Прочитайте онлайн Легендарный Араб | Часть 10

Читать книгу Легендарный Араб
4116+4061
  • Автор:

10

Ближе к вечеру, сидя в ресторане, Левин указал на двух симпатичных женщин лет тридцати, искусственно скучающих в поисках развлечений. Они сидели за столиком за бутылкой мадеры и бросали частые взгляды на друзей.

— Бери себе брюнетку, — разрешил Левин, оценивая подруг опытным взглядом, — а я уединюсь с сивенькой.

— Может, сначала подсядем к ним и познакомимся?

Борис энергично затряс головой.

— Нет уж, пусть лучше они к нам: неизвестно еще, на сколько «мани» они выпороли. — И пустился в воспоминания: — Однажды я «подсел» — в буквальном смысле слова. Страшно вспомнить, на какую сумму! Я еще спросил у официанта, какой он счет принес — ресторанный или корреспондентский. Нет, говорит, обычный. А хочешь, бери себе сивую. Хотя нет, она на меня смотрит. А черненькая на тебя глаз положила. Смотри, смотри, как она поглядывает!

— Да она просто косая! А на самом деле смотрит на подругу.

— Думаешь? — Левин прищурился. — Отсюда мне плохо видно.

— Уверен. Даже знаю, что косоглазие у нее не от природы.

— А от чего?

— От подтяжки — косметолог перестарался.

— Ты так много знаешь о ней... Как ее зовут?

— Иди к черту!

— Так я приглашаю их?

— Зачем?

— Ты это просто так спросил?.. Зачем, к примеру, встречаются кот и кошка? Не для того же, чтобы обменяться блохами! Вот так и люди, — философски закончил Левин.

— Ладно, давай повременим с паразитами, — предложил Радзянский, — и вернемся к нашим баранам. Ты в курсе деталей дела Хачирова?

— Разумеется. Изложить?

Лев не мог сдержать ухмылки.

— Ну изложи.

— Ладно. — Борис послал продолжительный взгляд на женщин, вкладывая в него определенное значение: «Это ненадолго». Его взгляд остался непонятен даже для Радзянского. А дамы, переглянувшись, продолжили потягивать мадеру. — Начну с того, что Хачиров — глава «теневого совета» политического движения «Свободный Кавказ», родом он из Северной Осетии. Чтобы было понятно сразу, свяжу его с двумя людьми: это Эмиль Кур-гаев, чеченец по национальности, он же банкир Югбизнесбанка, и его заместитель Михаил Левкоев. Эти трое, включая Хачирова, — одна сторона, вторую представляют двое русских, собственно клиенты, за которых «просит» Руслан: Игорь Белокуров и Сергей Иванов. О них немного позже, а сейчас о том, что связывает движение «Свободный Кавказ» и Югбизнесбанк.

— Насколько правильно я разобрался, это финансирование.

— Основное финансирование, — поправил собеседника Левин. — В свое время Югбизнесбанку выделили облигации внутреннего займа. Банкиры знают свое дело, и вот в результате мудреных операций по обмену облигаций одного транша на другой получилась солидная разница, которая должна была идти на определенные нужды «Свободного Кавказа». Тут свою роль сыграл и «теневик» Хачиров. На избирательную кампанию «Свободного Кавказа» было потрачено порядка пятидесяти миллионов долларов, а за границу ушло в пять раз больше. Схема простая: через подставных лиц, чьи счета были открыты в офшорных зонах. Теперь вернемся к русским. Белокуров — один из этих подставных, одно время он сотрудничал с Югбизнесбанком, по просьбе Кургаева и Левкоева организовал десяток различных фирм, на счета которых перегонялись крупные суммы.

— Команды о переводе и обналичивании поступали от Кургаева, главы банка?

— Конечно, от него. А когда деловые отношения между Белокуровым и Югбизнесбанком закончились, Белокуров за очень крупную сумму передал все документы, подтверждающие финансовые трансферты, Сергею Иванову, с которым он поддерживал тесные деловые отношения. Забегая вперед, скажу, что Югбизнесбанку выгодно было видеть эти документы в виде пепла. Эмиль Кургаев лично пригрозил Белокурову, что тот может исчезнуть, если не вернет бумаги, которые позволяли Кургаеву похоронить множество финансовых операций. Но вот где они, у кого эти ценные документы?.. Иванов не спешил с признанием, а Белокуров ударился в бега. Сделал это достаточно поздно — тут уже Кургаев и иже с ним прошляпили. Руслан говорит, что Белокуров находится в Каире.

— Кто занимался его поисками?

— Какая-то частная сыскная контора. Причем назвали они только страну и город.

— Может, выжимают?

— Вряд ли. Хачиров не жадный человек. Потому в лице Югбизнесбанка он и платит такие большие деньги, чтобы устранить свидетеля. И не только свидетеля. Перед тем как исчезнуть, на прощание Белокуров накатал в прокуратуру «телегу», в которой говорилось, что с его счета в Югбизнесбанке были похищены полтора миллиона долларов. Заодно насолил Иванову, сообщив факсом в Югбизнесбанк, кому именно он продал бумаги.

— Грязный тип.

— Не то слово, Лева. Но это не наше дело. На чем я остановился?

— На прокуратуре и Иванове.

— Ага, так вот, прокуратура заинтересовалась фактом пропажи со счета денег, для дачи показаний были вызваны Кургаев и Левкоев. Но ни тот, ни другой в прокуратуру не явились. Тогда на их квартирах и дачах были устроены обыски, но ничего не нашли. Исчезновение бумаг и бегство Белокурова Кургаев и компания частично компенсировали сфабрикованными документами, используя чистые бланки и печати фирм. Для прокуратуры поиск доказательств финансовых махинаций в Югбизнесбанке очень сложен, к тому же мешает позиция правоохранительных органов тех стран, куда переводились деньги от продажи облигаций.

— А связь Хачирова и Кургаева, на чем она основана, только ли на финансах?

— И тот и другой занимают в движении «Свободный Кавказ» довольно высокие посты. Хачиров, как я уже говорил, «теневик», считай, заведует финансами. А Кургаев — один из лидеров партии. Но ты прав, скорее больше всего их связывают именно финансы: нечестная игра, когда за рубежом оседают... деньги партии, — Левин рассмеялся собственному каламбуру. — Похоже, все.

— Ты не рассказал про Иванова.

— Ах да, совсем забыл. Короче, старик, этот Кургаев чуть ли не публично пригрозил, что Иванову не жить, если тот не вернет документы. Тот воспользовался фактом наезда и сделал заявление, что «в случае моей смерти прошу винить такого-то». Так что главная фигура — Иванов, а не Белокуров, который, правда, еще долго будет тявкать из-за границы. Главное — документы.

— Я не сыщик, искать ничего не стану. Если я приму предложение Руслана, то только относительно этого Белокурова.

— Как скажешь. А вообще я предполагал, что ты откажешься от Иванова как от клиента. Ведь его нужно не только «усыпить» на веки вечные, но и достать документы. Для тебя, да и для всех проще, если Иванов хранит бумаги дома. Если в сейфовой ячейке в банке, то, с одной стороны, дело усложняется, с другой — наоборот. В этом случае тебе не придется возиться с бумагами, просто передать Руслану карточку на право пользования индивидуальным сейфом и ключи — их может быть два, по желанию клиент может запереть пенал на дополнительный замок. А дальше это их дело. Только гарантии должны быть стопроцентными.

— Ты говоришь так, словно я уже дал согласие.

— Я не говорю именно так, я просто говорю. Дай мне закончить. На чем я остановился?

— По-моему, ты не останавливался.

Левин махнул рукой и продолжил:

— Я интересовался этим типом, Ивановым, сейчас, навскидку, могу сказать, сколько денег он тратит на собственную безопасность. Так, в человеко-часах это выходит... порядка ста долларов. А караулят его круглые сутки, провожают на работу и с работы, дежурят возле подъезда, если он дома, и буквально держат оборону, когда он ночует на загородной вилле. День на день не приходится, но в среднем он тратит до двух тысяч долларов ежедневно, — многозначительно закончил Левин и без перехода сказал: — А что насчет слабого пола, пригласить?

— Если только ты закончил.

Радзянского не обескуражила сумма, названная Борисом, некоторые бизнесмены за свою безопасность платят на порядок больше. «Усыпить» этого Иванова можно, но вот доискиваться, где он хранит компрометирующий материал на Югбизнесбанк, — это лишняя работа и дополнительная головная боль. Смерть Иванова, понятно, должна быть естественной, поскольку угрозы в его адрес недвусмысленно указывали на первых лиц Югбизнесбанка. Им и так попортили нервы обысками, а в связи с убийством Иванова правоохранительные органы не дадут им житья. И как знать, возможно, найдут, за что зацепиться.

Радзянского не насторожил объем информации, который буквально вылил на него Борис Левин. Дело достаточно тонкое, чтобы справиться с ним, нужно, во-первых, разобраться в деталях, поскольку в случае с нежелательным свидетелем Белокуровым вначале придется найти его; а порой и небольшая, казалось бы, незначительная деталь помогает в поисках. Важно знать мотивы, средства, которыми располагает или может располагать разыскиваемый, и так далее (по словам Левина, Иванов за документы заплатил Белокурову все те же полтора миллиона долларов, собственно, ущерб, нанесенный Белокурову Югбизнесбанком).

Что касается Иванова... Руслан и о нем дал достаточно обширную информацию, надеясь, наверное, что его предложение примут пакетом.

«Нет, — еще раз подумал Радзянский, — если я и соглашусь, то только на вариант с Белокуровым. В Каире, если он действительно там, его убрать проще, чем в Москве».

Пока он размышлял, Левин взял инициативу на себя и, не присаживаясь к дамам, жестикулировал в сторону оставшегося за столом приятеля.

— Я же говорил! — вернувшись, он кивнул на официанта. — Смотри, Лева, сколько они ему отлистывают! Сидят тут, наверное, с утра.

Расплатившись, дамы, о чем-то доверительно перешептываясь, напустив на себя таинственность, сели на предложенные места.

Левин, ничуть не смущаясь, тут же представился ректором МГУ, а Радзянского отрекомендовал как директора холдинга «Медиа-мост» Владимира Гусинского, причем называл его Левой. Дамам было весело.

— Если серьезно, — продолжил Борис, "съезжая с «Моста», — то вот Лева, к примеру, торгует живой рыбой, а я хожу у него в помощниках. А где работаете вы, наше новое приключение?

От «торговцев живым товаром» исходил терпкий аромат дорогого одеколона, на уверенных лицах играли чуть снисходительные улыбки, во всяком случае, они таинственностью отвечали на таинственность. Болтали долго, Левин пил пиво и часто бегал в туалет. Возвращаясь, говорил: «Ну-с, на чем мы остановились?»

А Радзянский вот уже на протяжении получаса бросал взгляды на столик возле эстрады, где в одиночестве устроилась спутница Руслана Хачирова. Лев узнал ее сразу, она прошла мимо, обдав его природной свежестью и утонченным запахом духов. Ее волосы были слегка влажными, на лице едва приметно лежал макияж, а в ушах посверкивали изящные серьги с цирконом.

Одна из дам проследила за его взглядом, с превосходством оглядела молодую особу и как бы невзначай коснулась под столом коленом ноги Радзянского. Когда в зале зазвучала медленная музыка, она потянула Льва за руку:

— Потанцуем?

Обнимая партнершу за талию и покачиваясь в такт музыке, Радзянский, когда оказывался лицом к девушке, продолжал разглядывать ее, подметив, что она отказала вначале одному парню, пригласившему ее потанцевать, затем другому. Последний оказался более настойчив и сделал попытку присесть за ее столик, но девушка что-то сказала ему, и он ушел. Музыка звучала довольно громко, по артикуляции и нахмуренным бровям девицы Лев с большей долей вероятности перевел ее отказ: «Я же сказала, что нет. Оставьте меня, в покое!»

Он так сосредоточился на девушке, что не разобрал слов новой знакомой.

— Простите, я не расслышал.

— Я говорю, что вы не туда смотрите. — Она теснее прильнула к нему, и Лев почувствовал жар ее грудей и бедер.

Он слегка отстранился.

— Боюсь, мне придется прикрываться вами, когда закончится танец.

Она поняла его, и самодовольная улыбка не сходила с ее лица, пока не кончилась музыка.

Потом ее бесцеремонный взгляд скользнул на шорты Радзянского.

— Все в порядке?

— Боюсь, мой ответ разочарует вас.

Развязность этой женщины все больше не нравилась Льву, хотя на что еще можно рассчитывать? Невольно реабилитируя ее в своих глазах, мысленно он поправился: раскованность. Ему не нравилась ее чрезмерная раскованность. Она симпатична, но не та, с кем Лев с удовольствием провел бы ночь. И дело не в том, что Борис поторопился; то ли душа не лежала (хотя при чем тут душа, когда речь практически идет о теле), то ли виной всему эта девушка, на которую помимо воли все чаще бросал взгляды Радзянский. Сравнивал ли он ее со своей соседкой, которая продолжила отвлекать его от юной особы прикосновениями под столом? Наверное, да, потому что ему хотелось наступить на ногу женщине, сделав ей больно.

Вечер был испорчен. Вероятно, окончательно, поскольку спутница покинула Радзянского спустя пять минут после того, как Левин увел свою сивую в номер, предоставив право расплачиваться своему приятелю. Что Лев и сделал, облегчив свой кошелек на девять сотен. Он пересилил в себе желание обернуться на девушку и вышел из ресторана в дверь, ведущую на пляж. Араб спустился к морю и пошел вдоль прибоя.