Прочитайте онлайн Легендарный Араб | Часть 18

Читать книгу Легендарный Араб
4116+4071
  • Автор:

18

Гемлик

В Сочи стояла жара, к Радзянскому пришла мысль, что он снова в Каире. Таксист, обрадовавшись выгодному рейсу до Гемлика, принял из рук клиента сумку, положил ее на заднее сиденье и распахнул переднюю дверцу. Но Лев предпочел заднее сиденье; расслабившись и опустив стекло, он подставлял лицо жаркому напору ветра. Угадывая настроение клиента, обычно словоохотливый водитель молчал. Он ехал не быстро, отчего выглядел уверенно, лишь изредка бросая взгляды в панорамное зеркало, в котором отражалось задумчивое лицо пассажира.

Вот и то место, где, согласно грезам Льва, его должна поджидать девушка...

Действительно, его поджидали. Когда он расплачивался с таксистом, от стены отеля отделилась кряжистая фигура молодого кавказца.

— Руслан ждет вас, — с колоритным южным акцентом сказал он и, пропустив Радзянского вперед, пошел следом.

Хачиров поджидал гостя в своем номере. Кроме Руслана, в комнате находились двое южан лет тридцати в легких рубашках навыпуск. На столе стояли непочатая бутылка вина и всего два бокала. «Один для меня», — определился Радзянский, лишь коротким взглядом удостоив молодых людей.

Руслан первым протянул руку, с трудом приподнимая зад и опускаясь на место.

— С приездом.

В ответ Лев кивнул.

В номере осетина Радзянский был впервые. Люкс, как и положено, был просторнее и обставлен гораздо лучше, нежели тот, в котором останавливался Лев, или номер Лены. Хачиров сидел в глубоком удобном кресле, точно такое же стояло по другую сторону низкого столика, рядом с балконом находился диван, в углу — японский телевизор.

Радзянский устроился напротив хозяина и демонстративно посмотрел на гостей, явно лишних для серьезного разговора. Руслан отослал их. Когда дверь за ними закрылась, Лев достал из сумки кипу газет и положил перед хозяином. Пошелестев страницами, он обратил внимание Хачирова на снимок, сделанный полицейскими в отеле «Карбункул».

— Вот тот человек, за которого ты просил, — сказал Радзянский. — Половина головы отсутствует, зато по второй без труда можно узнать его.

Хачиров, не раскрывая рта, кивнул, то ли соглашаясь с собеседником, то ли узнавая человека, изображенного на снимке.

— Я могу перевести, о чем пишут газеты относительно этого происшествия.

— Не надо, — отказался Руслан, — я вижу — это Белокуров.

Словно подытоживая результат короткого разговора, Радзянский развел руками. Он мог бы повременить с вопросом о деньгах, но встречаться с Русланом лишний раз ему не хотелось. Из Хачирова собеседник был никудышный, к тому же говорить с ним пока не о чем. Для себя же Лев давно решил, что их сделка была первой и последней. Он мог бы поговорить с Русланом о его дочери, об их отношениях, однако первым проявить инициативу должен именно Руслан.

— Когда я получу остальные деньги? — спросил Лев. — Если, конечно, у тебя нет вопросов по этому делу либо претензий.

— Претензий нет, но... — Хачиров выдержал паузу, — с деньгами заминка.

— То есть? — не понял Радзянский, собиравшийся было встать с кресла.

— Боюсь, может случиться так, что остальные деньги ты не получишь.

— Даже так? — Лев напустил на себя благодушие и позволил себе преувеличить объем выполненной работы. — А может, ты забыл, с кем разговариваешь? Тогда посмотри еще раз внимательно на эту фотографию и задайся вопросом: хочется ли тебе иметь только половину головы? Я не дурак, Руслан, без подстраховки не работаю. Ты только представь себе, какой объем работы я выполнил, чтобы найти заказанного тобой человека. Я встречался с десятком людей, которые имеют определенный вес не только на Востоке. И вот некоторым из них я оставил всю информацию: кто заказал человека, которым я интересуюсь и который отчасти финансировал одну влиятельную организацию в Каире. Одно твое неверное движение, и эта информация ляжет на стол твоим недругам. В конце концов она ляжет на стол Иванову, и он выбросит в свет те документы, которые тебя очень тревожат. Тебя уберут свои же. Если, конечно, до этого за тобой не приедут парни из Главного управления по борьбе с организованной преступностью. Знаешь, какие плакаты висят в каждом кабинете ГУБОПа? «В бизнесмене все должно быть прекрасно: и иномарка, и мобильник, и контрольный выстрел в голову». И еще дело в скорости. Им не придется искать тебя долго, понимаешь, о чем я толкую?

Радзянский сам не верил, что говорит эти слова, ему казалось, что финал должен пройти гладко, без взаимных претензий. Чего добивается Руслан? На жадность не похоже, если предположить, что он идет на смертельный риск, решив сэкономить таким вот образом. Неужели у Хачирова есть как причина, так и козырь, который Радзянский не сумел разглядеть в его руках? Самый быстрый, он же рациональный шаг — это погасить конфликт, забыв на время о деньгах. Но только для того, чтобы потом вернуть их. С лихвой. Руслан зря затеял с ним нечестную игру.

И вдруг Радзянский начал понимать поведение Хачирова, на миг ему стало смешно, ибо истина была рядом и носила красивое женское имя Елена. Руслан мог сказать: «Я прощаю тебе связь с моей дочерью, а ты за это...» — и так далее. Был еще один вариант с девушкой, на который, по убеждению Радзянского, Хачиров пойти не мог, ибо походило это на грязный до некоторой степени торг: «Я не мешаю вам, но ты...» — и опять продолжение с деньгами.

Нет, не похоже, так Руслан поступить не мог.

Тогда что?

Остается только первое.

— Слушай, Руслан, — сбавив обороты, Радзянский возобновил разговор, поскольку сам Хачиров предпочел молчать, — я понимаю, речь идет о Лене... Но ты подумай, что эта сделка по меньшей мере плохо пахнет. Ты продаешь собственную дочь, понимаешь?

— Я?.. Нет, не понимаю.

— Ну надо же! Я тоже не понимаю. А давай скажем эти слова хором?.. Я не представляю, как можно говорить о деньгах, когда речь идет о дочери.

— Ты не дослушал меня. — Руслан плеснул в бокалы вина, морщась, не находя места тяжелым больным ногам. — Плюс ко всему ты примешь предложение, от которого отказался, причем отработаешь Иванова бесплатно.

С такой уверенностью мог говорить человек, имеющий на руках четырех тузов.

— Бесплатно? — машинально переспросил Лев. — Да я лучше в носу поковыряю!

«Неужели я все-таки пропустил что-то существенное?» — Лихорадочно соображая, Радзянский отпил вина. Разгадка была где-то рядом, он чувствовал это, но она пока не давалась в руки. Ему хотелось самому найти ответ на последний вопрос, а не выслушивать его от Руслана, тогда бы он, наверное, приобрел хотя бы незначительное преимущество. Хотя нет, на преимущество рассчитывать не приходилось, разве что он мог уравнять шансы.

Где, где она, разгадка, еще чуть-чуть, и она дастся в руки.

Как и в первый день их знакомства, Руслан лениво предупредительным жестом протянул гостю зажигалку. Радзянский, наклоняясь над столом и прикуривая, не сводил с Руслана холодных глаз, умело скрывая обеспокоенность.

— Значит, я ошибся, Руслан, и речь идет не о Лене?

— Нет, ты не ошибся.

Снова тупик.

— Тогда объяснись в конце концов и не ходи вокруг да около! — Араб повысил голос. — Только еще раз предупреждаю: ни на какие торги я не пойду, кто бы ни стоял на кону.

— Дело в том, что я уже сделал ставку, — Руслан принял характер разговора, — и поставил на темную лошадку. Девушка, о которой ты все время говоришь, попала в очень скверное положение. Она надеется на твою помощь.

Радзянскому казалось, что он разговаривает с сумасшедшим. Ведь только умалишенный человек может говорить так о своей дочери. Если только...

Он вперил невидящие глаза в Хачирова, постигая наконец истину. Девушка. Он не назвал свою дочь по имени. Просто девушка. Вот оно что! С одной стороны, стало легче, с другой — наоборот.

Но это же не козырь! Какие бы чувства Араб ни испытывал к Лене, Руслан должен понять, что вместе они были слишком мало времени. Если кавказец способен мыслить трезво, то прикинет, сколько лет Радзянский провел в составе спецподразделения, сколько лет работал «голым», скольких людей он устранил. И на этом фоне представить жалкий отрезок времени в компании обычной шлюхи. Что-то тут не соответствовало ходу разговора, было противоречивым и недоделанным и тем не менее наводило на определенные размышления. Чтобы решиться на подобный шаг, нужно вспороть душу Льву Радзянскому и посмотреть, что там, какие чувства, насколько они сильны. Сам Араб не до конца разобрался в них, не видел продолжения, ибо оно было слишком размытым. «Нет, что-то уж круто взял хлопчик, как бы его не занесло на повороте». Вот сейчас Лев рассмеется ему в лицо: «Я не знаю, где ты подобрал эту шлюху...»

Непроизвольно он скрипнул зубами. Еще одна, очередная метаморфоза. Когда-то из обычной шлюхи Лена в его глазах перевоплотилась в чистую девушку, совершенно неожиданно оказавшись для него дочерью заказчика, «неприкасаемой», запретным и оттого сладким и более желанным плодом. А теперь обратный эффект. Он испытал ненависть к Лене — продала и его и себя, — но в то же время жалел ее. Еще неизвестными были обстоятельства, толкнувшие ее на этот грязный спектакль; Лев непроизвольно усложнял положение Елены, чтобы опять же в его глазах на ней было меньше вины или грязи. Однако не мог, просто не мог ошибиться в ее чувствах. Она не играла — ну, разве в первый день, — нет, не играла, ее чувства были написаны на ее лице. А может, она уже в то время искала у него защиты, как просит ее сейчас?

«Сволочь!» Араб сверкнул на Хачирова глазами и продолжил прерванную мысль, едва успевая за собственными словами:

— Я не знаю, где ты подобрал эту шлюху, но запомни: у меня было их немало, и ни одной из них я не переплатил ни рубля. А ты что-то бормочешь о бесплатной работе! Ущипни себя за задницу, Руслан, и проснись!

Хачиров все так же спокойно отнесся к словам собеседника.

— Очень скоро эту шлюху снимут на видеокамеру, и ты увидишь, в каком она положении. У меня много людей, они встанут в очередь, чтобы поиметь ее.

— Ты глупый? Дурак? Притворяешься? Какое мне до нее дело?! Коли ты такой озабоченный, то снимайся и застолби себе место среди своих людей.

«Вот паскуды!»

Руслан не преувеличивает — это Радзянский чуял нутром, представил, как плохо сейчас Лене. Но злость на нее не спешила покидать Льва. Он сделает все возможное, чтобы облегчить участь девушки и навсегда забыть о ее существовании, но условия нового соглашения все еще оставались смешными.

«Ладно, черт с ним, с Хачировым, в конце концов можно пожертвовать невыплаченной суммой, но ни о каком другом задании речи быть не может. Руслан, видно, совсем спятил от своей удачной проделки».

Однако «проделка» могла оказаться с продолжением: никто к Лене в очередь не стоит, это просто очередной дешевый трюк, который потерявший рассудок Радзянский принимает за чистую монету.

— Хорошо, — противным высоким голосом, который все больше раздражал Льва, ответил Хачиров, — я скажу тебе, где подобрал эту шлюху, дам тебе ее адрес, назову ее настоящих родителей.

Радзянский с шумом выдохнул, уставая от этого разговора.

— Мне нет до них никакого дела. С одним «родителем» я уже познакомился, — он ожег Руслана ненавидящим взглядом.

— Я так не думаю. Ее отец находится так близко, что ты об этом, похоже, даже не подозреваешь.

На Радзянского накатила внезапная слабость. Причиной этому послужил и насмешливый голос собеседника, и его маринованные глаза, и то, что наконец-то Хачиров подошел к главному. И пусть оно так же неясно, но почему стали ватными ноги, пересохло в горле? И Лев торопил Руслана взглядом: быстрее, быстрее, быстрее!