в деле без жмура, он не упустит свой кайф. Живодер проклятый!

— Эх, мне бы такого фрайера! — вздохнул Привидение.

Берендей встал. Зло оглядел главаря и спросил:

— Ты в войну где был?

— В зоне.

— То-то и оно! А я — на оккупированной. В партизанах. В Белоруссии. Понял? Так мне эти полицаи не одну метку на шкуре и душе оставили. Выловил я одного после войны. Ну и грохнул. Сам. Своими руками. За то и попал в лагерь, чтоб не

горячился, а по закону все делал. Срок, правда, небольшой. Но обидно было. Вот и прикололся к фартовым. А там пошло- поехало… Так и не вернулся домой. Чтоб еще на какую паскуду не нарваться. Ну, этого встречу — ожмурю за милую душу. Я ему и трибунал, и воровская сходка… В одном лице.

, — Не кипятись, кент, вместе мы это устроим. Понимаю тебя. Мы, воры, что ни говори, нужны людям. Для их же здоровья. Не даем жиреть. Чуть кто начал салом обрастать, мы и тряхнем, чтоб вес скинул, жир стряхнул. Ну, поплачет, да деваться некуда. Больше вкалывать будет, чтоб опять кубышку наполнить. Так и денег больше в обращении. Не даем мы им в сундуках оседать.

— Да что там молотить? Я у себя в Южном кого трясу? Жулье, деляг всяких, спекулянтов, барыг, миллионщиков подпольных, какие анашой промышляют. Таких, кто грабит и люд, и страну. А потом казне через кабаки возвращаю, — философствовал Берендей.

— Так все мы эдак, в основном, — поддержал Привидение.

— Мне то досадно, что я в свои семнадцать лет первую «маслину» получил от полицая, когда в партизанах был. Ведь не от немцев. И этот, падла, такой же. Ему и деньги не столь важны, как это свое — зверье справить. Почуять себя хозяином душ человечьих. Стоит, мол, пожелать и выпущу наружу с воем, — бледнел Берендей. И добавил — Я его, суку, покуда не изловлю, домой не ворочусь. Нельзя мне его живым оставлять. Не могу, чтоб рядом, по моей земле, паскуда ползала.

— Ты не кипятись. Того змея холодным умом взять надо. Чтоб наверняка, не дать ему выскользнуть, — охладил Берендея Привидение.

— Усеки, захочешь его к себе в «малину» взять — и тебя не пощажу, — предупредил Берендей.

— А ты не грозись мне! Покуда не я у тебя в гостях. Да и на кой хрен сдался мне тот Удав? Не будь он полицаем — еще кто знает. Но и своих мокрушников в шорах держу, не велю пускать кровь попусту, без крайней на то надобности. В смертники кому охота греметь? Мы ж себе не враги.

— Одно я не пойму, где у этого Кляпа мозги? Неужто, зная это, держит Удава? А может, не знает, — размышлял вслух Берендей.

— Знает. Иначе — не мотались бы, как дерьмо в проруби. Знает, потому и прячет своего кента. Такой же гад, коль закон наш в наглую нарушает. Ведь был в тюряге — не может не знать. Потому спрос с них — один на всех. И Удава держит от того, что теперь уж деваться стало некуда… — Привидение выругался грязно.

— А как ты вызнал, что именно Кляп к Охе твоей пиявкой присосался?

— Послал гонца в «малины» Приморья. Там его враз высчитали: Кляп у тебя беспредельничает, сказали, — ответил Привидение.

— Ты знаешь, народ тут у тебя в городе особый. Сердечный какой-то. К приезжему душу имеет. Живут без страха, хоть и трясешь ты их.

— Не так уж и трясу. Кляп, падла, мокрушничает, а слухи— про меня идут. Так вот бабку одну за иконы угрохал. Иконы, конечно, хорошие, старые. Только я до них не охочь. Потом — кенты из Владивостока с гонцом передавали — иконы эти, по описанию, через барыг на суда иностранные попали. За валюту, само собой. А мне эта валюта и даром не нужна. Ясно — Кляп наследил. А чекисты мне на хвост сели. Что ни говори — контрабанда… Есть тут один… Он и по монетам одного старикашки дело крутит. Тот сам себя жмуром сделал, когда его обобрали. Но не в том дело, а в монетах. Видать, большой понт Кляп с рыжухи этой имел. Его работа, больше некому. И, чую, не обошелся без Дяди в этом деле. Жаль, что в жмурах уже Дядя, а то б вывел на Кляпа нас.

— Дядю пришили?

— Ну да. Откололся он. Завязать хотел. А мне без него — невпротык. Без медвежатника «малина» — свора пацанов. Но как ни блатовал, не сговорились. И только было в охоте на Кляпа сошлись мнениями, узнал от пацанов дворовых, что его в прокуратуру повесткой дернули. Послал фартового в хвост. А он «маслину» пустил в Дядю.

— Скотина! Вошь ползучая! Да я и не знал, что Дядя вышел. Уж я его к себе сфаловал бы за милую душу. Его я знал.

— Я уже этого торопыгу следом за Дядей жмуром отправил, — проговорился Привидение. — Зря я кипеж поднял — не заложил нас Дядя в прокуратуре, время то показало…

Оба вора молча выпили разлитую по стаканам водку.

— Думаю, надо нам пацанов, моих осведомителей, во все концы города разослать. Ты мне обрисуй того фрайера. Они его к концу недели найдут, — пообещал Привидение.

— Да ты, как я погляжу, весь город в лапах держишь. Даже зеленью не брезгуешь, растишь будущих фартовых, — удивился Берендей.

— Беспонтово — не живу.

— А чем приманил?

— Мелкоту не обижаю. Чтоб не отбить у них охоту. Чтоб тянуло ее к нам всегда. Где мать с отцом не дадут, я всегда наготове, подогрею. В дела не беру малолеток. За это срок добавляют. Учу. Ну, а за наколки — сполна получают. Никто из них не знает, кто мне навар дал, это чтоб меж собой не грызлись. Чтоб с раннего учились быть кентами меж собой. Чтоб помогали друг другу и выручали без оглядки. Потому грею всех поровну, без обид. Покуда все довольны, — улыбался Приведение.

— А вдруг заложат тебя?

— Исключено. Себе никто не враг. Никто не захочет лишиться подогрева и моего покровительства. Это уже проверено. Да и сами один перед другим — все на виду. Мелочь — лишь с виду недозрелая. По соображенье у нее лучше, чем у иных фартовых.

— Тебе виднее, — согласился Берендей.

— Без чего не может обойтись в Охе ни один гастролирующий фрайер? Как ты думаешь? — спросил Привидение.

— Ну, без кабака прожить можно. В любом магазине все есть. А вот без магазинов — никак. Но туда можно послать кого-то из местных, оплатив услугу, — тут же возразил себе Берендей.

— Всякий раз не напросишься. К тому же гам есть курящие, как ты говоришь.

— Курево можно взять с запасом.

— А поддачу? — усмехался Привидение.

— Вот это нужно каждый день. Его на неделю или две не запасешься. А ящиками возить — в глаза бросится, засветиться враз можно.

— А как ты думаешь, сколько фрайеров в той кодле?

— Не меньше пяти, — уверенно сказал Берендей и пояснил: — Трое были в деле. Без хозяина. Тот — один не должен на хазе оставаться. Сам знаешь, вдруг накроют, кто-то должен спасать общак. Вот так и получается пять. Может, немногим больше.

Описав Удава, боксера, Берендей спросил:

— Как ты думаешь накрыть тех фрайеров?

— Как и положено. Ночью. Войдем, с разных сторон фартовых своих определим, на шухер, чтоб никто не смог смыться. И пришьем…

— Так не пойдет. Нет. Надо все устроить иначе. Пусть они сами к нам придут.

— Ты что? Кто ж такой дурак сыщется, чтоб сам на перо попер? Ну и загнул! — рассмеялся Привидение.

— Ну, что скалишься? Придем, пришьем… Где? На хате? ©ни ж там ясно не одни. Крик. Шум. Мусора. Кому это надо? За пятерых, пусть и паскудных фрайеров, не меньше вышки схлопочешь. А и кого, кроме нас с тобой, на мушку лягавые возьмут? Ведь не Дамочку. А сами, с тобой под руку, на погост не пойдут. Это — как пить дать. Тут надо обдумать, как выманить их всех с хаты, не напугав хозяев, соседей.

— Да с хозяевами мороки нет. Оглушил, сунул мурлом под койку — и все. Очнутся, увидят жмуров, говорить враз разучатся, если хвосты не откинут со страху. Пока хватятся, мы уже в Южном. Примешь на годок?

— Я-то приму. Ты о мусорах вспомни, какие всех по дорогам проверяют, — напомнил Берендей.

— Ну, а ты что придумал?

— У меня все не так скоро получится, как ты хочешь. Но… Надежней. Вот только обмозговать еще кое-что надо…

Сговорившись встретиться через тройку дней, фартовые расстались. Каждый пошел своей дорогой, думая о предстоящем.

Берендей шел на Сезонку, где оставшиеся кенты из его «малины» ждали своего хозяина, развлекаясь с чувихами. Они никуда не высовывались от чувих, чтобы не засветиться, как говорили сами.

Дамочка, успокоившись после недавней встряски, снова взял в шоры своих фартовых. И, довольный мелким, но постоянным наваром, попивал пиво, иногда ходил с кентами в горсад, но безобразничать, как прежде, опасался.

Когда пришел Берендей, Дамочка не удивился. Подал ему стакан вина, ни о чем не спрашивал. Ждал, пока тот сам начнет разговор.

— К чувихам никто не клеился из чужих за это время?

— Да вроде не приметил. Вот только в магазине нашем какой-то фрайер возник. Надыбал, что закрывается поздно. И к концу дня заваливается. Уже неделю подряд. И каждый раз водяру берет. Я к нему чувих подпускал. Самых клевых. Гад, побрезговал. А и всего-то просили угостить. В том им никто не отказывал. Имеют же они право брать куш со своей точки, если ее обслуживают. Но фрайер тот хитер, зараза. Финт выкрутил. Сказал, что сейчас вернется, а сам слинял совсем. Девок с носом оставил. Но ничего, они с него свой кайф снимут, — жаловался Дамочка.

— А куда он вострился, не приметили?

— Нет. Нырнул за дом и — дворами, навроде как к Дамиру попер.

— Чувихи его пусть не торопят.

— Это почему же? Каждый фрайер должен налог дать. А нет, сами на гоп-стоп возьмем. Коль закона не знает, пусть не суется на Сезонку, — обиделся Дамочка.

— Этого мне отдадите. Понял? Как появится, дашь знать, — предупредил Берендей Кольку. Тот напряг свой маленький лобик, в нем тут же закрутились свои мыслишки.

— Тебе? А что как у этого фрайера можно навар снять большой? А потом Сезонка — это мое. Тут я хозяин. Если в долю хочешь — идет. Задаром — нет.

— Тут не навар. Это те, гастролеры, может быть.

— Э-х, совсем хорошо! С них не то что куш, сливки снимать можно. Они ж у кассирши полбанка взяли. Если это фрайер той «малины», я его, гада, своими зубами жрать буду, покуда налог не отдаст. Сегодня чувих натравлю на скандал с ним. И сграбастаю падлу, как только зацепят его девки. Я с его шкуры кредитки сделаю, если барыш не отдаст, что мне положен.

— Не трожь его! — побагровел Берендей, взъярившись.

— А ты чего тут духаришься? Здесь — Сезонка! Не Южный. Не ерепенься.

— Я прошу тебя, как кеита, — уже спокойнее заговорил Берендей.

— А что с твоей просьбы иметь буду? — протянул руку Дамочка.

— Три куска.

— Не-эт, жидко больно. Ты с тех фрайеров барыш сорвешь полный. А мне — крохи!

— Когда возьму — треть твоя, — пообещал Берендей.

— А три гони теперь! — требовал Дамочка настырным голодным побирушкой, суя протянутую ладонь Берендею.

— Получишь, чего суешься! Заметано ведь. Ты мне того фрайера поначалу дай. Потом тяни лапу, — оборвал Берендей.

…Вечером, когда серые сумерки, сливаясь с бараками Сезонки, приглушили шаги и голоса прохожих, чувихи вышли на промысел.

Неподалеку от магазина на ящиках из-под вина под тусклым фонарем вместе с кентами забивал «козла» Дамочка, не выпуская из виду ни одного прохожего, ни одну из чувих, стоявших возле магазина.

Берендей наблюдал за Колькой из окна. А тот весь превратился в слух и зрение, словно барбос, почуявший кость, которую может вырвать у него властная рука.

Да и как тут быть иначе, как не потеть, не настораживаться, если на кон три куска поставлены! На них уж не портвейн —

водяры можно нажраться. Да так, что всей «малине» на неделю гудежа хватит. На закусь не кильку в томате, а балыка принести можно. С луком и с картошкой! Да колбасы! Впрочем, закусь — не главное. А вот башли… У Кольки даже спина взмокла от ожидания. Неужели и в этот раз фортуна обнесет его фигой? А выпить так охота, аж в кишках холодеет. Но под столом в комнате — тихо. Лишь пара пустых бутылок. Одну — Берендей выдул. Что делать? Не угостить хозяина «малины»— обидеть его. Можно и на кулак Привидения нарваться за жлобство.

Дамочку даже передернуло от такой мысли:

«Ладно, хрен с ними. Вот только бы фрайер нарисовался».

— Хиляет, — тихо прошелестел один из кентов, кивнув головой в узкий проулок Сезонки. Уши Дамочки вмиг загорелись жаром, словно у пса — торчком встали.

Колька искоса наблюдал за человеком, направляющимся в магазин. Шел он торопливо, поминутно оглядываясь по сторонам. Будто опасаясь кого-то, держался подальше от домов, поближе к середине улицы. Увидев фартовых, замедлил шаги, словно раздумывая, не повернуть ли назад. Но убедившись, что те не обращают на него ни малейшего внимания, нырнул поспешно в магазин.

Дамочка встал с ящика, заложив руки за голову, потянулся. Увидев условный знак, из барака большой тенью выскочил Берендей. Свернул в указанный проулок. Прикинулся столбом.

Дамочка, собрав домино, складывал его в коробку, не торопясь. Ему хотелось знать, видеть, как работают большие воры. Он много знал о том понаслышке, но никогда не бывал с ними в делах. Так хоть увидеть, подсмотреть…

Чувихи заегозили на крыльце. Зашевелились. Поправляли юбки, поддергивали лифчики. И едва незнакомец вышел из магазина, бросились к нему со всех ног собачьей сворой:

— Угости, миленький, — дергали бутылку из кармана.

— Не хочешь ли со мной на ночку?

— Приглашаю в гости…

— Хотел бы, да нечем мне вас радовать. Приятель ждет. Получку обмоем, — отказывался мужик.

— Отмазываешься, падлюка! Вон сколько набрал, а нас угостить не хочешь, жлоб! — выкрикнула одна из чувих. Вторая ухватилась за сумку, полную бутылок: — А ну, девки, свой навар сами возьмем!

— Я тебе возьму, блядища лохматая! Отдай, курва, сумку! Не то схлопочешь! — поднял мужик кулак над головой чувихи.

— А ну, попробуй — ударь, мурло твое поганое! Ударь! — подошла чувиха вплотную. Свирепый удар отшвырнул ее к ногам чувишьей своры.

Дамочка в один кошачий прыжок оказался рядом. За ним и кенты подоспели. Под крик и брапь чувих молотили чужака молча. Не успокоились, когда тот, свалившись в пыль дороги, закрыл руками избитую личность.

— А ну, отвяжитесь, сучье племя! Щипачье шакалье! — грохнул Берендей, подойдя. И, подняв лежащего на ноги, придержал едва, чтоб запомнить его лицо, и вернул ему сумку с бутылками.

Мужик, шатаясь, поплелся в проулок, поминутно вздрагивая спиной. Но не оглядывался, не бежал.

«Фартовый фрайер! — убедился Берендей, скользя за ним тенью от заборов к домам. — Ты сам покажешь мне свое логово, лучше любого наводчика. Битый, петлять не станешь. У битого нет сил и осторожности. Битый пес всегда подводит свору. И ты не станешь исключением», — легко успевал Берендей за чужаком.

Тот часто останавливался, ставил сумку на землю, откашливался с хрипом, стонал.

«Знатно поработал Дамочка. Вон как отделал фрайера! Не идет, ползет, падлюка», — ругался Берендей.

Ему вспомнилось запекшееся в кровавую лепешку лицо чужака. Особо — его челюсть, выдвинутая вперед, схожая с волчьей. Глаза, смотревшие из лысой макушки, и нос, тонким крючком свисавший над губой. Злые маленькие уши, прижатые к голове. Сомнений не было. Это он — Удав, тот самый, только полинявший за прошедшие годы.

Вот он вышел на дорогу, ведущую к кирпичному заводу. Там нет домов. Надо отойти к лесу, к деревьям, чтоб не заметил. Берендей ползком пробирался к ближайшим кустам.

Человек, словно заслышав шорох, остановился. Напряженно вслушался в темноту. Огляделся по сторонам и, подхватив сумку, свернул к деревьям. Прижался к ели выжидательно.

Замер и Берендей.

«Не уйдешь, змей! Выловлю! Со всем выводком тебя накрою, за все ответишь, пес!»— сжимал кулаки Берендей.

Удав, решив, что шорох ему померещился, осторожно пошел лесом к заводу. Когда до того оставалось совсем немного, Удав споткнулся о корягу, упал. Выругался грязно, в полный голос. И хромая, вышел на узкую улочку, бегущую вдоль частных домов. Здесь он шел, держась вблизи заборов. У одного присел на лавку. Закурил.

Берендей ждал терпеливо, понимая, что осталось совсем недалеко.

Удав курил, опустив голову. Потирал ушибленную ногу. Прикладывал руку к распухшему лицу.

«Узнал ли он меня? Да нет! За годы в тюрягах столько рож перевидал. Всех не упомнишь. Да и не довелось с ним кентоваться. А в зонах мы все на одну рожу. Злобой друг от друга только и отличались. Но большей злобы, чем у этого неразоблаченного полицая, ни у кого не было», — вспоминал Берендей и, крадучись, шел следом за Удавом.

Тот, миновав улочку, подался вверх по тропинке к одинокому дому, стоявшему на отшибе.

Пробравшись лесом к нему, Берендей видел, как Удав полез на чердак вместе с сумкой. Вот кто-то включил фонарь. Через пяток минут оттуда по лестнице спустились во двор трое.

Берендей подкрался ближе.

Удав, умываясь во дворе, рассказывал кому-то о Сезонке.

— Они меня еще вспомнят, лярвы! — грозился в темноту.

— Так что за фрайер вытащил тебя? — поинтересовался кто-то у Удава.

В темноте не разглядел. Но нутром чую, фартовый это был. От него, как он нарисовался, вся блядва отвалила! Если б мусор, то и меня, и этих чувих замел бы враз. А тут — только брехнул на них.

— Навар требовал за шкуру?

— Нет, не заикнулся.

— Малахольный, что ли?

— Мне все казалось по дороге, вроде за мной хвост повис. Я уж прикидывался, петлял, в лесу переждал. Но нет. Никого. Но что-то свербит — и все тут. Чую, смываться надо нам отсюда, — говорил Удав.

— Куда, лягавые на каждом шагу. На всех дорогах посты. Накроют — и все. За жопу — и, пожалуй, в клетку, где солнце всходит и заходит.

— Не каркай. И не бери «на понял». Ладно, отсидимся здесь. Но Дамочке я устрою финт с парком. Это — как пить дать. И блядям его заодно, — пообещал Удав и полез на чердак, отказавшись от кайфа.

Во дворе дома было тихо. Никто не выходил. И, прождав еще целый час, Берендей вернулся к Привидению.

Рассказав об увиденном и услышанном, добавил:

— Петуха красного хотел им подпустить. Руки чесались. Да только в окна фартовые могли повыскочить. Один я с ними не управился бы. Нужна помощь твоя. Чтоб наверняка. Накроем всех. Разом. Пикнуть не успеют.

— А хозяева? — напомнил Привидение прежние опасения.

— Никого не видел, может, и нет их. Может, на материк он их спровадил, хорошие деньги дав, — отозвался Берендей.

— Заметано. Завтра возьмем кодлу. А насчет Дамочки — пустое болтал. Что он ему устроит? Да ни хрена. Тот с любого хрена сухим сорвется. Его чувихи пуще мусоров берегут, и днем и ночью. Да и мы постараемся опередить. Ты вот только не забудь ему три куска по утру отнести, иначе в другой раз не выручит. Обидчивый, — улыбался Привидение. И добавил: — Какой ни на есть, а свой. И эта мелочь нужна бывает.

Выпив на ночь, заснули фартовые крепким сном. А утром вскочили в ужасе от крика:

— Сезонка сгорела!

Берендей, застегивая рубашку на ходу, помчался к Дамочке. Но было поздно…

На месте барака дымилось пепелище. Сладковатый, сизый дымок вился над обуглившимися головешками, останками дома, а быть может…

— Спалили бардак! Никто не проснулся. Спьяну так и сгорели. Может, от папиросы, а скорее — бог за грехи наказал непутевых, царствие им небесное! Прости, Господи, рабов твоих, — перекрестилась старушка, подняв к небу слезящиеся глаза.

— Давно это случилось? — спросил Берендей.

— Я только подошла. Люди тут были, соседи ихние, вон с того барака. Они все знают. Говорят, что ночыо стряслось.

Берендея знобило. Слишком много выпил вчера. Вон и у Привидения дым слезу вышибает.

Может, это сон? Но вдруг вспомнилась угроза Удава. Опередил. Отомстил.