Прочитайте онлайн Ливийский вариант | Глава 9. Фантомас, рыжий кот и другие

Читать книгу Ливийский вариант
2416+1517
  • Автор:

Глава 9. Фантомас, рыжий кот и другие

Что на самом деле сказал товарищ Ленин товарищу Луначарскому, точно установить уже не удастся. Собрания сочинений классиков марксизма-ленинизма, как и большинство исторических документов, редактируются потомками исходя из собственных интересов.

Алексей Емельянович, тогда еще просто Леша Белов, сам видел приписанную вождю мирового пролетариата фразу, когда они с друзьями иногда убегали со школьных уроков. В 1976-м большие белые буквы, выведенные масляной краской на красном кумаче транспаранта, растяжкой висевшего в холле кинотеатра, гласили: «Из всех искусств важнейшим для нас является кино». И подпись — В. И. Ленин.

Самым трудным и опасным считалось попасть на фильм «Фантомас» французского производства. Он попадал в категорию «детям до 16-ти», да и билет на широкий экран стоил целых сорок копеек. На сеанс в другом, небольшом кинозале билет покупали всего за десять копеек. Это подвальное помещение с десятью рядами деревянных посадочных мест называлось «Кинохроникой», и там показывали совершенно неинтересные ученикам четвертого класса репортажи со съездов КПСС и хлебоуборочных «битв за урожай». Поэтому задача номер один — незаметно проскользнуть из зала «хроники» в мужской туалет. Во время фильма старушки-билетерши в войлочных тапках запирали входы-выходы из здания и садились пить чай в дежурке. В этом отгороженном углу холла у самого входа имелось большое окно, как в кассе. Из туалета мимо этого окна в большой зрительный зал приходилось пробираться ползком, по-пластунски. Но оно того стоило!

На экране Фантомас летал на «ситроене» с выдвижными крыльями и реактивными двигателями. Эта машина на жаргоне школьников называлась «фантомаской» и признавалась нереалистичным эпизодом, хотя сам злодей зеленого цвета с шевелящимися губами и горящими глазами был как настоящий. В последней серии Фантомас улетал на огромной ракете, которую сбивали, но он оставался в живых и, надев маску с усами, уезжал с места происшествия на велосипеде. Страшный зеленолицый герой не садился в ракету, а заранее припрятал велик в кустах у космодрома.

Старушки-билетерши очень удивлялись, видя школьников, выскакивавших из кинозала через открытые двери выхода на улицу после просмотра запрещенного для детей фильма. Чтобы прекратить подобные «безобразия», стражи порядка и неокрепшей юношеской морали избрали новую тактику. Во время чаепитий дверь в дежурку закрывать перестали, и теперь проползти незамеченным мимо штаба врага не получалось. Кроме того, в большом зале постоянно, даже во время фильма, стала дежурить одна из надсмотрщиц. А план проникновения под прикрытием, когда в курилке или буфете можно уболтать незнакомого дядечку, чтобы он за руку провел на сеанс своего новоявленного сына, а то и двух, отличался нестабильностью результатов. Группе любителей незаконного кино пришлось разработать отвлекающий маневр.

Полковник Белов невольно улыбнулся воспоминаниям о детских приключениях и мысленно вернулся к событиям недавнего прошлого. Хотя, чтобы нащупать логику в бурном потоке информации, не стоит слишком часто прерывать течение мыслей усилием воли. Надо позволить сознанию течь ровно и спокойно, иногда даже уплывая в лабиринты памяти.

Волна цветных революций докатилась до Ливии в начале 2011. В середине февраля в Бенгази демонстрация протеста из шестисот человек, среди которых оказались парни с бутылками «коктейля Молотова», закончилась выстрелами и убитыми. Погибло около 16 человек. Большинство участников шествия и не думали бороться с самим Каддафи. Это родственники расстрелянных в 1996-м в тюрьме «Абу Салим» и выступали против ареста адвоката, представлявшего их интересы. Каддафи заплатил семьям погибших отступные — около ста тысяч долларов каждой, но многим сумма казалась слишком маленькой. Особенно, если сравнить ее с миллионами, которые Джамахирия выплатила семьям пассажиров взорванного рейса 103 и жителям Локкерби. Родственники подали в суд на правительство и наняли юриста, который попытался значительно увеличить суммы государственных компенсаций. После протестов его выпустили, но особой роли это уже не играло. Начало цветной революции шло по хорошо откатанному сценарию. Одновременно с юристом из тюрьмы вышли более сотни политических узников — раскаявшихся террористов.

«… демонстрации были мирными. У людей имелись претензии к властям, много претензий, но не было агрессии. А потом в толпе начались взрывы, кто-то вооруженный открыл огонь по военной базе, кто-то поджег полицейский участок, и все как будто покатилось под откос. Появились какие-то странные люди с оружием, началось насилие на улицах, — вспоминает первый представитель „Переходного Совета“ повстанцев в Париже, доктор Реджеб Будабус, — …никто из протестовавших тогда не предполагал, что НАТО стремится вмешаться, чтобы, будем честны, устроить реколонизацию нашей страны».

«Какие-то странные люди» оказались боевиками, ветеранами войны в Афганистане и Ираке. Фактически, с самого начала в протестах и волнениях участвовали несколько категорий: интеллигенция и молодежь, которым просто надоел государственный строй средневекового типа, обиженные при дележке нефтяного пирога бенгазийские кланы и племена, а также мусульманские экстремисты всех мастей, организованные в боевые группы. Доктор Будабус оказался наивным интеллигентом.

Спутниковый новостной канал «Аль-Джазира» срочно выпустил в эфир видео и комментарии о расстреле мирной демонстрации в Бенгази снайперами правительственных войск. Подробности — например то, что эта демонстрация шла под зелеными флагами Джамахирии, оставались за кадром. 17 февраля «День гнева» ливийской оппозиции прошел и в других городах, но над толпой уже появились трехцветные полотнища. Демонстрации протеста, как будто по одному и тому же сценарию, заканчивались грабежом армейских складов и захватом полицейских участков.

Спецслужбы Франции и Великобритании давно готовили операцию. В октябре 2010 шеф протокола Муаммара Каддафи, господин Месмари, попросил политического убежища в Париже. Он сдал все возможные и невозможные секреты и порекомендовал французам полковника ливийских ВВС из Бенгази, готового возглавить бунт против Каддафи. В январе господин Месмари встречался в Париже и с другими гостями из Ливии, приехавшими на консультации в связи с предстоящими событиями.

Французузские спецслужбы начали тайно переправлять в Бенгази «вспомогательные материально-технические средства». В конце января ливийские спецслужбы взяли полковника ВВС под арест и предъявили официальное обвинение в подготовке беспорядков в регионе Киренаика, но процесс уже запустили на полную катушку: военные ведомства Парижа и Лондона имели четко разработанный план операции по защите мирного населения от кровожадного диктатора в одной из стран северной Африки. В 2010 в сети ненадолго появился официальный сайт совместных франко-британских учений под кодовым названием Southern Mistral 2011.

За несколько дней конфликты «борцов за демократию» с войсками и полицией превратились в уличные бои. Власти Ливии отключили Интернет и трансляцию зарубежных каналов по ТВ. По трем государственным показывали совсем другие демонстрации. Однако у оппозиции появились мобильные телефоны с доступом в Интернет на египетских номерах.

20 февраля «Аль-Джазира» провела крупную дезинформационную атаку. По новостям сообщили о 200 погибших и более 800 раненых в результате обстрела мирных протестующих артиллерией и боевыми вертолетами Джамахирии. «Эта новость потрясла все прогрессивное человечество». Однако после анализа данных с российских спутников, постоянно следивших за событиями, информация не подтвердилась. Даже глава МИД США, Хиллари Клинтон, признала события «сильно приукрашенными прессой».

23 февраля президент США заявил, что Каддафи «должен уйти», но на самом деле просто пугал полковника, надеясь на египетский вариант. В самих Штатах далеко не все поддерживали вооруженное вмешательство. Выступая перед сенаторами, шеф Пентагона Роберт Гейтс поделился мнением о том, что сторонникам армейской операции «пора в психбольницу». Начальник военной разведки США прогнозировал поражение оппозиции. А ливийские власти вовсю трубили об атаках Аль-Каиды и продвигали войска к Бенгази, отбивая один населенный пункт за другим.

Хамад ат-Тани, правитель Катара — небольшого эмирата в Персидском заливе с населением около 2-х миллионов, поддержал свержение Каддафи, причем, не только показывая «кино» по каналам «Аль-Джазиры».

Катар, участок пустыни, коренное население которого всего около 380 тысяч, а все остальные — не имеющие никаких прав гастарбайтеры, занимает третье месте в мире по запасам природного газа и шестое по объему его экспорта. Огромными супертанкерами эмират ежегодно продает около 100 миллионов тонн сжиженного газа и наращивает экспорт.

Шейх (князь) Хамад Бен Халиф ат-Тани пришел к власти в результате дворцового переворота. В 1995-м он отобрал власть у собственного отца, который в это время находился на лечении в Европе. Его отец поддерживал Иран, и провернуть смену власти сыну помогли из-за океана. Всем недовольным просто заблокировали зарубежные банковские счета. А новый правитель инвестировал один миллиард долларов в строительство аль-Удейд — одной из самых крупных зарубежных авиабаз США. Оказалось, что отсюда очень удобно руководить операцией по освобождению Ирака от Хуссейна.

Через год после прихода к власти шейх стал финансировать телеканал «Аль-Джазира», организованный братьями Фридманами. Профессиональный источник новостей на арабском предоставлял эфир для высказывания самых различных мнений. Фридманы знакомили арабский мир с точкой зрения Израиля и давали высказаться представителям различных направлений ислама. Корреспонденты вели репортажи из горячих точек, часто новости не совпадали с информацией западных каналов. Фридманы пытались помирить Израиль с арабским миром. А во время войны в Ираке американцы даже грозили закрыть канал за неправильное освещение событий.

Но в 2005 один из братьев умер, и руководство «Аль-Джазиры» перешло к международной фирме Jtrack, владельцем и президентом которой являлся Махмуд Джибриль — выходец из Ливии. Основной вид деятельности Jtrack — консультации и создание позитивного образа политиков из арабских стран. При новом руководстве и значительных инвестициях телекомпания заметно увеличилась, появился англоязычный канал, а возглавил ее человек, близкий господину Джибрилю.

Сам Махмуд Джибриль, уроженец племени варфалла, исторически поддерживающих племя каддафов, стал работать в Ливии под присмотром Саифа аль-Ислама Каддафи. Занимая пост председателя Ливийского национального совета по планированию и Совета по развитию национальной экономики Ливии, он быстрыми темпами проводил либеральные реформы. Появились частные кафе, лавочки, парикмахерские. Но реформы по штатовским трафаретам продвигались медленно — Муаммаp Каддафи имел собственное видение устройства мира. Полковник считал любой парламент сборищем лгунов, зарабатывающих на этом деньги. В беседе с журналистом он мог спросить: «Вы живете в стране, в которой есть парламент? А сколько в нем простых бедуинов?». Список легко можно продолжить с учетом географии: фермеров, крестьян, рабочих, солдат, младших офицеров, учителей, врачей, таксистов, машинистов…

Муаммаp Каддафи хотел передать власть по наследству, но в 21 веке этот номер не проходит. Его старший сын, Саиф аль-Ислам, отказался от такого варианта, предложив создать парламент и провести выборы.

В то же время Махмуд Джибриль сообщил шейху ат-Тани об успешных переговорах с Парижем: 35 % ливийской нефти в обмен на поддержку. И 27 февраля в Бенгази появился Национальный переходный совет Ливии во главе с господином Джибрилем.

У шейха Хамада ат-Тани с полковником Каддафи были старые личные счеты. На одной из конференций Лиги Арабских государств в ливийском городе Сирт лидер Джамахирии унизительно обратился к шейху: «Брат мой, ты так разжирел, что напоминаешь бочку и уже не вмещаешь свой зад в шикарное золотое кресло». Черный юмор здесь состоял, видимо, в том, что больной диабетом ат-Тани весил около 160 килограммов, а в барреле нефти примерно 160 литров.

В начале марта 2011, еще до заседания Лиги Арабских государств, шейх протащил решение «о бесполетной зоне над Ливией» на уровне глав министров иностранных дел государств-членов Совета сотрудничества стран Персидского залива. При голосовании ЛАГ по ливийскому вопросу Катар и Саудовская Аравия обеспечили большинство в принятии резолюции.

10 марта Франция признала Переходный Национальный Совет повстанцев во главе с Махмудом Джибрилем законным правительством и сообщила о готовности защищать его интересы даже без поддержки других стран. Следующим, через две недели, законным ПНС признал Катар. Решать вопросы во Францию господин Джибриль летал на личном самолете шейха.

Судьба Ливии и Каддафи решалась 14 марта в Париже на неофициальной встрече министров иностранных дел стран большой восьмерки. Россия и Германия высказались против военного вмешательства, США в то время еще не приняли решение. Шейх Хамад ат-Тани рассказал Хиллари Клинтон о готовности стран Персидского залива участвовать в операции и о поддержке Лиги Арабских государств. Друг Саркози, Бернар-Анри Леви, вместе с эмиром Катара рекомендовали американскому госсекретарю встретиться после ужина для беседы с Махмудом Джибрилем. Хиллари Клинтон последовала их совету и убедилась, что господин Джибриль — успешный и образованный бизнесмен, политолог, бывший преподаватель Питсбургского университета. Участник беседы, Крис Стивенс, хорошо знал этого господина и очень похоже на то, что он сильно поддержал идею о немедленной помощи повстанцам. Госсекретарь доложила обстановку в Вашингтон. На следующий день на совещании у президента США военные предупредили, что одним перекрытием воздушного пространства над Ливией дело не обойдется. В тексте проекта постановления, который планировалось подать на рассмотрение Совбеза ООН, в пункте 4 утвердили небольшую поправку: «все необходимые меры для…».

Представитель США в ООН в частном разговоре поделился новостью со своим французским коллегой. Тот внес поправку в проект от имени Франции и зарегистрировал заявку в секретариате ООН с утра пораньше, опередив Штаты. Французское дипломатическое ведомство праздновало победу. Все шло по плану. Зная, что Россия категорически против наземной операции, Саркози лично позвонил президенту Медведеву и заверил, что во французском варианте такой возможности нет. Еще один звонок Саркози и — Бразилия не стала голосовать против. Президенты США и РФ обсудили вопрос по телефону. В Совете безопасности ООН резолюция набрала необходимое количество голосов.

Небо над Джамахирией на самом деле надо было закрывать для полетов ливийских боевых самолетов. Их использовали не только правительственные войска. Пилоты МиГов-23 воевали и на стороне повстанцев. 17 марта в боях за город Адждабия в атаках оппозиции участвовали танки, артиллерия, вертолеты и МиГи. Последний раз Flogger повстанцев поднялся в воздух в Бенгази 9 апреля, но срочно сел на ближайший аэродром после визуальных сигналов истребителей НАТО. Проще говоря, взлетевшим с авианосца летчикам пришлось открыть предупредительный огонь.

Из-за поправки в пункте 4 резолюции № 1973, имевшей весьма широкое толкование, разгорелся скандал в российском МИД. Потеряли посты два заместителя министра иностранных дел. Посла РФ, активно поддерживавшего Каддафи и пославшего в Москву срочную телеграмму с протестом против такой, похожей на предателськую, резолюцию отозвали из Ливии без замены. Стало понятно, чем это все закончится. Ливийская ПВО на основе устаревших советских комплексов С-75, С-125, С-200 и «Квадрат» — около 30 установок «земля-воздух», связанных с 15 радарными системами, как показали боевые действия в Югославии и Ираке, не могла противостоять современной авиации запада. Заказанные и частично оплаченные Джамахирией С-300 и МиГи планировалось поставить уже в 2013—14 году.

Но эта поправка дала возможность России отыграться на дипломатическом поле. РФ проголосовала в ООН ни за, ни против, причем первое — именно из-за наличия поправки. Россия не ссорилась с партнерами по большой восьмерке, которые в сто раз стратегически важнее, чем 6,5-миллионная Ливия, но и не участвовала в свержении Каддафи. Дипломатическими и политическими средствами РФ боролась против любого военного вмешательства и пыталась спасти жизнь полковнику.

В ночь с 19 на 20 марта два «Рафаля» французских ВВС остановили продвижение передовых частей Каддафи в направлении Бенгази. Уже на следующий день Катар выразил готовность присоединиться к операции. 21 марта боевые корабли и подводные лодки США и Великобритании выпустили по целям более сотни крылатых ракет «Томагавк». Перед стартом в ракеты загружали точные координаты и трехмерные модели целей. В первую очередь бомбили зенитно-ракетные комплексы еще советского производства. Второй удар пришелся на пункты управления, радары, узлы связи и резиденцию Каддафи. Третьей волной накатили бомбардировщики, среди которых три американских B-2 Стелс. Сорок бомб вывели из игры основную авиабазу ливийцев. Из двадцати намеченных целей восемнадцать — уничтожено.

Правительство Ливии официально сообщило о том, что прекращает военную операцию против повстанцев и признает резолюцию ООН. Но вариант 1986 года, когда Каддафи остался жив, не устраивал ни одну из заинтересованных сторон. В 2006 он сказал: «Нефтяные компании контролируются иностранцами, которые сделали на них миллионы. Теперь их место должны занять ливийцы, чтобы воспользоваться этими деньгами». Контракты переоформили, и доля добываемой иностранными компаниями нефти сократилась с 50 до 12 процентов. Полковник не собирался приватизировать Национальную Нефтяную компанию Ливии ни под каким предлогом. К 2011 для открытия Банка и инвестиционных фондов Африки — первого шага к золотому африканскому динару, Каддафи накопил и разместил на зарубежных счетах более 100 миллиардов долларов. Переходный национальный совет подписал договор об оплате расходов НАТО на «демократизацию» из этих денег.

После того как согласилась Турция, операция «Одиссея. Рассвет» переросла в натовскую «Объединенный защитник». К этому времени западная коалиция разместила у берегов Ливии двадцать пять боевых кораблей и подводных лодок, включая авианосец «Энтерпрайз», штабной «Маунт Уитни», десантные вертолетоносцы «Керсадж» и «Понсе». «Аль-Джазира» вбросила информацию о таинственном гараже, в котором сторонники Каддафи могут хранить десять тонн химического оружия — газа иприт.

В конце марта правительственные войска перешли в наступление и выбили повстанцев из трех городов. Войска Каддафи грамотно маскировались от авиации и перемещались по ночам. Боевики, при попытках выдвинутся организованными колоннами, попадали в засады. Оппозиция пыталась атаковать родной город Каддафи — Сирт, «Аль-Джазира» выпустила информацию о его захвате, но это оказалось очередным враньем. В это же время бои шли за один из ключевых городов — Мисурату, расположенный на побережье в 200 км от Триполи.

В начале апреля в Бенгази появился спецпредставитель США — Крис Стивенс. Его задача вместе с ЦРУ разобраться, кто есть кто из повстанцев, и установить тесные контакты. А воевать с армией Каддафи будут предатели, банды исламских экстремистов, наемники и недовольные племена.

В ПНС собралась довольно-таки разношерстная компания: прокатарский глава Махмуд Джибриль, военный главнокомандующий — бывший министр МВД Ливии генерал Юнис, при Каддафи успешно громивший джихадистов. Абдель Бельхадж — лидер вооруженных ветеранов, воевавших c американцами в Афганистане и Ираке. Его соратник по борьбе Исмаил аль-Салаби — командир отряда боевиков в Бенгази под названием «17 февраля». Министр информации ПНС — журналист из «Аль-Джазиры». Перед мистером Стивенсом стояла непростая задача, и ему приходилось буквально проявлять чудеса дипломатии — непримиримые враги собрались вместе, чтобы свергнуть Каддафи и добраться до ливийских природных ресурсов. А это — множество действующих лиц и факторов, которые нужно учитывать, выполняя распоряжения из Вашингтона.

В руках оппозиции оказалось оружие из разграбленных военных арсеналов. Для повстанцев Катар закупил во Франции средства связи, автоматические винтовки и легкие пехотные противотанковые ракеты «Милан». Из Саудовской Аравии умудрялись переправлять боевикам оружие «Made in USA». ПНС просил денег и жаловался на недостаточную поддержку НАТО. Правительственные войска, опасаясь выдвинуть колонны под авиабомбы, применили новую тактику: танки и другая тяжелая техника рассредоточились среди городских кварталов. В рейды солдаты уходили в гражданской одежде на грузовых джипах. Из Бенгази в Вашингтон по линии МИД и разведки ушел отчет: без активной военной поддержки шансов на победу у повстанцев нет.

Одновременно Триполи посетил еще один спецпредставитель США, который после переговоров передал президенту Обаме личное письмо полковника Каддафи с просьбой остановить войну. Сдаваться, уходить со своего поста, как это сделали правители Туниса и Египта, полковник не собирался.

Генеральный секретарь Лиги Арабских Государств выступил с критикой военной операции. Освобождение арабской страны от диктатора без участия других арабских государств выглядело, по крайней мере, нелогично. И 26-го марта катарские «Миражи» приняли участие в патрулировании бесполетной зоны совместно с французскими самолетами.

В ночь на 1 мая полковника в очередной раз попытались убрать. По агентурным каналам пришла информация о месте пребывания семьи Каддафи. Первая тяжелая бомба пробила крышу и взорвалась у детской комнаты. Вторая влетела в ту же дыру и попала в бункер в подвале, но не взорвалась. Погибли три внука и сын Муаммара Каддафи — Саиф аль-Араб.

Махмуд Джибриль письменно поблагодарил Францию и НАТО за участие в операции, но при этом, пока что выступил категорически против присутствия иностранных наземных войск в Ливии. Он давно вынашивал собственные планы по приходу к власти в Ливии через выборы и другие, фиктивные в исламской стране псевдодемократические процедуры. Чтобы свергнуть Каддафи, нужны деньги и оружие, а воевать с регулярной армией есть кому. В 2010 ливийские власти выпустили из тюрьмы 214 боевиков и десяток лидеров Ливийской исламской боевой группы (ЛИБГ). Сделали это по инициативе Саифа аль-Ислама и по совету Джибриля — для подкрепления имиджа демократических преобразований. Господин Джибриль съездил в Париж и представил на утверждение кандидатуру лидера вооруженных боевиков — одного из командиров исламской боевой группы ЛИБГ, ливийца Абделя Хакима Белхаджа.

Когда в начале 80-х полковник Каддафи начал прессовать радикальных исламистов, Абдель Белхадж перебрался воевать против неверных в Афганистан. Тогда подготовку боевиков для газавата (одна из форм джихада — вооруженная борьба) против Советов финансировали через доверенное лицо ЦРУ и саудитов — Осаму Бин Ладена. Позже Абдель Белхадж воевал и против американцев, вместе с «Талибаном» и «Аль-Каидой». В 1995 ЛИБГ устроила мятеж на востоке Ливии. Армия и полиция под командованием генерала Юниса жестко подавила экстремистов. ЛИБГ четыре раза пыталась убить Муаммара Каддафи.

В 1998-м Белхадж второй раз встретился с Бин Ладеном в Афганистане, но, как он писал в покаянных письмах из ливийской тюрьмы, не принял фетфу-постанову — уничтожать неверных по всему миру. В том же году Ливийский суд выдал ордер на арест Бин Ладена и подал его в розыск через Интерпол, но тогда на это никто особого внимания не обратил.

После событий 11 сентября 2001 Совет Безопасности ООН добавил ЛИБГ в список террористических организаций. Белхадж уехал в Пакистан, где общался с Айманом аль-Завахири, человеком номер два в «Аль-Каиде» Бин Ладена, и ливийцем Абу-Яхья аль-Либи — правой рукой аль-Завахири. Через некоторое время Абдель Белхадж перебрался на войну суннитов против американцев в Ираке. Группировка боевиков — выходцев из Ливии, была у джихадистов второй по величине. После разгрома суннитского восстания в 2004-м Белхадж пытался получить убежище в Великобритании, куда собирался вылететь со своей женой из Куала-Лумпура. Он знал, что на Британских островах под крышей разведки спокойно жили и занимались своими делами многие из его коллег.

Но ситуация изменилась — премьер министр Великобритании посетил Триполи и стал дружить с полковником Каддафи. МИ-6 сдала Абделя Белхаджа ЦРУ и, после года интенсивных допросов в Таиланде, он попал в Ливию, в тюрьму. Чтобы освободиться в 2010, Белхадж и его сообщники написали 400-страничное покаяние, где признали борьбу мусульман в мусульманской стране против единоверцев неправильным джихадом. Получив свободу, Абдель Бельхадж уехал в Катар. Его возвращение в Ливию на самолете катарских ВВС совпало с началом волнений в Бенгази.

В начале мая ливийская оппозиция получила квоту на экспорт нефти от «контактной группы» стран, обеспечивающих выполнение резолюции Совета Безопасности ООН № 1973. У ПНС появилась возможность под контролем Катара экспортировать из Ливии 400 000 баррелей нефти в день на сумму 1,4 миллиарда долларов в месяц. Нефть — это хорошо, но ее надо еще добыть, продать и транспортировать. Во время войны добыча нефти застопорилась, Катар сам поставлял оппозиции топливо и перевел в специальный фонд помощи повстанцам 400 миллионов долларов.

После консультаций в Лондоне господина Джибриля с госпожой Клинтон США пообещали разморозить для ПНС 3,3 миллиарда долларов из зарубежных активов Ливии. Официально Штаты и другие члены «контактной группы» признали ПНС легитимным правительством Ливии только 15 июля 2011 года, но финансирование оппозиции уже шло. Присматривать за распределением денег из Америки поручили специальному представителю МИД в Бенгази, мистеру Стивенсу.

Идею отвлекающего маневра группе школьников — любителей кино «детям до 16», подсказали обстоятельства. В кинотеатре жил толстый рыжий кот. Билетерши звали его Пушистик, блюдечко с молоком для него было видно через окно комнаты для персонала. Пацаны называли его по-доброму — Фашистик, и подкармливали вареной колбасой. Кот был душевный, его можно было погладить по рыжей с белыми пятнами гладкой шерстке. Когда он видел ребят в синей школьной форме, подбегал выпрашивать колбасу. Однажды, не со зла, а ради эксперимента, Фашистика посадили на ствол огромного, как тогда казалось, фикуса, пылившегося в боковом коридоре кинотеатра.

Вернее, не посадили, а поднесли, кот сам вцепился в ствол и ловко вскарабкался на самый верх. Слезать вниз головой с трехметрового вечнозеленого дерева он не хотел или не умел, а прыгать боялся. Снять его оттуда без лестницы не представлялось возможным. Команда спешила на начало фильма, и Фашистик остался на качающихся под его весом ветвях.

Через двадцать минут раздалось настолько душераздирающее мяуканье, что его услышали даже в кинозале с идущим в это время фильмом про танкистов. При приближении к источнику звука группа заметила спешивших туда же старушек и обнаружила их полный комплект у фикуса с орущим на вершине котом буквально через две минуты после подачи сигнала. Будущие пионеры быстро притащили лестницу из мастерской по оформлению афиш и грамотно провели спасательную операцию. Кот был очень благодарен, но радость билетерш оказалась еще больше. Подозрительные ранее школьники получили контрамарки на бесплатное посещение одного сеанса широкоформатного фильма.

Если Фашистика раньше угощали колбасой время от времени, то теперь ребята стали его целенаправленно прикармливать. Улыбаясь свирепым старушкам, команда проходила контроль по десятикопеечным билетам и располагалась у стенда с фотографиями знаменитых киноартистов. Кот прибегал за колбасой. Один из мальчишек, стараясь не привлекать внимания, брал Фашистика на руки и транспортировал его за угол, где сажал на ствол фикуса. Лазутчик возвращался к налюбовавшимся на фотографию Штирлица в молодости камрадам, и все вместе направлялись дальше, согласно разработанному на этот день плану. Если имелись монетки, то шли в буфет пить газированный напиток «Буратино» по шесть копеек за стакан, или в зал «хроники», согласно купленным билетам, или просто в курилку.

После начала кошачьей тревоги старушкам давалось две-три минуты на скопление в районе мяукающего Фашистика, после этого можно смело выдвигаться в большой зал.

Группе приходилось импровизировать по ходу операции. Каждый раз рыжий толстяк начинал взывать о помощи через разные промежутки времени — от двух до десяти минут. Четко планировались только первый этап и легенда для родителей. Вариант отхода оговаривался в общих чертах и, в случае непредвиденных обстоятельств, действовать следовало по обстановке.

Назначался «пострадавший», который должен сдаться смотрительницам храма искусств сразу. Его задача слезами и разговорами тянуть время, прикрывая покидавших большой кинозал товарищей. Вариант приняли на вооружение после того, как это сработало без предварительного планирования. Один из пацанов, намертво зацепившись при побеге лямками ранца за дверную ручку, сдался, но на допросе смотрящих из администрации держался стойко, товарищей не выдал. Он рассказал полуправдивую историю о пьющем папе, токаре с завода «Большевик», который порет его ремнем и дает в школу на расходы восемь копеек. Сердобольными старушками он был отпущен на свободу через главный вход в кинотеатр. Папа мальчика на самом деле оказался токарем-передовиком, пил водку только на Первое мая и Новый год, ездил на собственном «Москвиче» последней модели и сыну, любя, выдавал на расходы рубль каждый день.

Хотя схема с пострадавшим практически больше не применялась и оставалась как запасной вариант, но разработанной легенды следовало придерживаться при любых обстоятельствах всем членам группы. Даже при попадании в милицию или кабинет директора кинотеатра. После второго случая кошачьей тревоги вариант спасения Фашистика собственными силами стал применяться только в исключительных случаях: если рыжий толстяк не проявлял громких признаков беспокойства слишком долго. Билетерши научились сами коллективными усилиями доставлять и раскладывать лестницу для спасения кота.

После четвертого покорения котом вершины фикуса раскладная лестница-стремянка, похоже, навсегда конфискованная из шараги рисовальщиков афиш, хранилась прямо за растением.

Как промежуточный вариант, особенно если в большом зале фильм уже начался, а Фашистик молчал, применялась схема оповещения работниц храма кино посыльными. Один из пацанов поднимал по тревоге дежурку, другой сообщал кодовую фразу старушке из широкоформатного зала. Слова «Кот убежал!» действовали безотказно. Похоже, рыжий вообще никогда не выходил на улицу, и все стопроцентно знали, что убежать он может только на экзотическое растение.

Надсмотрщица из большого зала умела вязать в полной темноте, но иногда, под звук идущего фильма, не реагировала на сигнал общего сбора. Кот громогласно требовал спасения, но старушка не двигалась с места, приставного стула у самого входа в кинозал. Тогда специальный агент со срочным сообщением отправлялся только к ней.

В зале проката широкоформатных фильмов места занимались тоже исходя из оперативной обстановки. Если зрителей много, садились среди них, если нет, перелазили через ограждение в «ложу», на виповские места. Они распологались вне поля зрения дежурной по залу.

Случались и срывы. Старушки, заметив как сильно любит Фашистик вареную колбасу, стали закармливать его этим продуктом. Рядом с блюдечком для молока часто оставались почти нетронутые порции нарезки. Конкурировать с любвеобильными работницами кинотеатра долькой, извлеченной из «булки с колбасой» — дальней родственницы Биг Мака — за восемь копеек из школьного буфета, было тяжело. Непредвиденные обстоятельства, не поддающиеся планированию, могли привести к краху разрабатываемых операций. Экспериментальным путем нашли приманку, на которую Фашистик бежал с поднятым трубой хвостом. Путь был долог и занял несколько недель. Испытания прошли: различные сорта колбасы и сосисок, тарань, селедка, копченая рыба и даже валерьянка. Чудодейственным оказался жареный хек из школьной столовой. Фашистик лез на фикус, старушки бегали, команда пересмотрела все фильмы за учебный год по два раза, а маляры обзавелись новой стремянкой.

В 2000-х, когда технология медийной обработки с использованием Интернета стала важной частью информационной войны, внезапно стал популярным факт: редактор журнала «Советский экран» использовал фразу о «важнейшем из искусств», взятую из комментариев пятого тома полного собрания сочинений Владимира Ильича. После этого фраза стала «крылатой» и размещалась во всех кинотеатрах страны. Но редактор, как всегда, немного сократил фразу классика. Ее полный смысл заключается примерно в следующем: «В условиях обострения борьбы капитализма с коммунизмом и низком уровне образования масс важнейшим из искусств для нас является кино». Эта, полная версия в современной интерпретации, используется до сих пор. А короткая запомнилась младшему поколению и теперь ее клещами разоблачений вытащили наружу и сделали негативной. Так, чтобы вымарать даже детские радостные воспоминания.

В первых числах января 2011, в то же время, когда заинтересованные в свержении полковника Каддафи уже претворяли свои планы в жизнь, на 16-й сессии Генеральной Ассамблеи выступил господин Пан Ги Мун, Генеральный секретарь ООН. Дословно он заявил: «Несколько комиссий, побывавших в Ливии, единогласно отметили приверженность руководства страны к защите и уважению прав человека. Доказательств этому собрано столько, что времени, отведенного согласно регламенту, не хватит, чтобы их озвучить с трибуны». Совет ООН по правам человека планировал принять резолюцию по отчетам комиссий до конца марта и предложил: «наградить полковника Муаммара Каддафи и Ливийскую Джамахирию за выдающиеся достижения в области соблюдения прав человека».