Прочитайте онлайн Легендарный Араб | Часть 14

Читать книгу Легендарный Араб
4116+4060
  • Автор:

14

Радзянский позавтракал в центре города в уютном кафе на Тенистой улице, которое так и называлось: «На Тенистой». Правда, несколько подпортил настроение официант, попросивший не занимать столик, за которым расположился Радзянский. По привычке Лев выбрал лучшее место — в дальнем конце веранды, где лежала тень от кипариса и просматривался небольшой участок горизонта.

Пришлось пересесть ближе к каменным ступеням, круто уходившим вниз. По обе стороны, словно живые перила, до самой дороги протянулись аккуратно подстриженные по высоте человека среднего роста кусты маслины. Они представляли собой непроницаемую стену, за которой высились мускатные деревья и раскидистые дубы.

С соседнего столика на Радзянского обернулся пожилой мужчина.

— В это время здесь всегда завтракает начальник городской милиции, — пояснил он. — Большой человек! — Сосед на минуту умолк, затем снова подал голос: — Вам повезло, сейчас вы увидите начальника.

— Он что, местная достопримечательность? — съязвил Радзянский, однако невольно обратил взор на ступеньки.

В кафе, словно по зеленому тоннелю, поднималась поджарая, маленького роста, бесцветная, безукоризненно одетая личность. С долей брезгливости Лев смотрел, как эта пародия на человека усаживается на лучшее место, неторопливо берет со стола салфетку, уложенную треугольником, и затыкает за ворот рубашки.

Начальник ел много и, наверное, долго — Лев не любил бесплатные развлечения, быстро позавтракав, покинул кафе. Он взял такси, попросив водителя остановиться у самого края парковочной площадки отеля, чтобы его было видно завтракавшему в ресторане Хачирову. Если же Руслан что-то заподозрил и вызовет на откровенный разговор, Радзянский ничего утаивать не будет. В конце концов, это его личное дело. Если его отношения с Леной хоть как-то повлияли на их сотрудничество, Хачиров вправе отказаться, а Радзянский в этом случае не станет требовать с него компенсации за напрасно потерянное время. Он коснется двумя пальцами козырька своей бейсболки и отчалит восвояси.

* * *

Задача, поставленная перед Львом Радзянским, была не из легких. По сути, Хачиров имел к Радзянскому два предложения. Чисто теоретически можно предположить, что Араб согласится на весь объем работы, но вначале нужно выполнить одно задание, заодно проверив платежеспособность заказчика: если Руслан даст незначительный повод к сомнениям, Араб усложнит свою работу, и Хачирова с диагнозом «острая сердечная недостаточность» вынесут из дома вперед ногами. О чем, собственно, Лев Платонович не преминул сообщить осетину.

Вообще специалистов класса Араба в стане наемных убийц и беспредела практически не было. Они есть в специальных подразделениях, но Радзянский имел право усомниться в их использовании по назначению. За последние годы он, внимательно отслеживающий события криминальной хроники, три или четыре раза отмечал про себя, что вот тут мог сработать его коллега, отправив клиента на тот свет с диагнозом «обширный инфаркт».

Сейчас же Араб так или иначе отходил от сложившейся традиции: Руслану все равно, прострелит ли Радзянский клиенту голову или нашлет на него сердечную порчу.

Менять стиль — особенно сейчас — глупо, но справиться с заданием Хачирова легче, ликвидировав сбежавшего в Каир Белокурова, насолившего всем и вся, традиционным способом. Радзянскому это виделось более безопасным. И чем больше он об этом думал, тем четче представлял свои будущие действия.

Главная трудность — не просто ликвидировать названного Хачировым человека, а вначале найти его. В активе Араба кое-что было: имя клиента, страна пребывания, организация, которая предположительно дает ему «крышу». В приступе эйфории он подумал, что работа привалила интересная и старые контакты тут ему очень помогут.

Радзянскому словно развязали руки — он буквально ожил, да еще дочь Руслана способствовала этому, как он шутливо говорил, реанимировала его. Он как мог удерживал себя в курортном городке рядом с девушкой. «Хачиров либо слепой, — думал Радзянский, — либо знает все и махнул на мои отношения с дочерью рукой». Ведь только с самолета можно было не заметить Радзянского и Елену, которые не отходили друг от друга.

Они провели вместе две ночи, а обоим, во всяком случае Радзянскому, казалось, что две недели, а порой — всего два коротких часа. Эти крайности говорили о многом, например, о том, что Араб потерял голову. Девушка отвечала ему взаимностью, была чиста и... чуточку влюблена в Радзянского. Это-то и усыпило бдительность некогда опытного оперуполномоченного внешней разведки, который упорно не хотел вспомнить первое правило разведчика: «Никогда, нигде, никому не доверяй до конца». И он наслаждался обществом юной красавицы.

Истина: не нужно быть опытным мужчиной, чтобы понять, насколько опытна партнерша. Лена знала и умела многое. Со стороны казалось, что она либо очень умело контролирует себя, либо все это глубокое естество дано ей от природы. Во время близости она не улыбалась, как откровенная дура, которую можно рассмешить, показав палец, не кривила безобразно губы и не кусала их, не кричала во время оргазма. Она натурально дрожала, долго не отпуская от себя партнера — Араба, потом благодарила его несколькими горячими поцелуями пересохших губ.

* * *

Они простились на парковочной площадке отеля, где Льва поджидало такси. Чернобровый таксист завистливо щелкал языком, глядя на красивую девушку, которая как-то не по-родственному прощалась с седоватым мужчиной. А когда тот сел в машину, его спутница, наклонившись к дверце, нарисовала на стекле какой-то знак и подышала на него. Под ее дыханием на стекле проступило сердечко.

Лена провожала желтую «Волгу», пока та взбиралась по горной дороге, иногда теряясь из виду. После этого девушка вернулась в номер и, усталая, опустилась на кровать. Ей хотелось плакать. Сполоснув лицо холодной водой и скрыв покрасневшие глаза за солнцезащитными очками, она спустилась в ресторан, где в это время по обыкновению обедал Руслан Хачиров. Она присоединилась к нему, отказавшись от вина, и на его вопрос, уехал ли Радзянский, ответила утвердительно:

— Да, Руслан.