Прочитайте онлайн Как мы покупали русский интернет | Весна(2014 год)

Читать книгу Как мы покупали русский интернет
4416+7917
  • Автор:
  • Год: 2017
  • Ознакомительный фрагмент книги

Весна

(2014 год)

Та зима выдалась ужасной, особенно февраль.

В Киеве пылал Майдан, блокировались административные здания, почта, телеграф. На западной Украине ежедневно захватывались здания областных администраций и митингующие объявляли о неподчинении президенту.

А Янукович все тянул, мялся и не решался на достойный ответный удар. Бунт разгорался, и бездействие президента лишь усугубляло безнаказанность наступавшей толпы.

Тем временем русский Юго-Восток мрачно молчал. Там уже начинался тихий ропот, шли призывы от областных Советов: пора останавливать эту митинговую анархию, но на улицу никто не выходил.

На востоке больших столкновений не было.

Президент был вроде бы свой, прорусский. У него была в руках вся власть, и, в теории, он ее мог в любой момент применить. Янукович стукнет кулаком по столу и порядок будет наведен.

Но Янукович все тянул, и драма нарастала. Число убитых и раненых с двух противоборствующих сторон уже перевалило за сотню. Все зверели, наблюдая за происходящим. Этому должен был наступить конец, кто-то должен был отступить и проиграть.

И Янукович сдался. Сначала он согласился на промежуточные условия бунтовщиков, а потом и вовсе… сбежал.

«Опустошение» – вот одно слово, которое я написал в тот день у себя на странице Facebook.

Полное опустошение от предательства русского Юго-Востока, который его и выбрал президентом Украины.

Ты-то сбежал, а что делать тем, кто остался? Как это можно – вот так взять и сбежать?

А на следующий день, 23 февраля, прямо в день закрытия сочинской Олимпиады, серый кардинал Майдана Александр Турчинов назначает себя и. о. президента Украины!

Это произошло в один день с триумфальной победой России на Олимпиаде. Великая страна провела лучшую Олимпиаду в истории, и ее атлеты взяли больше всех побед в спортивных битвах. Это была наша, русская олимпийская победа, их так немного было в современной истории.

Но Украине было наплевать на этот русский праздник и русский пир. Под давлением Турчинова первым же своим решением Рада отменяет закон о статусе русского языка как регионального на Украине.

Это было уже как плевок, как насмешка в спину убегающему Януковичу – и в лицо всему остающемуся с этим жить Юго-Востоку.

«Утритесь», – говорил этим знаком лысый пастор.

Это было невыносимо.

Но за зимой обычно приходит весна.

И тут… маленьким огоньком, странным мерцающим лучиком стали пробиваться первые новости с Крыма. Мы все тогда прильнули к телеэкранам и радиоприемникам в ожидании чуда, ведь что-то же должно начаться. Там давно уже шли разные митинги русской общины, «беркутовцев», «казаков», но это все – не то. Против темной и обнаглевшей от неожиданной победы киевской силы – этого точно не хватит.

И вот стало проявляться что-то настоящее, что-то реальное.

Хорошо экипированные, в неузнаваемой форме солдаты за одну ночь берут в оцепление здание Верховного Совета Крыма. Туда собираются все крымские депутаты и объявляют о будущем референдуме по отделению Крыма от Украины.

И дальше пошло…

Эти красивые солдаты в красивой форме четко и методично – объект за объектом – окружают обескураженных украинских военных в их грязной подержанной форме.

Каждый час, каждый тот день – выдавал новости все лучше и лучше.

Взят аэродром, перекрыт Перекоп, подошел русский крейсер, украинские военные присягают новой русской власти…

Закройте мне глаза, остановите время, я хочу, чтобы это не прекращалось!

В это невозможно было поверить.

Неужели мы так можем, неужели мы так умеем!

* * *

Первый день весны выпал на утро субботы.

Как обычно, мы с женой сели в джип и поехали на свою тверскую усадебную стройку. И где-то на выезде с Николиной Горы, когда открывается весь этот подмосковный простор, радио вдруг огласило:

– Путин запросил разрешение у Совета Федерации на введение войск на Украину.

Мы переглянулись, по телу прошла дрожь. Кругом лежали бурые поля, снег тогда уже почти стаял. Точнее, той зимой снега под Москвой почти и не было, и все кругом было серо и уныло. Но небо было чистым, и солнце светило в тот день ярко-ярко.

Это был первый день весны!

Я надолго запомнил те нахлынувшие эмоции. До усадьбы было ехать еще около полутора часов. Мы включили во всю громкость радио «Эхо Москвы». Либеральные дикторши уже вовсю верещали о попранных законах, что это насилие и все такое. Но каждые 15 минут, прерываясь на срочные новости, радио повторяло чеканные строки текста:

– Путин запросил разрешение у Совета Федерации на введение войск на Украину.

Тогда казалось, что это решение российского Президента остудит горячие головы новых киевских властей, и они побоятся применять военную силу против городов Донбасса.

И русская «весна» волной пойдет по городам Украины.

Где-то под Волоколамском радио перестало ловить столичные радиостанции, и мы, как обычно, начали искать что-то местное.

Ловилось только «Дорожное радио».

«А мне милей нешумные,Милей одноэтажные,От их названий ласковыхСтановится светлей…»

Это был самый счастливый день!