Прочитайте онлайн Ливийский вариант | Глава 7. Секс по-французски

Читать книгу Ливийский вариант
2416+1515
  • Автор:

Глава 7. Секс по-французски

Адмирал Новиков смотрел на мониторе видео, правда пожатое и без звука. Темнокожий морской пехотинец из M134 (Minigun) чуть не в упор расстреливал рубку мирного российского сухогруза. Мощный морской бинокль бывалого капитана записал отличную картинку. Вспышки пороховых газов установленного на «Sea Hawk» пулемета четко зафиксированы. Пули прошли мимо, но капитан теплохода обязан занести данное происшествие в бортовой журнал. Прокол военных позволял сделать ответный ход конем.

Адмирал вызвал к себе полковника Белова по закрытой линии. Это операция Емельяновича, Новиков обеспечивает только необходимое взаимодействие и не собирался принимать никаких решений. Так, иногда, адмирал негласно подчинялся полковнику.

Когда пришел вызов, служебный гелендеваген Белова все еще полз по мокрому московскому асфальту. «Мерседес» гадко крякнул и, переливаясь световыми сигналами, словно синяя новогодняя елка, начал выбираться из пробки. Солдат без мата — как без автомата. Машина резко ускорялась, затем тормозила, снова крякала и, чуть не раздвигая бампером легковушки, нагло шла вперед. Алексей Емельянович не любил такой стиль езды, особенно в качестве пассажира. Полковник уже не мог и припомнить, когда он в последний раз сидел за рулем — в последнее время приходилось работать в основном головой. Нужно шаг за шагом разматывать события — из прошлого в настоящее и находить логические связи. Тогда, построив цепочку, можно прогнозировать будущее. За событиями в Ливии стояли денежные интересы, исчисляемые даже не в миллионах, а в миллиардах долларов. Цепочка редко получалась прямой, события переплетались узлами, в них можно легко запутаться, пойти в ложном направлении, поэтому приходилось обдумывать ситуацию по несколько раз и с разных точек зрения.

По средневзвешенной оценке зарубежные активы семьи Каддафи составляли двести миллиардов долларов. После его смерти за год совместными усилиями нашлись только тридцать шесть, хотя все зарубежные счета полковника и его приближенных давно заблокированы. В почетном представительстве США в Ливии в городе Бенгази до вечера 11 сентября 2012 года находилась и работала группа экспертов из 24 человек, по внутреннему релизу департамента «все они являлись агентами ЦРУ и занимались сбором информации о действующих на территории страны боевиках и членах ячеек исламистских организаций». Официальные власти повстанцев, естественно, не уведомляли о таком присутствии профессионалов.

Перед началом ночного штурма почетного представительства США в Бенгази американских экспертов эвакуированы в безопасное место. Один из агентов ЦРУ, Глен Догерти, который остался в основном здании, чтобы защитить посла, убит.

Среди почти нелегалов наверняка присутствовали не только дознаватели, но и специалисты по бухгалтерии и финансам. Вопросов к бывшим работникам ливийской банковской системы у экспертов хватало. Кроме глубоко спрятанных миллиардов семьи Каддафи стоило поискать и следы других банковских транзакций.

Информация о трансферах сумм свыше пяти миллионов долларов, даже если не сохраняется на материальных носителях, то почти всегда надолго задерживается в памяти служащих финансовых институтов. И легко может стать компроматом, подтверждением коррупции на самом высоком политическом уровне.

Так, 16 марта 2011 сын Муаммара Каддафи, Саиф аль-Ислам, заявил в интервью каналу «Евроньюс» буквально следующее: «Пусть Саркози сначала отдаст те деньги, которые он взял у Ливии для финансирования своей предвыборной кампании, это мы финансировали его кампанию… У нас есть все доказательства, банковские счета, документы на банковские переводы. Все это мы скоро обнародуем». Президент Белоруссии Лукашенко, который тесно общался с лидером Джамахирии, подтвердил, что полковник рассказывал ему о финансовой помощи будущему президенту Франции размером в сто миллионов долларов.

Саиф аль-Ислам Каддафи контролировал разветвленную сеть ливийских инвестиционных фондов по всему миру. Его отец часто платил за дружбу лидерам государств. Например, в 1996 году Б. Н. Ельцину выделели 26 миллионов.

После заявления сына ливийского лидера действующая французская администрация поспешила опровергнуть претензии семьи Каддафи. Но висеть на крючке у мятежного полковника президенту было явно неприятно. В любой момент документы могли появится в прессе.

Сказочная дружба главы Ливии и президента Франции началась сразу после того, как с Ливийской Джамахирии сняли жесткие экономические санкции ООН. Их ввели с 1990х после взрыва самолета над Локкерби, и отменили только в 2003, после того как Каддафи выплатил компенсации всем пострадавшим, кроме граждан США. Тогда то он и пообещал выдать международному сообществу все накопленные для производства атомной бомбы радиоактивные вещества.

Первый после снятия санкций зарубежный визит полковник совершил в Париж и разбил свой бедуинский шатер прямо на Елисейских полях. Когда в 2007 году господин Саркози выиграл президентские выборы, он объявил о намерении создать «Средиземноморский союз», куда должна войти и Ливия. Для Каддафи это был важный политический шаг, но дело заглохло на стадии разговоров. Убедительно врать — это главное искусство политика: в «Средиземноморский союз» пригласили Израиль, с чем арабские страны, теоретические участники альянса, никогда не согласились бы. Франция пообещала построить в Ливии АЭС, но предоставила реактор, практически непригодный для наработки оружейного плутония. Мечты Каддафи о собственной атомной бомбе опять оказались только мечтами.

В ответ правительство Саркози не получило разрешение увеличить добычу ливийской нефти, легкой для переработки из-за низкого содержания примесей, а наоборот: квоты французской «ТОТАЛЬ» урезали на 50 процентов и на нефтедобывающую компанию наложили штраф в 500 миллионов долларов. Ливийским руководство «забыло» и подписанных договорах о намерениях на крупные военные закупки. Сорванные миллиардные сделки совсем не укрепляли дружбу президента Франции с лидером Джамахирии.

По неподтвержденным в суде сведениям господин Николя Саркози увлекался продажей оружия и неплохо на этом зарабатывал. Еще на посту министра бюджета Франции он оказался замешан в скандале по организации откатов при продаже подводных лодок Пакистану. В декабре 2007 во время визита полковника Каддафи в Париж был подписан договор о проведении переговоров на поставку 14 новейших истребителей «Рафаль» (Rafale) производства фирмы Дассо (Dassault) в Ливию. Этот и другие крупные контракты на поставку оружия из Франции так и остались не реализованы. Те, кто занимался организацией этой сделки, оказались в полном расстройстве чувств — стоимость одного «Рафаль» более ста миллионов долларов, а общепринятый откат в торговле оружием — от двух до десяти процентов. При сумме контракта в тысячу миллионов получается неплохая сумма.

В апреле 2008 года, в ходе визита Владимира Путина в Триполи, было подписано соглашение о военно-техническом сотрудничестве. Ливию заинтересовали новейшие многофункциональные истребители Су-35 и истребители Су-30 на сумму около одного миллиарда долларов. Кроме продажи боевых самолетов, танков, зенитно-ракетных систем С-400 «Триумф» и С-300ПМУ2 «Фаворит», боевых вертолетов Ка-52 «Аллигатор» и Ми-17, ракетных систем залпового огня «Град» российские производители теснили с рынка традиционно продававшую Джамахирии морское вооружение Францию. В 2009 готовились договора на поставку подводных лодок проекта «636» и скоростных ракетных катеров типа «Молния». Остатки долгов советских времен пришлось списать, тем более что в РФ навечно застряла в ремонте подводная лодка ливийцев. Общая сумма новых оружейных контрактов составляла примерно 10 миллиардов евро.

Ливия, одна из немногих африканских стран, которым в свое время СССР помог на 150 миллиардов, рассчитывалась неторопливо, но оплатила около 80 процентов своей задолженности деньгами и нефтью. Кроме того, Россия получила крупный контракт на строительство железной дороги, а также ремонт и модернизацию советской военной техники. Но проблемы с современным вооружением Джамахирии не решались. Полковник подписывал договора о намерениях и в других странах, но при этом не спешил оплачивать контракты.

В марте 2011 года Франция первой официально признала повстанческий переходной национальный совет (ПНС) единственной легитимной властью на территории Джамахирии. На следующий день господин Саркози заявил, что Франция и Великобритания готовы нанести ракетные и авиаудары по целям в Ливии. Полковник Каддафи покрутил пальцем у виска и предположил, что Саркози «имеет проблемы с психикой и не дружит с головой».

19 марта в Париже состоялась встреча лидеров стран Лиги Арабских Государств (ЛАГ), а в Бенгази повстанцы учредили свой Центральный Банк Ливии и Национальную Нефтяную Компанию. Из 22 стран, участниц ЛАГ, во Францию приехали представители 11. Только девять из них проголосовали за обращение в ООН с просьбой о вмешательстве во внутренний ливийский конфликт. Но Саркози решился атаковать войска Каддафи без всяких санкций.

Во время первых налетов на военную базу «Аль-Джуфра» самолеты выпустили 15 малозаметных для радаров крылатых ракет SCALP (Storm Shadow) с навигацией по GPS. Ливийские новости сообщили об одном сбитом французском боевом самолете, но позже информация не подтвердилась.

С 19 марта по 30 сентября 2011 года самолеты и вертолеты Франции совершили четыре с половиной тысячи боевых вылетов на территорию Ливии — это более 30 процентов воздушных атак сил НАТО. Средние многоцелевые истребители «Рафаль» (Dassault Rafale-M) и истребители-бомбардировщики «Мираж-2000» (Dassault-Breguet Mirage-2000), действуя совместно, сбросили более 900 управляемых бомб и ракет класса «воздух-земля».

«Мираж» создавался во времена холодной войны как средство доставки французских атомных бомб и стал в те годы одним из лучших самолетов третьего поколения. К завершению противостояния с армиями Варшавского договора в массовом производстве истребителей-бомбардировщиков наступила некоторая пауза, но через какое-то время возник общеевропейский проект производства истребителя следующего поколения. «Eurofighter» Франция сначала поддержала, но затем отказалась от участия и продолжала разработку собственного самолета «Мираж». Самолет оказался удачным, особенно по соотношению цена-качество. С сентября 1984 до конца 1990 года экспортировано более 120 таких машин. Следующая разработка французской фирмы Дассо, многоцелевой истребитель «Рафаль» (Rafale), стал одним из лучших боевых самолетов четвертого поколения «плюс», однако с продвижением его на внешнем рынке возникли проблемы.

Изготовленный с применением композитных материалов, малозаметный для радаров «Рафаль» принят на вооружение Франции в двух вариантах: одноместный (для авианосцев) и двухместный. Самолет имеет 14 точек подвески и способен поднять в воздух девять тонн полезной нагрузки, в том числе, крылатые ракеты с ядерной боеголовкой, противокорабельные ракеты и контейнерную разведывательную систему.

Во время войны в Ираке истребители «Рафаль» выполняли только патрулирование — Франция не слишком сильно поддерживала войну с Хуссейном. Саддам предложил перевести расчеты за нефть в евро и закупал крупные партии фрацузского оружия. Сторонники доллара подкупили пять из семи командующих военными округами, а ночные охотники F-117А, стелс-невидимки разбомбили иракские ПВО. Источник нестабильности в регионе ликвидировали с минимальными потерями. Нехорошего президента Франции, грозившего наложить на эту войну вето в ООН, на следующих выборах победил более сговорчивый господин Саркози. Для этого его конкуренту предложили пост главы Международного Валютного Фонда. А сердца избирателей будущий президент покорил жестким, при помощи резиновых пуль, водометов и слезоточивого газа, разгоном мусульманских волнений в самой Франции

Французы пытались экспортировать «Рафали» и участвовали в тендерах на поставку истребителей четвертого поколения в Бразилию, Индию, Швейцарию, вели переговоры с Болгарией и Грецией, но до 2012 года не смогли заключить ни один контракт. Со Швейцарией Саркози даже пытался устроить что-то вроде дипломатического скандала, когда контракт на перевооружение местных ВВС собрались подписать с шведским Saab и решение утверждалось в общекантональном парламенте. Швейцарские военные летчики оттачивают боевое мастерство в пустынном небе над Швецией, а не в переполненном гражданским трафиком воздушном пространстве собственной страны. Кроме этого, обе страны ведут независимую от «старших братьев» политику.

В Бразилию Франция поставляет подводные лодки и участвует в строительстве атомного реактора, но тендер на покупку истребителей затянулся по экономическим причинам. Реальным оставался только контракт с Индией, эта страна на четвертом месте в мире по количеству боевых самолетов.

За победу в индийском тендере MMRCA на поставку и дальнейшее производство 126 многофункциональных средних истребителей с 2007 года боролись Дассо, американские Boeing и Lockheed Martin, шведский Saab, российский МиГ и европейский консорциум Eurofighter. США выпали из тендера, потому что предлагали Индии только готовые самолеты и не собирались делиться технологиями производства.

В 2009 году, после столкновения двух «Рафаль» во время тестовых полетов новой версии — «Рафаль М», Индия вычеркнула претендента из списка. На победу в тендеревполне реально расчитывал главным конкурент французов — концерн «Eurofighter». Фирма Дассо (Dassault) собиралась сворачивать производство. МиГи в смотринах не участвовали, так как, по оценкам про-французских экспертов, уже поставленные в Алжир российские истребители имели неустранимые недостатки. Алжир разорвал контракт, и новейшие боевые самолеты отправились на родину, где встали на вооружение РФ.

Кроме того, у Индии оставался открытым вопрос со взрывом на авианосце еще советского производства, купленного, впрочем у России, за небольшие деньги, но с условием модернизации. Асбестовую изоляцию, которая, если её растереть в порошок, вызывает рак легких, поставщики обязались заменить на огнеупорный кирпич. Российский ВПК купил продукт для выполнения контракта со стратегичеким партнером в Китае, из которого и смонтировал всё необходимое, — видимо потому, что не обладал секретами X века. Уже тогда для производства стройматериалов научились обжигать глину. Импортные кирпичи оказались низкого качества, на борту авианосца произошел перегрев и разрушение термоизоляции. От жары огнеупорные китайские кирпичи просто потрескались.

Во время военных действий в Ливии «Рафаль» подтвердил тактико-технические характеристики в ходе реальных боевых действий. Самолет хорошо сочетался в боевом звене с более легким истребителем предыдущего поколения «Мираж-2000». Сорок «Миражей» уже давно в составе индийских вооруженных сил.

В январе 2012, через три месяца после того как самолеты «Рафаль» отлично показали себя в небе над Ливией, Индия объявила о победе этого истребителя в тендере. Сумма сделки составила 10–12 миллиардов долларов. Сумма личных доходов организаторов могла дотянуть и до миллиарда.

Не оставалась Франция и без солидной доли в ливийском нефтяном пироге: Переходный Национальный Совет (ПНС) пообещал 35 процентов от будущей добычи.

Но, кроме личных амбиций и нефтяных интересов, играло роль еще одно, но, пожулуй, самое важное обстоятельство. Муаммаp Каддафи планировал отказаться и от доллара, и от евро, а вместо них ввести золотой динар. Для начала в Африке, а потом и начать переводить в эту валюту расчеты за нефть. Президент Саркози назвал это угрозой финансовой безопасности человечества. И это было правдой. Реально обеспеченный золотом динар мог взорвать финансовый рынок и сильно подвинуть основные валюты. Доллар превратился бы в ничем не обеспеченные бумажки. Это полковник Каддафи и назвал в одном из своих выступлений «арабской весной». Такой сценарий не устраивал в первую очередь основного патрнера Франции, забывшей о де-Голлевских принципах независимости.

Видео со стрельбой в направлении мирного теплохода смотрелось как боевик категории «детям до 12 лет запрещается» и выдавало сильную заинтересованность к пропавшим из представительства материалам на самом верху «союзников». Перед полковником Беловым стояла задача получить дополнительную информацию о ночных событиях в Бенгази, а не выводить мелкий инцидент с теплоходом на политический уровень.

До конца учебник по шахматам Белов так и не дочитал, но один из гамбитов, разработанных российским аристократом Урусовым, он запомнил хорошо. Для развития атаки в самом начале игры белые жертвуют пешку в центре шахматной доски. Черный конь забирает белую пешку, но если черные не делают следующий ход этим же конем, партию белыми можно считать выигранной, как по книжке — дальше там идет «детский» мат. Но если противоположная сторона, играя черными, пойдет конем правильно, то партия становилась интересной.

Семга на еще теплых тарелках из ресторана на Тверской издавала тончайший аромат. Чесночный соус подавался отдельно.

«Радио сказало: московское время — 19 часов», — Алексей Емельянович налил себе 30 граммов холодной водки и выпил. Адмирал Новиков, как всегда, не разделил тост, хотя помнил его хорошо.

Вместе с Беловым они прожили в одной квартире офицерской общаги почти год. Алексея Емельяновича тогда звали просто Лёшей. Он попал в аримю после университета, офицером двухгодичником. Культурная программа на базе подводных лодок шла по накатанной колее. Из громких развлечений была в наличии только радиоточка на кухне. Когда радио «Маяк» начинало отсчет точного времени и с началом шестого звукового сигнала наступало ровно 19 часов, Леша выпивал 50 граммов водки. Офицер морского флота Новиков уже тогда имел неизвестно где приобретенную привычку пить ром «Havana Club», подливая сам себе в высокий бокал для коктейлей. Будущий адмирал даже в холостяцкой кухне курил трубку прикрывая ладонью, словно на ракетном катере в море Лаптевых, где шквалистый ветер не позволяет дымить сигаретой.

На закрепленном на стене мониторе адмирала, спрятанном за ширмочкой из темно-бордового бархата, прямо на Кипр прерывистой линией пунктира проложен маршрут гидросамолета с греческими опознавательными знаками. Если капитан Ершов не выходит на связь, значит, все в порядке.

Сергей поправил головные телефоны. Пока янки доставят красный контейнер по месту назначения, пройдет минут сорок, а до приводнения гидросамолета у берегов Кипра примерно полтора часа. Получается временной зазор, но это не критично. Безымянным пальцем Ершов сдвинул очки от солнца вверх по переносице. Грек, похоже, просто счастлив от одной мысли, что избавился от неизвестного груза. Он даже перестал жевать свою вечную сигариллу. Нож-тесак Сергей не спешил ему возвращать.

Темно-розовый контейнер оказался несильно использованным биотуалетом «Орхидея» китайского производства. Шансы заказать темное пиво для себя и кувшин сангрии для двух веселых подруг приятным сентябрьским вечером на террасе у моря, похоже, приближались к нулю. Проведение операции контролировалось на самом верху.

Внутри объемного ведра обнаружилась еще одна упаковка — металлический шкаф типа мини-холодильника, и сейчас ее вскрывали саперы. Привкус карри снова дал о себе знать, как всегда, не вовремя, но запить гадостную изжогу было нечем.

В итоге, единственным ценным предметом в красном контейнере оказалась банка консервированных оливок.

Щит фактов не прикрывал дыры провалов асса. Дежурный офицер дал команду на перехват гидросамолета. Сильный ход черных фигур в сегодняшнем шахматном гамбите. Но, как известно, все ходы уже где-то и кем-то записаны.