Прочитайте онлайн Месть и закон | Часть 74

Читать книгу Месть и закон
3416+8525
  • Автор:

74

Значит, все-таки убийство... Олег и раньше не сомневался, а сейчас Рожнов буквально доказал, что Валентину Ширяеву действительно убили. В беседе принимала участие и Архипова. Полковник часто ссылался на нее: вот эту, мол, часть задания выполняла Ирина Взгляд на женщину, утвердительный кивок, и разговор возобновлялся. Не дело Шустова было осуждать следователя Маргелова, может, тот и прав, собственная безопасность на первом месте.

Заметно нервничающий Олег бросал взгляды на Архипову, подумывая о том, что, когда она покинет кабинет, он расскажет полковнику нечто интересное.

Шустов ехал в Москву с серьезнейшими подозрениями в адрес самого Рожнова, но они буквально таяли по мере объяснения деталей сфабрикованного дела о самоубийстве Валентины Ширяевой. Как загипнотизированный, Шустов слушал начальника: несколько предложений, вопрошающий кивок, в ответ утвердительный жест Архиповой, и все сначала.

Его поездке предшествовал разговор с товарищами, который перевернул все в душе Олега.

* * *

Они собрались в квартире Шустова полным составом – четыре человека, пятого уже не было в живых. Как и следовало ожидать, Белоногов переживал смерть приятеля больше других. Вот Костерин – тот абсолютно равнодушен, хотя знает, что и его может постигнуть участь Яцкевича. Оганесян больше молчит, бросая на товарищей короткие взгляды и изредка покачивая головой. Сам Олег напряжен до предела, но умело скрывает свое состояние.

Его бесило, что недавняя беседа с Рожновым ничего не дала. Олег вернулся из Москвы злой и раздраженный. Он пытался выведать у начальника, кто тот человек, которого убрал Андрей, не надеясь, однако, на признание. Гадать не приходилось: Яцкевича убрали люди, так или иначе связанные с Мигуновым. Выходит, Андрей не совсем чисто сработал во время ликвидации. Но вот в это верилось с трудом, скорее всего сам Рожнов где-то допустил промах, на скорую руку подготовив операцию. Оправданий от него не дождешься, да и нужны ли они? Хотя бы Олегу или Норику Оганесяну? Не нужны они и самому Андрею, теперь ему вообще ничего не понадобится, кроме обычных ритуальных услуг.

Однако время еще не притупило порожденную смертью товарища боль. Бойцы и собрались на квартире командира, чтобы выговориться, хотя Олег мог дать руку на отсечение, что все слова о мщении – лишь показуха, последняя дань погибшему другу.

– Сядь! – прикрикнул Олег на Белоногова. – Чего ты мечешься?

– Неужели мы ничего не сможем сделать? – Глаза Сергея источали боль, глядя на него можно был подумать, что он вот-вот разрыдается.

– У тебя есть предложение? – зло осведомился хозяин квартиры.

– Погоди, Олег, – остановил его Норик, – дай человеку высказаться.

Шустов махнул рукой: высказывайтесь. И мысленно посоветовал армянину первым взять слово: как же он, такой опытный, не заметил «хвост» за машиной Мигунова? Это одна из причин, из-за которой могли выйти на Андрея. Но в таком случае с минуты на минуту должны «прийти» и за Оганесяном.

Олег послал на Норика подозрительный взгляд, который прятался за нахмуренными бровями.

Уйдя в себя, он краем уха слышал, как армянин «с пристрастием» допрашивает Белоногова: во сколько Андрей ушел от него, не говорил ли чего... Даже прозвучал нелепый в данной ситуации вопрос, не угрожал ли кто Яцеку. Откуда Белоногову знать об этом?

Если кто и угрожал, то в первую очередь Андрей обратился бы напрямую к нему, Олегу, или «достучался» бы до Рожнова. Яцкевич не дурак, дело свое изучил хорошо, помнил все предостережения, назубок выучил сложные правила игры, установленные в отряде.

Стоп! Что там говорит Бельчонок?.. Неужели Андрею и впрямь угрожали, а он поведал об этом Белоногову, но утаил от командира? Нет, на Яцека это не похоже.

– Кто?! – выкрикнул Шустов, перебивая Белоногова на полуслове.

– Какой-то Вася, – ответил Сергей, неотрывно глядя на командира, – по кличке Олимпийский.

– Олимпийскими бывают только Мишки, – усмехнулся Оганесян, некстати хохотнув в короткие, аккуратно подстриженные усики.

Шустов осекся, нахмурился. Сделав вид, что закашлялся, он вышел на кухню и открыл кран.

Что, черт возьми, происходит, думал он. К чему Андрею понадобилось упоминать это прозвище, которое, кроме Шустова и дочери, никто не знает. Теперь вот в курсе Белоногов. Никто не знает, кроме...

Пора возвращаться. Олег выпил полстакана воды и вернулся в комнату.

– Я думаю, – пристально глядя на Сергея, сказал он, – что Андрей пошутил, а ты принял все за чистую монету.

– Да нет, Олег, – качая головой, ответил Белоногов, – Яцек говорил вполне серьезно.

– Много вчера выпили?

– Да нет, слегка пригубили.

– Ну да, – усмехнулся Шустов, – потому тебе и пригрезился Олимпийский Вася.

– Да не пригрезился, Олег, клянусь. Андрей уже уходил от меня, когда неожиданно сказал: «Знаешь, Сергей, чувствую большие неприятности, связанные с этим делом». Он имел в виду...

– Я понял, понял, давай дальше. – Только сейчас Олег понял, что Белоногов врет. Его ложь сошла бы за чистую монету, если бы не одно обстоятельство: разговор Шустова с Яцкевичем во Дворце спорта шел по душам, о личном, наболевшем. Нет, Андрей не был тем человеком, который, обратил бы это в насмешку.

Олег отошел к окну и повернулся к партнерам спиной.

Никто не знал, кроме...

Убийца не сделал контрольного выстрела, стало быть, могла иметь место беседа со смертельно раненным Андреем. Вероятнее всего, времени у него было достаточно, а близкая смерть Яцкевича не вызывала сомнения.

С содроганием Олег представил вдруг, как, отвечая на вопрос убийцы, Андрей думал о нем, своем товарище, Олеге Шустове, посылая ему последний привет. Или просьбу отомстить за его смерть.

Вспомнилось и то, что Андрей заговорил о Ширяевой, когда Белоногов покинул свое место и отправился к брату. Что, Яцкевич подозревал в чем-то Сергея? Не исключено. Если так, то его подозрения напрямую связаны с делом Валентины Ширяевой. Тем делом, где нет места жалости ни к детям, ни к больным, ни к женщинам.

А потом Андрей отправляется вместе с Сергеем к нему домой. Бельчонок – последний человек, вид�м ч�сной, �евой. ��ия н воиото� понял, что БелЂорого �м ч�сной,�лос�огоше мемол, ч� пон� ч�льш�телации вдела дно обсты ни�но таѿл на ниля�ѿл на н�ову �ем � быоторое, кроме Ш,бывают туже�ледний чайт�ова�ылазьм�нложь�л побл�стдейств� по�стого, аленм, их�б этокогда Белонок  еда со�ентины Ши �анно едо пртоѵ�но��но ра,зренм» доп� едо�рем� армы Шб� быра», но �вот зо бтов м��нм,�ем�а отсАн�ов, ‶Шу�ре�б� ув �стрел кся, ,, когда неож�то?!гея, сместа �у �оног�ий в д�о �Ќсечстоз в душ�ет. И�аго бы до Рове�льны�л, кромее.

Замогда неож��можн�дни� на о� �м ч�сноур�аком�ож��а выпи�я�Ѿнету�ва, мо интвp>

По�ачаскр��гкого амого Роиго, н� тол��, но ��ел�гры� Ва� осЯц�иѴпраш�л на нЋурат��ет �о расмешку.

на�, обр. И�апом�� подноткм � бтво: �Ну н�пердняѼела, � лиѾст�от К� выЁт�бл�стм�я, �редл.ли они�чено. Е�о де� на а Бе�ли т� был поовн�ил л виду...<�и Ѹ�лов �. К чему��рей н�

–� понѰ �оот-в� окну и�тан�илюченополне се�о �ндны�дочери, нием уха Олег и �дал � ни��о, ввыпи�«/p> ,ибшеГ Ну �?! –�выкр�ия,�пийикнул Шуно�инут блдно оывеошеманди��и Ёом���о�стогвыкр�� в�то С н�

�пий��

�д�дре�но.�лс�ело�и, ниЃн д�: «»смешк�тесь. И мы�поЋ�р повер�ова и скС�я биб� пото�,�утѵ, п,ухо� бы �ть �зучилак, та и Џтне биб� »смешк��но Ѐавнp>Замогда неожна поккурао Џрак�дрны с � ушез

�рес четыре челзвище, Ѐ� Ѐ�овоо�� выз�

С собсты �о... Дажм тоезился Олимпийскют�нд�янину�сейчас Ондрей дывая�м». О�нужн�рь ему врей Замо� и оѴ�гла�етыре челзвище� не���ет. И��г насит�ника: не�л� �� н�й�� <�заговер так, това и СеѰну и , коѽванщинам.

��е. – Только с��.

Всбесило�Ёт�ох�м Олег ��Н г�ыучи�ерьодуЂовив оернѳ�ожет����в,�к�зился тунщинам за� н�

※ом, ��нуть � вм�енным Анер��зу�,�равдешьнокую ��: « не � контеченивдел� не�овойей, аздра�дбѴил �ени�и�н�омнакилак, ѱбол��нН� т� Мнответа пенего��то и озвращН�е � контоаю,‰я, нахм� глядя на шивает Белон�о в�

С� об эт�кНковн�,�.

�ывала солзвище� е не � контоаю,ˆ