Прочитайте онлайн Иллюзия вины | Глава 7

Читать книгу Иллюзия вины
2816+5259
  • Автор:

Глава 7

Разбудив дремлющего в конференц-зале Райана, я кратко рассказал ему о новой информации и сказал ожидать меня в машине на стоянке. Сам же я решил перед поездкой в неизвестность посетить еще одно место.

Мы вместе дошли до лифта, Райан вышел на первом этаже, а я спустился ниже — в подвальное помещение. Как только двери лифта раскрылись, я сразу же ощутил легкий мерзкий холодок. Я похромал вперед по небольшому тусклому коридору и дошел до морга. Толкнув зеленую дверь с маленьким окошком, я прошел в «предбанник» морга — место, где судмедэксперты готовились к предстоящей работе. Заглянув в маленькое окошко следующей зеленой двери, я увидел погруженного по локоть в работу Дитера Штайблиха.

Я толкнул очередную зеленую дверь и оказался непосредственно в морге. Под тусклым освещением холодного помещения, первым делом в нос ударил отвратительный хорошо знакомый трупный запах. Далее я дополнил картину в своем воображении огромным изуродованным телом Тимоти Уилкинсона, труп которого я мог рассмотреть во всей красе благодаря концентрированному свету ламп, направленному точно на тело. Находясь словно в какой-то световой аномалии, Дитер Штайблих был практически незаметен на фоне сияющего трупа и лишь его очертания выказывали согнувшуюся над телом фигуру в белом халате и защитных очках. Зеленые окровавленные перчатки Штайблиха хорошо были видны под светом ламп и ни на секунду не отрывались от тела. В последнюю очередь краем глаза я заметил Джулиана Гриффитса, облаченного в точно такое же обмундирование, что и Штайблих. Он стоял справа над свободным столом и практически в полной темноте набирал какую-то информацию на планшете.

— О, агент Стиллер, — обернулся Джулиан, опуская планшет, — слышал, вам недавно сильно досталось, не ожидал вас так скоро увидеть. Как вы?

Судмедэксперт подошел ко мне, закрывая вид на Тимоти Уилкинсона своим небольшим ростом, но оставляя целиком в поле зрения молчаливо погруженного в работу Дитера Штайблиха. В последнюю очередь Джулиан одарил заинтересованным взглядом мою железную трость, а я ответил тем же взглядом, обращая внимание на капли крови на его халате.

— Ну… я бы сказал, что я точно лучше чем он, — кивнул я на огромное тело.

— Это радует, — усмехнулся Джулиан, бросив мимолетный взгляд на убитого. — Вы, должно быть, пришли за отчетом? Господин Штайблих почти закончил. Я так же оказал содействие по просьбе агента Андерсона… интересный случай.

— Интересный?

— Никогда в своей практике не встречал столь жестокого убийства, — он развернулся к столу с телом и обошел его, останавливаясь напротив Штайблиха. — Я считал, что уже неспособен ощущать негативные эмоции при виде трупа… но когда я увидел это… жуткое зрелище.

— Господин Штайблих, а вы встречали в своей работе нечто столь жестокое? — спросил я, делая небольшой шаг по направлению к столу.

— Вопрос жестокости субъективен в данном случае, — ответил Штайблих своим непривычным голосом, не отрываясь от ковыряния в теле, — то, что является жестоким для вас, может быть ничем не примечательно для меня… и наоборот. Однако в данном случае я могу сравнить убийство Тимоти Уилкинсона с убийством Деборы Хэкфорд в 1980 году. Убийца сначала лишил ее жизни выстрелом в голову, затем отрезал ей все пальцы на руках и ногах, уши, нос и зашил все эти части тела ей в живот.

— Каких только выродков наша Земля не носит, — буркнул Джулиан.

— Убийцу нашли? — спросил я.

— ФБР закрыло дело в 1983-м. В одной из квартир на окраине Лос-Анджелеса было обнаружено тело мужчины тридцати пяти лет. Он застрелился из револьвера и оставил предсмертную записку, в которой признавался в убийстве Деборы Хэкфорд 1980 года. Следователи решили, что этого было достаточно для установления его вины, так как в предсмертной записке мужчина детально разъяснял мотивацию своего поступка.

— Дебора Хэкфорд была его единственной жертвой?

— Единственной. Убийство на почве ревности. Так было сказано в заключении.

— Я могу попытаться найти смысл в отрезании пальцев, ушей, носа… но зачем было зашивать все это в живот? Убийства на почве ревности часто отличаются жесткостью, но никак не… креативностью, если так можно выразиться.

— Этого я вам объяснить не могу. В предсмертной записке было сказано лишь о причинах убийства и ничего о способе.

— Хм… получается, что следователям просто… повезло. Они за три года так и не смогли вычислить убийцу?

— Не смогли, — Штайблих положил один из окровавленных инструментов на железный поднос и взял другой, — в заключении было сказано, что Дэбора Хэкфорд и Джемейн Уоррен — ее убийца — имели тщательно скрываемые романтические отношения. Никто из окружения миссис Хэкфорд не знал о существовании Джемейна Уоррена в ее жизни. Включая мужа и двоих детей.

— Муж… дети… как-то странно выходит, в большинстве случаев это муж, кто совершает убийство на почве ревности, узнавая о… каком-нибудь тайном любовнике. А тут выходит что… любовник ревновал к мужу?

— Какое-то мыльное ТВ-шоу, — усмехнулся Джулиан.

— Как я и сказал, — ответил Штайблих, — большинство того, что выяснили следователи — было взято из предсмертной записки. В качестве единственной улики послужил пистолет, из которого застрелился Джемейн Уоррен. Экспертиза показала, что из этого пистолета первоначально была застрелена Дэбора Хэкфорд.

— Если бы Джемейн Уоррен не оставил предсмертную записку… дело бы так навсегда и осталось нераскрытым, — озвучил я свои мысли, — как и тысячи других преступлений.

В морге на какое-то мгновение повисла тишина и лишь от рабочего места Дитера Штайблиха доносились мерзкие чавкающие звуки.

— Идеальное убийство совершить довольно просто, — неожиданно заговорил Штайблих, — я в своей практике таких повстречал сотни. Необходимо только наличие интеллекта и параноидальная осторожность. Нет улик — нет убийцы.

Я попытался внимательно всмотреться в погруженные в работу глаза Штайблиха, но под защитными очками и неравномерным освещением так и не смог их разглядеть.

— Да, — тяжело выдохнул я, — улик нет.

Я заставил себя подойти вплотную к изуродованному телу.

— Ну а что с Уилкинсоном? — я бросил быстрый взгляд на отрезанную от туловища голову. — Следы электрошокера обнаружили?

— Да. В точности, как и у предыдущих жертв, на шее Тимоти Уилкинсона присутствуют характерные отметины.

Я вновь посмотрел на область вокруг головы, пытаясь обнаружить какие-либо признаки шеи.

— Но обнаружить эти отметины оказалось задачкой не из легких, — Джулиан максимально близко наклонился к голове Уилкинсона, пытаясь там что-то рассмотреть. — Как вы можете заметить, агент Стиллер… у погибшего и шеи-то не осталось. Скажите спасибо господину Штайблиху за то, что он захватил с места преступления ошметки кожи, оставшиеся после того, как убийца… небрежно попытался отрезать голову. По этим кускам кожи мы и установили наличие отметин от электрошокера.

— Что по поводу инородных волос? — я перевел взгляд на Штайблиха. — Целый пучок в желудке, как у Новика? Один волосок во рту?

— На все ваши вопросы ответ будет отрицательный, — Штайблих «вылез» из тела Уилкинсона и повернулся к подносу с медицинскими инструментами.

В какой-то момент непоколебимая конечность Дитера Штайблиха дрогнула и он выпустил из руки окровавленный зажим. Металлический инструмент рухнул на бетонный пол со звоном, растекающимся по всему моргу. На секунду я увидел на лице Штайблиха нечто отдаленно напоминающее злость или недовольство и мне даже показалось, что он вот-вот чертыхнется… но ничего произошло. Он спокойно взял с подноса другой инструмент и, не обращая внимания на упавший зажим, продолжил копаться в теле.

— В ротовой полости, — вновь заговорил Штайблих, — как и в горле не было обнаружено никаких признаков инородных волос. В случае с желудком, вынужден сказать, что задача обнаружения инородных волос осложнилась по причине отсутствия самого желудка. Тем не менее, обследовав останки на месте преступления и проведя подробную экспертизу внутренностей тела, я с большой вероятностью могу утверждать, что инородных волос нигде внутри тела не было.

— Понятно… О причине смерти, думаю, спрашивать не стоит. Что-нибудь еще, о чем мне следует знать? — я посмотрел на Джулиана.

— Нет, не думаю. Все остальное вы видите сами, — Гриффитс указал рукой на труп и направился к предбаннику морга.

Я кивнул, попрощался со Штайблихом и последовал за Джулианом.

— Ох и голос у него, — буркнул Джулиан Гриффитс, стягивая с себя перчатки над раковиной.

— И не говорите.

Я бросил последний взгляд на Штайблиха через маленькое окошко зеленой двери и покинул морг.