Прочитайте онлайн Инстинкт бойца | Глава 2 Силовая разведка

Читать книгу Инстинкт бойца
3916+2872
  • Автор:

Глава 2

Силовая разведка

4

Второй рейдовый день

Виктор Заплетин с нарастающим раздражением смотрел на лейтенанта Пантюхина, который с расстояния пяти метров бросал нож в дерево, неторопливо подходил, вытаскивал свое метательное оружие, возвращался назад, замахивался... И так уже полчаса.

Первым не выдержал заместитель командира расчета одноглазый лейтенант Скумбатов, прикрикнувший на Пантюхина:

- Пантера! Бросай-ка ты свои упражнения!

- А ты прикажи мне.

Кусок стали небесного цвета снова рассек воздух и глубоко застрял в стволе.

- Я приказываю тебе, - терпеливо произнес одноглазый, одетый, как и все остальные бойцы, в униформу защитного цвета и высокие ботинки.

- Командовать будешь, когда убьют Запевалу.

Пантера, невысокого роста худощавый паренек, в очередной раз сходил к дереву, вытащил нож и все же убрал его в ножны, закрепленные на правом бедре.

Лицо у Михаила Пантюхина было слегка продолговатым, но мужественный подбородок не позволял назвать его узким. С легким прищуром, взгляд Пантеры тем не менее был всегда открытым. Упрямством и неуступчивостью парень отличался с самого детства, хотя худее и слабее его мальчишек в классе не было. Как-то раз ему навешали тумаков, и Михаил в срочном порядке записался в секцию рукопашного боя. Больше к нему никто не приставал. Дальше аэроклуб, прыжки с парашютом, десантное военное училище, 118-й отдельный батальон.

- Может, прения откроем? - предложил Григорий Найденов по кличке Подкидыш, голубоглазый, с язвительным складом губ лейтенант. Он расположился под деревом, в которое метал нож его товарищ, и равнодушно наблюдал за холодным оружием, оканчивающим свой полет в тридцати сантиметрах над его головой.

- Надоело, - отозвался светловолосый разведчик, которого в расчете звали Скутером. Он был чуть повыше Пантеры, но такой же худой. - Скоро по всем нам прения откроют. Запевала, чего ты молчишь? - Сероватые глаза разведчика неотрывно смотрели на командира.

Заплетин сидел на корточках у соседнего дерева и на вопрос товарища не отреагировал.

Разведчики по-прежнему находились в плановом рейде. От расположения роты их отделяло почти два десятка километров. Они нашли уютную лощину, чтобы отдохнуть час-полтора и продолжить свою работу.

- Да, - настаивал на своем Найденов, - скоро по нам откроют прения и остановятся на версии...

- Подкидыш, заткнись, а? - Коля Чернов по кличке Злодей, самый здоровый в отряде - рост под метр девяносто, вес девяносто два - хмуро посмотрел на товарища.

- Да, - не унимался Подкидыш, - откроют прения и спросят: отчего это загнулся Злодей?

Чернов нашарил рукой здоровенный сук и швырнул его в сторону Подкидыша. Но угодил в ногу Скутера - лейтенанта Алексея Горчихина.

- В лоб захотел? - поинтересовался Скутер, который был чуть толще попавшей в него палки. - Ладно, ладно, Злодей, не вставай, я сам к тебе подойду!

- Хватит грызться! - прикрикнул на подчиненных Заплетин.

Всего их в этой лощине собралось тринадцать человек. Эти непохожие люди с разными характерами, комплекцией, но общим настроением и были расчетом старшего лейтенанта Заплетина - диверсионной группой. Такие отряды называют по-разному - силовой разведкой, разведкой специального назначения, диверсантами, - но смысл от этого не меняется.

Они не раз доказывали, что являются мастерами своего дела. Диверсант это не гора мышц, не свирепый взгляд на полузверином лице, диверсант - это в какой-то степени мировоззрение. Самому старшему из разведчиков заместителю командира лейтенанту Александру Скумбатову стукнуло недавно тридцать два. Самому младшему - Мише Пантюхину - двадцать четыре. Хотя послушать их со стороны - заблудившиеся в лесу новобранцы, сбежавшие из части, пикируются между собой, решают, что же им делать дальше.

Тем не менее это был единый организм, способный решить любую поставленную задачу.

У них не было пулеметов с вращающимся блоком стволов, гранатометов и прочего тяжелого вооружения. Разведчики предпочитали надежные автоматы Калашникова, автоматические пистолеты Дегтярева, холодное оружие и гранаты.

Они никогда не обсуждали полученное задание, не задавались вопросами о смысле и качестве приказов - не дело профессионалов обсуждать приказы или анализировать их. Анализу поддается лишь информативная сторона, то бишь детали операции.

В рейдах разведчики выслеживали в чеченских лесах и горах бандитские группировки и уничтожали их. Но они выполняли и другие задания, вынуждавшие их задумываться о своем личном качестве. Вопросов было много, но даже Заплетин не мог ответить на большинство из них.

***

- Запевала, чего ты молчишь? - снова подал голос Скутер.

- Я думаю. - У Заплетина не выходило из головы странное поведение капитана-связиста с ПБРП "Пчела". Но своими подозрениями Виктор не спешил делиться с товарищами.

- О-о, - протянул Найденов, перехватив взгляд Скутера, - командир думает. Это надолго. Навсегда.

Бросив взгляд на часы, Заплетин поднялся на ноги.

- Подъем. Пора встречать наемников. Скутер, вперед!

Командир диверсантов пропустил вперед себя Горчихина с автоматом на шее, Пантеру, Македонского, Рубильника... Когда к ним присоединились дозорные Моряк и Подкова, Заплетин, как всегда, занял предпоследнее место в колонне, которую замыкал здоровила Чернов. Все лейтенанты.

Они вышли из лощины и, легко ориентируясь на местности, через два часа подошли к назначенному Рустэмом Давлатовым месту.

5

В ущелье с невысокими покатыми скалами и склонами с осыпями, вершины которых украшал стройный гребень лиственных деревьев, разведчики спустились не сразу. Вперед, к двум базальтовым скалам, прижимающим быстрый ручей, командир послал группу дозорных. Как обычно, эта работа досталась самым легким и юрким, как змеи, - Подкидышу, Скутеру и Пантере, которых в шутку называли "три поросенка".

"Поросята" в течение получаса изучали этот район ущелья, затем выдвинулись на пятьсот метров к югу, внимательно осмотрели местность и вернулись.

- Девять человек. С ними никого нет, - доложил Подкидыш.

- Схрон нашли? - спросил Заплетин.

- Во-он там, - Найденов указал на подножье скалы. - Небольшая пещерка. Замаскирована неплохо.

- Ладно, проводим наемников. Пантера, вступай в контакт. Рубильник, Моряк, страхуете Пантеру справа. Македонский, Подкова, - берите левую сторону. Остальные со мной, будем выдвигаться следом.

...Скрываясь за деревом, Михаил Пантюхин в течение нескольких минут наблюдал за группой наемников. Расстояние до них составляло порядка двадцати метров, но боевики Рустэма Давлатова не замечали разведчика.

Их было девять человек. Шестеро - явно арабы, одеты в классическую, уже не новую униформу и тяжелые рифленые ботинки. Отсутствие растительности на исхудавших лицах говорило, что срок их контракта подошел к концу и они возвращаются - кто домой, кто еще на какое-то время задержится в учебном центре Давлатова, расположенном в Азербайджане, юго-западнее Закаталов, чтобы потом снова возвратиться в Чечню. Все вооружены автоматами Калашникова и ножами. Каждый из наемников был опытным бойцом, прошедшим специальную подготовку.

Понаблюдав за бандитами, Пантера тихонько свистнул.

Те боевики, что сидели на корточках и о чем-то тихо переговаривались, мгновенно залегли, изготовив автоматы. Остальные, также с оружием на изготовку, фиксировали каждый ствол дерева, определяя, откуда раздался свист.

Теперь уже полностью скрываясь за деревом, чтобы не получить нечаянную очередь из автомата, Пантюхин подал очередной сигнал и выставил руку, открывая свое месторасположение.

- Друг? - негромко позвал араб в клетчатом нашейном платке и черной вязаной шапке.

- Друг, - подал голос Пантера, появляясь из-за дерева. Одну руку он держал на цевье "Калашникова", другая свободно свисала вдоль туловища.

Пантюхин приблизился и изучил наемников, трое из которых надели солнцезащитные очки. Впрочем, особой нужды в этом наблюдении не было: все они оказались словно на одно лицо. А вот лицо еще одного бандита скрывала раскатанная до подбородка шапочка с прорезями для глаз.

- Готовы? - спросил лейтенант, задержав свой взгляд на парне в маске. Глаза у того не темные, как у арабов и кавказцев, а голубые. Ему стоило надеть поверх маски солнцезащитные очки, чтобы окончательно скрыть свою принадлежность к славянам. Боится, зная, что сталкерами сегодня являются российские военные. Собственно, они были одного поля ягода, но наемник страховался, прекрасно зная, как относятся к славянам, сражающимся на стороне чеченцев.

- Да, командир, готовы, - откликнулся араб-наемник на довольно чистом русском. - Сколько нам идти? Сутки?

- Идти нам девяносто с небольшим километров, - внес ясность Пантера, через Дагестан. Часов шестнадцать-восемнадцать в хорошем темпе. Раненые среди вас есть? - Пантюхин указал на "маску":

- Мне показалось, у тебя повязка сползла на глаза.

Тот машинально коснулся кончиками пальцев маски в районе брови, но тут же резко отдернул руку.

Пантера незаметно усмехнулся.

- Раненых нет, - ответил араб в платке. - Когда пойдем?

- Не торопись, успеем. - Михаил посмотрел на часы и предупредил боевиков:

- Не дергайтесь, сейчас увидите остальных. - Он поднял над головой руку, подавая товарищам сигнал.

Диверсанты будто "соткались" из пожухшей травы, ломкого кустарника, россыпи камней, из черных ноздрястых валунов и тумана.

Кое-кто из наемников вздрогнул, глядя на русских разведчиков, бесшумно ступающих по молочному ковру из тумана.

Араб снова подал голос:

- Командир...

Пантера перебил его, делая шаг назад и показывая на высокую фигуру Заплетина:

- Он командир.

Старший лейтенант приблизился к группе наемников, положил палец на спусковой крючок автомата и негромко скомандовал:

- Мордами в землю!

Араб округлил глаза, его рука автоматически схватилась за "Калашников".

Заплетин чуть опустил ствол и дал короткую очередь в живот наемнику. Моряк и Подкова с флангов положили крайних боевиков, остальных бандитов разведчики взяли в кольцо.

- Стволы на землю! - Запевала дал еще одну очередь под ноги наемникам. - На колени! Руки держать перед собой вытянутыми! Не вверх! Я сказал: перед собой вытянутыми!

Виктор ногой ударил араба, не выполнившего команду. Тот схватился за разбитое лицо, но снова получил тяжелым ботинком по смуглой роже.

- Перед собой, не понял?

Еще один удар, и "поплывший" наемник вытянул руки.

Пантера подошел к "маске", стоящей на коленях третьим слева.

- Встать!

Ноль эмоций.

Из прострации Пантюхин вывел славянина привычным способом, рубанув острым, как бритва, десантным ножом-мачете по вытянутой руке. Нож - это когти Пантеры, и он владел им, как руками. Сталь почти отсекла кисть наемнику.

- Встать!

Вместо этого бандит повалился на землю, воя и прижимая к животу изувеченную руку.

- Кто тут у тебя? - спросил, подходя, узкоплечий Скутер. - Опять, наверное, харьковчанин. Режешь, режешь вас, б....и сальных... - Горчихин убрал автомат за спину, коленом надавил в середину спины наемника и сорвал с него маску. Потом рывком поднял на ноги и развернул к себе лицом. Здоровеньки булы! Куды собрался, видоплясов? На ридну Украину? К гарным дивчинам?

У украинского наемника оказалось грубое овальное лицо, массивный подбородок покрыт недельной щетиной, короткие светлые волосы слиплись под шапкой и курились на морозном воздухе.

- Фамилия, мля, откуда родом, где проходил подготовку? - потребовал Пантера, поменяв мачете на нож с длинным, семнадцатисантиметровым, лезвием и самшитовой рукояткой, который он метал в дерево на привале.

Видя, что наемник не реагирует на его слова, лейтенант поднял руку с ножом.

- Опусти-ка его, Скутер.

- Нет! Стой! Я скажу! - лихорадочно выкрикнул украинец, пережав пальцами здоровой руки перерезанные вены на другой. - Ящук Леонид Георгиевич. Городницы, Житомирская область. Готовился в диверсионном центре Рустэма Давлатова. Начальник школы Увайс Рагимов, чеченец.

- Все?

- А что еще? - высохшие губы наемника плясали. Его начало знобить, и он, морщась от нестерпимой боли, стонал и все сильнее прижимал руку к груди.

- Когда тебя забросили в Чечню?

- В начале июля. Но я не убивал никого.

- Тебя об этом не спрашивают. Запевала! - позвал Пантюхин командира. Тут клиент из диверсионного центра.

Заплетин в это время занимался двумя наемниками из Татарстана, выдававшими себя за арабов.

Старший лейтенант оставил их на попечение бойцов и подошел к Леониду Ящуку вплотную.

- Смотреть в глаза! - приказал он наемнику. - Пантера, будь рядом. Если он замешкается, отрубишь ему вторую руку. Потом голову.

Командир разведчиков, не отрывая от Ящука взгляда и не мигая, очень долго вынимал сигареты, чиркал спичками и раскуривал "Приму".

- Особенности центра, кто преподаватели? Отвечай, живо!

Заплетин слушал Ящука, и в какой-то момент на его отнюдь не мягком лице проскользнула явная заинтересованность.

- Как фамилия того полковника? - спросил он, когда Ящук умолк.

- Я не знаю.

- Пантера! - позвал, не оборачиваясь, Заплетин.

Пантюхин поиграл ножом и сощурил глаза.

- Отойди-ка в сторонку, Запевала, - попросил он командира.

Они называли друг друга по кличкам и только по кличкам, порой забывая свои имена. Это правило распространялось не только на время рейдов - в расположении палаток роты тоже не звучало никаких имен. В эфир выходили каждый под своим порядковым номером. Первый расчет начинался с цифры 1. Командир расчета Заплетин имел позывные Один-Одиннадцать, лейтенант Пантюхин - Один-Четыре. Сейчас боец с позывными Один-Четыре готов был выполнить приказ командира, сжимая удобную рукоятку ножа.

- Я не знаю! - Предчувствие близкого конца выбило из глаз украинца слезы. Он рухнул на колени и глядел то на высокого командира расчета, который должен был проводить людей Давлатова до границы с Азербайджаном, то на маленького разведчика с кошачьим взглядом. - Я не знаю его фамилию. Я даже его лица ни разу не видел. Он высокий, грузный...

- Встать! - распорядился старший лейтенант, послушав Ящука еще минуту-две. - Скутер, подними его.

Горчихин легко, без особых усилий оторвал бандита от земли и поглядывал на Пантюхина.

Поймав утвердительный кивок командира, Пантера сделал шаг вперед.

- Отпусти его, Скутер.

Алексей резко отпрянул, когда с коротким замахом Пантера по самую рукоятку вогнал нож под ухо наемнику. Выдернув лезвие, Пантюхин по привычке вытер его об униформу боевика. Тот стоял навытяжку, словно сверху его проткнули ломом. Из-под уха хлестала кровь, она шла и из раскрытого рта, а украинец все стоял, широко открытыми глазами глядя прямо перед собой. Наконец колени его подогнулись, и бандит рухнул вначале на колени, а потом завалился на бок. И еще долго смотрел в землю, при этом часто моргая.

Пока он, умирая, хлопал глазами, разведчики выстроили остальных наемников в шеренгу и встали им за спины.

- Бегом! - Заплетин и Скумбатов подстегнули бандитов автоматными очередями. Другие разведчики приготовили гранаты. Как только шеренга наемников достигла уходящей круто вверх скалы, РГД-5 полетели им вдогонку.

Взрывами арабов разбросало в стороны. От одной гранаты вверх не взлетишь, а от десятка их подкидывало, переворачивая в воздухе изуродованные тела. Взрывная волна мгновенно перекрасила их смуглые лица в кроваво-черный цвет, осколки вспарывали одежду и вырывали куски мяса.

Разведчики подошли ближе и осмотрели убитых. После чего Заплетин вызвал по радио командира роты:

- База, Один-Одиннадцать на связи. Нахожусь: высота - один полета три восемь ноль. Обнаружил отряд наемников, сотня штыков...

Пока старший лейтенант выходил на связь с базой, остальные побросали отобранное у боевиков оружие рядом с их телами. Туда же подтащили трупы украинского наемника и двух арабов...

***

Разведчики отходили в северо-западном направлении. Удалившись от ущелья на три километра, они сделали очередной привал.

Лейтенант Найденов занял поддеревом излюбленную позу - подтянув под себя ноги и обхватив колени руками. Пантюхин взялся за нож, который снова начал рассекать воздух над головой Подкидыша. И никто - ни сам командир, ни его заместитель - не делали Пантере замечаний. Пантюхин нервничал, как и все остальные. Нервничал Злодей, бросая на боевых товарищей короткие взгляды. Переживал Филонов-Подкова, Саня Богданкин по кличке Македонский, Серега Евдокимов - Рубильник. Скрывал свои чувства за любимой мелодией Скутер, напевая про себя песню своего тезки. Тихо сидели Ас - Игорь Гринчук, Моряк с безмятежной фамилией Мирный, Антон Колесников - Удав и Дима Родимов по прозвищу Муха.

Чернов-Злодей пересел ближе к Скутеру, что вообще было делом редким они в колонне-то были в разных концах.

- Скутер...

- Чего? - Горчихин поднял глаза на Злодея.

- Чего-то хотел спросить у тебя... - Коля Чернов снял вязаную шапочку и почесал голову. - Забыл совсем.

- Может, свечу зажигания? - подсказал Подкидыш. - Или гребной винт? Скутер, не давай. А то Злодей займет твое место впереди отряда.

Сначала зашелся смехом одноглазый Скумбатов, утопив свое лицо в широких ладонях, к нему присоединились Подкова, Муха... Самым последним по положению в колонне засмеялся Злодей. Странно было видеть улыбку на его пугающей физиономии.

- Подкидыш, тебе никто не говорил, что ты дурак? - успокаиваясь, спросил Чернов.

- Будешь тут дураком, когда над головой ножи летают. Пантера, - позвал Найденов приятеля, - потренируйся на нем, - Подкидыш кивнул на долговязого лейтенанта Скумбатова по кличке Один-Ноль. - Только бери правее.

Одноглазый разведчик ухмыльнулся и на шутку Подкидыша не отреагировал. Он посмотрел на часы, потом в небо, прислушался.

- Кажется, летят, - лицо Скумбатова перекосила гримаса. - Готовьтесь принимать поздравления, господа офицеры!

В небе нарастал гул самолетов: "МИГи" торопились нанести ракетно-бомбовый удар по сотне боевиков, обнаруженных разведрасчетом Виктора Заплетина.