Прочитайте онлайн Наяль Давье. Ученик древнего стража | Глава 3

Читать книгу Наяль Давье. Ученик древнего стража
6316+705
  • Автор:
  • Год: 2019
  • Ознакомительный фрагмент книги

Глава 3

В коридоре было тихо и светло. Такая атмосфера за последние месяцы стала для меня уже привычной. Нужно было решить, в какую сторону идти. Слева коридор упирался в столовую, справа в библиотеку. Создавалось полное впечатление, что выхода отсюда вообще нет. Конечно, меня всегда интересовал выход, поэтому я старательно осматривался все это время, но ни дверей, ни окон так и не заметил. Вот только такого просто быть не могло, ведь старики как-то сюда заходили, значит, вход где-то есть. Я даже примерно представляю, где именно.

Повернув налево, быстрым шагом направился в столовую. Войдя внутрь, огляделся. Сейчас здесь стояла тишина. Хмыкнув, подошел к одной из стен и принялся раздвигать лианы. Те поддавались неохотно, стремясь снова закрыть обзор, при этом они действовали так, словно были чем-то живым. Нет, они не нападали, просто постоянно возвращались на место, шевелясь и извиваясь.

Можно было бы просто воплотить нож и разрезать, вот только кто знает, что тогда сделают эти растения. Быть связанным лианами мне совершенно не хотелось. Хорошо, если они просто постараются удержать, а то ведь могут и попытаться убить.

Раздвигая тонкие и гибкие стебли, я подавлял в себе исследовательский интерес. Мне хотелось знать, что это такое. Сами ли по себе эти растения шевелятся, или это результат магии друидов?

Через некоторое время мне всё-таки удалось отыскать небольшое углубление в стене. Проверив всё еще раз, я ухватился за углубление пальцами и с силой потянул дверь в сторону. Она не открывалась привычным для меня образом, а именно сдвигалась в сторону, как в старых японских домах.

Лианам это не понравилось – они тревожно зашевелились.

Недолго думая, я проскользнул внутрь, а потом оглянулся, наблюдая, как лианы с обеих сторон стремительно закрывают собой проход. Вскоре на том месте стена была полностью увита тонкими и гибкими стеблями.

Отвернувшись, внимательно осмотрелся. Очередной коридор. Вот только здесь лианы не замирали неподвижно, а медленно шевелились, словно переползая постоянно с места на место. Выглядело слегка жутковато. Если не присматриваться, то может показаться, будто это копошатся какие-то ленивые черви, обросшие местами листвой.

Внимательно смотря под ноги, чтобы не наступить на какой-нибудь отросток, я двинулся вперед. Коридор не вывел меня к выходу, как того хотелось. Вместо него я добрался до склада с продуктами.

Итак, куда дальше?

Мешки с зерном или бочки, наполненные льдом и мясом, меня мало волновали. Хотя около бочек я ненадолго остановился. Мне было интересно, как это лед в них не тает. В комнате температура была вполне себе нормальная. Покрутившись около одной, отыскал выжженные на дереве знаки, похожие на те, что я видел на посохах. Не думаю, что я сильно ошибусь, если предположу, что все дело как раз в этих знаках. Жаль, но времени разбираться со всем этим больше не было.

Оставив бочки в покое, обратил все свое внимание на стены. Если выхода нет, значит, придется возвращаться сначала в коридор, искать дверь там, а потом и в столовую. Этого мне совсем не хотелось.

Спустя пару минут я довольно ухмыльнулся. Возвращаться не придется. Дверь в стене практически не было видно, настолько сильно она с ней сливалась, но тот, кто ищет, обязательно найдет. Оттащив мешки в сторону, внимательно оглядел и ощупал дверь. Ручки не было, поэтому просто толкнул ее, но ничего не произошло.

Прищурившись, еще раз всё внимательно осмотрел, но, видимо, дверь была заперта снаружи. Оглянувшись, поджал губы. Возвращаться не хотелось, как и шуметь, но, судя по всему, придется. Вытянув руку перед собой, представил, что я держу топор. Это было похоже на то, словно клетки моей кожи начали стремительно делиться, отчего очень быстро образовалась лишняя масса. Из-за притяжения она должна была свисать вниз, но этого не происходило – из массы образовывался самый настоящий топор, лежащий на моей руке. Вскоре он перестал быть похожим на кожаное изделие – рукоять стала деревянной, а голова топора металлической.

Не выпуская его из рук, я размахнулся и что есть силы ударил. Потом еще раз, и еще. Судя по всему, дверь не была слишком толстой. Наделав как можно больше щелей, изменил топор на кувалду и вскоре полностью раскурочил всю дверь.

Ради интереса в самом конце отпустил кувалду, дав ей упасть на пол, а потом понаблюдал, как она засверкала, почти мгновенно рассыпавшись искрами, которые моментально облепили мою руку и впитались. Всё-таки это до сих пор меня изумляет.

Покачав головой, пролез через дыру, пару раз зацепившись плащом за торчащие деревяшки. Оказавшись по ту сторону, осмотрел дверь. Как я и думал, здесь висел замок. Плохо, конечно, но починить дверь я никак не могу, а значит, маги сразу поймут, в какую именно сторону я пошел.

Пожав плечами (всё равно ничего не изменить), внимательно огляделся. В отличие от других коридоров, тут царила темнота. На стене я заметил держатель для факела, но его самого не было. Пошарив рядом, отыскал в небольшом углублении огниво. Растений здесь тоже не наблюдалось. Неужели именно они генерировали свет? Вроде выглядели вполне обычными.

И как мне передвигаться в темноте?

Вернувшись на склад, торопливо огляделся. Надежды на то, что здесь будут факелы, не было, но я все равно принялся заглядывать во все ящики и мешки. Через некоторое время отыскал глиняную бутылку с маслом и старую, почти расползшуюся половую тряпку, кем-то забытую здесь. Отодрав деревяшку от двери, обмотал ее тряпкой и облил маслом. Убедившись, что прямо сейчас самодельный факел не вспыхнет свечой и не сгорит моментально, я вошел в коридор. Огляделся более внимательно. А ведь это не простой темный тоннель. Это пещера, к тому же нерукотворная, но облагороженная людьми.

Оставаться на месте точно не стоило, поэтому я поторопился дальше. Судя по наклону, пещера опускалась вниз. Тишину разбивали лишь мои шаги, дыхание и треск огня. Иногда я останавливался и прислушивался, опасаясь, что за мной может быть погоня. Но всё было по-прежнему тихо.

Естественно, меня интересовало, куда ведет этот каменный тоннель, но об этом я мог узнать, лишь дойдя до конца. Пока было время, я размышлял о том, что со мной не так давно произошло.

Я каким-то образом во время самой обычной, давно уже привычной медитации умудрился подслушать людей, которые находились далеко от меня. Я даже не представляю, насколько далеко. Не думаю, что они сидели в соседней комнате, иначе точно бы услышали, как я выходил.

Это вполне может быть мой дар, только несколько измененный. Раньше, с помощью своих нитей, я мог прочесть человека на расстоянии. Его мысли, воспоминания представали передо мной вроде коротких роликов, окрашенных в разные тона. Здесь же все явно было совсем не так. Я не копался в чужой голове, я даже не видел никого из них, просто слышал, будто подкинул в комнату со стариками «жучок» и подслушивал их с помощью аппаратуры, которая передавала звучание прямо мне в голову. И это более чем странно.

Почему именно так? Почему сейчас, а не раньше или позже? Почему именно этот разговор? Да, он нес в себе опасность для меня, но я ведь не мог знать об этом, когда настраивался на волну. К тому же я не мог подгадать нужный момент. Во время медитации я даже не думал о них. Просто в один конкретный момент у меня в голове включилось что-то. Само по себе, словно… кто-то другой позволил мне услышать этот разговор, провел между мной и той комнатой невидимые кабели.

Проще поверить в то, что это мой собственный дар трансформировался в нечто кардинальное новое, чем в то, что некто озаботился моей судьбой и помог.

Если взять за правду первое, то, как может работать старая-новая способность? Допустим, мысли я до сих пор считываю, но не осознаю этого. Подсознание записывает и запоминает все, что человек видит и слышит, но на что не обращает внимания. Например, находясь в толпе, мы видим множество лиц, но сами их не запоминаем, зато в подсознании они сохраняются. Встречая совершенно незнакомого нам человека через некоторое время, мы можем испытывать ощущение, словно где-то его уже встречали. Вполне возможно, что этот человек был в той самой толпе, а может, проходил мимо вас лет пять назад по улице или же раздавал какие-нибудь листовки прошлым летом около торгового центра. Вы лично его не запомнили, а подсознание сохранило.

Итак, я мог неосознанно считывать мысли стариков, в моем подсознании все это откладывалось, поэтому оно отслеживало их даже на расстоянии. В момент, когда начался опасный для меня разговор, дар развернулся, давая мне возможность не просто записать разговор на подкорку, а услышать его. Простая самозащита.

Все это вполне возможно, при условии, что моя способность считывать мысли людей на большом расстоянии сохранилась, просто из-за перемещения слегка изменилась и на время стала неактивна. Несмотря на все сложности, всё это весьма правдоподобно.

Хорошо, допустим, что мой дар полностью пропал, а услышать разговор мне позволил некто посторонний. Сразу же возникает несколько закономерных вопросов: кто, зачем, каким образом, почему я, почему именно сейчас и так далее.

Нет, это совершенно невозможно. Чтобы такое провернуть, нужно обладать определенной силой. О моем пребывании в этом мире никто толком не знал. Те разбойники? Я не заметил среди них никого одаренного магией. Маги? А им зачем? Это мог быть Абелайо, но даже он, как мне кажется, не настолько ко мне привязался, чтобы пытаться спасти от предполагаемой смерти.

Ладно, допустим, что это он. Не буду размышлять на тему, зачем ему это, попробую понять, как он мог такое сделать. К сожалению, я совсем не знаю, на что способна магия друидов. Вполне возможно, что он оставил в моей комнате какой-нибудь символ, который в определенный момент включился, как бы соединяя меня с той комнатой. Кроме этого, он мог подключить растения. Мало ли, вдруг существует какая-нибудь пыльца, способная передавать звук. Или еще что-нибудь подобное. Всё это звучит несколько фантастически даже для меня.

Нет, все-таки я больше склоняюсь к тому, что это сработал мой собственный дар. Вот только почему у меня такое ощущение, что верно всё-таки второе? В любом случае рано или поздно я всё узнаю, так что нечего тут и думать. Но попробовать повторить можно. Мало ли.

Вскоре коридор резко вильнул, и я уперся в тупик, вернее, это был завал. Оглядев все внимательно, решил, что преграда образовалась здесь не естественным путем.

Воткнув между двух камней факел, я уселся на пол напротив завала и принялся думать, что делать дальше. В принципе, других вариантов, кроме как возвращаться, вроде и не было, но идти обратно мне совершенно не хотелось.

Разобрать завал? Кто знает, на какое расстояние он тянется и сколько у меня есть времени. Маги могли и проигнорировать мой уход по-английски, но что-то мне подсказывает: просто так они это не оставят и отправятся за мной сразу же, как узнают. Если они умеют каким-то образом общаться с растениями, то вполне возможно, что им не придется долго искать, в какую именно сторону я ушел.

Есть еще вариант со сражением, но драться с неизвестным противником, силы которого не изучены, совсем не хотелось. Хотя, вполне возможно, что столкновение неизбежно.

И всё-таки что-то тянуло вперед. И меня крайне раздражала эта преграда. Встав, решительно принялся разбирать завал, отбрасывая камни себе за спину. Камни были небольшими, явно принесенными сюда людьми. Минут через пятнадцать я замер, вслушиваясь. К этому времени позади меня образовалась внушительная куча камней.

Медленно опустившись на пол, прикрыл глаза и весь обратился в слух, задерживая дыхание. Через пару мгновений мне показалось, что я могу услышать, как шелестит ветер на поверхности, но конечно же это было не так. Просто воображение и только. Зато я отчетливо услышал где-то вдалеке тихие шаги и легкие стуки. Почти сразу понял, что это посохи.

Итак, назад вернуться я уже не могу, вперед пройти тоже. Остается только сражаться. К моему удивлению, я не испытывал страха или волнения, так, легкий интерес. Всё-таки в бою маги должны будут показать свою магию. Мне оставалось только подождать и увидеть все самому.

Медленно открыв глаза, я замер, смотря на трепещущее пламя. Оно вело себя беспокойно, а значит, сквозняк всё-таки был. Переведя взгляд на камни, поглядел на щели между камнями. Всё-таки складывали их хоть и аккуратно, но не впритирку друг к другу.

Подняв руку, посмотрел на нее, пытаясь уловить мысль, которая только что скользнула в голове. Если так подумать, то я нематериален. У меня вообще, если бы не силестин, не было бы тела. А если у меня нет физического тела, значит, я вполне могу пройти сквозь любой предмет. Да? Пройти мне может не позволить как раз тот самый силестин. Что тут думать, нужно просто попробовать.

Направив все свое сознание на то, чтобы убрать силестин с руки, я с интересом смог понаблюдать за крайне занимательной картиной. Силестин не испарился – что уже хорошо, он вскипел, превращаясь в серебристую, похожую на ртуть массу, а потом поднялся вверх, оголяя часть меня.

Пошевелив почти прозрачными, дымчатыми пальцами, осторожно прикоснулся другой рукой к оголенному участку. Ощущения были странными. Я вдруг понял, что совсем не хочу остаться без защиты. Рука сейчас казалась мне лишенной кожи, даже воздух вокруг ощущался словно бы по-иному.

Закончив с осмотром, прислушался. Шаги звучали намного ближе. Не представляю, как я слышу их. Возможно, это особенность этого места или же у меня внезапно улучшился слух, в чем я сильно сомневаюсь.

Встав, сосредоточился, а потом шагнул вперед, старательно удерживая картинку того, что силестин должен остаться на месте. Не знаю, как это выглядело со стороны, но, должно быть, впечатляюще. Оглядев себя, повернулся, ожидая увидеть что угодно, вплоть до моего двойника. В полуметре от меня висел ртутный шар, находящийся постоянно в изменении. Время от времени он словно трескался, и тогда можно было увидеть светло-голубое сияние, но в следующий момент поверхность шара снова шла волнами и все пропадало.

От шара ко мне тянулась тонкая нить, и что-то подсказывало мне, что тянуть слишком долго нельзя.

Повернувшись к завалу, сделал несколько шагов. Сначала мне показалось, что ничего не получится, я даже руки вперед выставил, но к моему удивлению они спокойно прошли сквозь камень. Выглядело весьма жутковато. Не став долго рассматривать и раздумывать, я зашагал вперед. Стоило мне только войти в камень полностью, как появились какие-то необычные звуки, а тело все слегка сдавило со всех сторон, но не критично. Чем-то это напоминало погружение под воду.

Вскоре я понял, что именно шагать мне не требуется. Я могу просто двигаться в нужную мне сторону без каких-либо движений и усилий, просто желая этого.

Минуты через две я оказался по ту сторону завала. Прежде чем оглядываться по сторонам, я повернулся, беспокоясь о своем силестине. Стоило мне только подумать об этом, как изо всех щелей между камнями показались сверкающие искры, которые тонкими ручейками устремились ко мне.

Спустя еще минуту я выдохнул, ощущая ногами камень. Подавив в себе желание передернуть плечами, решил, что слишком часто проделывать подобное не стану. Ходить без силестиновой защиты оказалось не сказать чтобы неприятно, но слишком уж неуютно. Наверное, это просто привычка.

Удостоверившись, что с моим телом все в порядке, сменил цвет одежды с белого на коричневый. Хотел на черный, но потом передумал. Раз в этом мире все настолько чувствительно относятся к этому цвету, то нервировать людей не стоит. Вряд ли, конечно, я кого-нибудь встречу под землей, но мало ли.

Повернувшись, огляделся. Факел для этого мне больше был не нужен. И нет, не потому, что мое зрение как-то изменилось и я вдруг начал видеть в темноте. Просто в пещере, в которой я оказался, потолок и стены буквально светились каким-то не слишком приятным голубовато-зеленым светом.

Подойдя к стене, с любопытством оглядел мох, похожий то ли на кораллы, то ли мелкие грибы. Сам мох не светился, а вот легкий туман вокруг него – да. Пыльца? Какие-то испарения? Так сразу и не поймешь. Руками мох трогать не стал, подхватил камень и попробовал сковырнуть один. Неожиданно, но это оказалось не так-то просто. Мох явно был ближе к кораллам, чем к растениям.

Отбив один, некоторое время понаблюдал за ним. Кусок мха даже не думал угасать, продолжая слегка светиться.

Оставив его в покое, принялся за дальнейший осмотр, а посмотреть было на что. Во-первых, пещера оказалась просто громадной. Во-вторых, прямо посередине виднелись какие-то развалины. И судя по всему, раньше тут было что-то более интересное, чем простая куча камней.

Походив немного, огибая громадные сталагмиты, похожие на клыки, я пришел к выводу, что раньше тут было какое-то поселение. Сейчас от него остались лишь развалины, но увидеть в них дома было не сложно. Судя по всему, кто-то когда-то зачем-то подземную деревню, можно сказать, даже небольшой город, полностью разрушил.

В одном месте нашел вырубленный в камне желоб. Думаю, сделан он был для воды. Прислушавшись, уловил вдалеке вполне узнаваемый шум. Пройдясь вдоль желоба, ориентируясь при этом еще и на звук, вышел к выдолбленному в камне проходу. Осмотрел его внимательно – судя по всему, сделан он был вручную. Неизвестным подземным жителям пришлось прорубать почти два метра камня, чтобы попасть к реке. И да, она здесь была. Текла себе по-прежнему.

Вернувшись в разрушенное поселение, решил поискать еще что-нибудь интересное. Правда, приступить к поискам не успел – интересное само меня нашло. Я как раз, стремясь к центру поселка, проходил мимо одного из сталагмитов, когда услышал странный звук. Резко развернувшись, едва успел отскочить в сторону и удержаться при этом на ногах.

На сталагмите вниз головой сидело нечто похожее на громадного паука, размером с хорошую дворнягу. С небольшой такой поправкой – паук в буквальном смысле слова состоял из костей. И что-то мне подсказывало, что не только череп, выполняющий функцию головы паука, был человеческим.

– Ты еще что такое? – пробормотал, воплощая в руке меч.

Паук повертел черепом, напоминая при этом собаку, а потом прыгнул в мою сторону. От неожиданности я вздрогнул, отшатнулся и махнул мечом. Я не представлял, как кости удерживаются рядом друг с другом, и надеялся, что одного удара хватит, чтобы эта нелепая конструкция, которая по какой-то причине решила пожить своей собственной жизнью, развалилась. Но не тут-то было.

От удара паук всего лишь отлетел, стукнувшись о сталагмит. Рухнув на землю, он неподвижно полежал пару секунд, а потом резво расплел свои ноги и вскочил, прыжками приближаясь ко мне. При этом он угрожающе щелкал челюстью и сверкал голубовато-зеленым светом в глазницах.

Еще один удар, но на этот раз я не стал дожидаться, пока паук очухается, – стремительно приблизился и воткнул меч в череп, с трудом отрывая его от костяного тела. Паук странно задергался, заскреб лапами по камням, а потом затих. Свет в глазницах медленно погас. К своему удивлению, внутри я нашел те самые кораллы, которых с избытком можно было найти на стенах или потолке.

Наклонившись, чтобы поглядеть, как же кости всё-таки соединялись между собой, я замер, прислушиваясь. Со всех сторон слышался весьма знакомый легкий стук.

Медленно выпрямившись, огляделся, стискивая при этом меч сильнее. Со всех сторон на меня смотрели сотни светящихся паучьих глаз. Они были везде: на сталагмитах, сверху на развалинах, на полу, на камнях. Казалось, что вся поверхность превратилась в шевелящиеся белоснежные кости.

– Я просто мимо проходил, – сказал я, понимая, что никакого эффекта от моих слов и не будет.

Что за безумный мир? Маги, жрецы, шевелящиеся растения, странный мох, похожий на коралл, а теперь еще и самодвижущиеся костяные пауки. Что дальше? Зомби? Разговаривающие головы? Сами по себе двигающиеся руки?

Почему-то мне совершенно не хотелось, чтобы меня покусали эти пауки. Не знаю, смогут ли они причинить мне реальный вред, но укусы однозначно будут болезненными. К тому же все настолько странное нужно либо изучить, либо обойти стороной, не касаясь. Обойти у меня сейчас вряд ли получится, изучить тоже, значит, в ход пойдет третий вариант – прикончить.

Подумать об этом было куда как легче, чем сделать. Не скажу, что эти костяшки были слишком уж умными, но некое подобие разума у них всё-таки имелось.

Пробив очередной череп, резко вытащил меч и пнул голову паука, отчего та отделилась и улетела куда-то за камни. На рухнувшее на пол тело я не обратил никакого внимания, так как в этот самый момент на меня летела новая костяшка.

Увернувшись, смахнул голову еще одному подбирающемуся ко мне пауку, краем глаза замечая движение сбоку. Повернуться я никак не успевал – всё-таки пауков было слишком много. Когда нападения, которое ожидал справа, так и не произошло, я мельком глянул в ту сторону. Паук валял с пробитой головой, но что удивительно, я не помнил, когда успел прикончить его.

Вскоре я понял, что происходит. Силестин, повинуясь моему мимолетному, но горячему желанию, преобразовывался в острые шипы, на которые и накалывались нападающие пауки. Когда увидел первый раз, как это выглядит, захотел сделать нечто подобное осознанно (да, я понимаю, что силестин в любом случае действует только по моей воле, но все равно выглядело это так, будто у него есть свой разум), но в итоге меня едва не погрызли.

Плюнув, сосредоточился на пауках, решив, что экспериментировать буду позже, когда мне не нужно будет опасаться быть покусанным костяными челюстями.

Когда пауки неожиданно закончились, я еще пару минут тревожно оглядывался, ожидая в любой момент нападения, но всё было тихо. Выдохнув, выпрямился и огляделся. Все вокруг было буквально усыпано белоснежными костями. Смотрелось довольно пугающе. Я даже примерно не мог представить, сколько скелетов можно собрать из этих костей. Как по мне, так сотни две-три точно. Интересно, чьи они, эти кости? Понятно, что человеческие, но откуда? Домов в поселке явно намного меньше, чтобы вместить несколько сотен человек.

Подождав еще немного, убедился, что пауки не собираются снова вставать. Только после этого позволил мечу развоплотиться.

Прислушавшись к себе, осознал, что совершенно не устал. С одной стороны, это хорошо. А с другой – крайне подозрительно. Ничего не может работать просто так. Для этого обязательно что-то необходимо. Я не ем и не пью, значит, энергию мне вырабатывать не из чего. Да, я сам по себе энергия (впрочем, как и все вокруг), но даже так должно быть что-то, позволяющее мне существовать без всяких проблем. Вполне возможно, что я живу за счет внутренних ресурсов. Об этом тоже нужно потом подумать, а пока…

Отойдя от паучьей поляны подальше, прислонился спиной к камню и вытянул руку перед собой, представив на ней шип. Мгновение – и он появился, вырос прямо посреди ладони. Потрогал острие кончиком пальца. Острый. Постучал по нему ногтем. Судя по всему, шип костяной. Представил, как он удлиняется, – шип тут же начал расти. В итоге он вытянулся, превратившись в белую, острую иглу. Медленно убрал его, а затем вытянул руку перед собой и пожелал, чтобы игла появилась мгновенно. Я даже не успел заметить, как все произошло – миг и игла воплотилась. Очень удобно. Всё-таки я весьма доволен своим новым телом. Все его возможности я пока не изучил, но уже сейчас понимал, что оно способно на очень многое.

Долго заниматься этим не стал, все еще помня о пауках. Мало ли кто здесь еще кроме них живет. Думаю, нужно скорее осматриваться и искать выход.

Методично осматривая все подозрительные и не очень места, я дошел до центра поселения. Пустое пространство напоминало обычную площадь, правда, не слишком большую. В середине я увидел похожий на громадную грязно-белую друзу камень. Подойдя ближе, присмотрелся внимательнее. Это действительно был какой-то кристалл, похожий на горный кварц. К тому же внутри него что-то было, какой-то предмет, весьма похожий на исписанный пергамент.

Обойдя камень по кругу, воплотил в руке кувалду, решив, что лист нужно достать и рассмотреть его поближе. Главное, не порвать. После первого удара кусок кристалла отвалился, а пол под ногами как-то подозрительно задрожал.

Замерев с кувалдой в руках, оглядел странно ведущий себя каменный пол. Он не был идеально ровным – создавалось впечатление, что под поверхностью что-то есть, какие-то канаты или трубы. До этого я даже не обращал на это внимания, мало ли что тут могло случиться, отчего камень во многих местах словно бы вздулся. Сейчас это уже не казалось мне столь незначительным. Особенно когда полы подо мной снова вздрогнули и начали подниматься.

Недолго думая, я постарался оказаться как можно дальше от странно ведущего себя пола. Отбежав в сторону, замер за одним из сталагмитов, внимательно следя за происходящим. А посмотреть было на что.

Казалось, что кто-то встает. Кто-то до этого погребенный под слоем камней. И был этот кто-то совсем немаленького размера.

Вскоре я смог убедиться, что мне совсем не показалось. Особенно когда камень осыпался, и я смог полюбоваться на громадную, сложенную из гостей морду неведомого мне существа. Больше всего оно напоминало динозавра. По крайней мере, голова и пасть были поистине гигантскими. И да, та самая друза торчала прямо на макушке, словно какой-то странный хохолок. В любой другой момент я бы даже посмеялся, но совершенно точно не сейчас.

Голова не была сама по себе. Очень скоро руины начали грохотать, осыпаться, а из-под земли вставать все остальное тело. И да, оно тоже полностью состояло из костей.

Не знаю, само все это так собралось или какой-то не слишком умный человек постарался, но когда существо встало на ноги и подняло морду вверх, заскрежетав, выглядело оно крайне внушительно.

Рекс замер. Сам я уже давно перестал даже дышать. Минута сменялась минутой, и ничего не происходило. Я даже подумал, что Рекс исчерпал энергию и в нем нет больше никакой жизни. Не представляю, откуда в простых костях жизнь. Надеюсь, тут нигде никакой некромант не бродит?

И что дальше? Не могу же я так вечно стоять. Нет, я-то вполне могу, но зачем?

Воплотив меч, глянул на него и сменил кувалдой. Против такого меч что та ковырялка. Шевельнувшись, хотел сделать шаг, как Рекс стремительно изменил положение, бросившись в мою сторону. Громадные челюсти сомкнулись на сталагмите, за которым я прятался. Я даже опешил, правда, это не помешало мне откатиться в сторону. Камень под костяными зубами разлетелся крошкой. Из чего у него зубы?! Из стали, что ли?

Размышлять долго мне никто не позволил – те самые зубы клацнули слишком уж близко, заставив меня как можно скорее отскакивать в сторону. Рекс для своего размера был просто непозволительно быстрым. При этом его совершенно не волновали ни камни, ни стены, ни сталагмиты. Камни он, не глядя на размер, спокойно отбрасывал костяными лапами. Стены Рекс пробивал лбом, состоящим из множества соединенных между собой плоских костей. Времени приглядываться не было, но, кажется, это лопатки. Я думал, самая крепкая кость в человеке это большая бедренная, но Рекс доказал, что это не так. Сталагмиты он бесхитростно перекусывал, явно не беспокоясь об эмали на зубах. Я в его пасти мог спокойно поместиться целиком.

Я понятия не имел, что мне с ним делать. Все-таки с человеком как-то попроще – рубанул мечом по мякоти и нет человека. Даже с пауками получилось относительно легко. Это сейчас мне так кажется, когда им на смену пришел Рекс. А вот что делать с громадной грудой явно слишком прочных и отчего-то быстрых костей, я не знал.

Отделить голову от тела? Так шея у него выглядела, как труба, по которой из одной страны в другую качают газ. Такую дуру мечом не перерубишь. Пробить череп? Что-то мне подсказывало, что Рексу это будет как слону дробина.

Пока я лихорадочно размышлял, что делать, Рекс успел зацепить меня кончиком зуба. От боли у меня потемнело в глазах. На короткий миг мне показалось, что меня сунули в громадную мясорубку, в которой мое тело какой-то дорвавшийся садист с радостью несколько раз прокрутил.

Пошатнувшись, я тут же рухнул на пол, откатываясь. Рядом громыхнули зубы. Разозлившись, я вскочил на ноги и застыл. Рекс, как мне кажется, даже подпрыгнул от радости. А потом я наблюдал, как громадная челюсть приближается, а затем распахивается, приближаясь. Рекс наклонил голову, явно желая схватить меня целиком. Не представляю, зачем я ему. Чем он меня будет переваривать? Судя по тому, что я видел, у него нет никаких органов, просто ребра из костей, и все. Но самого Рекса, видимо, такие мелочи мало волновали.

За секунду до того, как челюсти сомкнулись, я со всем старанием представил себя круглым шипастым мячом. В это желание я вложил все свое раздражение из-за происходящего.

В мяч я не превратился, но тонкие металлические шипы в одно мгновение выросли по всему моему телу. Я ощутил сильное давление, но изменить положение уже не мог. После этого послышался противный скрежет, на голову посыпались мелкие косточки и костяные осколки. И только потом все затихло.

Я выдохнул. Когда убирал шипы сверху, то рядом со мной упал пробитый череп, внутри которого находился большой кусок светящегося мха. Судя по всему, мох рос прямо внутри – он торчал из глазниц и из приоткрытой челюсти. Не успел я толком рассмотреть его, как вся костяная конструкция как-то подозрительно заскрежетала. Этот звук прибавил мне ускорения. Я едва успел отбежать, как вся эта куча костей рухнула на пол. Грохот стоял тот еще.

Либо люди в этом поселении жили очень и очень долго, потому и собралось столько костей, либо здесь что-то произошло. А еще меня волновало то, как простому мху удается сотворить нечто подобное. То, что виноват именно он, у меня нет никаких сомнений. Возможно ли, что мох – живое существо? А ведь при входе отколол один от стены. Не месть ли это? Да нет, глупости.

Удостоверившись, что кости больше не встанут, я направился к кристаллу. Воплотив кувалду, принялся за то, что хотел сделать еще перед тем, как проснулся Рекс. Разрушать такой большой кристалл не хотелось, но что-то мне подсказывало, что мне нужна та вещь внутри. Вот просто катастрофически нужна. Я привык прислушиваться к своей интуиции и паранойе, которая, кстати, давно не поднимала голову. Надеюсь, она у меня не атрофировалась, ведь полезное же свойство.

Действуя крайне осторожно, я разбил кристалл. В нужном месте он просто сам раскололся надвое, позволяя мне аккуратно достать то, что мне надо. Казалось, в этом месте образовалось безвоздушное пустое место, благодаря которому пергамент и сохранился.

Бросив кувалду, я присел на корточки и принялся рассматривать заинтересовавший меня лист. Темный, по краям словно слегка обожженный. Текст на непонятном мне языке, нечто среднее между арабской вязью и египетской письменностью. На ощупь лист был гладким, чуть прохладным. Взяв его в руки, убедился, что он даже не думает рассыпаться. К тому же почти сразу обгоревшая часть сама по себе медленно восстановилась, чем меня слегка напрягла и удивила.

После этого пергамент странно потек, будто расплавленный пластилин. Горячим он не был, но я всё равно затряс рукой, пытаясь сбросить непонятную массу с себя. Только ничего у меня не вышло. Бывший пергамент сначала превратился в черный квадрат, исписанный желтыми значками, а потом снова сменил форму и обхватил мое запястье, превращаясь в широкий браслет, больше похожий на наручи.

– Черт, – прошипел я, тряхнув рукой, но наручник даже не подумал куда-то исчезать.

«Наконец-то», – прозвучало с явным облегчением.

Я вздрогнул, на секунду замер, а потом принялся оглядываться по сторонам, но никого кроме меня тут не было. Шизофрения? Раздвоение личности? Ни то, ни другое меня совершенно не радовало.

– Это еще что такое? – пробормотал, тряхнув рукой. Наручи ни на сантиметр не сдвинулись. Я ухватился за край и потянул вниз, но безрезультатно.

«Успокойся. Он не снимется. По крайней мере, не сейчас», – снова громыхнуло в моей голове.

– Прекрасно, – резюмировал я. – Только этого мне и не хватало.

Вздохнув, я отошел к одной из уцелевших после буйства Рекса стене, сел на пол и прислонился к камню спиной, закрывая глаза. Кажется, мне надо немного отдохнуть. Или поспать. Да, думаю, поспать не помешало бы. И не важно, что сплю я тут не так, как положено. Главное, разгрузить уставшее сознание. Отлично, так и поступим.