Прочитайте онлайн Ливийский вариант | Глава 8. Рейс 103

Читать книгу Ливийский вариант
2416+1518
  • Автор:

Глава 8. Рейс 103

После второй принятой под отличную семгу стопки полковнику Белову почему-то вспомнились слова из Туркменских народных сказок. «Все молчали. Молчал и Ярты-гулок. Во все глаза он смотрел, что будет дальше. Судья раскрыл книгу, в которой записаны все законы. В ней он нашел такой закон, по которому правый становится виноватым, а виноватый всегда остаётся правым». Официальная версия Госдепартамента об убийстве посла в Бенгази разъяренной толпой фанатиков выглядела как официальная версия. Спецслужбы США имеют неплохой опыт перевода стрелок для локомотива следствия политических убийств и терактов.

Так, 21 декабря 1988 года в небе над шотландским городком Локкерби на борту Боинг-747 авиакомпании Pan Am, летевшего по маршруту Лондон — Нью Йорк, сработало взрывное устройство. Бомба взорвалась в одном из контейнеров в багажном отсеке. Образовалось отверстие, и по фюзеляжу мгновенно пошла трещина. Кабину пилотов оторвало от корпуса самолета. Пассажиров бизнес-класса просто выбросило в воздух, некоторых из них затянуло в турбины двигателей. А в следующие минуты жесточайший холод и недостаток кислорода в пассажирском салоне не оставили шансов на жизнь никому. Горящий самолет с сотней тонн топлива на борту и все еще работающими двигателями обрушился на городок. Трупы спешивших на Рождество повисли на деревьях и сараях. Сдетонировали и взорвались подземные цистерны с топливом на ближайшей бензозаправке, загорелся склад шин. На месте падения основной части самолета в земле образовалась воронка диаметром около тридцати и глубиной четыре метра. Погиб 281 человек — все, кто находились в самолете и 11 местных жителей.

Среди пассажиров рейса 103 оказалось необычно много сотрудников военной разведки США и ЦРУ. Они летели через Лондон из Ливана в Америку, проведя не слишком успешную и затянувшуюся на долгие годы операцию в Бейруте. Еще в 1982 году по Ливану прокатилась целая волна похищений американских граждан. Террористы захватили, а затем убили резидента ЦРУ, один из журналистов провел в плену почти семь лет.

Куда успешнее в те годы действовал один из специальных отрядов КГБ СССР — «Вымпел». На следующий день после захвата в заложники сотрудников советского посольства в Бейруте были похищены близкие родственники предводителей экстремистов. А после того, как террористы убили вице-консула Аркадия Каткова, спецназовцы стали действовать еще жестче. Отрезанные части тела мужчин — членов семей террористов, заинтересованным лицам доставили в пластиковых пакетах. Посылки сослужили неплохую службу.

Арабский мальчишка передал пакеты и записку с просьбой об освобождении заложников одному из организаторов у ворот его тайного жилища. Было очень похоже, что советские спецназовцы действовали совместно, или, во всяком случае, использовали методы израильской разведки МОССАД. Одновременно советский посол предупредил легитимного представителя экстремистов о возможном случайном залете советской ракеты на территорию Ирана и непреднамеренном разрушении одной из мусульманских святынь.

И через несколько часов незаконно удерживаемые советские граждане, среди которых два работавших под прикрытием офицера КГБ, оказались на свободе. Эта операция по освобождению заложников занесена в негласную книгу рекордов Гиннеса как беспрецедентная по скорости исполнения. После этого представителей страны Советов террористы в этом регионе довольно долго обходили десятой дорогой.

Когда по указу Б. Н. Ельцина «Вымпел» перепрофилировали из боевого отряда в милицейский, тысячи офицеров разведки подали рапорты об увольнении. Это произошло потому, что осенью 1993 года спецназовцы отказались выполнять приказ первого президента Российской Федерации — штурмовать московский Белый Дом с находившимся там парламентом, протестовавшим против изменения конституции страны. Бойцы отряда не стал убивать граждан собственной страны, как бы этого не хотели рвущиеся к власти политики.

Некоторые пассажиры рейса 103 Pan Am, сотрудники американских спецслужб, летели не только на рождественские каникулы. Судя по показаниям свидетелей под присягой, они были вызваны в Вашингтон для дачи показаний в ходе внутреннего расследования. Разбирательство касалось некоторых аспектов торговли опиумом и героином в Ливане.

Для взрыва рейса 130 специальную взрывчатку с полимерными связующими спрятали в кассетную магнитолу и снабдили взрывателем, реагирующим на высоту полета. Такие взрыватели в 70-х уже несколько раз использовали ближневосточные террористы при атаках на гражданские самолеты, летевшие из или в Израиль. После этого весь багаж а аэропортах стали пропускать через специальные барокамеры, имитирующие изменения давления воздуха, как при подъеме самолета на высоту. Спецслужбы ФРГ нашли магнитолу с таким же «пластидом» и взрывателем в 1988 у боевиков Народного фронта освобождения Палестины, имевших подпольную сеть в Германии.

Теракт над Локкерби — это месть за случайно сбитый американцами над Персидским заливом чартерный рейс с паломниками, летевшими из Мекки. Большая часть пассажиров граждане Ирана. В 1989 ЦРУ официально заявило, что, по сведениям спецслужб, за взрыв рейса 103 несут ответственность Сирия и Иран. Услуги по взрыву «Боинга» авиакомпании Pan Am оплатили из Ирана, 11 миллионов перевели через швейцарский банк. Заодно палестинские террористы порешали вопросы и с ЦРУшниками, которые вмешивались в торговлю наркотиками. Сирийские военные контролировали большую часть полей опийного мака в долине Бекаа.

Но в 1990 Саддам Хуссейн напал на Кувейт. Штатам пришлось срочно мириться с соседними в предстоящей войне с Ираком странами и делать виновником взрыва рейса 103 Каддафи. Летом 1991, сразу после «Бури в пустыне», которой Сирия и Иран не стали мешать, по-быстрому обнаружен новый «надежный» источник информации.

Им оказался бывший сотрудник ливийской разведки, который указал, что организаторами и исполнителями террористического акта были начальник службы безопасности «Ливийских Арабских авиалиний» (ЛАА) Аль-Меграхи и один из служащих этой авиакомпании на Мальте.

С тех пор делается основной и активно разрабатывается весьма хлипкая версия о том, что Аль-Меграхи сдал в багаж авиарейса чемодан со взрывным устройством на Мальте, а в конструкцию бомбы внесли некоторые дополнения. По новой легенде, службы аэропорта во Франкфурте должны были перегрузить багаж транзитного рейса с бомбой на самолет, летевший в Лондон, а в Хитроу — на «Боинг», летевший в США. Такую сложную и ненадежную схему закладки взрывчатки можно назвать, скорее, теоретической. Имеются документы о том, что в багажное отделение Pan Am в лондонском аэропорту Хитроу в ночь перед полетом проникли неустановленные личности.

Согласно новой версии, Аль-Меграхи купил одежду в магазине рядом с «народным представительством» — посольством Ливии на Мальте и сложил ее в чемодан вместе с начиненной взрывчаткой магнитолой. Обгоревшая этикетка от рубашки с надписью «Made in Malta», найденная среди десятков тысяч обломков самолета и багажа, как бы подтверждала эту версию. Позже английская газета «Гардиан» отметила, что «единственному человеку, идентифицировавшему Аль-Меграхи, — владельцу магазина, „в котором покупалась эта одежда“ на Мальте, США предложили вознаграждение в два миллиона долларов».

В 1992 Совет Безопасности ООН потребовал от Джамахирии выдать организаторов взрыва лайнера рейса 103. В ответ на отказ Каддафи ввели жесткие санкции. Военно-техническое сотрудничество Российской Федерации с Ливией тоже попало под запрет. Когда в 1999 подозреваемых ливийцы сами выдали для суда в нейтральной стране, режим санкций ООН приостановили.

В 2001 году в Нидерландах на территории британской военной базы суд над Аль-Меграхи и его потенциальным сообщником вынес приговор. Предполагаемого подельника освобождили, а начальник службы безопасности ливийских авиалиний получил пожизненное заключение.

Одним из основных доказательств причастности ливийцев к взрыву стал фрагмент часового механизма, таймера для бомбы. В конструкцию бомбы, спрятанной в магнитолу, был добавлен прибор, который активизировал схему по времени — после прохождения контроля багажа в барокамере. Через год после взрыва рейса 103, в 1989 году, таймер такой конструкции использовали для взрыва гражданского самолета французской авиакомпании UTA в небе над Нигером, во время конфликта Ливии и Чада. Считалось, что за этим терактом стояли спецслужбы Джамахирии, а покупали эти точные электроприборы в Швейцарии.

Почти расплавленная часть прибора размером с почтовую марку обнаружили среди обломков катастрофы в нескольких десятках километров от Локкерби, чуть ли не завернутой в обгоревшую мальтийскую рубашку. Оперативно найшли продавца таких таймеров, лично знакомго с Меграхи, швейцарца Эдвина Боллье. Службы фемиды США предлагали ему четыре миллиона долларов и прикрытие по программе защиты свидетелей за поддерживающие «ливийскую» версию показания. Через несколько лет он признался, что «совершенно ясно то, что этим фрагментом „таймера“ просто манипулировали. Это фальсификация — связывать Ливию с терактом в Локкерби». По версии Боллье из Цюриха, в районе авиакатастрофы найден фрагмент именно того прибора, который у него конфисковала местная полиция. Он действительно продавал таймеры в Ливию, но представленный в суде образец из его офиса на самом деле сделан из другого металла. Обгоревшая рубашка, которая вряд ли могла бы уцелеть в самом эпицентре взрыва, превратилась на суде над Меграхи из слова «ткань» в слово «обломки, остатки».

В начале декабря, за 10 дней до взрыва лайнера над Локкерби, МОССАД провел активную операцию по выемке документов из ливанской штаб-квартиры Народного фронта освобождения Палестины. Информацию о готовящемся взрыве самолета компании Pan Am, совершающего рейс из Франкфурта в конце декабря, срочно передали американским и немецким коллегам. В салоне летевшего перед самым Рождеством в Америку Боинга-747 оказалось 169 пустых пассажирских кресел.

Это очень много для начавшегося в это время сезона отпусков. От забронированных билетов на рейс 103 отказались почти все государственные служащие США из посольства в Москве, посол США в Ливане, помощник руководителя отдела разведки в Управлении США по борьбе с наркотиками, сын помощника исполнительного директора ФБР и многие другие. Напечатанное на стандартном офисном листе бумаги объявление о возможном теракте висело у входа в американское посольство в Москве. После того, как реальные обстоятельства взрыва пассажирского самолета над Локкерби стали общеизвестными, уже Джамахирия стала требовать от американцев компенсации в десятки миллиардов долларов за убытки во время действия санкций.

К 2007 году адвокаты Абдельбасета Али Мохмеда Меграхи подготовили 500-страничную апелляцию и подали материалы в Комиссию по пересмотру уголовных дел Шотландии. Новый суд не состоялся, а в 2009 Аль-Меграхи освободили из тюрьмы по состоянию здоровья. Руководство компании «Бритиш Петролеум» (ВР) не скрывало, что этот акт милосердия очень помог реализовать крупный нефтяной контракт в Ливии. Во времена «дружбы» Великобритании с Каддафи Ливия поставляла до двадцати пяти процентов необходимой острову нефти.

К этим же временам, по-видимому, относится и небольшой конфуз — скандальчик с защитой Саифом аль-Исламом Каддафи последипломной «докторской» диссертации в Лондонской Школе Экономики (LSE). Сэр Марк Аллен, бывший сотрудник МИ 6, специальный советник ВР, лично организовал встречу Каддафи и Тони Блэра для решения вопроса освобождения Аль-Меграхи. Одновременно сэр Аллен заседал в совете Лондонской Школы Экономики. Благотворительный взнос в полтора миллиона фунтов стерлингов на одну из программ школы из фондов семьи Каддафи позволил закрыть глаза на некоторые элементы плагиата в научной работе Саифа. Кроме того, его отец подписался закупать у Соединённого Королевства военные корабли.

В Джамахирии Аль-Меграхи встречали как героя. Он никогда не признавал свою вину. Не признавал вину за взрыв над Локкерби и Каддафи, хотя Ливия и выплатила 2,7 миллиарда долларов компенсаций семьям погибших. Пример разгромленного в 2003 Саддама Хуссейна сильно повлиял на строптивого полковника. Джамахирия отказалась от поддержки экстремистски настроенных группировок, в 2004 прекратила эксперименты с оружием массового поражения и организовала спонсорские фонды под руководством Саифа аль-Ислама Каддафи. Через эти фонды Ливия оплатила многомиллионные штрафы не только по делу о взрыве рейса 103 и берлинской дискотеки. Родственники пострадавших от боевиков ИРА (Ирландская Республиканская Армия) также получили денежные компенсации.

С Великобританией отношения Ливии всегда были непростыми. За четыре года до трагедии над Локкерби, в 1984, из окна «народного представительства» Джамахирии в этой стране расстреляли демонстрацию протеста против диктаторского режима Каддафи. Основная масса протестующих представляла собой недовольных полковником эмигрантов. С этим контингентом активно работали британские тайные службы. В результате протестов огнестрельные ранения получили 11 человек и убита женщина-полицейский. Великобритания разорвала дипломатические отношения с Ливией. В ответ мятежный полковник стал финансировать террористов из ИРА.

Поддержка и использование в своих целях радикально настроенных элементов была обычной практикой не только для Каддафи. Спецслужбы Великобритании финансировали и пытались организовать очередную попытку убийства полковника в 1996. По воспоминаниям Дэвида Шайлера, журналиста и бывшего сотрудника МИ-5, Секретная разведывательная служба Великобритании (Military Intelligence, MI 6) «установила контакты с Ливийской исламской боевой группой — организацией, которая сформирована в Афганистане в 1990 году из примерно 500 ливийских джихадистов, воевавших тогда против поддерживаемого Советами правительства». Боевики взорвали машину, но Муаммара Каддафи в ней не оказалось. Попытка внутреннего переворота в Джамариии при помощи радикальных исламистов и пары сотен недовольных ливийских военных в 1996 году успехом не увенчалась.

Большинство участников неудавшегося покушения закрыли в тюрьме «Абу Салим» в Триполи, которая оказалась просто переполненной боевиками и политическими противниками Каддафи. 28 июня 1996 года заключенные четвертого блока захватили охранника и подняли бунт. Охрана тюрьмы открыла огонь из автоматов на поражение, и бунтовщики вернулись в камеры. На следующий день в застенках без суда и следствия расстреляли около 1200 заключенных.

В марте 2011 спецслужбы королевства с самого начала активно участвовали в событиях в Ливии — британский SAS (Special Air Service) обеспечивал эвакуацию сограждан из предстоящего хаоса. И не только. Одна из диверсионных групп «засветилась» в окрестностях Бенгази, когда попала в плен к повстанцам: шесть спецназовцев SAS и два агента МИ-6 с оружием, боеприпасами и специальными средствами связи. Этот отряд корректировал удары авиации по наземным целям и по идее должен был помогать повстанцам, но репортаж просочился в прессу.

На мониторе БСЛ (большой стратегический локальный) траверс полета американского «Супер Шершня» мог легко пересечься с маршрутом гидросамолета. На всякий случай несколько эффектных кадров из видео со стрельбой в сторону корабля «Академик Петров» Белов переслал своему «оперативному контакту» — генералу из командования НАТО в Европе. Тому, который когда-то угостил его пачкой «Кэмела». Полковник сделал этот важный ход в игре, чтобы подстраховать капитана Ершова от принудительной посадки на воду. Следующий за «союзниками» и нужно помочь им пойти правильной фигурой в нужное место.

Адмирал Новиковстарался не вмешиваться, как всегда, когда Белов играл в свои игры. Лёха-Емельяныч реально плохо играл в нормальные шахматы. Но все его операции, в курсе которых был адмирал, отличались продуманностью на несколько ходов вперед. Будущий полковник как-то пытался объяснить будущему адмиралу на шахматных примерах, почему надо думать о прошлом, чтобы спрогнозировать будущее, настоятельно рекомендуя прочитать учебник по гамбитам. Но моряки выбирают футбол, и сейчас Новиков не мог определиться — какая он все-таки фигура в этой игре. По всей видимости, тяжелая. Бесшумно висящая на глубине средиземноморских вод атомная подводная лодка может выпустить двумя залпами двадцать четыре крылатых ракеты — от Шестого флота США останется только металлолом. Не так давно, когда авиация НАТО бомбила бывшую Югославию, «Курск» держал российский паритет в регионе ракетами с ядерными боеголовками. Местонахождение еще двух лодок, прикрывающих ракетоносец, тоже оставались тайной для потенциального противника. «Курска» уже нет. Но субмарины у России есть. Авианосцы боятся русских субмарин как огня — от Советского Союза по наследству достались подводные лодки серии 949А.

Адмирал, притаптывая, уплотняя голландский табак в хорошо прокуренной трубке, задернул шторки, прикрывающие БСЛ монитор. «Подводная лодка в пустыне Сахара», — по долгу службы адмирал Новиков следил за перемещением натовских охотников за подлодками. Но, когда на мониторе над Ливией появились пунктирные круги, нарезаемые авиацией в поисках золота Каддафи, он временно отключил эту функцию.

— Леша, будешь писать рекомендации? — Новиков знал что записки Белова идут на самый верх и решения по ним принимаются очень быстро.

— Да, а что?

— Отметь, что надо срочно провести стрельбы боевыми ПКР.

— А что такое ПКР? — «Вот уж черноботиночный, ему бы только палить во все стороны».

— Как был ты пиджаком, таким и остался. Это, мистер полковник, противокорабельные крылатые ракеты.

Еще в конце 60х, на десять лет раньше американцев, советские охотники за авианосцами вооружились ПКР со стартом из под воды. В боекомплект входили шесть ракет с обычными и две с ядерным зарядом. «Аметист» летела с дозвуковой скоростью, на высоте 50–60 метров на расстояние до 60 километров. Обнаружение-удержание цели по шумам и наведение крылатой ракеты по телеметрической системе оказалось не очень эффективным. При таком раскладе подлодка вынуждена следовать за авианосной группой на небольшом расстоянии. В середине 70х на смену пришел комплекс «Базальт» — шеститонные ракеты с радиусом стрельбы до 550 км, плюс система морской разведки и целеуказания космического базирования «Легенда». Скорость крылатой ракеты достигла двух скоростей звука.

В начале 80х появились ракетные комплексы «Гранит»: двадцать четыре десятиметровых семитонных ракеты П-700 на борту атомной подлодки. Ракеты стали «умными», у каждой появился собственный вычислительный центр и система навигации, они научились преодолевать помехи и выбирать цель сами, в зависимости от тактической обстановки. Эти ПРК могут атаковать авианосную группу в одиночку или стаей, когда одна из них летит в 2,5 раза быстрее звука на большой высоте и передает несущимся над водой крылатым ракетам информацию о цели. Если наводящую ракету сбивают, то еще одна из стаи поднимается вверх и держит вражеские корабли на прицеле.

На основе 20ти миллиардного контракта с Индией разработана и производится ПРК «БраМос», атакующая со скоростью 700 метров в секунду. Дальнейшие разработки российских ПРК летают в три раза быстрее скорости звука, стали легче, обмениваются информацией на неглушимых частотах, подбираются к цели незамеченными на высоте пяти метров над водой и умеют обманывать перехватчики, посылая им собственное отражение от воды. Крылатые ракеты упаковали в автономные модули, которые размещаются в обычных сорокафутовых морских контейнерах. Любой сухогруз может превратиться в «убийцу авианосцев».

«Лучше пельменей могут быть только вареники с вишней и со сметаной, — думал Сергей Ершов, — обязательно с домашней сметаной». Викина мама лепила их сотнями. Теща обычно приезжала в Москву с торбой, полной вишни, шматом домашней сырокопченой ветчины и тремя литрами самогонки. Но это пойло не шло даже в виде жидкой валюты при расчетах с водопроводчиками.

По радио оживились американцы. По радио прозвучало требование немедленно посадить самолет на воду для проведения досмотра. Повторившееся слово «антитеррористическая» ничего хорошего не обещало. Грек, похоже, начал нервничать и еще гуще задымил сигариллой.

Экстренно приводняться Сергей не собирался: до Кипра оставалось 30 минут полета, встреча с сотрудниками российского посольства назначена прямо в порту. С утра из Ларнаки на глубоководную рыбалку отправился помощник военного атташе и пара крепких ребят из торгового представительства. На всякий случай их яхта нарезала круги в километре от порта.

Из командировок капитан Ершов часто привозил полковнику колюще-режущие предметы для коллекции. И сейчас Сергей молча крутил в руках нож, думая, что для подарка он не подойдет. Так себе тесачок, огурчики порезать. Боковым зрением Ершов заметил, как грек недоверчиво, короткими взглядами, следит за движениями клинка.

Высоко в небе над ними чертил инверсионный след небольшой быстрый самолет.

«Похоже, военный», — подумал Сергей.

«Похоже, гидроплан», — подумал пилот «Супер Хорнета» (F/A-18E/F).

Многоцелевой боевой самолет палубного базирования «Супер Хорнет» стоимостью около сорока миллионов долларов в экспортном исполнении — основной конкурент «Рафаль», Су-30МК и «Еврофайтера» на мировом рынке. Малозаметный истребитель-бомбардировщик обладает высокой скоростью, дальностью полета, самыми современными системами наведения и разведки, 11 точками подвески для восьми тонн ракет и бомб различных типов. К осени 2012 американцы произвели 490 таких самолетов, 24 из них — для Австралии.

В вооруженных силах России к 2012 году насчитывалось около десяти Су-30. Весной этого года государство заказало 30 машин, в декабре еще столько же. А только на борту одного атомного авианосца Шестого флота США «Энтерпрайз» из 70 самолетов 48 «Супер Шершней». Оборудованный на базе F/A-18 — самолет радиоэлектронной борьбы EA-18G Growler — во время операции «Объединенный защитник» впервые участвовал в боевых действиях. Обкатка прошла на отлично. Успешно глушились не только радары устаревших советских средств противовоздушной обороны С-75, С-125, «Кубов» и С-200, но и более современных мобильных зенитных ракетных комплексов «Кроталь» (Crotal) и «Оса». Хотя в 1991 иракцы сбили «Осой» даже «Стелс». Но полковник Каддафи не спешил покупать современное российское оружие — он очень надеялся на своих новых друзей — президентов и премьер-министров европейских стран.

Growler успешно использовался и для блокирования радиосвязи наземных войск законного правительства Джамахирии. Танковые колонны, которые выдвигал Каддафи против вооруженных мятежников, превращались в обгоревший металлолом. Договора Ливии с Российской Федерацией на поставку вооружений, строительство железной дороги и разработку нефтяных месторождений в связи с непреодолимыми обстоятельствами в виде смерти заказчика остались на бумаге.

«Супер Хорнет», закладывая затяжной вираж, снижал высоту полета и заходил «в хвост» гидросамолету.

Грек начал елозить в кресле, лоб покрылся испариной, и он опять как-то странно посмотрел на Сергея. Истребитель прошел высоко, но в следующий заход он мог конкретно заставить их сесть в море. До взлетно-посадочного коридора аэропорта Ларнаки с интенсивным трафиком пассажирских самолетов, куда военный самолет не залетит ни под каким видом, оставалось минут десять полета. Грек, словно проверяя работу рулей высоты, дал штурвал на себя и через пару секунд от себя. Самолетик послушно, совсем немного рыскнув носом вниз, выровнялся. У самой воды, на предельно низкой скорости, таким кульбитом можно устроить настоящую авиакатастрофу.

«Кроме страховки можно будет требовать компенсацию от американцев», — грек потушил сигарку в откидной пепельнице, снял темные очки и опять пристально посмотрел на Ершова.

Сергею эти маневры с рысканием самолета совсем не понравились. Он знал, что пилоты предпочитают снимать очки от солнца при малейшей угрозе авиакатастрофы. По оливково-маслянистому, заискивающему взгляду бородатого похоже, что он, редиска, решился-таки утопить самолет. Как-то по пьяни он сам рассказал об этом варианте одному из коллег Ершова. То, что можно свернуть шею и операция по доставке груза сорвется, грека, судя по всему, не волновало.

Крепко зажав пальцами лезвие ножа, Сергей протянул его пилоту, при этом не до конца разгибая в локте дающую левую руку. Грек, потянувшись, положил ладонь сверху на ручку тесака и взялся за нее. Сергей слегка потянул нож на себя и вверх, заставляя пилота машинально ухватиться покрепче и давить вниз, а не сразу тянуть на себя, отпустил лезвие и провел молниеносный захват кисти. Сжимая кольцом пальцев основание кисти пилота сверху, в ложбинке после суставов предплечья, Сергей продолжил движение руки вниз и в сторону. Несильный доворот в направлении большого пальца и — нож упал на пол.

Приемчик называется «Дай закурить»: правая рука противника зафиксирована, продолжив движение, ее можно выкручивать дальше и завалить тушу лбом в асфальт. Или заставить попрыгать, дожимая кисть к предплечью и парализуя агрессию болью. Так можно отдавать во временное пользование зажигалку, пачку сигарет, кошелек, при правильной постановке вопроса — оружие или букет цветов. Главное, дать противнику предмет правильно, чтобы он взял его, накрывая ладонью сверху, и психологически на секунду расслабился от легкого получения добычи.

Почти одновременно Ершов отстегнул ремень безопасности и был готов вскочить из кресла. Доворачивая и немного приподнимая руку в захвате, он не причинял пилоту сильной боли, но дал понять, кто здесь командир.

«Если грек попытается вытащить пистолет из подплечной кобуры, переведу прием из болевого в парализующий, согну бородатого пополам и дам ребром ладони сверху по шее, — машинально подумал Ершов, — Только не сильно. Мужик вроде нормальный».