Прочитайте онлайн Ливийский вариант | Глава 10. Объединенные защитники

Читать книгу Ливийский вариант
2416+1520
  • Автор:

Глава 10. Объединенные защитники

Дежурный офицер-дублер оперативного центра управления пил холодную воду из картонного стаканчика, наблюдал за полетом и одновременно вел переговоры с пилотом F/A-18E/F. «Супер Хорнет» начал выполнять маневр для посадки греческого гидросамолета на воду. Если радиосвязи с принуждаемым нет, или переговоры не дают результатов, вступает в силу инструкция, сохранившаяся со времен холодной войны. Согласно правилам, военный самолет должен приблизиться к гражданскому сбоку, пилот обязан установить визуальный контакт с экипажем и жестами показать требуемые действия. Руководство к действию военные пилоты и офицеры на пунктах управления US NAVY знают наизусть. «Хорнету», расчитанному на современные боевые действия на сверхзвуковых скоростях, приближаться к легкому, летящему на сравнительно небольшой скорости гидросамолету не только сложно, но и опасно. Турбулентный воздушный поток запросто снесет гражданский самолетик. Однако сигналы в виде жестов остаются незыблемой частью инструкции.

Ершов тоже помнил эти правила. Но отвечать на запросы по радио не имело смысла, стоило тянуть время. И он переключил радиостанцию в режим «дежурный прием». Все прекрасно знали, что после неудачного сеанса радиосвязи и обмена неприличными жестами последуют предупредительные выстрелы из пулемета перехватчика: предписывалось стрелять так, чтобы трассы пуль смотрелись как уходящие вдаль перед самым носом гражданского самолета. Но холодная война давно закончилась, и все были уверены, что до стрельбы дело не дойдет. Обычно в тот момент, когда военный летчик дружески приветствовал пилота понятным жестом руки из кабины летящей в ста метрах боевой машины, принуждаемые начинали все понимать. Стоило перехватчику залететь сверху над любым гражданским самолетом и дать форсаж, как ради безопасности пассажиров летчики сажали лайнер там, куда им приказали по радио.

Чтобы грамотно сблизиться на визуальный контакт с греком, пилот F/A-18E плавно переложил самолет на крыло и стал сбрасывать скорость, снижаясь. Маневр «Хорнета» шел красиво, широкой петлей облета. Дежурный получал короткие сообщения от пилота: все выполнялось по инструкции. Внезапно поверх всех окон на мониторе появилось сообщение на черном фоне: «Access Denied» («Доступ запрещен»). Клавиатура заблокировалась, микрофон перестал работать, только в наушниках слышно, как старший смены срочным кодом отменяет задание: отзывает боевой самолет на базу. Дублер схватил пустой картонный стаканчик и зачем-то заглянул в него. «Солнечное побережье Коста-дель-Соль? Нет, Аляска. Если не Арктика, — офицер судорожно смял картон в комок. — Самое время начинать поиск кальсонов с начесом».

Катарский шейх Хамад ат-Тани хотел убрать Каддафи не только из личных побуждений: военная операция НАТО рано или поздно закончится, а Ливия с богатыми запасами нефти и пресной воды останется на карте. Но самое главное — в стране имеются крупные месторождения газа, который экспортируют в Европу по подводному 520-километровому газопроводу Greenstream. Основной оператор — итальянская компания ENI, стратегический партнер «Газпрома» и «Роснефти». В операцию по свержению Каддафи Катар вложил буквально миллиарды долларов. И не только в оружие и финансирование боевиков.

За деньги решались вопросы во многих странах на самом высоком уровне. Соседний с Ливией Алжир, который сначала поддерживал Каддафи, в обмен на катарские гарантии инвестиций, стал нейтральным, хотя и не открыл воздушное пространство для полетов авиации НАТО. Тунис, после переговоров с шейхом, разрешил переправлять через свою границу оружие для повстанцев.

Правитель Катара увеличивал влияние эмирата политическими, экономическими, медийными и другими эффективными средствами. Через благотворительные фонды шла финансовая поддержка экстремистам ваххабитского толка по всему миру. И не только в Йемене, Палестине, Сирии или северной Африке.

В пятницу, 6 февраля 2004 года, в вагоне московского метро произошёл взрыв. Погиб 41 человек, более 250 получили ранения.

В следующую пятницу, 13-го, в Дохе, после пятничного намаза «Тойота Лэндкрузер» Зелимхана Яндарбиева отъехал на 197 метров от мечети и взорвался. Сработало взрывное устройство, закрепленное под днищем машины. Не стало главного идеолога ваххабизма и куратора финансирования боевиков в Чечне. Через несколько дней двух офицеров ГРУ и дипломата арестовали на арендуемой посольством РФ в Катаре вилле. Вряд ли, конечно, военные разведчики сидели в аппартаментах и ждали, когда их арестуют. Скорее всего, ребята попали, как цыплята на гриль, на паспортном контроле в эмиратах, куда вылетели после операции. Российские паспорта, широкие плечи и короткие стрижки. Дружественные Катару спецслужбы передали подозрительных личностей в Доху. Не задолго до взрыва камеры наружного наблюдения на стоянке неподалеку от мечети зафиксировали двоих европейцев похожей внешности. Дипломата катарцы отпустили, а подозреваемые оказались за решеткой. Вскоре в аэропорту Шереметьево за неправильно оформленные таможенные декларации задержали двух катарских спортсменов.

Разгоравшийся скандал потушили дипломатическими усилиями президента России и шейха Хамада ат-Тани. Спортсменов отпустили. Офицерам катарский суд накатал пожизненное заключение, но через некоторое время разрешил отбывать наказание на родине. Анатолий Белашков и Василий Богачев вернулись в Москву на самолете президентской авиакомпании «Россия» и сошли с трапа в аэропорту на красную дорожку. РФ и Катар договорились об активном участии в организации по контролю над ценами на экспортируемый газ. Это призошло в далеком 2004-м, но со временем интересы РФ и эмирата начали пересекаться более жестко, «газовый союз» результатов не принес и восточные обещания крупных инвестиций на проверку оказались отвлекающими маневрами. В конце осени 2011 при попытке проверить дипломатическую почту в катарском аэропорту избили посла РФ.

В феврале 2012 на переговорах по Сирии в рамках ООН премьер-министр Катара предоложил России изменить позицию в обмен на тройное увеличение оружейных контрактов. На что дипломат Чуркин ответил:«… мы из тех, кто не признают военного вмешательства через резолюцию… То, что произошло в Ливии не было изначально ориентировано на военное вмешательство, но вы и ваши союзники перепрыгнули все интерпретации резолюции чтобы провести войну на уничтожение Ливии». А фразу «Ещё раз вякни что-то в таком тоне, и твой Катар не доживёт до завтра» неправильно перевела Русская служба новостей из неправильного сообщения агентства Algeria ISP.

Полковник Белов после телефонного разговора с директ-контактом, генералом из управления НАТО, вышел на стоянку к служебной машине проветриться и заодно прихватить очки для чтения. Гамбит Урусова шел как по книжке: черные забрали пешку и теперь вынуждены пожертвовать конем в центре шахматной доски, иначе проигрыш им обеспечен. Удалось выяснить у генерала и происхождение подарка — пачки Кэмел без надписи о вреде курения. Оказалось, что небольшие партии таких сигарет выпускают только под заказ. Они не облагаются налогами, не поступают в открытую продажу, а идут по категории снабжения некоторых госслужащих за рубежом.

На темном асфальте лужи смотрелись серым свинцом, промозглый дождь не располагал к длительным прогулкам. Книжка туркменских сказок оказалась открытой, и Белов прочел пару строк: «Все выбежали во двор и увидали, что стена, за которой стоял байский скот, обрушилась, а бараны, ишаки и верблюды с криком, воем и громким рёвом разбегаются из байской усадьбы. Арба, на которой только что привезли глиняные кувшины, лежит посреди двора вверх колёсами, и звонкие черепки устилают землю. А по двору, разрушая всё на своём пути, со взмыленными мордами, носятся заколдованные волы».

План быстрого захвата Триполи повстанцами при поддержке авиации — прорыв мятежников из Бенгази вдоль побережья залива Сидр на столицу — провалился. В начале войны повстанцы продвинулись по шоссе и захватили крупный прибрежный нефтеналивной терминал в районе города Марса аль-Брега (Marsa el-Brega). Войска Каддафи отбили его со второй попытки в конце марта. Оппозиция под командованием генерала Юниса несколько раз атаковала, но ее заставили отступить на 40 километров по шоссе по направлению к Бенгази до городка Аджабия. Французские и британские инструкторы пытались сделать из толпы организованные подразделения для боевых действий, но это плохо получалось. В очередном «наступлении» на Брегу оппозиционеры потеряли убитыми двух, ранеными 12 бойцов. Повстанцы удирали, едва по ним начинали стрелять, а позже жаловались на недостаточную поддержку с воздуха.

В апреле, при помощи Бернара Леви, генерал Юнис встретился с господином Саркози в Париже. В длинном списке оружия для войны с войсками Каддафи оказались даже 125 мм пушки. Попытки наступления по прибрежному шоссе на Марса аль-Брега не прекращались. В ночь на 4 июня впервые в наземной операции вместе с ударными самолетами задействовали боевые вертолеты: британские Apache атаковали радары и блокпост у города Брега. В ход пошли ракеты Hellfire AMG-114N (адский огонь) и 30-ти миллиметровые пулеметы. Ракета имеет систему точного наведения при любой погоде — радар плюс компьютер, и боеголовку со взрывчаткой вакуумного типа. Вертолеты Tiger, взлетевшие с французского вертолетоносца Tonnerre («Гром») типа «Мистраль», нанесли удары по наземной технике и армейским штабам. Но и в этот раз Марса аль-Брега захватить не удалось.

В начале мая на фронтах наступило некоторое затишье, и стало понятно, что по-быстрому убрать Каддафи не удалось. Ливия оказалась разделена на западную, под контролем Каддафи, и восточную части. В Киренаике с центром в Бенгази восстание поддержали местные племена: Зувайя, из которого происходил свергнутый король Идрис, аль-Авакир и Убейдат, из которых родом председатель ПНС Абдель Джалиль и генерал Юнис. В городе Мисурата после февральской попытки разогнать протестующих восстание местного племени переросло в блокаду города-оазиса правительственными войсками. В Триполи прошла конференция в поддержку Каддафи, в ней участвовали две тысячи представителей примерно 850 племен и кланов.

Несмотря на то, что все 28 стран НАТО дали согласие на проведение операции, фактически атаковали наземные цели только семьдесят самолетов из шести стран: Франция (29), Великобритания (18), Канада (7), Норвегия (6), Бельгия (6), Дания (4). Итальянские ВВС почти всегда возвращались на базу с полным боезапасом или вылетали на задание вообще без бомб. Самолеты Голландии, Испании и не членов НАТО — Швеции, Катара и ОАЭ, принимали участие в патрулировании или разведке. Турция, Румыния и Болгария предоставили только корабли для морской блокады.

Наступил момент, когда можно было заключить шаткий мир по схеме «дорожная карта» и провести выборы. С таким предложением Триполи посетил президент ЮАР Джейкоб Зума, и Каддафи ответил согласием. Но в день отъезда Зумы атаки коалиции с воздуха на столицу Ливии возобновились. Спецпредставитель президента России по Африке Михаил Маргелов поехал договариваться о прекращении огня сначала в Бенгази, а потом в Триполи. Полковник Каддафи, естественно, не стал с ним встречаться. Более успешно прошла миссия президента всемирной шахматной федерации Кирсана Илюмжинова. Он несколько раз побывал на переговорах, сыграл с полковником в шахматы — после нескольких ходов партию свели в ничью, и разослал от своего имени руководителям стран-членов НАТО письма: «Во время беседы я получил чёткое и недвусмысленное заверение полковника Каддафи о готовности безотлагательно начать переговоры о мирном разрешении конфликта в стране с представителями НАТО и стороной Бенгази без предварительных условий».

В конце июня авиация коалиции начала массированные атаки на Марса аль-Брега: за три недели уничтожены около 150 целей — танки, внедорожники, склады, командные пункты, казармы и блокпосты. Повстанцы снова и снова атаковали, используя танки T-72 и боевые машины пехоты, на джипы установили вертолетные установки для запуска неуправляемых реактивных снарядов (НУРС) и зенитные пулеметы, но занять город смогли только к середине августа.

Бои за один из ключевых городов, Мисурату, шли с февраля до середины лета. Это третий по величине, после Триполи и Бенгази, ливийский город находится в 190 км на восток по прибрежному шоссе от столицы, здесь расположены крупный порт и основная база ВВС Ливии. Элита местных племен всегда была недовольна правителем из племени Каддафа. В 1993 году полковник жестко подавил заговор и посадил в тюрьму старейшин племени Мисурата.

Еще в начале февральского восстания верные правительству войска блокировали оазис, но когда танки входили в город, их жгли выстрелами из гранатометов — повстанцам удалось переправить несколько сотен стволов из Бенгази. Уличные бои сменялись обстрелом города артиллерией Каддафи, авиация НАТО бомбила правительственные войска, но без особых успехов, аэродром и порт переходили из рук в руки. Представители повстанцев из Мисураты побывали в столице Франции через несколько недель после парижского визита генерала Юниса. Предварительно по новостям прошла серия репортажей о событиях в городе. Оазис спешно покидали мирные жители, не хватало воды, а улицы напоминали кадры из фильмов ужасов. Темнокожих парней, которым экстремисты отрезали пальцы за отказ воевать на их стороне и женщин, которым отсекали грудь за непокрытую голову, по телевизору не показывали.

На помощь повстанцам полетели тяжелые транспортные самолеты с опознавательными знаками эмирата Катар. Они везли оружие, боевые внедорожники-пикапы и желающих повоевать за деньги. Морским путем прибыли французские и британские спецназовцы. Участились атаки авиации альянса. В середине мая мятежники начали наступление по направлению на Триполи. Боевые самолеты расчищали путь отрядам повстанцев, но продвижение на запад шло тяжело. За месяц им удалось продвинуться только на 60 км — до города Злитен, жители которого поддерживали Каддафи. Бои за контроль над городом шли до 19 августа, но стрельба не стихала до конца года.

Еще в начале событий в Западных горах к юго-западу от Триполи против Каддафи выступили берберские племена. Через два месяца Франция начала секретную, даже от партнеров по коалиции, операцию по переброске оружия повстанцам. Если в Бенгази была взлетно-посадочная полоса, то в восточной части Ливии с доставкой грузов было сложнее. В районе Западных гор с транспортных самолетов контейнеры с автоматами, пулеметами, гранатометами и противотанковыми ракетными комплексами Milan для повстанцев сбрасывали на парашютах. Из восточной Ливии на помощь прибыли опытные боевики. В конце апреля боевая авиация стран международной коалиции — впервые с начала операции в Ливии — нанесла удары и в этом регионе. Вооруженные отряды пошли в наступление и, продвинувшись по направлению к Триполи, подготовили два аэродрома, на которые стали приземлятся катарские самолеты. К середине июня повстанцы вошли в окрестности города Эз-Завия, крупного нефтеперерабатывающего центра в 50 километрах по шоссе от столицы, но их выбили правительственные войска.

В то же время, 1 июня в Брюсселе, на встрече послов стран-членов НАТО приняли решение продлить военную миссию в Ливии ещё на 90 дней. В парламентах основных участников операции «Объединенный защитник» разгорелись нешуточные дебаты. По устаревшей военной технике ливийской Джамахирии выпущено около 200 крылатых ракет, стоимостью 1,4 миллиона долларов каждая. Авиация альянса выполнила около 8700 полетов, из них 3500 боевых. Авианосцы бороздили Средиземное море у побережья Ливии, подводные лодки успешно поражали цели крылатыми ракетами, инструкторы и наводчики выполняли поставленные задачи, по телевизору и в Интернете боевики в тапках обещали Каддафи скорую расправу, а полковник жил в столице, выступал на многотысячных митингах и сдаваться не собирался. Захват городов экстремистами — грабеж складов с оружием и нападение на полицейские участки — при подходе армейских частей заканчивался быстрым отступлением и трупами полицейских на виселицах. В больницах раненым солдатам экстремисты отрезали головы.

Согласно Конституции страны, президент США обязан отчитаться перед парламентом через 60 дней после начала вооруженного конфликта, но 3 июня из Белого дома пришло только краткое уведомительное письмо о продолжении участия в операции. Группа недовольных конгрессменов и сенаторов во главе со спикером палаты представителей пригрозила подать в суд на администрацию президента и потребовала разъяснить: почему и как Штаты участвуют в добровольно-принудительном движении ливийской Джамахирии к настоящей демократии и сколько это стоит? Парламентарии получили и другое послание — открытое обращение полковника Каддафи с просьбой разобраться в ситуации и остановить войну.

Саиф аль-Ислам Каддафи дал интервью итальянской газете. «Выборы, только выборы. В течение трех месяцев. Максимум до конца года. С полной гарантией прозрачности. При любых международных наблюдателях… В период до выборов необходимо подготовить новую Конституцию и систему контроля за голосованием без подкупа и угроз. Я верю, что в будущем Ливия станет системой мощных местных автономий и слабого федерального правительства в Триполи. Модель может быть по типу Соединенных Штатов, Новой Зеландии или Австралии». Его мнение совпадало с планами ставшего в мае официальным послом США в Ливии мистера Стивенса: создать федеральную страну либерального типа. Но Саиф верил в победу клана Каддафи на выборах, а новую Конституцию начали готовить задолго до арабской весны.

Так бывает — цели одинаковые, а методы достижения разные. В туркменском народном эпосе секрет заколдованных волов открывался просто: это маленький Ярты-гулок устроился между рогами у быков и ловко управлял упряжкой. Если бы в этом мире было все так просто, как в сказках для младшего детского возраста, то полковник Белов уже давно бы просиживал пенсию, играя в шахматы с соседом по даче. Для того чтоб начать войну, оказалось достаточным показать пару размытых картинок по телевизору. Судя по отчетам Human Rights Watch и Amnesty International, из 159 погибших в Ливии в первые дни волнений — 151 убит при нападении на военные базы и полицейские участки.

В середине июня из администрации президента США в конгресс пришел 30-ти страничный отчет. При голосовании мнения разделились, и решено «продолжать поддерживать миссию международных сил в Ливии, защищать мирных ливийских граждан и призывать полковника Каддафи к порядку», но ввели ограничения на финансирование военной операции. Американские вертолеты не принимали участия в атаках с воздуха, а крылатыми ракетами, запас которых весьма ограничен, перестали бомбить цели, которые в сто раз дешевле самой ракеты. Даже без дополнительных расходов на тайные операции, которые официально не светятся в бюджете, налогоплательщики США к этому времени потратили на войну около миллиарда долларов.

В парламенте Италии тоже началось движение. Одна из правящих партий резко выступила против увеличения военных расходов. Министр внутренних дел и министр обороны дали интервью о возможном ограничении сроков участия в «Объединенном защитнике». В итальянских газетах попытку французских спецслужб убрать Каддафи расписали по дням, часам и минутам. В планах значилось: после первых воздушных ударов армия разбежится, боевики займут основные города, а полковник вместе с родственниками покинет страну. Такой прогноз, видимо, базировался на оптимизме господина Месмари, шефа протокола Муаммара Каддафи, удравшего в Париж после вскрывшейся растраты казенных денег.

Премьер-министр Италии Сильвио Берлускони с ловкостью фокусника одновременно выступил за мир во всем мире и обозначил определенную решимость воевать до победного конца в Ливии: «Мы готовы активизировать наши действия, чтобы быстрее завершить операцию». В августе он заявил, что всегда был против войны с Каддафи, но выполнял решения ООН и итальянского парламента. К тому же, с другой стороны, на него давили Штаты. Хотя когдато, после свержения короля Идриса, революционеры и выгнали из страны сто тысяч итальянцев, отношения с Джамахирией остались тесными.

Дебаты в парламенте Франции закончились решением продолжать военную помощь оппозиции. Норвегия и Дания заявили о скором выходе из операции НАТО — заканчивались боеприпасы и трещал по швам бюджет.

Для придания легитимности вмешательству во внутренние дела Ливии основные заинтересованные стороны создали так называемую «Контактную группу». Страны НАТО, Катар, ОАЭ и другие политические организации на встрече в Лондоне еще в начале событий взяли на себя ответственность за претворение в жизнь резолюции ООН № 1973. Следующие заседания проходили в Дохе (Катар), Риме (Италия) и Абу-Даби (ОАЭ). В Дохе, например, сразу решили закрыть спутниковый канал телевидения Джамахирии, хотя основная государственная телестудия в Триполи давно не вещала, став одной из первых целей для крылатых ракет. На этих встречах решались вопросы финансирования ПНС, деньги выделялись из специального добровольного фонда стран-участников и очень быстро заканчивались. Что бы предотвратить на захваченной территории волнения привыкшего к безбедной жизни населения Временное правительство вынуждено было начать выплачивать пенсии, пособия и зарплаты. О реальном возврате денег спонсорам речь даже не шла. За время войны повстанцам удалось отправить Катару только один танкер с нефтью.

Четвертая встреча, в Стамбуле, на которой госпожа Клинтон объявила об официальном признании Штатами ПНС единственным и легитимным правительством Ливии, открыла новые перспективы оплаты боевых действий против Каддафи. Теперь американские налогоплательщики могли спать спокойно. Официально платежи могли идти из найденных в межбанковской системе ливийских миллиардов. Предложение Турции, которое предусматривало мирное разрешение конфликта, практически не рассматривалось.

Почти сразу после того, как повстанцам начали поступать крупные суммы с размороженных счетов, в самом Бенгази начались уличные бои. В наскоро сколоченном Переходном Национальном Совете шла своя игра: делить деньги всегда не просто. С одной стороны, — бывшие приближенные Каддафи, а с другой — его старые враги. При полковнике генерал Юнис одно время командовал батальонами спецназа — военной полиции. Он выполнял приказы правительства, в котором теперешний предводитель ПНС, Махмуд Джибриль, играл не последнюю роль. Документы с подписью господина Джибриля в самом начале его ливийской карьеры, в том числе распоряжения о скорейшем уничтожении врагов Каддафи — боевиков из «Аль Каиды Магриба» и ЛИБГ, найдут позже в трипольских архивах. Но теперь боевики входили в состав ПНС, захватили власть и установили законы жесткого шариата во многих городах и оазисах. Одному из участников игры, бывшему соратнику Каддафи еще при свержении короля, слишком много знавшему про господина Джибриля и кровному врагу боевиков, жить оставалось недолго.

За несколько дней до начала священного месяца Рамадан генерала Юниса срочно вызвали в ПНС, якобы для отчета. Под его командованием войска повстанцев не смогли взять окруженный город аль-Брега и отступили. А по прибытии командующего в Бенгази, на одной из улиц города его машину изрешетили пулями из крупнокалиберного пулемета. Генерал погиб. В городе разгорелся вооруженный конфликт между группировками повстанцев. На улицы вышли танки и патрули катарского спецназа: перестрелки затихли, а в переходном совете Джибриля произошли кадровые изменения.

Тем временем, Абдель Бельхадж стал главой восставших берберов. В Западных горах организовали настоящие лагеря подготовки боевиков. Под руководством опытных зарубежных инструкторов пятитысячный отряд повстанцев готовился к штурму Триполи.

Белов взглянул на часы: 19.24. В его офис пришел секретный пакет под шестью сургучными печатями. Только бывшие соседи могли отправить бандероль с уведомлением о вручении — пакет в приемную должен доставить офицер с зелеными погонами. Алексей Емельянович должен принять пакет из рук-в-руки, под подпись. Крупная капля дождя упала на открытую страницу туркменских сказок и растекалась мокрым пятном. Тянуться по ленинградке в пробках для получения пакета не было настроения. Полковник отправил подтверждение о готовности получить казенный конверт из вощеной бумаги по местонахождению. В черте города Москвы норматив доставки пакета от соседей — один час, курьер передаст его получателю лично в руки.