Прочитайте онлайн Охотник | Глава третьяНЕТ, РЕБЯТА, ВСЕ НЕ ТАК…

Читать книгу Охотник
4816+2270
  • Автор:

Глава третья

НЕТ, РЕБЯТА, ВСЕ НЕ ТАК…

Когда Гурон проснулся, Чапова дома уже не было. Гурон бесцельно побродил по пустой квартире, прикидывая, чем заняться. Дело, собственно, было одно-единственное: навестить тетку… Впрочем, нынешней ночью образовалось еще одно.

Он позвонил Чапову на службу – повезло, застал на месте – и попросил:

– Саня, пробей мне одну машиненку… могем?

– Могем… проблемы, Ваня?

– Нет проблем. Просто хочу одного знакомого навестить.

– Ладно, диктуй номер.

– Анна 46-24, Леонид, Евгений.

– Принято, перезвони минут через цать.

* * *

Спустя час Гурон вошел во двор "сталинского" дома на Лесном. Сразу увидел знакомую машину, приткнувшуюся около подъезда – "тяжелый ночной бомбардировщик". Гурон удовлетворенно усмехнулся, вошел в подъезд и поднялся на третий этаж. Он остановился у нужной ему квартиры, приложил ухо к двери и услышал музыку и голоса. Значит, "пилот" "бомбардировщика" выспался после ночных "полетов" и уже бодрствует. Гурон вытащил из кармана пустой конверт, только что купленный в киоске "Союзпечати" (еще, помнится, подумал: интересно – Союза нет, а "Союзпечать" есть), нажал на кнопку звонка.

Через несколько секунд за дверью раздались шаги, глазок потемнел, потом голос извозчика, слегка приглушенный дверью, спросил:

– Кто?

– Заказное письмо для Антонова Геннадия Захаровича, – ответил Гурон, искажая голос.

Дверь приоткрылась на ширину цепочки:

– Давай сюда.

– Ага, давай! А расписаться в получении? Понимать же надо: заказное!

Дверь закрылась – звякнула цепочка – дверь распахнулась… "Ночной пилот" – в тренировочных штанах и тельняшке, с картишками в левой руке – посмотрел на Гурона, все понял и попытался захлопнуть дверь. Конечно, ничего у него не получилось… Жан шагнул в прихожую, подмигнул извозчику и сказал:

– Вот и встретились два одиночества.

– Ты че, мужик? Ты че? Че те надо? – быстро и с напором заговорил таксист. Он был тертый, наглый и немного выпивший.

– Ночью вы, помнится, говорили мне: сэр.

– Ты че в квартиру ломишься, мужик? Я тя не знаю. Вали отсюда на х…!

Мужской голос из кухни спросил:

– Че там у тебя, Борода?

– Да вот, лох какой-то понты кидает. Наезжает, сука, внаглую.

Гурон сказал:

– Часы верни, урод… дареные часы.

– Какие часы? Какие, бля, часы? Ты че – о…уел в атаке? Вали отсюда быстро.

Из кухни вышел еще один мужчина – плотный, краснорожий и тоже с картами в руке:

– Че тут за х…?

– Да вот видишь, Колян… чего-то приперся мэн борзой, права, бля, качает.

– Права качает? А по сопатке?

Гурон спокойно повторил:

– Часы верни.

Из кухни высунулись еще двое – молодой со шрамом на щеке, и другой, постарше, с глазами палача.

– Часы верни.

– Пошел на х…! – нагло ответил Борода.

Гурон понял, что разговаривать бесполезно и ударил ногой в пах. Борода согнулся. Краснорожий выдохнул: твою мать! – и пошел в атаку. Гурон встретил его прямым в голову. Осенними листьями порхнули карты, краснорожий рухнул на пол.

Двое в дверях кухни переглянулись. Тот, что постарше, сказал:

– Ты что это, брат? Пришел в чужой дом, людей бьешь… нехорошо.

– Он ночью слинял с моими часами, – ответил Гурон. – Часы дареные.

– Эге… не те ли, что он на кон поставил? Ты посмотри сам – они вон, в кухне, на столе. Зачем же сразу морду-то бить? Можно ж и по-человечески… верно?

Гурон перешагнул через краснорожего, шагнул в кухню. На столе, покрытом клеенкой, стояла початая бутылка водки, стаканы, несколько бутылок чешского пива… дымилась сигарета в пепельнице, лежали карты, деньги… и лежали подаренные Грачем часы – шикарная "Омега".

– Твои котлы, брат? – спросил из-за плеча молодой со шрамом.

– Мои, – ответил Гурон.

– Ну так получи, – сказал неуловимо изменившимся голосом молодой. Гурон нырнул, ушел в сторону, мимо плеча просвистела сковорода, врезалась в стол. Зазвенело стекло, хлынуло пиво из разбитой бутылки. Гурон локтем, с развороту, ударил молодого в лицо, сломал нос и, заломив руку за спину, быстро развернулся к старшему:

– Есть вопросы?

Тот покачал головой: нет. Гурон оттолкнул тело в угол, взял со стола часы, застегнул браслет и вышел из кухни. Водила все еще охал, держался руками за "хозяйство", смотрел с ненавистью… проходя мимо него, Жан увидел на подзеркальной полочке ключи от машины. Он подцепил ключи указательным пальцем.

– Э-э, – промычал водила. Гурон вышел.

Он отпер дверцу "копейки", сел в продавленное кресло. Крутанул стартер, и старенький двигатель затарахтел, заметно подтраивая на холостых. Гурон до упора вытянул подсос, посмотрел по сторонам… выбрал помойку. Он разогнал машину насколько позволяло ограниченное пространство и "воткнул" ее в угол бетонной коробки. Захрустело железо, капот вздыбился, из разорванного радиатора хлынул тосол.

Гурон аккуратно обтер баранку и набалдашник рычага переключения передач. Вылез из машины. Обтер наружную и внутреннюю ручки… закурил, полюбовался своей "работой" и выбросил ключи в контейнер с мусором.

Удивительно, но на душе стало немножко легче. Он вышел на Лесной, остановился и задумался: а что дальше?

Делать ему было абсолютно нечего, и он подумал, что надо, все-таки, проведать тетку. Потом сообразил вдруг, что в десяти минутах ходьбы – Выборгская набережная и дом, где он провел первые годы своей жизни… стоит навестить?

Сентиментально и банально до дури, но, пожалуй, стоит, раз уж оказался здесь. Он вышел на Кантемировскую и двинулся к Неве. Он шел и пытался зрительно восстановить образ дома ? 35 – маленького, двухэтажного, с печным отоплением и плотно забитыми коммуналками… и сараи за домом… и поленницы возле сараев. Там, среди сараев и дров, пацаном он играл в войну. Разве думал тогда, что война станет его жизнью?

Он дошел даже быстрее, чем предполагал. Он вышел на набережную у Кантемировского моста, повернул налево, к своему дому… а дома не было!

Гурон остановился… как же так? Как же так – ведь был дом! Мой дом! Старый. Двухэтажный. С печным отоплением… с сараями… с поленницами… как же так?

Он быстро, почти бегом, двинулся вперед. Ему хотелось обнаружить хотя бы следы дома, хотя бы фрагменты фундамента… но и фундамента не осталось.

* * *

Гурон стоял на улице, ждал Валентина. Валентин опаздывал. Гурон посмотрел на часы, и в этот момент из-за поворота, сверкая хромированным оленем на капоте, выехала бежевая "Волга".

Гурон улыбнулся – "двадцать первая" "Волга" досталась Паганелю от отца и была предметом гордости. Машине было уже больше четверти века, но она выглядела игрушечкой. И покойный Степан Валентинович и сам Валька в машине души не чаяли. Она хранилась в гараже, зимой на ней не ездили и только с наступлением весны "Волга" покидала гараж с тем, чтобы возить семью Корзуновах на рыбалку. Тяжелый советский автомонстр был невероятно прожорлив, жег бензин нещадно. В те времена, когда литр бензина стоил четыре копейки, эксплуатация "двадцать первой" не была чрезвычайно накладна. Но стоимость бензина выросла многократно и теперь "Олень", как называли "Волгу" в семье Корзуновых, выезжал из гаража крайне редко.

Жан предположил, что Валька приехал на "Олене" только для того, чтобы прокатиться, "вспомнить молодость".

"Олень" плавно затормозил, Валентин высунулся в окно, весело закричал:

– Эх, прокачу!

Гурон засмеялся, сел на переднее сиденье.

– Здорово, – весело сказал он, протягивая ладонь. – Опаздываешь.

– Извиняй, начальник! Рработа! Но через десять минут мы уже будем сидеть за столом… эх, будем водка пить, пьяный морда грязь валяться.

– Орать матерные частушки в мусоропровод, – подхватил Гурон.

– Точно. А Наташа уже на стол накрыла… ждет.

У "Академической" Гурон сказал: тормозни, Валя, на минутку.

– Зачем?

– Цветы купить.

– Не надо, Индеец… дорого это нынче.

– Обижаешь, Валя… Неужели ты думаешь, что я поеду знакомиться с невестой друга без цветов?

Валентин спорить не стал. Знал: не переспоришь… Взять, да и проехать мимо цветочниц, не останавливаясь? Так ведь выпрыгнет на ходу… Индеец – он, собака, такой. Он это запросто.

Валентин остановился, Гурон вышел и через несколько минут вернулся с шикарными розами. Валентин покосился, но ничего не сказал. Гурону показалось, что все-таки он остался доволен.

…Наташа оказалась высокой, чуть полноватой пепельной блондинкой с выразительными глазами и чем-то напоминала молодую Доронину. Она слегка смущалась, но в этом не было никакого кокетства и придавало ей своеобразный шарм.

– Знакомлю, – сказал Паганель, – эту женщину зовут Наташа… в тот самый момент, Ванька, когда ты позвонил из Москвы, я как раз сделал ей предложение, и она сказала: да.

– Очень приятно, – пробормотал Гурон, вручая розы. Наташа слегка порозовела.

– А это, Наташа, тот самый Индеец… он же Жан, но ты не думай – он не француз, он шпаненок с Выборгской стороны, так что можешь называть его Ванька. Он и на Ваньку откликается.

– Очень приятно, – произнесла в свою очередь Наташа. – Спасибо за цветы.

За те три года, что Гурон не был в квартире Корзуновых, здесь почти ничего не изменилось. Те же географические карты и фотографии на стенах, старая подзорная труба, те же модели парусников и тот же глобус… Гурон подошел и крутанул его… побежали, побежали континенты и океаны… океаны и континенты… Гурон ткнул пальцем и попал, конечно, в Африку. На глобусе не было и не могло быть Острова – крошечного клочка суши на экваторе, в тридцати милях от западного побережья Африки. Гурон приблизительно определил его место, а потом прикинул расстояние до Калининграда – а чего? Не так уж и далеко. Если наложить большой палец на Остров, то мизинцем аккурат дотянешься до Калининграда.

– Па-апрошу к столу, – сказал Валентин. Выпили за знакомство, Наташа предложила закусывать… А стол был домашний и Гурон вдруг понял, что уже давно он не сидел за таким столом… если не вспоминать обед у Баси. А он и не хотел вспоминать.

Гурон смотрел на раскрасневшуюся от вина Наташу, на шумного Паганеля… он видел, какими глазами они глядят друг на друга. От этого становилось тепло, хорошо и немножко завидно.

В жизни Гурона женщины появлялись и исчезали сами собой. Он никогда не задумывался об этом. И только теперь вдруг понял, что что-то в его жизни было не так, было неправильно… Мне уже тридцать, думал он. По обычным человеческим меркам – половина жизни… к моей жизни эти мерки не особенно применимы, но все же… все же – тридцатник. За спиной уже столько всего, что и самому не верится. И с чем же я пришел к своему тридцатилетию? Семьи нет, детей нет, страны, которой служил, тоже нет… маму похоронили без меня…

– Жан, – сказала Наташа. – Жан, да что же вы не едите-то? Вот – пирожки с капустой.

Действительно – пирожки с капустой! В нормальной человеческой жизни должны быть пирожки с капустой… должны быть домашние тапочки, телевизор, диван… должна быть женщина, которая ждет.

Но для того, чтобы были хотя бы домашние тапочки, должен быть дом! А у тебя даже своего угла нет.

А что есть? Память и ордена… последним из них ты награжден посмертно. Так что и тебя самого как бы уже и нет. Ты есть, но тебя нет…

Наташа что-то спросила, Гурон не расслышал, ответил наобум:

– Спасибо. Замечательные пирожки.

Наташа улыбнулась. Паганель рассмеялся, сказал:

– Пирожки действительно замечательные. Но не о них речь… Ты о чем задумался, Ванька?

– Задумался? Да, в общем-то, ни о чем… Вы знаете, ребята, я тут недавно побывал на Выборгской набережной. Хотел взглянуть на дом, в котором прошло мое детство… так нет больше дома-то – снесли… даже фундамента не осталось.

– Ностальгируешь? – спросил Валентин.

– Да как сказать? Дом был очень старый, дореволюционной постройки. Наверное, правильно, что снесли, но… я же в нем вырос. Хотелось посмотреть.

– Вы, Жан, помните этот дом? – спросила Наташа.

– Помню, – кивнул Гурон. Он хорошо помнил дом на набережной. Набережной, как таковой, в годы его детства еще не было, а был спуск к Большой Невке и галечный берег с лодками… У отца тоже была лодка. И нос и корма у нее были одинаково острыми и назывались такие лодки финками. С лодки отец вылавливал плывущие по реке бревна – так экономили на дровах. Жан всегда просил, чтобы отец взял его с собой, и отец наверно взял бы, да мама категорически противилась этому. Взмахивая длинными веслами, отец уплывал один, а Жан оставался на берегу. По весне лодки обязательно смолили, и над берегом плыл изумительный запах кипящей смолы… смолу, когда она остынет, можно было жевать – вкусно! А по воде можно было пускать "блинчики"… А на противоположном берегу стояла телебашня. Когда над Невой плыл туман, казалась, что башня падает… это было захватывающе и жутковато. Семья Петровых занимала двенадцатиметровую комнатку в большой коммуналке на втором этаже. В квартире было восемь комнат и больше тридцати жильцов. Почти половина мужчин имели срок? за спиной. Практически все мужики выпивали и время от времени получали новые срок? или хотя бы "пятнадцать суток" за пьяные безобразия. В квартире все про всех все знали… в большой кухне (а может, и не была она такой уж большой? Может, это сейчас так кажется?) сплетничали, случалось – скандалили, бывало – дрались… Однажды сосед, дядя Коля Олень, наловил в заливе угрей, бросил их в раковину под струю воды, а сам по какой-то надобности отлучился. А мама пришла в кухню и хотела набрать воды в чайник. Она подошла к раковине… и увидела там извивающийся клубок черных змей! Мама закричала, уронила чайник и едва не лишилась чувств. Прибежал изрядно нетрезвый Олень, сильно обрадовался, что так смешно получилось. Он схватил пару змееподобных рыбин и стал пугать маму. Прибежал отец, без лишних разговоров дал Оленю в зубы… а мама после того случая еще долго подходила к раковине с опаской. Следующей весной Олень утонул по пьянке, перевернувшись на лодке у самого берега, и его искали в Неве водолазы. Жан на всю жизнь запомнил, как их круглые шлемы с иллюминаторами скрываются под водой, а из-под воды вырываются пузыри воздуха… Одно время он даже мечтал быть водолазом.

Помнил ли он дом своего детства? Да, он помнил… вероятно, не столько сам дом, сколько связанные с ним образы и эмоции: ледоход на Неве… первые книжки, которые он прочитал… праздничный салют… мамины руки… свою скарлатину… и как он учился кататься на двухколесном велосипеде, но еще не научился поворачивать и кричал: уйдите все с дороги! Я поворачивать не умею… запах внесенных с мороза дров помнил… и запах корюшки… помнил роскошных гэдээровских солдатиков, которых подарили ему на новый год… и как с приятелем Колькой украли у отца папиросы и попробовали курить… и еще многое, многое другое…

Помнил ли он дом своего детства? Да, он его помнил. И неосознанно берег в себе эту память. Теперь дома нет.

– Помню, – кивнул Гурон. – Но не так, чтобы очень хорошо – мал еще был… А вот – нет его. Даже и фундамента нет.

А Паганель сказал:

– Во многом ты, Индеец, прав: наш дом разрушен… ностальгия заедает. Кто бы мог подумать? Ты ведь знаешь, что к так называемой "советской власти" я всегда относился, мягко говоря, скептически…

– Знаю, – слегка усмехнулся Гурон.

– Вот-вот… даже не к "советской власти" – не было такой власти. Была власть кепеэсэс. Господи, как я презирал всех этих партийных царьков, профсоюзных шестерок и комсомольских проституток. А сейчас, когда все они вдруг стали "демократами", презираю еще больше. Потому и в партию не вступил, карьеры не сделал… да и хрен с ней! А вот теперь, ребята, накатила ностальгия, пришло понимание: у нас была Империя! У нас была Великая Советская Империя! Не понимали… ничего тогда не понимали. А имена? Имена какие были? Георгий Константинович Жуков… Юрий Алексеевич Гагарин… Юрий Владимирович Андропов… Вячеслав Михайлович Молотов! Ах, какие были имена. Какие были титаны… теперь их обгаживают пигмеи. Валентин снял со стены гитару, тронул струны, спел:

Ах, девочки! Война, война, Идет аж до Урала. Ах, девочки! Весна, весна, А молодость пропала!

Он резко оборвал игру, сказал:

– Я давеча смотрел хронику с записью парада на 7 ноября… вспоминал: ветер! Ветер над проспектами, над площадями. Знамена. Батальоны шагают – левой!.. Голенища… аксельбанты… Ну, на трибуне, конечно, товарищ Романов Г. В. В шляпе… Ах, черные "Волги", синие кальсоны… водка в граненом стакане… ноябрь – холодно! И: "Поздравляем с днем Великой Октябрьской социалистической революции, товарищи! Урра, товарищи!"… Империя! Мы жили в Великой Империи… не понимали!.. Лагеря. Пельмени… "Как насчет халвы, Бекас? – А может, лучше насчет пива?"… "Жигули", дубленки – дюфьсит… стенка "Вега" – по записи, подписка на "иностранку" и "За рулем" – по блату… Бог ты мой! Кто бы мог подумать? Кто бы мог подумать, что всего этого больше не будет? А над проспектами и площадями – ветер, ветер… не по-ни-ма-ли! Коробки – бетонные. В них – пьянство, ругань, телевизоры с программой "Время". А на Новый год – запах мандаринов. Но план – любой ценой: "Если план не дадим, товарищи, в райкоме, блядь, нас не поймут!" извини за мат, любимая, но – тошно! Накипело. Но Империя – была. Валька прошелся по струнам:

…нет, ребята, все не так, все не так, ребята.

Гурон слушал, �ерез цать.

�чал к столу, – сказал Ва�мп

�чал�или �ере�ц выйроблею в з��то хо�ту…сь, что вѽ�тир� ВѺ с� Даже и фу-таки он пирожки.

� особе��урон � ока� в лев�е, ждал Ва� друго�осила�а мама категор Он э�ал, �бер�ди, �как��е трЁте – �обраднырн� розами. Ва��омство, �отя �опро�л к ��нов�сленулѰоднялсяпи�а втором�вился, Гурон�н всегад п�омупосё�" – нЀошо,�истьѻ/p>

–�. Почти п�ка�ло�мой на�тарѷакртяийных �н стЃка люм�ной�ок" за �зыку �шь, В�p>

…нет, ребята, всо все жак, все не так!�талось.

* * *

Когдо минут воснулс� был�ял, чѾтя� машиЃке – посмотрел н� говоря, скеп� дверью, спросил:��он. Он хоа?"�ы п?�талось.

ой! В но� шрамом.

�шой?рон�рако�пи��веститья! Мыольш�.�снуаюцион�рноелся, �, ко�уронил�,�ам�он отчайн�� же � стенмиров�же из ка�л�,рош�оюзн�надцат в боль�алсѵ�льц�рег�ужскоО� Ц�у. в�ные часы.�ы… ѵжно�ре�омствогируешь? – с�нуаюалентин.< мог�,ич и сам � Гурон лучакоц в� гал�рид к столу, – кивнул Гѣ кормкакиоворЂ эт�равЁмолу, кока. Он�и на�л? Ты п дома нет.�ы… � от�Олень стоЂовсех �– дю�ас? – А��тец��ды, а сп�ой��коглучакгу" �минал�х?ома нет.

‾рыбинзбито�ы…ерь п� пю�альк�жнии са� � врем�

Гу�ь�о в �ать шп�нко.�ываешь.

�ч к столу, – �нуаю�и керопод�нк шо и�о Ѻ стдложиЀ� таЀого э�и че�еж�озовела. �� нет.етость��час �глуш

– Оч�ю… �е н�стью…�,л до�тно��ал �о чѾѱ�, в к�и: лмноль, в Аф� лиш� ��нь, �p>– в свою � саро в�дви�иш�а� �знаны шаубы�,й на�та�а�!ые часы.

ми… ка,Ве�вогстдткрыЁ от� �раннад�� одибода�тЁмон� проѸликается.��д�� оди� попѰ�огом ты.ксе��па� берегк�вари�лу, �ъ�щи�� исч�ы и Ђо �p>

Жах ми� ОрЁин�диночества.�е. П�Олень �ч�ы и Ђ не е звонк�улс��� нни�… п стодпригл�Ё от� �смотрел �араслышал, :�зовела.

А П�p>

– Я д�ру� ет�кратно инь �ч�ы и Ђ лом… эх�ем, �или нтв" память. ��час � в к�и: попѵКоро�оха,. ��час � в�ся? Д�алКоро�ьк�и иЁ �глу Неве�цепо�риЀ,�час �глу�раны, Импе��ако�р, вы…– АгА��тец��дѷ�и Гучес�, хорЌся Ѱ минуѽк��ь – исмуѲентин,дложиЀ�, поб��елем �ый шарм.

е о�,�истть ми��ак ч�ы и Ђ �аничеp>Жах ми� ОрЁин�диогируешь? – схнулся Гурон.��го ть мил бр�ерь �, тож�� про�ри �ты ки�ричв, но ет�це� В но�чт�ами за "ха: рео�ре�в�пор� �ныеи", д,ту… нлКор�лючи в кон�угань, теандД/p>

Жах ми� ОрЁин�дин"?я Гурон.��гины ѷвиняна? ��па в друг �,место, �p> е �/p> <�м�он отч�ь их�� ко�эн боѸчки… новил� пром�шь? , сказал:

–�има�ишена�тардет Аг-�ам может�к в�ара�гом ты.�зовела.�ч�я! Ме все п чден пв, кал�а и�акипт-вот�оломбыло н�… ом‽ой�н рбер�койних р� �е �я, Гу���,лся, "зжал �у-�еоргих п� ре" бря…�бодучилЃток. Ё�йсвоѡпаѿ�ьно�ед� так имая, уже се охиолує�Нат�– ОпЂодума��� "�ьн���к шо ��л м� Он���"�г понѾдя м� "����е�еты�лисѵ�м Гу наст"титутон�,апуз�о во�,�нь �чден пимет�а всѲотду, и в�� "до�ой�, ребя��я! Ме�, когдили �дує��, хв Пот�он�ин, чу��омнил… ве� пон� всег�стрЁ чем ��/p> Зата�"� ��/�епиревер",т. Г�ворт�к ��пм�альс�ей!�к�и�го э��иманинѵвакинѰжеих обгробле. .�� Жан, н�ех �?�руго�осилаиЃке – пос�эсэс.ку. �ссмеялся, сказал:��мента нк�улс���– ск�Ё от� Ѐвал игру, сказал:��апочки, д�н�ехосмотреть.��ю к�зял �, пом�н�ехос? дЀ� л�офс

За те ѓурон невари�� Влак�то ны�снуаюц�ая ещ�и кЇрас�есто, а п�о, – п, сказал:<�огом ты, �у, на шза�мой. Г�ворт��е… �оре��дв� и�л и про�ру�ин н�цено�альнону›ая он нбы были �хватЀид нѾдя м� акоаки�х�е зня? Да,ндрня? Да,,�л �, и Ђ �аак, � вд� �ра:�я и �фра��я… онгом ты?�рокачу!

оа�хко�енти�Ё от� вал игру, сказал:

<�ышел да Ѓ

Гурон ул�добн�шал, :�зовела.��ие, и оp>

� л на Ѹа н� �онной�о�ь в��н тк�салю�н��вут Н�ону�ак, �ным о�н�ехос!�талось.

* * *Гур�навоворЂ не на���таксе��па� на хейчас,лил е��

Гуѯ поовечм�ыксе��паѰн � в�ь", как ннад �какеск�во� �,��в�– ис�от от в�>Помз�н�иЇ не о�егГ�ойн� Но а… Юрий Але�оѯускатемирндрн�сь и��� п�раже�� Ѻ�кой на "�и�� исде�ракхоѝ… бятж в з�дадимпопрочивовыхос�й ��иЀ��ые �чивовых��Ђатеая. �Ѓой…�ан�папи�ьских пр�"блин��о… я� и��� п�раже�трен�й на "�и�� исде�ракх� кур�… я� и��� п�раже���овракоЀ�‛ "дв�� езд� но в��ч�ю�д Н��ни�на? Иодк�ауб�ск�киА П�p��какох р�я Сокорю�рв�ол��лсщопро���тЁ�йн�� л�до���а �н нно��ы�окорю��офбра�иа‱фбѷ�й Имв саѴи вс�о вой�Имв џствн нетх гь� стаод��� Ѐ��айно�ю… џст� в���у" н обѽазы��лос�о�и ти не � попроетсктак Ѹ�на�ах Но а� сатен��окођ��� две� ко ЀевЅ, дви�,�еѾ�ни�а�ло���уж��ы п �ель��� бы�мсо…Ѓо�аковые �уж�рибѳмсо… �н д� все �теон�ары…�е б�вомпю�"�ых �х сой"споѾ. Жаг�� Н�– ир� попр�

Гу�д,т�ума��с�оЃ. Сле�араже, ольше С печным о, лю�ольше Сэ�� Юр�� кате "хаа�, ольше С ��киЇая суга�ы до�� Цв�, – в�каѵп� д�ой Ѹ�ец � Па��люсНевеспС�льн��о�� �ккатеа� ч��ки�унд��ва�или в�те, выэто�пю�стеЂ с з�ы…умп:т�умано Ѐ�к ,и��ено�а�шел водки�ер�я�го ��ит�черакиЂ�ен�ха��брь �в, кыехато вслеР�ел�ре?..�оѾ.��ам�гий І� в ��адца�оЀ��яийны� п ч Цв�, �хв �ще �л, ндрнpо, ЊоЃнорзѾй���, поб� сдео, �ьски�� Имв �я? Да,,��уроа�о�ки � 92-�еента н��о�ки � 92-�е�ИмЯ�, он �ю��сть,.�Я�, он �ю�р�акорЁ �х внестенѓур�Ѐ��я�н ла�нордю�а о�еок. лучал в сво�коно�имос� на �ж�рордюта н�л с�дпина б�а рпат�ЃнооѸл"спП в�рак�"�с� ови��ех эти�"�� с�й, � �ю�й сал� манчатеЦ�у. к� острѺ их � пья�го,о, – пѼ люб��� с�й, � �юни-тсьно глу �Ц�у. к�С�л�Їркела�помнил р…Ѓ�о�к�п� �ло нк с�й, � �ю�нта н�обой. Он никогом‽� дом! ,�а�о�ки � 92-�е�еслиикогом‽� дом! обой. Он .�талось.

* * * пѰ�о� отп��ес�сто� �орачито б�хню �,�н р��ст�е, в ф�. Но��то, �р�кой�ных под�чз�� �орак эк��и �пирожк� отец ,. �Ѓой�де можн�вег� и прул�д�кр����осип�казал. , чтобы о�рос. Хагане�шь? �про�а�и�л. ,�здм… ѵжнбятж под�дена… п�на Но�убы�училЃГурон ��чз как�оѐ�Ѿй���уѯник. �с �� минуѽ�ашиаша програф�Цв�мен�сни�эти�,�� Цв�приглсмоте тог��в н пр �,м� Но�н н�толх рыбин��ки�луѡ�аз��рдьѻ/н���пю�н отп���и" – �ане �ц ,. ѵжно��и���апуз�Ѓод не осних ри �смо��угака��п:ѽ не был в �тЀ�ду зЃл�г�ан�м,�ейс�рата��н�рнПоззЃл�м��о, бе�ммоволи в�.�екас�бе�ммоволи али�с�егор�се �буѲен�, чѸ�л�дючи�я пореваизумит�ая �тиненты… , уже с� Почт�юци�рочрапирожкиеж� �. Гу�ронкольк�а�шел Ђ�чер�лучд�на м��ться и фулс� былЁоетск�� пом�м�вилс� Ната�через не�ы, я . до�за��о поб– ицею… �и�э� Гуч�имек эк��и �, �ей жга, и… д�о жеегам пл�ы одВ�89-дм… смолу, б– ежнойле�ей нет, �т-вотигулодова�уп�д – эк��и� Ѐ� Ѐна? Иаша ок�азами илеа�жа�апу�я, Г�ю… �� �о Ѵ�чз как�атаѼимой оТатно инѸ�ло ничивевил�нти�й нжость�оны… бел н�ж пЦ Вы Ёоетск�� поме так, но›� о�и�рочиѸ�ре�фулс��юц�та� Ђ?�ропала!он и н�ата����щи��лжен �ватксеосип�неь��евари�� попр: эк��оме��фьсиѵ!к�по вѽ� з О�льк� �!�не: сэр.� том�ал�н рез�сео не такч к сслышал, окивнул Гѯ � кк���л мне: ѽ�ашиаш�л о›� �ой! ��ѷ�и �н �ватксроспеовесна, �в ��а �у-Ѽ�йни��нОн э: "оелся,�я м� �етск�� пновиивать и�не: сэр.�к��оме��фьсиѵ, реЃГуро�!г�кк���л атаЀии… не, �здыва�лобус… Г�и он :� Да�кч к сѿ�к���лав�– �оспекѾо минут ве��фьсиѵ.а���т� в��он�с� он и ег�е, бЈ�ой �>‾рыоо ми��ы д.айлоа, �в �л игру, сказал:��. Ё�й, �… эх�� пе�ры �редл�виде ��иво �аммЀадовалѴ�н�а�л… д�нта неѲраны, ,цион�р���е�,апуЋе беу, сказал:��н � в�эс. Г�д, дѠВот-РАг-�ам �гом⻾ жеег�ата����щи�м�м

�шой Басинет.вестит�оха �у-Ѿгда ты по��н отп��ал игру, сказал:�гом�у���вес�сѰс�ЂатЭОстро�к��и �СпаѴ��оха по�ем, ���а�м� "���ан�м,�ейя"�нта н�н�мот� были?рек��слыѾ�ых а�н отп���бер� хота����щи�ле" Ђрел нв чайн�ая ещвпѼ ��� Ну�ман, ка пья�ах, стег�эѸмойх ц�чивз, и о� �С�та.

�ерью, спросил:е…

�дь �о��и���а��Ѿй���ГосподлыѾ��� за ма� нап�", � ��иво заату… е что � ови� то ми�сЅ� два�ша �оЀ�� з�длцион�рноеогѧ�, �Ђеа� ч�ласти�гр� Ёо��це� �л�н�птичесо�а�и�� в х�он � �д�кѷ/p> пѰ� чай� Жан, – :в�ль!в�льть "!оща�лось. Он � окаиове�я�І�е бо, – о��и���а��Ѿй��� �ах ми� н � �"ов �р��� �о��н�" �р�коолго под��бер��,м�вился, �чки… есеЂксроссмот�илась �о пьян�том п� про�ны, к���ивозовела.