Прочитайте онлайн Как мы покупали русский интернет | Огонь(Зима 2013–2014)

Читать книгу Как мы покупали русский интернет
4416+7889
  • Автор:
  • Год: 2017
  • Ознакомительный фрагмент книги

Огонь

(Зима 2013–2014)

Главред Цензор. нет Юрий Бутусов госпитализирован

Юрию разбили голову на улице Банковой, когда он освещал стычку провокаторов с «Беркутом». В голову журналисту попал камень. Сейчас Бутусов госпитализирован в БСП. Его диагноз звучит так: «вдавленный осколочный перелом лобной кости». Юрий пробудет в больнице как минимум неделю.

ЦЕНЗОР.НЕТ. 02–12–2013

Как только начался второй Майдан, в самый центр того водоворота попал Юра Бутусов, главный редактор Censor.net. К этому времени это был уже один из самых посещаемых сайтов Украины, а сам Бутусов – кем-то вроде спичрайтера у серого кардинала Майдана Александра Турчинова.

Уже не было секретом, что Цензор и сам Бутусов жили на деньги Турчинова. А на что еще жить украинскому интернет-изданию, если цивилизованного рекламного рынка в интернете так и не появилось?

Онлайн библиотека litra.info

1 декабря 2013 года Юра Бутусов попал в историю.

Все телекомпании мира показывали эту картинку. Две огромные черные толпы стояли лицом к лицу. С одной стороны – под завязку экипированные, в касках и щитах, бойцы «Беркута», а с другой – темная свирепая толпа атакующих демонстрантов с цепями, железными прутьями и камнями. Они стояли злые, друг против друга, на расстоянии вытянутой руки. А между двумя этими темными силами стоял только один человек. В его распростертых руках был только украинский флаг.

Спиной к «Беркуту», лицом к толпе.

Это была завораживающая картинка смелости и отчаяния. Юра Бутусов пытался остановить разбушевавшуюся стихию. Но как один человек может остановить море, когда оно штормит?

Летали прутья, палки, цепи. И один из брошенных из толпы камней попал-таки в голову главному редактору главной майданной газеты страны. Бутусов в тяжелом состоянии попал в больницу.

Его фото с перебинтованной головой я увидел на его личной странице в Facebook, когда решил опять окунуться в информационную пучину очередного украинского Майдана. Я тут же написал Юре какие-то ободряющие слова с пожеланием выздоровления, что он герой, что среди этой драки он единственный, кто встал между двумя силами, чтобы остановить безумие. Я искренне думал, что Юра наконец-то поймет, что бунт, толпа, революция – не способ решать проблемы страны.

Камень, прилетевший в голову от беснующейся толпы, возможно, вправит мозги лучше, чем бесконечные интеллектуальные споры на интернет-форумах.

Юра был рад поддержке и вроде бы искренне хотел мира, но страсти накалялись, а начальник, тот, кто платил ему деньги, требовал другого.

2 декабря Турчинов объявил всем сторонникам Майдана призыв к блокированию административных зданий, резко обостряя обстановку в столице.

В те дни Янукович вел себя беспечно и как-то отстраненно, он еще был уверен в своих силах. Противостояние милиции и толпы шло с переменным успехом на крошечном пятачке в центре Киева. Сам же город жил своей обычной жизнью. Депутаты собирались в Раде на свои совещания, то принимали какие-то законы, то их отменяли, а количество палаток и баррикад медленно, но неуклонно росло. Стычки продолжали происходить, но все старались вести себя в рамках и удерживались от насилия.

Бутусов все время звал меня в Киев посмотреть вживую, чем живет второй Майдан, все хотел показать мне этих чистых, светлых, одухотворенных людей.

«Они все хотят мира», – уверял Юра.

Такая митинговая тягомотина тянулась весь декабрь, вплоть до середины января. Но потом что-то резко стало меняться, стычки стали агрессивнее.

На форумах Цензора и на фейсбучной страничке Бутусова разгорались нешуточные страсти. Было видно разительное отличие интернет-споров времен первого и второго Майдана.

Русофобия была и тогда, и сейчас, но тогда с людьми еще можно было спорить и что-то доказывать. Я даже вел когда-то на Цензоре свою собственную ветку-дневник, выкладывал туда стихи Серебряного века. Это многих там раздражало, но мы спорили между собой, что-то обсуждали и шутили.

Но сейчас, в январе 2014-го, все стало жестче. Появился бан. Полный бан.

Все русское и российское сразу банилось, и постепенно сайт Censor.net, вопреки логике своего названия превратился полностью в подцензурное пространство. На нем уже невозможно было изложить точку зрения, отличную от линии партии серого кардинала Майдана Александра Турчинова.

Онлайн библиотека litra.info

То же самое было и на личной странице Бутусова в Facebook, а она набирала тогда тысячи лайков и репостов. Юра банил всех, кто не соответствовал турчиновской точке зрения на происходящее в Киеве.

Из противников Майдана на его странице остался, кажется, только я. Из старой дружбы, взаимного уважения он продолжал еще держать меня во «фрэндах».

Но в середине января – неожиданно, без всяких предупреждений и взаимных объяснений, – Юра Бутусов вдруг полностью обрывает все наши контакты. Блокирует мне доступ к его странице Facebook, Цензору и отключает телефон.

Я до сих пор задаюсь вопросом, что же произошло тогда у них внутри, в мозговом центре того Майдана? Какой неведомый начальник дал тот приказ: «Порвать все связи с кем-либо из России и идти на жесткое обострение».

Наше общение с Бутусовым, которое не прерывалось более 10 лет, полностью прекратилось именно в тот день, 18 января 2014 года.

А уже 19-го обстановка в Киеве и во всей Украине резко радикализировалась.

Начались массовые захваты зданий обладминистраций в западных областях Украины: во Львове, Ровно, Тернополе, Хмельницком. Пошли захваты в Полтаве, Житомире и Черкассах, стали массово возводиться баррикады в Киеве, и запылали первые костры из автомобильных покрышек.

Тем временем приближался февраль, открытие сочинской Олимпиады.

Я навсегда запомнил те два пылающих одновременно огня. Огонь открытия Олимпийских игр в Сочи и черное пламя горящих покрышек на Грушевского и Институтской.

Что горит ярче? Что более привлекает публику и мир?

Украинцы ищут сейчас истоки нашего к ним неуважения. Задаются вопросом, когда же русские стали так не любить украинцев? Мол, мы всегда жили вместе, народы-братья, и вдруг с чего-то русские обозлились на хохлов.

Я не буду писать обо всех русских, я скажу о себе. Настоящая нелюбовь, доходящая иногда до ненависти, к хохлам-украинцам у меня началась именно тогда.

Россия всей страной готовилась тогда встретить у себя в гостях весь мир! Мы хотели показать на той Олимпиаде свою душу, свой мир, современную Россию!

И именно в этот очень важный для нас момент совсем под боком, «родная» Украина решила устроить этот звериный бардак.

Онлайн библиотека litra.info

Конечно, это было просто историческое совпадение. Так уж случилось, что русская победная Олимпиада и украинский кровавый Майдан выпали на один момент, но это только усугубило наш разрыв.

Горящие черным зловещим дымом покрышки, ежедневные захваты областных администраций, демонстративные завалы священных нам памятников – как черные метки разлетались тогда по всем телеэкранам. Украинцы говорили всему миру, и в особенности нам, русским: «Мы не дадим о себе забыть! Пусть с криками, с вонью и гарью, но мы будем напоминать о себе всегда!»

«Слава Украине!»