Прочитайте онлайн Ливийский вариант | Глава 11. Операция «Рассвет русалки»

Читать книгу Ливийский вариант
2416+1514
  • Автор:

Глава 11. Операция «Рассвет русалки»

Через шесть месяцев после начала войны столица Ливии все еще оставалась в руках Каддафи. В первых числах августа отряды повстанцев, несмотря на жару и священный для мусульман месяц рамадан, начали активное наступление по направлению Триполи.

Подготовительный этап операции «Рассвет русалки» начался еще в мае, когда стало понятно, что уничтожить Муаммара Каддафи крылатыми ракетами не удалось: два раза подряд в одном и том же месте полковник не ночевал. Под видом мирных жителей в Триполи начали забрасывать боевиков. Их готовили в Бенгази британские спецназовцы и сотрудники службы внешней разведки МИ-6. Скромно одетые рыбаки занимали пустующие квартиры или платили символическую плату за аренду. Группы боевиков оборудовали нелегальные склады, явки и даже тюрьмы.

Им переправляли специальные средства связи, оружие и амуницию — все это накапливалось на тайных складах буквально тоннами. Планировалось, что по сигналу о начале штурма боевики выступят одновременно, забаррикадируют основные транспортные развязки и займут ключевые перекрестки. В Мисурате отрабатывал боевое взаимодействие с отрядами местных восставших племен британский спецназ SAS и бойцы специальных сил французской жандармерии GIGN. В Западных горах под руководством Бельхаджа и опытных инструкторов пять тысяч боевиков изучали технику уничтожения танков, тактику ведения уличного боя и методы зачистки зданий от живой силы противника.

Операция «Рассвет русалки» началась вечером в субботу, 20 августа. Сигналом послужила трансляция видеообращения катарским спутниковым ТВ-каналом, вещавшим на Ливию. Представитель ПНС произнес в эфире заранее условленную фразу. По команде скрывающиеся до этого боевики собрались в группы, вышли с оружием в руках на улицы, организовали блок-посты и взяли под контроль необходимые для успешного «thunder run» — прорыва с боем, перекрестки столицы.

Массированный удар авиации НАТО по 120-ти заранее намеченным целям был одной из основных частей плана. Многие сотрудники западных средств массовой информации оказались на самом деле разведчиками, определяющими первоочередные объекты для ракетных и бомбовых атак. Американские беспилотники и британские спецназовцы оперативно корректировали авиаудары. В ночь на воскресенье, 21 августа, самолёты коалиции вылетали на боевое задание 46 раз.

С разных сторон Триполи атаковали более дюжины различных отрядов повстанцев. Командиром самых крупных и хорошо организованных катиб оказался Бельхадж. Его отряды береберов шли на Триполи со стороны суши. Считалось, что с этой стороны столица Ливии надежно защищена верными правительству войсками. Но один из приближенных полковника Каддафи, командующий бригадой обороны города, оказался предателем. Его батальоны сдавали позиции без боя. Двух начальников секторов обороны и около 70-ти офицеров среднего звена противники Каддафи тоже подкупили, на их участках боевики Бельхаджа входили в город как горячий нож в масло.

Основное наступление шло со стороны моря, где натовская авиация заранее перемолола военные объекты ливийцев в груды щебня. С французских катеров высадился десант из Мисураты. В районе аэропорта разгорелся ночной бой, но атаки повстанцев на этом направлении отбили. В захваченных городских кварталах некоторые катибы повстанцев устроили такую резню, что начал нервничать даже глава ПНС. Местным жителям, которые и не думали ни с кем воевать, пришлось отстреливаться из автоматов, которые раздавали со складов всем, кто хотел принять участие в обороне столицы.

В воскресенье вечером элитные танковые части под командованием Хамиса, срочно прибывшие из района других боевых действий, выбили повстанцев из части города на подходе к правительственным кварталам.

В процессе подготовки к операции из приехавших повоевать против Каддафи ливийских эмигрантов для съемки «живых» репортажей организовали группу артистов.

Участие этих «героев» в штурме Триполи освещал специальный корреспондент британского агентства «Рейтерс» в бронежилете, но без каски. Он сопровождал живыми комментариями ведение боевых действий на окраине города. Группа из восьми похожих на повстанцев лиц для начала совершила короткую, совсем непохожую на боевую, пробежку толпой. Затем артисты вели огонь из автоматов Калашникова по воображаемому врагу вдоль улицы из-за угла дома, не глядя и не целясь, но одновременно давали короткие победные интервью.

Более серьезно к предстоящему освещению событий подготовились профессионалы из «Аль Джазиры». Ее руководитель был тесно связан с французскими и американскими спецслужбами. В катарской пустыне, неподалеку от города Доха, построили декорации, имитирующие Зеленую площадь в столице Ливии. На этой съемочной площадке сняли толпу статистов с пистолетами и автоматами в руках, как бы празднующих взятие Триполи. Девушка-корреспондент в бронежилете и сдвинутой набок каске неплохо сыграла свою роль. Но подготовка к съемке художественного фильма прошла быстро, режиссерам пришлось уложиться в две недели. Бюджет, по голливудским меркам, оказался тоже весьма ограничен и постановщики допустили ошибки. Так, в «прямых репортажах» с Зеленой площади фигурировала не существующая в реальности пальма, не там расставили бутафорские столбы освещения, не учтены архитектурные детали. На реальной площади в Триполи была вырыта яма под фундамент, которой на видео не оказалось. На ролики большими белыми цифрами поставили дату и время съемки, но при загрузке на You Tube сохранилась информация о настоящих дате и времени создания файлов.

«Аль-Джазира» начала крутить ролик с ездящими по кругу на Зеленой площади чисто вымытыми «тойотами», задолго до того, как враги Каддафи смогли захватить центр Триполи. Артисты без амуниции — запасных рожков к автоматам, гранат, разгрузок и т. д., изображая победу над ненавистным тираном, палили из девственно чистых калашниковых и устраивали перед камерами танцы с объятиями и поздравлениями. Никакой крови, никаких раненых, убитых солдат или плачущих, испугавшихся бомб детей. Но это совсем не кино. Одна из лучших новостных телекомпаний мира с аудиторией до миллиарда зрителей в умелых руках превратилась в часть операции по свержению Каддафи.

«Аль Джазира» поспешила заявить, что сыновья Каддафи — Саиф аль-Ислам, Саади и Мухаммед — захвачены при штурме Триполи, а младший — командир бронетанковой группы Хамис, погиб. Информация оказалась ложной, но сеяла панику не только среди населения, солдат и полицейских: почти все посольства в Триполи сменили зеленые флаги Джамахирии на трехцветные. Все системы связи — гражданской и военной — находились под контролем западных спецслужб или вообще не работали.

Ночью Саиф аль-Ислам появился в отеле, где находились иностранные журналисты, и дал интервью. А женщины из охраны дочери Каддафи — Аиши, отбили атаку катарских спецназовцев, и она решила покинуть столицу. Причем без содействия одного из командиров крупного отряда повстанцев вряд ли бы смогла это сделать.

На следующее утро бомбовые удары натовских самолетов стали еще интенсивнее. На укрепленные объекты с бортов бомбардировщиков Британских Королевских ВВС полетели особо мощные управляемые авиабомбы с комплексом высокоточного наведения — лазерным и по Global Positioning Satellite (GPS), бомбы Paveway-4. Бомба, внешне похожая на ракету, пробивает двухметровую стену и взрывается внутри помещения, выжигая все живое. Во время боевых действий против Каддафи британские бомбы с высокой точностью уничтожали боевые корабли, ангары и бункеры. После войны, для пополнения запасов, британское министерство обороны заказало продукции на сотню миллионов фунтов стерлингов.

В порту Триполи высаживались новые катибы повстанцев, отряды наемников и спецназ. Над улицами города появились вертолеты, пулеметами и ракетами расчищавшие путь для наступления катарского спецназа и «солдат удачи» со стороны моря. Вместе с бойцами SAS и французских специальных подразделений, переодетых повстанцами и вооруженных автоматами Калашникова, они клиньями продвигались к важным объектам. Главной задачей ставился захват Баб-аль-Азизии с резиденцией Каддафи. Следом шли боевики и давили оставшиеся очаги сопротивления.

Уличные бои шли днем и ночью. Штурмовать Баб-аль-Азизию нападавшим пришлось всем вместе, в понедельник, 22 августа. Но полковника Каддафи и членов его семьи там не обнаружили. Для них сигналом к эвакуации послужил видеоролик «Аль Джазиры» с празднующими победу на макете Зеленой площади артистами: его появление на ТВ подтверждало реальное начало операции по захвату столицы. Каддафи до конца не мог поверить в то, что начнутся наземные бои с иностранными войсками. Он созванивался с высокопоставленными друзьями из Италии и Великобритании, и все они в один голос заверяли полковника, что такого не произойдет. Во время боев в столице полковник и Саиф аль-Ислам говорили по телефону с Кирсаном Илюмжиновым, но кроме моральной поддержки не получили из России ничего. И тогда небольшая группа гелендевагенов выехала из Триполи в один из приморских городов.

22 августа над казармами Баб-аль-Азизии подняли трехполосный, сануситского клана и катарский государственый флаги, но бои в городе продолжались. 24-го августа десантом высадились дополнительные подразделения спецназа Великобритании, Франции и Катара, количество бойцов которого перевалило за пять тысяч. Бои в различных районах Триполи не стихали до конца августа. Абдель Бельхадж занял пост военного коменданта столицы. 25-го посольство Ливии в Москве спустило зеленый флаг Джамахирии.

Россия признала ПНС легитимным правительством Ливии. Китай, Южноафриканская Республика, латиноамериканские страны и даже Израиль не торопились это делать. РФ приняли в «клуб друзей Ливии» и у нее появилась появилась возможность отстаивать свои экономические интересы: крупные контракты на добычу нефти, которые подписанны еще при Каддафи. Весьма спорное внешнеполитическое решение не укрепляло авторитет ООН и окрашивало в холодные тона отношения РФ с КНР, с которой они часто голосовали в Совете безопасности, предварительно согласовав позиции по данному вопросу. Китай действовал по-другому, более гибко — даже во время войны поддерживая работу своих торговых представительств и в Триполи, и в Бенгази.

Политики Российской Федерации изображали многовекторность по отношению к событиям в Ливии, но реально оставаясь в русле про-западного направления. Еще до введения ООН «закрытого неба», из одного ливийского порта срочно отозван торговый корабль с ЗИПами военного назначения. ЗИП расшифровывается просто — запасной имущественный пакет, но российский груз под таким скромным названием мог изменить ход военных действий. В контейнерах готового к разгрузке теплохода было много чего интересного. Например, пришли еще не оплаченные Каддафи свежие радиолампы для зенитно-ракетных комплексов «Вега». Советский компьютер, железный шкаф с начинкой образца середины 20 века, вполне мог справиться с задачей по уничтожению современных самолетов. Оружие устаревшее, но если бы ракеты стояли на боевом дежурстве, операция Souhern Mistral, или, как называли ее многие крупные политики — «новый крестовый поход», шла бы совсем по другому сценарию. Если бы вообще началась.

Господин Путин, в то время премьер-министр, выступая перед рабочими на оружейном заводе, назвал резолюцию ООН номер 1973 документом, напоминающим «средневековый призыв к крестовым походам». Президент Медведев поспешил сделать публичное замечание премьеру: «Ни при каких обстоятельствах неприемлемо использовать выражения, которые, в конечном счете, могут привести к столкновению цивилизаций. Такие как „крестовые походы“ и прочие». Тандем разыгрывал почти театральное представление про «плохого и хорошего парня». Президент РФ решал со Штатами важные вопросы. Помимо скорого вступления в ВТО Москву очень заботили планы размещения мощного радиолокационного комплекса в Польше, как бы прикрывающего Европу от иранских ракет. Медведев и Обама вели оживленные телефонные переговоры и собирались встретиться на очередном саммите «большой восьмерки».

Посол России в Триполи, Владимир Чамов, лишился полномочий. Знаток арабского мира, не совсем правильно сориентировавшийся в кремлевских раскладах, отправил в Москву официальную телеграмму, где характеризовал позицию родины как «близкую к предательству». Великобритания и другие участники коалиции не отзывали своих послов вплоть до начала мая и пошли на этот шаг только после разгрома представительств каддафистами.

На самом деле, первым назвал события в Ливии «крестовым походом» министр внутренних дел Франции, когда официально поздравил Николя Саркози с успешным началом операции. Сразу после того, как самолеты «Рафаль» остановили продвижение ливийских правительственных войск на повстанцев Бенгази — еще до принятия резолюции. И никто не собирался обижаться. Полковник Каддафи использовал это выражение в качестве ругательства и несколько раз пугал новым «крестовым походом» соотечественников и мусульман всего мира — громче всего эта фраза прозвучала на миллионном митинге 1 мая в Триполи. Тогда 32-я танковая бригада под командованием его сына Хамиса успешно громила повстанцев, несмотря на атаки натовской авиации.

С тех пор прошло четыре месяца, и сотни километров обочин шоссе Триполи-Бенгази оказались заваленными скелетами сгоревшей военной техники, улицы почти всех крупных городов превратились в руины, столица под контролем радикальных исламистов, а «новый крестовый поход» близился к логическому завершению. Только в этот раз поводом для войны стало не освобождение христианских святынь от неверных.

Ершов удерживал правую руку пилота гидросамолета в захвате. Летчик не делал лишних движений. Он не пытался выхватить левой рукой пистолет. Вряд ли бородач, как ласково окрестил его Сергей Ершов, держал патрон в патроннике. А для того чтобы произвести выстрел из пистолета, похожего на «Макаров», сначала нужно передернуть затвор, чтобы дослать патрон в патронник. Особенно если его там еще нет. А не имея в этом уверенности, следует передернуть затвор еще раз. Неиспользованный патрон выщелкнется, сверкнув гильзой, сам. После этого, если снять пистолет с предохранителя, можно нажать на спусковой крючок и произвести выстрел. Если те же самые действия собирается проделать противник и пытается приставить ствол вам ко лбу, можно попробовать вывернуть пистолет из его руки, обязательно при этом зажав курок-молоточек, который будет ударять по патрону для выстрела — вставив большой палец между взведенным курком и корпусом пистолета. Тогда он выстрелить не сможет. Как всегда, кисть противника нужно выкручивать в сторону большого пальца.

Если при попытке выкрутить пистолет у противника не поставить преграду в виде пальца между курком и патроном, оружие может выстрелить и тогда собственная кисть серьезно пострадает. Вообще-то хвататься за чужое оружие, пожалуй, не стоит. Но, если приходится выбирать между пулей в собственную голову и поломанными пальцами, стоит рискнуть.

Сильно «давить» бородача Сергей не стал. Он прекрасно знал, что такое боль в суставе. Правое плечо капитана имело привычный вывих, который он приобрел не после многолетних тренировок по выкручиванию рук, прыжков с парашютом или заплывов под ледяными волнами Баренцового моря. Вывих плечевого сустава это один из методов освобождения из смирительной рубашки — пару раз такую ситуацию тоже пришлось отрабатывать.

С тех пор в правом плече иногда ныла какая-то мелкая мышца. Сергей плавал, отжимал штангу, вертелся на турнике и преодолевал полосу препятствий на мастерский норматив без проблем. Но однажды, когда в постели оказалась очередная брюнетка, боль дала о себе знать. В самый неожиданный момент, когда красавица спала, а Сергей пытался дотянуться до пульта ДУ, который валялся под диваном, боль сковала руку. Пришлось перевалиться всем телом на пол и расслабиться, как для самовправления сустава. А для того чтобы все прошло правильно, надо лежать лицом вниз на твердой поверхности и свесить руку вниз, максимально расслабив мышцы. В ту ночь Сергей лежал на ламинированном полу на животе и пытался максимально расслабить мышцы минут десять. Вряд ли бы брюнетка поняла, чем он там занимается, доведись ей в этот момент проснуться. Врачи предлагали сделать три укола в район суставной сумки и гарантировали стопроцентное выздоровление. Но лечение и последующие процедуры постоянно откладывались на более поздние сроки. Не хватало времени, да и желания, впрочем, тоже не было.

Сергей отпустил руку пилота. Грек сразу потянулся за лежавшим на полу ножиком для чистки рыбы. Значит, с рукой у него все в порядке. Мужик вроде нормальный и самое время ему браться за штурвал:

— Дружище, нам нужно доставить груз, — успокоил пилота Сергей.

Грек спрятал нож в ножны на правой щиколотке и удивленно переспросил:

— Разве мы не сбросили это дерьмо возле русского теплохода?

— Мы сбросили только пустой минибар, мой друг, — ответил Ершов, снимая очки с затемненными стеклами.

Полет на автопилоте заканчивался, до захода на глиссаду аэропорта оставалось всего ничего, а «супер шершень» скрылся за низкими облаками, не пытаясь посадить их в нейтральных водах. Темные очки от солнца можно снимать — в этих широтах закат очень быстрый. Но грек, наоборот, надел очки и прикурил очередную вонючую сигариллу.

Следующая задача капитана Ершова — пройти паспортный контроль на одном из пирсов, где проверяют прибывших на гидросамолетах, и добраться до наземного аэропорта Ларнаки. На Кипре, по статистике, садилось и взлетало пять частных самолетов с пассажирами из России в день, но Сергей спокойно успевал и на чартерный туристический рейс. Если с грузом будет все в порядке.

Грек понял, что с планами получения страховой суммы пора расставаться. Он думал, что они уже доставили груз, когда сбросили розовый биотуалет в море. Если не довезти пассажира — грех, но не самый страшный, то за пропавший мешок русские точно открутят голову. А пистолет в подплечной кобуре стартовый. Из него по утрам, у морской стоянки самолета в марине, он обычно разгонял чаек. Птицы имели дурную привычку сидеть на крыльях и одновременно гадить, оставляя коричневые пятна. Да и с кобурой пилот выглядит солидней. Главное, не выхватывать пистолет резким движением, иначе можно нарваться на встречную пулю.

Полковник Белов получил пакет из темной, промасленной бумаги под сургучными печатями ровно через 40 минут. Курьер прибыл на мотоцикле. Из-под снятого шлема водопадом упали роскошные русые локоны. На секунду Белову показалось, что в сумрачном осеннем небе запахло весной. Голубые прозрачные глаза девушки светились неподдельным женским интересом. Не хотелось даже думать, что это очередная подстава службистов, может быть, просто такие нынче курьеры. Белов расписался о получении и вздохнул. Мотоцикл, мигнув задним красным фонарем перед выездом на главную, скрылся в суете слякотного вечера.

Из срочного сообщении стало понятно, почему самолет с морскими пехотинцами, спешившими на помощь американскому послу, не приземлился в Бенгази. Неподалеку от аэропорта в удобном для прицельной стрельбы месте обнаружен переносной зенитно-ракетный комплекс и следы пребывания двух человек. Место для пуска ракеты выбрано грамотно. Так, что самолет можно сбить при заходе на посадку или уничтожить на полосе после приземления.

В отличие от не внятной многовекторной политики МИДа, другие государственные службы РФ решали вопросы оперативно и в рабочем порядке. В таком же пакете в свое время пришла информационная записка: после взятия Триполи Абдель Белхадж раскопал документы с подписью Джалиля — приказы правительства Каддафи — физически уничтожать боевиков-экстремистов. Нынешнего военного коменданта Триполи в том числе. Для многих после такой находки в деле об убийстве генерала Юниса стало меньше «белых пятен». По информации от соседей, посланный Муаммаром Каддафи для разгона повстанцев в Бенгази генерал своим переходом на сторону оппозиции отодвинул от командования боевыми операциями в ПНС мистера Халифа Белкасима Хафтара. А это весьма болезненно воспринято одной из разведывательных служб США.

Халиф Хафтар, боевой армейский генерал армии Джамахирии, после возглавляемой им неудачной военной кампании в Чаде попал в немилость Каддафи. Из за этого он предпочел эмигрировать в США и с 1987 был sensored агентом секретной службы. Там, также как и в спецслужбах Великобритании, готовили для операций по свержению ненавистных диктаторов не только артистов. Плюс мистер Хафтар, в отличие от Юниса, имел опыт боевых действий. Наступление повстанцев на Брегу под руководством Юниса закончилось почти сразу после начала — как только головорезы наткнулись на минное поле. Генерал Хафтар учился в одной из военных академий СССР, умел организовать разведку, владел тактикой и планированием боевых действий. Попытка главы ПНС повесить убийство Юниса на сторонников Каддафи освещалась в новостях. Но на самом деле машину с генералом Юнисом остановили на блокпосту боевики одной из катиб, под каким-то предлогом пересадили в другую, вывезли в пустыню и убили. Для прикрытия его машину расстреляли из автоматов и гранатомета, а убитого пытались сжечь. Племя Варффала возмутилось так, что чуть не выступило в поход из Бани Валида на Бенгази войной.

В самом Бенгази начались волнения, для подавления демонстраций на улицы вышла катарская бронетехника и патрули. Несколько человек с зелеными флагами Джамахирии расстреляли. ПНС постарался замять скандал. Обгоревший труп Абделя Фатез Юниса похоронили со всеми армейскими почестями. Генерал Хафтар стал главой Генштаба повстанцев. Еще летом разногласия между бывшими военными армии Джамахирии и финансируемыми из Катара радикальными исламистами во главе с Бельхаджем превратились в откровенную вражду.

Тогда, после получения информации от соседей, Белову многое стало ясно, да и сегодня, похоже, мозаика стала постепенно складываться в картинку. Логично предположить: если американцы не прислали самолет со спецназом для спасения посла прямо в Бенгази, значит, они знали о том, что десант собираются уничтожить. И поступила эта информация явно через местную агентуру. Засечь точку стрельбы АНБ или военная разведка США наверняка смогли бы только после выстрела. Глен Догерти, который погиб в ту же трагическую ночь, что и посол, опытный кадровый сотрудник ЦРУ, работа которого и заключалась в контактах с агентами. Официально его группа искала переносные зенитно-ракетные комплексы советского производства.

Еще в апреле, сразу после появления на сцене повстанцев, Российская Федерация официально проявила озабоченность о ПЗРК, которые хранились на армейских складах Джамахирии. Выступления «революционеров», «суар» как предпочитали сами себя называть повстанцы на арабском, сопровождались обязательным грабежом арсеналов.

В свое время Ливия закупила у Советского Союза около двух тысяч ПЗРК «Стрела 2М», «Стрела 3», «Игла 1». Во время войны на это мало кто обращал внимание. Системы счиатлись устаревшими и особого вреда авиации НАТО принести не могли. Особенно «Стрелы», гарантийный срок применения которых давно истек.

Это в конце 80-х годов поставки американцев в Афганистан ПЗРК «Стингер» изменили ход войны советов против моджахедов. Современная военная авиация оборудована защитой против тепловых систем самонаведения таких ракет. Но если ПЗРК попадут в руки террористов, особенно «Игла 1С», то могут пострадать гражданские самолеты не только на Ближнем Востоке или Магрибе. Похищенные со складов комплексы боевики переправляли коллегам по всему миру. Только после захвата Триполи спецслужбы стран «друзей Ливии» занялись поисками серьезно. По опыту Афганистана, Ирака и Югославии самым действенным способом считался выкуп ракет у новых владельцев за наличные. Из государственных бюджетов стран, участвовавших в операции, выделили конкретные суммы.

Белов подумал, что за догадки и версии ему грамоту не дадут и по головке не погладят. Эта шахматная партия, похоже, только начало турнира. А грамот и благодарностей у него килограмм пять пылиться гдето на антресолях. Гидросамолет с Ершовым заходил на посадку у острова Кипр.

В тот момент, когда поплавки шасси коснулись моря, гидросамолет изрядно тряхнуло: вечерний бриз нагонял легкую волну. Дальше самолет заскользил по воде более уверенно. От встряски желудок напомнил Сергею, что он просто очень хочет жрать. Галеты из пайка китайских парашютистов капитан выбросил в море вместе с ненужным снаряжением. Вареники с вишней перешли в категорию отдаленных планов, а вот банка даже не разогретой тушенки, пожалуй, в самый раз. Но и холодной говядины, которую без хлеба все равно не съешь, тоже не наблюдалось. В салоне самолета, в наглухо закрепленном зеленом пластмассовом ящике для стеклотары, присутсвуют четыре литровых бутылки сомнительного греческого коньяка. Последняя закусь, оливки ушли на анализы НАТОвским экспертам.

Гидросамолет с логотипом курящего сигару аквалангиста еще гладко катился по мелкой ряби, когда Сергей открыл дверь в пассажирском салоне. По стечению обстоятельств, яхта с российскими дипломатами на борту, возвращаясь на место швартовки после глубоководной рыбалки, должна пройти примерно в десяти метрах от самолета. В принципе, это подстраховка, но на берегу под уже включенными фонарями ночного освещения Ершов заметил блики от следившего за событиями в порту оптического прибора.

Гидросамолет, грамотно подруливая двигателями, шел к пирсу, поворачиваясь к наблюдателю с набережной носом. Слева раздался звук хлюпнувшей по борту волны. Люксовая яхта с высокой мачтой выходила на параллельный курс и через минуту оказалась совсем рядом. Паруса на ней сегодня не поднимали, девочек на борту тоже не наблюдалось. Яхта шла медленно и почти бесшумно, два турбодизеля работали почти на холостых оборотах. На корме в полной боевой готовности находился пресс-атташе посольства РФ, который должен принять посылку Ершова на борт. Он смотрелся весьма экзотично: в темных брюках, светлой офисной рубашке, при галстуке и с двухметровым багром наперевес. Атташе снизу подсвечивал свое лицо ручным фонариком. Рожа тянула на Оскар в номинации лучший герой фильма ужасов. Во всяком случае, узнать его было тяжело. Очертания портрета совпадали с фото из оперативной папки только по ключевым точкам. Сколько нужно выпить на рыбалке и кто автор идеи такой подсветки, Сергей не знал. Но очень похоже на военных. По Уставу Караульной службы, сомневающийся часовой обязан приказать осветить лицо любому, приближающемуся к охраняемому объекту.

Ершов достал непромокаемый мешок с компьютерными железками и, широко размахнувшись, бросил его в направлении яхты. Многолетние тренировки сотрудника дипломатического представительства по поднятию на борт попавшегося на крючок голубого марлина или крупного тунца не прошли даром. Он ловко и без лишнего шума подцепил груз багром. В этот момент Сергей незлым тихим словом оценил планирование операции — длинная вечерняя тень самолета практически скрывала происходящее от наблюдателей с пограничного пирса, но с берега видно все как на ладони. В мешке, который он перекинул дипломатам, жесткого диска не было.

Более правдивой картинки, чем русский, доставленный на остров гидросамолетом, следует к паспортному контролю с бутылкой и при этом отхлебывает из горла, Сергей не мог себе представить. «И светят им не звезды на погонах, а звезды на бутылках коньяка», — он выдернул из ящика литровую «Метаксу», свинтил крышку и, правильно прополоскав коньяк во рту, выпил грамм пятьдесят.

Гидросамолет и яхта расходились по акватории марины в разные стороны.