Прочитайте онлайн Иллюзия вины | Глава 3

Читать книгу Иллюзия вины
2816+5262
  • Автор:

Глава 3

Я сидел за столом у себя в кабинете и размышлял, когда раздался звонок телефона. Женский голос в трубке сообщил мне:

— Сэр, прибыл специальный агент Райан Фокс из Лос-Анджелеса.

— Хорошо, пригласите его в мой кабинет.

— Да, сэр. Сопроводить его к вам?

— Не нужно, сам дорогу найдет.

Два года назад наш отдел выслеживал крайне опасного двадцатидвухлетнего психопата — Тейта Купера, прибывшего к нам из Лос-Анджелеса. ФБР вело на него охоту за убийство шестерых студентов Калифорнийского университета. Отдел криминальных расследований Лос-Анджелеса тогда смог отследить бегство Купера вплоть до Нью-Йорка и выслал нам на помощь в расследовании своего специального агента Райана Фокса. Собственно, Фокс тогда сам решил прилететь, так как в силу некоторых деликатных обстоятельств и за особые заслуги в работе, его сделали временным главой отдела криминальных расследований Лос-Анджелеса.

По прибытии в Нью-Йорк он вел себя очень вызывающе, иногда позволял себе повышать голос, всеми пытался командовать и всячески стремился лично поймать Купера, не давая при этом никому из нас нормально выполнять свою работу. Позднее я понял, что этот человек имел какую-то запредельную, или я бы даже сказал, аномальную самоуверенность. У него даже мысли не возникало, что он может что-то делать неправильно, неэффективно или уж самое немыслимое — просто плохо. Он был уверен на все сто процентов, что из всех людей на планете — он единственный, кто знает как поступить правильно в любой ситуации, он считал себя самым лучшим и всезнающим. Не могу судить о его работе в Лос-Анджелесе, так как там я его попросту не видел в действии, но будь он лишь заносчивым недоумком, его бы никто не сделал главой отдела криминальных расследований в возрасте двадцати семи лет. Очевидно, его скверный характер все же приносил некие плоды, но в сотрудничестве с нашим отделом плодов было минимум — были одни проблемы.

В течение своего пребывания в Нью-Йорке, Райан Фокс стремился делать все самостоятельно и терпеть не мог работать в команде. Поэтому он любил раздавать такие приказы (на многие из которых у него, к слову, даже не было полномочий), которые связывали руки всем остальным, но давали свободу действий ему лично. Мы тогда всем своим отделом сошлись на версии, что Райан Фокс болел хроническим нарциссизмом.

В случае с Тейтом Купером все было еще хуже. В Лос-Анджелесе Фокс участвовал в операции по поимке Купера и психопат в последний момент ушел у него прямо из-под носа. Этот случай сильно задел самолюбие Фокса, и он поставил перед собой цель, во что бы то ни стало лично поймать Купера. Такие обстоятельства сильно осложнили жизнь сотрудникам нашего отдела, но не это было самым страшным в этой истории.

Ситуация с Купером достигла своей критической точки, когда он умудрился здесь в Нью-Йорке взять в заложники двадцать три студента, а затем начал выдвигать совсем уж безумные требования. Здание, в котором Купер держал заложников, имело множество просветов, и мой план состоял в том, чтобы при первой же возможности снять Купера снайперским выстрелом. Фокс же имел свои виды на Купера. К тому времени желание Фокса нейтрализовать Купера перешло все разумные границы. Он считал, что я только бездействую и ничего не предпринимаю. Поэтому, зная, что я на такое никогда не соглашусь, он обманом заставил группу спецназа поверить, что я отдал приказ на штурм здания и вместе с ними двинулся по направлению к зданию с заложниками. Когда я узнал о том, что затевает Фокс, было уже поздно пытаться его остановить, поскольку Тейт Купер заметил отряд спецназа, направляющийся в его сторону, и потянулся за пистолетом, чтобы начать убивать заложников. Ситуация была критическая и я отдал отчаянный приказ снайперам стрелять в Купера на поражение при первой возможности, даже если они могли навредить заложникам. Каким-то чудом нам повезло и Купер оказался на линии огня снайпера, который моментально среагировал и одним выстрелом в голову убил психопата.

Заложники были спасены, никто не пострадал. Пострадал разве что Райан Фокс. Я тогда был вне себя от злости из-за него и его самодеятельности. Я набросился на него прямо перед зданием с заложниками и успел неслабо избить, пока меня не оттащили. После этого случая, наше управление ФБР послало официальную жалобу в Лос-Анджелес на их сотрудника. Как нам сообщили, Фокса тогда сразу же сняли с поста руководителя отдела криминальных расследований и сделали выговор за его действия. С тех пор я о нем ничего не слышал.

В дверь постучали.

— Войдите, — я поднял свой взгляд на дверь.

Он вошел, не говоря ни слова, посмотрел по сторонам, а затем своей интеллигентной походкой подошел к моему столу, уселся в кресло напротив и закинул ногу на ногу.

Я сделал то, что хотел сделать с самого утра — сравнил реального Райана Фокса с его образом в моем недавнем кошмаре. Сходство поражало. Последний раз я его видел два года назад, но сегодня ночью во сне я мог наблюдать практически его идентичную копию. Он был все таким же высоким, широкоплечим, спортивного телосложения, гладко выбритым, светловолосым и одетым в костюм с черным галстуком. Его лицо выражало все тот же властно-наглый взгляд, а его темные глаза… в них будто не было ничего — пустота. От образа из кошмара Райан отличался только более длинными густыми волосами и нехарактерным для нашей местности ровным загаром, приобретенным под жгучим калифорнийским солнцем.

— Ну вот он я, — флегматично заявил он, разводя руками.

— Нос уже не болит? — так же флегматично спросил я.

— Уже нет. Спасибо, за заботу, — он выдавил из себя язвительную ухмылку.

— Прелестно. Нелегко бы тебе пришлось работать с такой травмой.

— Не волнуйся, я уверен, что способен работать куда лучше, чем большинство твоих подчиненных.

Этот небольшой обмен едкими фразами помог мне понять боевой настрой Фокса и я сделал для себя вывод, что если он и изменился в своих взглядах за последние два года, то незначительно.

Я скептически покачал головой:

— Ну хорошо. Давай все проясним. У нас критическая ситуация с этим серийником. Ты это знаешь, я это знаю. Я хочу его поймать и при этом минимизировать все возможные потери. Наши с тобой желания совпадают?

— Ну если только ты тоже хочешь выпить чашку кофе после долгого перелета, то да, наши желания совпадают, — он ответил своим классическим немного наглым тоном.

— Райан, если ты действительно хочешь поймать убийцу, то ты должен беспрекословно подчиняться всем моим приказам. Это понятно?

Он наклонился вперед и презрительно посмотрел на меня:

— А не то что, Нейтан? Напишешь еще одну жалобу на меня Мартинезу? Или, может, снова набросишься на меня? Последнее, конечно, аргумент — не спорю, с твоими боевыми навыками мне, к сожалению, не сравниться. Но ты этого не сделаешь, — он властно откинулся в кресле.

— Райан, не вынуждай меня. Либо ты даешь мне слово, что будешь полностью подчиняться моим приказам, либо я организую тебе массу проблем и ты недолго продержишься в ФБР, — я сказал это максимально серьезно и уверенно, чтобы он не подумал будто я блефую.

До него, похоже, дошла вся серьезность моего требования, но он никогда не сдавался:

— Сомневаюсь. У нас с тобой, конечно, общая цель, но поступать я буду так, как считаю нужным.

— Понятно, я правда хотел все сделать по-хорошему, Райан, — безнадёжно опустив голову, я помолчал немного и продолжил. — Ну так что, может, обсудим то, что имеем на нашего убийцу?

— Как угодно. Что ваши судмед…

— Кстати, — я прервал его на полуслове, — забыл поинтересоваться. Я надеюсь, ты с собой захватил достаточно… этого… ну как он на вашем сленге называется… ах да, герыча! — «герыч» являлось распространенным сленговым названием героина. — Ну знаешь, если у тебя внезапно начнется ломка, то ты же не сможешь нормально работать…

Результат превзошел мои ожидания: его лицо исказилось от неподдельного испуга, если не сказать ужаса. Несколько секунд он безмолвно шевелил губами, но потом смог произнести:

— Ты… что… какой гер…? Ты что несешь?!

Все. Это был удар ниже пояса, и сработал он максимально больно, теперь Райан был полностью в моей власти.

— Райан, я знаю о твоих проблемах. Надеюсь, о твоих проблемах в прошлом, — я сделал акцент на слове «прошлом». — Но кто знает, когда ты захочешь вновь вернуться к бурной молодости?

— Ты… ты сукин сын! Ты даже не представляешь, о чем говоришь! — его беспокойство начало переходить в ярость.

— Я прекрасно представляю, о чем говорю. Сейчас важно, чтобы ты себе хорошо представлял, ЧТО я могу тебе устроить. Уверен, ты не хочешь потерять свою работу, не так ли?

По нему было видно, что он хочет накинуться на меня с кулаками, но он пытался себя контролировать. Он замешкался, не зная, как отреагировать, и продолжил гнуть туже тему:

— Ты… ты не понимаешь куда лезешь! Не… не в работе дело, черт возьми! — его голос дрожал.

— Мне все равно, Райан, — хладнокровно ответил я, — меня интересует лишь один вопрос. Ты будешь строго придерживаться моих приказов и не заниматься самодеятельностью?

Он только сидел, учащенно дышал и злобно смотрел на меня исподлобья.

— Райан! — закричал уже я. — Ты будешь подчиняться моим приказам или нет, черт возьми?!

— Буду, — превозмогая себя, еле слышно выдавил он.

У меня на столе зазвонил рабочий телефон.

— Не слышу, что будешь?!

— Я буду подчиняться твоим приказам и не буду заниматься самодеятельностью… — медленно и отчетливо ответил он, сделал глубокий вдох, чтобы взять себя в руки и продолжил, — но только если ты не станешь ворошить мое прошлое.

— Вот и хорошо. До тех пор пока ты себя нормально ведешь, никто тебе ничего не сделает.

Фокс только осторожно кивнул и опустил голову. Телефон продолжал разрываться у меня на столе. Я снял трубку:

— Да?

— Сэр, вы просили сообщить вам, как только появятся результаты ДНК, — сообщила Джемма.

— Да, Джемма, что у вас?

— Волос, найденный во рту у Алана Ричардсона, как мы и предполагали, принадлежит первой жертве — Асэль Лэндсбэри, а вот волос, который находился во рту у Асэль Лэндсбэри, оказался неизвестного происхождения. Результаты ДНК прогнали по всем возможным базам данных, но никаких совпадений не было.

— Понятно. Спасибо, Джемма. Продолжайте работать в этом же направлении. Исследуйте все эти волосы на субатомном уровне. Может, вам повезет и вы наткнетесь на что-то полезное.

— Да, сэр.

Я положил трубку и посмотрел на Фокса — он вроде бы уже подуспокоился и все осмыслил к тому времени. Я встал, чтобы налить чашку кофе.

— На, — я поставил ему чашку с горячим кофе, — ты вроде хотел.

— Уже нет.

— Пей, это тебе только кажется, — я сел в кресло рядом с Райном. — Райан, я хочу чтобы ты правильно меня понял. Я не враг тебе и у меня нет никакого желания тебе вредить. Все что мне нужно — это нормальное сотрудничество. Но зная тебя, я просто не вижу другого…

В этот момент в дверь влетел с безумным взглядом Дэвид и прямо с порога протараторил своим хриплым голосом:

— Стиллер, у нас ситуация. На одном из небоскребов на 5-й авеню на двадцатом этаже стоит потенциальный 140-килограмовый самоубийца. Очевидцы и прибывшая на место полиция сообщают, что этот парень кричал что-то про то, что не даст себя выпотрошить и посыпать едой.

— Ты уверен, что они его правильно поняли?

— Я ни в чем не уверен. Может он испугался новостей по телевизору, а может, умудрился сбежать от нашего жирореза. Ситуация критическая, он пока сомневается, но в любой момент может спрыгнуть и тогда на земле будет огромное пятно — и оно нам не поможет узнать, что с ним было на самом деле, — Дэвид, наконец, заметил сидящего у меня в кабинете Фокса и окинул его презрительным взглядом.

— Понял. Так, дай полиции указания всячески отговаривать его от свободного падения, но пусть никто к нему не приближается! Ты слышишь? Никто! Пусть ждут нас. Оставайся тут и начинай рыть всю информацию на этого самоубийцу, если будет что-то важное — сразу же сообщай мне. Райан, ты едешь со мной, закончим наш разговор в машине.

Мы все вышли из кабинета. Дэвид отправился в конференц-зал, Райан сначала неохотно побрел за мной, но потом понял, что выбора у него особо нет, и через пару секунд мы уже вместе неслись на всех парах к автомобильной стоянке. В следующий миг мы уже сидели в черном джипе с синей мигалкой на крыше. Я включил навигатор и быстро ввел пункт назначения: 425-е здание на 5-й авеню. Райан только потянулся за ремнем безопасности, как я, не заботясь о своей безопасности, с пробуксовкой сорвался с места и вылетел из-под крыши парковки на улицу.

Сегодня с погодой нам повезло больше. На улице лишь изредка накрапывал дождь, однако небо оставалось привычно хмурым, а движение на дороге все равно было достаточно плотным. Я включил мигалку, выжал педаль газа до предела и помчался с максимальной скоростью. Я обогнал одну машину, вторую, третью и в последний момент, резво крутанув руль вправо, избежал столкновения с четвертой. От резкого поворота, джип слегка занесло и мы на мгновение оказались на тротуаре, попутно распугивая мирных пешеходов. Я продолжал резво вилять между машинами на высокой скорости и джип, то и дело, кидало из стороны в сторону — иногда казалось, что от очередного резкого поворота наша машина вот-вот опрокинется.

Райан вжался в сиденье и краем глаза я заметил, как он немного ошарашенно смотрит на меня:

— Нейтан, ты больной?! Ты что творишь?! Я же сказал уже, что буду помогать! Незачем себя так вести!

— Считай, что ты сейчас мне помогаешь. Морально.

В этот момент под аккомпанемент визжащих шин, я практически совершил полицейский разворот и свернул на другую улицу. Мне показалось, что я проехал на красный свет.

— Это не у меня были проблемы в прошлом, это у тебя проблемы в настоящем! — прокричал он.

Я в очередной раз выжал газ до предела, чтобы успеть проскочить перекресток на только что загоревшийся красный свет, но из-за угла здания в самый неподходящий момент выкатился и перегородил нам путь пересекающий дорогу огромный грузовик с прицепом для перевозки какой-то взрывоопасной жидкости. Я ударил по тормозам и нашу машину протащило еще несколько метров по дороге. Мы остановились в опасной близости от грузовика. Я выругался, затем дал задний ход, объехал эту здоровенную махину и за несколько секунд восстановил максимальную скорость.

— Кстати, Райан. Я не запугиваю, ничего такого, просто хотел поставить в известность. О твоих проблемах в прошлом знаю не только я. Так что не думай, что если со мной что-то случиться, то тебе все сойдет с рук.

— Учитывая, что наши шансы добраться до, — он посмотрел на адрес в навигаторе, — до 425-го здания на 5-й авеню в целости и сохранности все сильнее приближаются к нулю, мне глубоко плевать на то, что ты там сказал Аркетту обо мне.

Мы приближались к следующему перекрестку. Я мельком глянул на светофор.

Очередной перекресток и снова красный свет! Да что же это такое, хоть бы один зеленый светофор попался!

Я слегка сбавил скорость, успел пропустить две машины, пересекающие улицу, и едва не задев другую машину за бампер, пронесся мимо нее через перекресток.

— С чего ты взял, что я именно Дэвиду все рассказал?

— А кому еще? Вы же с ним самая сладкая парочка из всех, что я видел. Вам же только играть хорошего и плохого копа.

— И кто плохой? — снова сбавив скорость и резко повернув руль вправо, я с заносом вписался в поворот, чтобы попасть на другую улицу.

— Всегда думал, что Дэвид, но вот ты знаешь, что-то сейчас я уже не уверен.

— Слушай, ты что-то не соответствуешь тому образу, который у меня сложился о тебе два года назад. Ты что, нервничаешь?

— Нет, твою мать, я всем доволен! — выпалил он, когда мы пролетали мимо испуганных лиц пешеходов на тротуарах.

— Хочешь, включу радио для успокоения? — я включил радио и как раз попал на рок-станцию, где играл бодрый трек Breaking Benjamin — Blow Me Away. — Другое дело, расслабься.

Райан окинул меня очередным шокированным взглядом и проверил надежность ремня безопасности.

— Может, обсудим нашего серийного, как прозвал его Дэвид, жирореза? Ты знал, что у каждой жертвы во рту находился один единственный волос, принадлежащий предыдущей жертве?

— Что? Какой волос? Мы ничего такого не находили.

Заходя на очередной обгон, я сильно тряхнул машиной, из-за чего Райан чуть было не впечатался головой в боковое стекло.

— Находили. Ваши судмедэксперты просто не придали никакого значения этой находке, — я запнулся на мгновение, чтобы сконцентрироваться на дороге и проскочить между едущих в опасной друг от друга близости машин, — они подумали, что волосы случайно попали в рот жертвам, тем не менее, они их по какой-то причине не выбросили, а сохранили как улику. По нашему запросу ваши ребята сегодня с утра сделали анализ ДНК этих волос. Результаты показали, что каждая последующая жертва имеет у себя во рту волос предыдущей жертвы. Неизвестно только кому принадлежит волос, найденный во рту у Асэль Лэндсбери — предположительно первой жертвы.

— Что за чертовщина, зачем этому психу пихать своим жертвам в рот чужие волосы?

— Ты сам ответил на свой вопрос.

— Устанавливает некую связь между жертвами? Особый почерк?

— Что-то вроде того.

Увидев впереди большое скопление медленно ползущих автомобилей, я принял решение объехать данную пробку и свернул на улицу с относительно просторным движением. Впереди было два-три километра почти свободной дороги, так что я выжал педаль газа и позволил себе немного расслабиться.

— Тогда получается, что должна быть жертва до Асэль Лэндсбери? Но это бессмыслица, мы в Лос-Анджелесе прочесали чуть ли не весь город! Ничего даже приблизительно похожего на этот ритуал, совершенный над Лэндсбери и Ричардсоном, мы не нашли.

— А просто убийства людей с весом свыше сотни килограмм?

— Ты нас совсем за идиотов держишь?! Мы проверили все, что только можно и опросили всех, кого могли. Как минимум за последние пять лет никто в Лос-Анджелесе не убивал людей с лишним весом.

— А просто смерти? Ну естественным путем или от болезней? — я продолжал бездумно задавать вопросы, сконцентрировавшись на дороге.

— Ты представляешь, сколько людей у нас в стране умирает каждый год от проблем с избытком веса? Это все равно что иголку в Тихом океане искать!

— Хреново, — буркнул я себе под нос, — у вас есть хоть что-то полезное по этим убийствам? Что-то такое, о чем мы не знаем?

— Возможно, но я предпочту поделиться с тобой этой информацией, когда ты перестанешь лихачить и я буду спокоен за свою жизнь.

— Как угодно.

Следующие две-три минуты были самыми напряженными в этой поездке. Мы приближались к центру Манхэттена и движение постепенно уплотнялось. Я продолжал кидать джип из стороны в сторону, проскакивая между машинами, но очевидно, моего мастерства на миг немного не хватило, и я слегка задел передним бампером проезжающий слева микроавтобус. Машину немного тряхнуло, но скорость я не сбавил и сделал последний и самый опасный резкий поворот. Послышался громкий визг шин и я предположил, что позади на асфальте должен был остаться черный след протяженностью метров в пять.

Наконец, впереди показался необходимый нам 56-этажный небоскреб. Я сбавил скорость на подступах к зданию и затормозил в нескольких метрах от полицейских машин.

— Вот видишь, а ты боялся. Зато как быстро, — я посмотрел на свои наручные часы, — почти шесть минут!

— Это, несомненно, все оправдывает, — саркастически ответил Райан.

Мы вылезли из машины и поспешили к полицейским, медленно промокающим до нитки под усиливавшимся дождем. Вокруг стояло восемь полицейских машин и подступы ко входу в здание окружали по меньшей мере двадцать офицеров полиции.

Конечно же, не обошлось без зрителей и репортеров. Первые, как и полагается, завороженно устремили свои взгляды к небесам, направив ввысь камеры своих смартфонов, а вторые нагло пытались пробиться сквозь полицейское ограждение.

Я посмотрел вверх: передо мной красовался внушительный двухсотметровый, но отнюдь не самый большой небоскреб Нью-Йорка. Это было жилое здание и состояло оно из трех равных по высоте блоков, построенных один на другом. Самый массивный блок, как и полагается, был построен на земле — на нем располагался следующий блок, который был немного тоньше по ширине, и следом шел последний самый тонкий блок. Таким образом, здание имело трехступенчатую структуру и каждая ступенька представляла собой довольно-таки большую площадь свободного пространства. На краю первой такой ступеньки, на двадцатом этаже и на высоте примерно в семьдесят метров я заметил весьма крупного человека в белой футболке и темных штанах. Семидесяти метров было более чем достаточно, чтобы разбиться с такой высоты насмерть.

Мы подошли к полицейским, нас встретил уже немолодой мужчина в коричневом пиджаке и галстуке. Судя по всему, это был детектив.

— Я специальный агент Стиллер, это специальный агент Фокс, — мы предъявили свои удостоверения.

Офицер кивнул:

— Я детектив Синглтон.

— Что у вас с ним? — я кивнул в сторону небоскреба.

— Парень, похоже, решил покончить с собой, но пока сомневается в том, что это действительно хорошая идея, — Синглтон провел нас за полицейское ограждение. — Мы еще не установили его личность, а сам он не горит желанием вести конструктивный диалог. Он только угрожает спрыгнуть, если мы попробуем приблизиться к нему.

— Нам сообщили, что он говорил о том, что его хотят выпотрошить и едой посыпать.

— «Я не позволю вспороть себе живот как какой-то свинье! И не хочу, чтобы меня измазали едой!» Я лично слышал, как он это кричал, — детектив нервно посмотрел на все еще стоящего на краю здания беднягу и провел рукой по своим седым усам.

— Детектив, нам важно знать наверняка, он точно так и сказал? Вы не могли ослышаться? — я стремился выяснить как можно больше информации, прежде чем отправляться на двадцатый этаж к психически неуравновешенному человеку.

— Слушайте, агент Стиллер, я может, уже не молод, но слышу пока еще хорошо. Я мог немного перековеркать фразу, с такой высоты разобрать его слова довольно проблематично, но он точно говорил что-то про «вспороть живот» и «измазать едой». Спросите у моих ребят — тут все это слышали.

Я окинул взглядом стоящих поблизости двух офицеров в полицейских формах и они утвердительно кивнули.

— Ясно. Вы пытались к нему подобраться?

— Только один раз, но сразу поняли, что это плохая идея и решили не рисковать. Затем мы получили звонок от ваших с приказом не приближаться. Вот только вас и ждали.

— Дайте мне ваш мегафон.

Синглтон взял мегафон с крыши полицейской машины, отряхнул его от затекшей внутрь дождевой воды и вручил мне. Я направил мегафон вверх и максимально громко попытался произнести:

— Сэр, пожалуйста, выслушайте меня, прежде чем совершать необдуманный поступок, — мегафон сделал свое дело и мой голос раздался на всю улицу. — Я из ФБР и все что я хочу — это просто с вами поговорить.

На секунду мне показалось, что он вот-вот спрыгнет и у меня сжалось сердце в ожидании самого худшего, но через миг я услышал, как он что-то кричит в ответ. Небо было затянуто темными тучами, а дождь продолжал усиливаться и добавлял лишнего шума на улице, но из его криков я смог разобрать что-то вроде «не трогайте меня» и «не хочу разговаривать».

Я снова поднял мегафон:

— Сэр, все, о чем я вас прошу — это самое маленькое одолжение. Мы не вправе указывать вам, что делать. Это ваша жизнь и ваш личный выбор, но вы можете располагать очень важной для нас информацией. Пожалуйста, я вас прошу, просто ответьте на пару вопросов.

Он молчал. Все полицейские, репортеры и обычные зрители завороженно стояли с поднятыми к небу головами и не шевелились. Все ожидали худшего, но через несколько секунд, бедняга, похоже, решил ответить и прокричал в ответ что-то вроде «хорошо, задавайте».

— Сэр, но я не смогу с вами так общаться, я практически вас не слышу, — вновь прокричал я. — Мне нужно подняться к вам, и я уверяю вас, что тут нет никакого подвоха. Мне, правда, ужасно сложно общаться с вами таким образом. Я прошу вас только позволить подняться к вам и кое-что спросить. Я не буду пытаться вас как-то остановить, просто задам пару вопросов.

Ответа не последовало.

— Я, конечно, вижу только белое пятно вверху, — тихо произнес Райан, — но, по-моему, он колеблется. Стоит попробовать задавать ему вопросы прямо отсюда.

— Спокойно, нам нужно до него добраться и позаботиться о том, чтобы он не разбился в лепешку… и выяснить, что он знает.

— Если он вообще что-то знает.

В очередной раз я поднял мегафон:

— Сэр, вы меня слышите? Вы позволите мне подняться к вам?

Он прокричал в ответ. Я разобрал: «хорошо, но не обманывайте».

— Спасибо, сэр! Я как можно быстрее поднимусь к вам, — я отдал мегафон детективу. — Синглтон, ничего не предпринимайте без моего приказа, любые действия сейчас могут спугнуть его.

— Да, сэр, — неодобряюще ответил детектив.

— Райан, ты со мной, быстро!

— Агент Стиллер, только там… — Синглтон попытался что-то крикнуть нам вслед.

Я не стал останавливаться, чтобы дослушать детектива — мы уже неслись ко входу в здание. Забежав внутрь, Райан первым рванул к лифту и нажал кнопку вызова. Ничего не изменилось.

— Какого черта? — он еще два раза стукнул по кнопке, но лифт не ехал. — Твою мать, как назло!

Мы заметили еще два лифта недалеко от нас и бросились к ним, но результат был тот же.

— Двадцатый этаж? — я посмотрел на дверь, ведущую к лестнице. — Ладно… бегом на лестницу!

Мы понеслись вверх по ступенькам на двадцатый этаж. Пробежать два десятка этажей и сотни ступенек оказалось занятием не из легких, но мысль о том, что человек может покончить с собой, если мы не успеем вовремя, придавала нам адреналина и, как следствие, дополнительных сил. Во время бега не обошлось без парочки словесных перепалок.

Райан бежал позади:

— Давай ты его отвлечешь болтовней, а я подкрадусь сзади и повалю на землю, — тяжело дыша, предложил Райан.

— Нет, Райан, ты зайдешь с другой стороны и не будешь высовываться до тех пор, пока ситуация не станет критической!

— Она уже критическая! Он же хочет прикончить себя!

Я остановился на мгновение и посмотрел Райану в глаза:

— Он может что-то знать про нашего убийцу, и если ты полезешь спасать его, то далеко не факт что тебе это удастся, и тогда мы точно ничего не узнаем. Сначала я расспрашиваю его о том, что он знает, а потом мы пытаемся сохранить ему жизнь. Это ясно?!

Райан неохотно кивнул и мы вновь побежали со всех ног вверх по лестнице.

— Так значит, спасать его — не было твоим планом с самого начала? Ты просто хотел вытрясти из него информацию?

— Если он сумеет нам рассказать что-то полезное, то этим самым спасет гораздо больше людей, а не только свою шкуру. Тем более он же не спрыгнул за все это время, значит, явно хочет жить!

— Вот оно как, — фыркнул Райан, — ну хорошо. Ну а вдруг он уже передумал нам что-либо рассказывать и прыгнет, как только почувствует что-то неладное? Говорю тебе, он меня не заметит, если его внимание будет сконцентрировано на тебе. Там наверху обширное пространство, тебе всего-то нужно будет привлечь его внимание, а я незаметно подойду сзади. Он меня даже не услышит из-за городского шума и дождя.

— Черт возьми, Райан! Я же сказал нет! Ты зайдешь с другой стороны и не будешь высовываться до тех пор, пока ситуация не выйдет из-под контроля или пока я тебе не подам сигнал. А до тех пор просто жди и наблюдай! Хватит уже!

— Я справлюсь!

— Ты что, уже забыл наш недавний разговор?! — не выдержав, прокричал я, когда мы пробегали очередной этаж.

— Будь ты проклят, Стиллер! — злостно проревел он в ответ.

— Не беспокойся, я уже.

К девятнадцатому этажу забега силы начали меня понемногу покидать, но осознав, что мы почти достигли своей цели, у меня открылось второе дыхание. Пробежав еще этаж, я увидел перед собой долгожданную дверь, ведущую в коридор на двадцатом этаже, где должны были располагаться апартаменты жильцов. Я преодолел последние несколько ступенек, влетел в коридор и осмотрелся по сторонам. Следом за мной то же самое сделал Райан.

К нашему удивлению тут не было ни души, а половина коридора находилась то ли в недостроенном состоянии, то ли в разгаре внеочередного ремонта — полностью осознать окружающую обстановку было несколько затруднительно.

Собравшись с мыслями, я постарался сориентироваться на местности и прикинул, в каком примерно направлении должен находиться потенциальный самоубийца и как к нему лучше подобраться.

— Вон видишь метрах в десяти недостроенные апартаменты без дверей? — я указал пальцем в правый конец коридора.

— Вижу.

— Беги туда и найди там выход наружу. Как будешь на месте, смотри в левую сторону и как только увидишь нашего парня, ни в коем случае не приближайся к нему, пока я не отвлеку его внимание. Ты меня слышишь? Жди, пока я до него доберусь, а потом вспомни наш разговор: только в крайнем случае!

— Да понял я, не дрейфь, — с этими словами Райан побежал в конец коридора.

Я повернул налево и побежал в противоположном направлении, чтобы подобраться к бедняге с другой стороны. В левой части коридора все апартаменты имели двери, но некоторые из них были раскрыты настежь. Этим я и воспользовался, проникнув в одну из открытых дверей, после чего оказался в абсолютно пустой квартире. Я подошел к окну и осторожно выглянул наружу: метрах в пятнадцати справа от меня на большом выступе стоял тот самый потенциальный самоубийца. Несмотря на сильный ветер снаружи и начавшийся ливень, стоял он неподвижно, соприкасаясь с поверхностью в основном пятками. Примерно половина длины его ступней пугающе опасно свисала с края здания.

Бегло осмотрев квартиру, я не обнаружил в ней способа выбраться наружу, кроме как вылезти через окно — что я и сделал. Я открыл окно и осторожно перелез на другую сторону. Меня сразу же обдало сильным потоком воды с неба и я вмиг промок до нитки. Потенциальный самоубийца, похоже, все еще меня не видел, так как смотрел только вперед.

Сначала я решил подойти максимально близко к краю слева от него, чтобы он меня заметил и не испугался. Мне это удалось.

— Я вас вижу! — крикнул он своим высоким голосом. — Не подходите слишком близко!

— Как пожелаете, сэр! — крикнул я в ответ и стал медленно подбираться к нему сквозь потоки льющейся на меня воды.

Я осторожно сокращал расстояние до этого бедолаги и по ходу дела принялся изучать внешний вид своего будущего собеседника. Это был мужчина, 35–40 лет на вид. Точнее мне было сложно определить из-за непрекращающегося ливня и затянутого темными тучами неба. Вокруг было достаточно темно, ливень ухудшал видимость, и сам потенциальный самоубийца под влиянием погодных условий больше походил на мокрую мочалку, нежели на человека. Но все же его трудно было не заметить — это был очень крупный человек весом явно больше 120 килограмм. У него были короткие темные волосы и одет он был в простую белую футболку и темно-синие спортивные штаны, а на ногах у него едва держались потрёпанные голубые кроссовки.

— Все! Не подходите ближе! — нервным голосом выпалил он, когда я подобрался на расстояние метров в пять к нему.

— Хорошо, сэр, как пожелаете, — краем глаза я заметил, как вдали Райан вылез из окна и стал медленно приближаться к нам.

Он постарался не попасть в угол обзора все еще вероятного самоубийцы и расположился прямо у него за спиной. Райан находился приблизительно в пятнадцати метрах и очень осторожно короткими шагами медленно сквозь ливень приближался к краю, на котором стоял наш клиент.

— Сэр, можно узнать ваше имя? — я постарался начать диалог.

— Нейтан, — громко ответил он.

— Что?! — я на миг остолбенел.

— Что не так? — он сильно занервничал. — Меня зовут Нейтан!

— Нет-нет, ничего, — на какой-то миг у меня возникла мысль, что это все очередной кошмарный сон, но я быстро выбросил эту идею из головы. — Я просто не расслышал вас с первого раза. Хорошо, Нейтан, меня зовут Роберт, я из ФБР. Я хотел бы задать вам несколько вопросов о том, что вас заставило… стоять тут… на краю. Вы позволите мне?

— Спрашивайте, — он все так же смотрел вперед, ни разу не взглянув на меня.

— Спасибо, Нейтан. Полицейские внизу утверждают, что вы кричали что-то про то, что не дадите себя выпотрошить и измазать едой, это правда?

— Правда… ни за что! Я видел в интернете фотографии этих изуродованных тел. Нет! Ни за что, я не хочу такой смерти!

— Никто не будет с вами этого делать. Вы сейчас под нашей защитой, сэр, у вас нет причин опасаться… за свою жизнь, — я не очень-то уверенно произнес последние слова, обращая внимание на расстояние до земли.

— Вы не защитили этих изуродованных!

— Сэр, пожалуйста, успокойтесь… не волнуйтесь. Скажите мне, вы узнали из интернета об этих убийствах?

— Да… из интернета. И не придал им никакого значения, а потом будто в наказание… — он начал плакать и слегка пошатнулся, мне показалось, что он сейчас упадет и ни я, ни подошедший уже на расстояние метров в восемь Райан не успеем его поймать.

Но он удержал равновесие.

— Нейтан, что в наказание? Что с вами произошло?

— Я очнулся у себя дома… связанный… и с ножом у горла. Я видел! Я видел все! Рядом лежала большая сумка с едой. Жареное мясо, нарезанные овощи, два пончика, соусы, там было все! И этим всем меня должны были посыпать, после того как выпотрошат!

— Кто? Кто должен был посыпать вас едой? Вы видели этого человека?

— Видел… я видел глаза… они мне сначала понравились, показались такими добрыми… один глаз был голубым, другой зеленым… но потом… будто что-то вселилось в них… я не могу забыть глаза, на меня будто хищник смотрел как на маленькое беззащитное животное… Животное, которое вот-вот станет едой для хищника! Это ужасно. Вы представляете, как лев смотрит на свою жертву, прежде чем разорвать в клочья? Нет, я не дам себя на растерзание! Ни за что! — он оторвал от края одну ногу.

— Нет, Нейтан! Стойте! Не делайте этого, я еще не все спросил! — мне показалось, что взывать к его обещанию помочь мне было куда разумнее, чем пытаться достучаться до здравого смысла, которым тут и не пахло.

Райан уже чуть было не сдержался и немного дернулся в направлении моего несчастного тезки, но своевременно остановился. Продолжая рыдать, этот большой человек держал свою крупную левую ногу в воздухе, готовый в любой момент потянуть ее вперед, а за ней и все свое тело, но после недолгих раздумий он поставил ее на место.

— Я не хочу так умирать, — выдавил он сквозь слезы. — Только не так!

— Нейтан, это ваш выбор, просто не делайте этого и вы будете жить.

— Вы не понимаете! Никто ничего не понимает! Я уже мертвец! Я просто не хочу, чтобы меня уродовали.

— Не волнуйтесь об этом, Нейтан, мы не позволим никому над вами надругаться.

Он просто стоял на краю и ревел как ребенок. За все время он так ни разу и не повернул своей головы ко мне — он смотрел исключительно вперед, так же, не взглянув ни разу вниз. И Райан, и я были уже на пределе. Жуткий ливень поливал нас все это время как из ведра, вся наша одежда промокла насквозь, в лицо дул холодный ветер и, несмотря на бурлящий адреналин, я начинал чувствовать, как замерзаю, как перестаю ощущать свои руки и ноги. Судя по напряженному виду Райана, он чувствовал примерно то же, но держал себя в руках и стоял позади в боевой позе, готовый в любой момент ринуться к Нейтану.

— Нейтан, пожалуйста, еще один вопрос. Вы сказали, что очнулись связанным. Как вам удалось освободиться?

— Никак. Меня освободили и дали шанс достойно умереть.

— Вас освободили? Почему он это сделал?

После этого вопроса Нейтан перестал рыдать и впервые повернул голову в мою сторону. От его взгляда у меня внутри все похолодело. Я сразу понял, что он только что все решил. Он мгновенно успокоился, его больше ничто не волновало, он будто достиг катарсиса.

— Вы сказали, почему он это сделал…? — еле слышно риторически спросил мой тезка. — Я был прав, вы не сможете меня защитить.

Он отвернулся от меня, снова посмотрел вперед, затем поднял голову вверх, словно желая умыться дождем в последний раз, и оторвал от края правую ногу.

Одно дело бросаться спасать человека, который не в себе, который не понимает, что делает, человека больного душевно. Я бы не стал колебаться в такой ситуации, потому что такой человек не способен адекватно оценить свои поступки. Я бы сразу бросился на помощь в подобном случае. Но когда я посмотрел в глаза Нейтана, то увидел там уже полностью уверенного в себе и осознающего свой поступок человека. Во мне будто что-то заклинило и я не мог сдвинуться с места, чтобы остановить его. Это было все равно что помешать человеку осуществить свою мечту. Я не мог решиться на такое.

Тем временем он потянул свою массивную правую ногу вперед, а за ней и все свое огромное тело. У меня все будто помутнело и замедлилось перед глазами. Я видел каждый миг последовательности его движений, которые в конечном итоге вели к свободному падению с высоты более семидесяти метров, но я так и не смог сделать ни одного движения в его сторону.

Но смог Райан Фокс. Наверняка у него тоже были свои страхи по поводу данной ситуации, но он сработал инстинктивно. Как только самоубийца начал накреняться «за борт», Райан среагировал молниеносно. Он со скоростью гепарда ринулся вперед, успел ухватить Нейтана за левую руку и что было сил принялся упираться своими ногами в поверхность, чтобы хоть как-то затормозить себя и падающего бедолагу. Последний был раза в два тяжелее Райана и потому ожидаемо потянул его за собой в пропасть. Нейтан уже целиком слетел с края здания, и тянул за собой держащего его за руку Райана, который отчаянно сопротивлялся. Но все его попытки затормозить себя были тщетны. Райан сразу же сорвался вниз следом за самоубийцей и, отпустив его руку, в последний момент успел одной рукой ухватиться за край здания.

Тут уже вышел из транса и среагировал я. Резво бросившись к краю и приземлившись следом на грудь, я еле успел схватить Райана за его соскальзывающую руку. Я вцепился в нее так сильно, как только мог и стал панически тянуть на себя. Прошло мгновение и я понял, что он постепенно выскальзывает из моего захвата. Тогда я рефлекторно ухватил Райана за воротник пиджака и стал тянуть его с удвоенным усилием. Все это продолжалось менее пяти секунд, и пока я пытался удержать Райана, одним глазом я смотрел вниз и наблюдал, как от нас удаляется и одновременно приближается к земле огромный человек, который через одну-две секунды получит официальный статус «самоубийца».

Так и произошло. Тело грохнулось на землю с хорошо различимым шлепком. Он умер. Только что не стало человека. Никто бы не смог выжить после падения с такой высоты. Я вновь замер от только что увиденного, но подсознательно продолжал держать Райана одной рукой за воротник пиджака, а другой рукой вцепился в его руку. Сам Райан отчаянно карабкался и пытался ухватиться за край. Увидев, как я остолбенел, он сквозь страх и панику, глотая льющуюся с неба воду, из последних сил крикнул:

— Нейтан!

Я замешкался, но не сразу пришел в себя. Он отчаянно проорал еще раз:

— Нейтан! Помоги!

Я отвел свой взгляд от лежащего на земле тела и снова начал тянуть на себя Райана.

— Держись, Райан! Сейчас! Цепляйся второй рукой! Быстро!

— Не могу… тяжело… сил нет.

— Есть у тебя все! Вторую руку! Быстро, твою мать! — я кричал на него что было сил.

Райан один раз качнулся и ухватился другой рукой за край здания.

— Давай, тянись, сильнее! — увидев, что Райан уже более менее ухватился обеими руками за здание, я быстро схватил его за пиджак и изо всех с воплем потянул на себя.

— Давай же! Тянись! — практически рычал я от напряжения.

Мне удалось втащить его на несколько сантиметров и далее он уже сам сориентировался, закинув на здание сначала одну ногу, а потом вторую. Мало-помалу, я втащил его обратно на крышу и отпустил.

Мы оба перевернулись на спины и, тяжело дыша с закрытыми от напряжения глазами, лежали на крыше здания, купаясь в бесконечном потоке дождевой воды. Сил что-либо сказать или хотя бы просто открыть глаза ни у кого не осталось. Мы даже не могли просто пошевелиться после такого напряжения.

— Кажется… что-то пошло не по плану, — еле слышно произнес Райан.

— Ты идиот! О чем ты думал? Он же весит как слон! — несмотря на эмоции, мой голос тоже был еле слышен из-за шума дождя.

— Я думал, у меня был шанс.

— Да, присоединиться к нему! Кто мне твердил, что подкрадется сзади и повалит его?!

— Ты сказал ждать твоего сигнала!

— Или когда ситуация станет критической!

У меня в кармане пиджака зазвонил смартфон. Я выждал еще секунд десять, все-таки пересилил себя и потянулся за смартфоном. Вытянул я его из кармана с ощущением, что достаю нечто из ведра с водой. Меня посетила мысль, что это была хорошая идея ввести для всех сотрудников ФБР специальные ударостойкие и водонепроницаемые смартфоны. На экране горело: «Дэвид Аркетт». Все еще даже не пытаясь подняться из лужи, я нажал «ответ» и включил громкую связь.

— Ты на громкой связи, Дэвид, — не успев полностью отдышаться, выдавил я из себя.

— Стиллер, вы как там? Вас по новостям в прямом эфире показывали.

— О… да ты что, вот неожиданность-то, — раздраженно ответил я. — Ничего, живы вроде.

— Фокс, там?

— Там, — валяясь в луже воды, ответил Райан.

— Можешь гордиться собой, твой свисающий зад по ящику показывали, — издевательски произнес Дэвид.

— Спасибо за беспокойство, Дэвид, я в порядке, — тяжело дыша, ответил Райан.

Уловив совсем нерадостную интонацию в наших ответах, Дэвид не выдержал:

— Что вы там ноете как девочки?! Хватит раскисать! Ну не удалось отговорить этого психа, ну что с того! Не он первый и не он последний.

— У тебя все психи, Дэвид, — я начал понемногу подниматься из воды.

— Ты не понял, Стиллер. Он реально был больной. Мы установили личность. Он, кстати, твой тезка — Нейтан Новик.

— Мой тезка? Тоже Нейтан? Вот это совпадение! — саркастически ответил я. — И чем болел?

— Это по твоей части. Тут написано, что он страдал агорафобией, паническими расстройствами и вообще сидел на каких-то таблетках, названия которых я никогда не выговорю.

— Хм… это многое объясняет, — я поднялся на ноги и толкнул Райана, указав ему на окно из которого он вылез. — Поднимайся уже, а не то мы тут утонем.

Я помог ему встать и мы постарались побыстрее добраться до окна, чтобы залезть в здание и скрыться от надоедливого дождя. Дэвид тем временем продолжал на громкой связи:

— Что объясняет, Стиллер? Вы выяснили что-то у него?

— Не много, нужно как-то проверить его слова, — мы залезли через окно в здание и, наконец, спрятались от дождя, — он нес какую-то несуразицу, о том, что не даст себя выпотрошить и посыпать едой как наших четырех жертв. В разговоре выяснилось, что узнал он о жертвах в интернете, и не придал им никакого значения, но потом внезапно очнулся у себя дома связанный, с ножом у горла, а рядом стояла сумка с едой.

— На него покушались? Он видел этого приспешника принудительной липосакции?

Услышав это, Райан вопросительно на меня посмотрел и, легонько помахав кистью своей руки у виска, дал мне понять, что сомневается в адекватности Дэвида. Я только отмахнулся и почти что шепотом сказал ему: «Я от него и не такое слышал».

— Трудно сказать, что он видел, Дэвид, — увидев, как Райан сел на пол в углу пустой комнаты, я сделал то же самое и подпер собой противоположную стену. — Он нес какую-то чушь про глаза убийцы, будто они были разного цвета, то они были добрыми, то злыми… но теперь я понимаю, что такое восприятие у него из-за проблем с психикой. И теперь я не знаю чему верить, потому что с его слов я понял, что сначала его хотели убить, а потом дали шанс «достойно умереть». С чего убийце было его отпускать?

— Постой… — Дэвид на том конце замешкался на секунду, — я кажется что-то не заметил тут… ага, вот же! Нейтан Новик был смертельно болен. У него была аневризма сосудов головного мозга.

— Аневризма, — задумчиво произнес Райан, — любой вздох для него мог стать последним. Неужели Новик рассказал свою грустную историю о болезни убийце и тот в такой способ сжалился над ним…?

— Что? Чей это там женский голос у тебя рядом? Я не расслышал, — Дэвид никогда не упускал возможности поиздеваться над людьми, которые ему не нравились.

Райан только покачал головой в ответ.

— Подожди с выводами, Райан. Дэвид, нам нужен адрес Новика. Надо осмотреть его квартиру.

— Ну так идите прям сейчас и смотрите: 425-е здание на 5-й авеню, двадцать второй этаж, квартира шесть.

— Замечательно. Я сообщу, если мы найдем что-то новое.

— Шевелитесь, вам еще внизу полицию успокаивать… хотя, черт с ним я сам приеду сейчас.

— Не стану тебя отговаривать, — я положил телефон обратно в карман пиджака.

— Опять по этим долбанным ступенькам ползти? — пожаловался Райан.

— Не ной, всего два этажа, пошли.

Мы направились к лестнице, чтобы добраться до двадцать второго этажа.

— Не ной… меня один псих сначала чуть не угробил на сумасшедшей скорости по пути сюда, потом я едва не испытал на себе ускорение свободного падения! А еще промок до нитки и замерз! Не так я представлял себе свой первый день работы в Нью-Йорке.

— Ну да, не нежный Калифорнийский климат, — пробормотал я себе под нос, а потом более отчетливо добавил, — нехер тогда было соваться сюда, если не способен выполнять свою работу!

— А ты способен?! Вон то жирное пятно внизу на асфальте, твоя работа?! Справился со своей работой?!

Меня это просто взбесило. Прямо на лестнице я толкнул Райана к стене и приставил локоть к его горлу:

— Ты уже осточертел мне! Я тебе только что жизнь спасал, потому что у тебя самого мозгов не хватило оценить адекватно ситуацию! Какого хера тебе еще не нравится?! — проорал я ему в лицо.

— Лучше б ты вообще не пытался меня спасать! — с небывалой злостью и каким-то даже отчаянием закричал он в ответ.

Я отпустил его и недоуменно отошел на полметра:

— Да что с тобой, Райан?

— Ничего, — отмахнулся он, — пошли уже к апартаментам Новика.

Как только мы добрались до красной деревянной двери с номером шесть, расположенной на двадцать втором этаже, то обнаружили, что она была не заперта. Я предупредительно кивнул Райану и мы вытянули на всякий случай свои пистолеты. Взяв дверь на прицел, я осторожно толкнул ее ногой и первым вошел в квартиру. Осмотревшись по сторонам, я никого не обнаружил. Следом, я кивнул Райану на приоткрытую с левой стороны дверь, ведущую в другую комнату. Он взял ее на прицел и осторожно зашел внутрь — это была спальня и там так же никого не наблюдалось.

— Все чисто, — сказал Райан, пряча пистолет в кобуру.

— Не все, — я указал на кровать в спальне.

Вся постель была измята, будто на ней кто-то от души порезвился, а единственная подушка была практически разорвана пополам. По всей комнате наблюдался легкий бардак: на полу возле кровати, прямо под тумбочкой лежали осколки некого фарфорового предмета. Я подошел поближе и разглядел среди осколков маленький кусочек оборванной полиэтиленовой пленки.

— Вроде похоже на слова Новика, — Райан тоже заметил кусочек пленки. — Целлофаном его могли надежно связать, да и на следы борьбы похоже.

— Но каких-то явных следов преступления на первый взгляд здесь не видно, — я взглянул еще раз на окружающую обстановку. — Ладно, давай не будем тут загрязнять потенциальное место преступления, с нас и так вода капает. Я вызову криминалистов.

Мы вышли из апартаментов, я достал смартфон и набрал номер:

— Дэвид, присылай Джоан с криминалистами в квартиру к Новику. Похоже, есть шансы, что он не лгал и не выдумывал, но я не уверен. Нужно все тщательно проверить.