Прочитайте онлайн Опоздать на казнь | Глава 3

Читать книгу Опоздать на казнь
4916+2621
  • Автор:

Глава 3

Эти четверо тронулись в путь под утро. Утро у них наступало не раньше двух часов пополудни, когда обычные граждане уже успевали пообедать.

Впереди шла толстая белобрысая деваха в ярко-желтой футболке с надписью: «Я ненавижу тебя, Билли Гейтс!»

Следом за ней упруго шагал брюнет с шальными карими, слегка раскосыми глазами.

За брюнетом безмятежно брел рыхлый парнишка в ковбойской рубахе. Несмотря на жару, его волосы были щедро набриолинены и блестели на солнце.

Замыкал процессию растрепанный светловолосый заморыш в красных ботинках, непрерывно вопрошавший: «Куда вы меня тащите, злые люди?» Ему никто не отвечал. Впрочем, никто его никуда и не тащил, он шел сам.

— В самом деле, Камушка, куда ты нас ведешь? — наконец спросил брюнет.

— На дискотеку «Песчаный карьер», — ответила деваха. — А не кажется ли вам, старший строевой сержант Крис, что Лаки уже успел дунуть?

— Очень может быть, генерал Камушка, — кивнул брюнет. — Прапорщик Лаки, что вы скажете в свое оправдание?

— Кто курил? Я курил? — ласково спросил парнишка в ковбойской рубахе. — Ну самый децл, если только. Выхожу из дома — мужики сидят. «Хочешь дунуть?» — говорят. Конечно, отвечаю, хочу, а у вас откуда? «Оттуда!» Зашли за гаражи, забили косяк, нормальные такие парни оказались, один даже рокабилли в «Мани-Хани» по субботам играет… Где-то у меня визитка его была, он меня приглашал бесплатно на их сейшн прийти… Черт, где же? Неужели посеял?

— Лаки всегда везет! — хлопнул его по плечу Крис. — Травы покурил на халяву и еще на концерт сходишь. А у меня вот вчера Динка ботинок сперла. Когда на своей подружке меня подловила. Захлопнула дверь, я дело кончил, выхожу в коридор — а ботинка и нет.

— Зачем тебе сейчас ботинки, Крис? Сейчас бы сандалии в самый раз, — сказал Лаки, который как раз в сандалиях и был.

— Дурик, там под стелькой нычка была. Двести баксов, за последнюю халтуру мне заплатили. Хотел гашиш купить — хрен мне теперь в грызло, а не гашиш.

— Шиш тебе, а не гашиш, — подал голос заморыш в красных ботинках.

— А вам, салага, права голоса никто не давал! — рявкнула Камушка. — В темпе, бойцы.

Все четверо жили на станции метро «Улица Дыбенко», но познакомились почему-то через Интернет. Каждый из них был как-то связан с этой единой сетью, опутывающей весь мир. Кто был системным администратором, кто пытался программировать или писать на компьютерную тему в разные непритязательные журнальчики «обо всем». Помимо любви к компьютерам эту компанию объединяло пристрастие к наркотикам естественного происхождения — «травке и грибочкам», как ласково называл их Крис. Он был самый старший и опытный наркоман, но у Камушки зато был громкий голос, и она всегда чуяла, где можно добыть травы и когда менты пойдут винтить народ.

Шли они по проспекту, что вел от дома Камушки в сторону леса. Солнце припекало, и на душе у каждого было легко и спокойно, только Камушка слегка икала — ее мучило перманентное похмелье. Проспект неожиданно закончился и уперся в стройплощадку. Разомлевшие от жары строители лежали под дощатым навесом и пили кефир из картонных коробочек.

— Встали — постояли! — распорядилась Камушка. — Расклад такой. Грибы поспели. Хорошие грибы, правильные. Мне об этом Сиамский сказал, а уж он-то врать мне не будет. Так что, бойцы, идем мы на дело правое. Собранное делим по справедливости. Мне четверть, Сиамскому четверть, четверть Крису, четверть Лаки с Сорхедом на двоих.

— Это почему нам четверть на двоих? Разве это честно? — тут же встрепенулся заморыш в красных ботинках.

— А будешь возникать, вообще ничего не получишь! — ущучила его Камушка. — Мал еще возникать. Строевой сержант Крис, разберитесь.

— Это мы мигом, — ответил Крис, по-кошачьи приближаясь к своей жертве. — Ну что, рядовой, будем хамить высшему руководству?

— Ну нечестно ведь! Почему Сиамскому четверть, он ведь даже с нами не пошел?

— Сиамский нам место показал, — ласково объяснил Крис. — А тебя, детка, вообще никто с собой не звал. Нечего тебе, детка, за старшими хвостом ходить. Еще научишься плохому.

— А мы его научим! — хлопнула себя по ляжкам Камушка. Звук получился гулкий — с ближайшей искореженной березы сорвались и полетели в сторону города две вороны.

— Вороны Одина знак нам подают! Хороший будет урожай на мухоморы! — обрадовался Лаки. — Чего вы с ним спорите, не хочет — пусть не идет. Давай, генерал, командуй.

— Вот так бы сразу, — важно кивнула Камушка. — За мной, бойцы. Идти нам долго — за деревню Кудрово и дальше, к песчаному карьеру. Сиамский туда ходил на днях, говорит, там этого псилоцибина — ну просто завались. В темпе, бойцы. За мной.

За стройкой раскинулся лес не лес, парк не парк, а если быть точнее — заросшая свалка. Среди чахлых кривых деревьев валялись останки автомобилей, холодильников, пылесосов, бутылки из-под пива и лимонадов разного рода покрывали землю сплошным слоем. Картина была урбанистическая и безрадостная.

— Смотрите под ноги, тут могут быть змеи, — предупредила Камушка. — Зря ты, Лаки, в сандаликах пошел на дело.

— Ну я же не знал, — беспечно пожал плечами Лаки. — К тому же, если я буду смотреть под ноги, я на змею не наступлю.

— Способный какой парень растет! — похлопал его по плечу Крис. — Дай-ка отхлебнуть.

— Отставить пьянство в отсеках! На перекур остановимся — там и бухнем! — бросила через плечо Камушка. — Если вы нажретесь у меня раньше времени, никому грибов не дам.

— Ладно, ладно. Не будем пить, — примирительно сказал Крис. — А слышали, что Энди тоже в Питер едет на пээмжэ?

— Да ты что? Это просто тенденция какая-то! — покрутил головой Лаки. — Сначала Рукин переехал, потом Нечаева, теперь вот Энди еще. Чего им в Москве не сидится? Я бы, если жил в Москве, ни за что бы в Питер не поехал. Там и культура, и деньги, и журналистам платят больше.

— Вот и езжал бы в свою Москву, журналист ты наш. А мы тут останемся, — оборвала его Камушка. — Мне вот это переселение народов тоже подозрительным кажется. Наши в Москву валят, москали сюда едут. В воздухе пахнет провокацией.

— Это антисемитские происки! — оживился Сорхед.

— Ах, оставьте эти ваши глупости, рядовой, — махнул рукой Крис. — Я вот что думаю. Москву скоро арабы будут бомбить. Это дело ясное. Москвичам об этом по-тихому сказали, вот они и валят. А чтобы не создавать паники, на место каждого москвича сажают питерца.

— Точно-точно. Все началось с президента! — радостно подхватил Лаки.

Маленький отряд миновал свалку, перешел железнодорожное полотно и вышел к деревне. По главной улице без дела шлялись хмельные местные жители. Собаки умильно заглядывали в глаза каждому прохожему — не найдется ли чего пожевать? Если пожевать ничего не находилось, они злобно лаяли вслед жадине.

— Прямо как бомжи! — заметил Крис. — У нас на Дыбенко дед один сидит, деньги просит. Нагло так просит, за ноги хватает. А если не дашь денег — он тебя такими матюгами обложит, каких у нас в армии никто даже не слышал. Жуткий дед. Я вчера не поленился, поговорил с ним по-мужски. Теперь потише будет. А нет, так я его с ноги уделаю. Делов-то.

— Городские, чего приперлись? — окликнул их нелепый вихрастый мужичок, сидевший на скамеечке возле магазина.

— Митрич, здорово! — обрадовался Лаки. — А мы вот в лес идем, воздухом дышать.

— Это вы правильно. Воздух нынче бесплатный. А мне эта сука в долг водку не отпускает. Сказал — верну, как деньги будут. Плесните, что ли, чего у вас там есть?

— Начинается, — вздохнул Сорхед, — каждого алкоголика поить — нам ничего не останется.

— Отставить, рядовой! Вольно! — рявкнула на него Камушка. — Лаки, выдели бойцу дозу. Стакан-то есть?

— Спасибо, ребятки! — просветлел лицом Митрич, извлекая из-за пазухи помятый пластиковый стаканчик. — Вот это по-христиански, по-божески, то есть. Присаживайтесь, что ли, у меня и закуска тут есть…

Из-за пазухи была извлечена сушеная рыбка, пучок лука и горбушка черного хлеба.

— Не побрезгуем! — потянулся к луку Крис.

Выпили, посидели немного.

— Встали, пошли, — скомандовала Камушка, — до карьера нам как лучше дойти?

— А вот, левее чуть возьми, там тропка будет такая. Зачем вам этот карьер? Всех чего-то на этот карьер будто черт какой тащит.

— Что-о? — взвизгнула Камушка. — Руки в ноги. То есть ноги в руки, шагом марш, бойцы. А то придем к шапочному разбору.

Бойцы повиновались. Они шли и шли по лесу, и казалось, что вожделенный карьер все никак не начнется. Закончилась водка, припасенная Лаки.

— У кого что есть еще выпить? — спросил Крис. — Ты, Сорхед, больному человеку Митричу сто грамм паршивых пожалел, а сам-то что можешь нам предложить?

— У меня только кока-кола… — растерялся тот.

— На кокаинчик пересел? — подначила его Камушка. — Богемный образ жизни? Скурвился совсем?

— Какой кокаинчик, что вы, я так…

— А то я не знаю, как ты в журнал «Современная мысль» попал. Все знают — уломал тебя Дима Бычко и согласился ты, и теперь работаешь на него. Ты только не переживай — один раз — не Логоваз, — подмигнула Камушка.

— Какой Бычко, вы что? Где я, а где Франция? Он в Москве — а я тут. И не пишу я в «Современную мысль», я теперь сисадминю в «СКЛ».

— Стало быть, обманул тебя этот жирный боров. Ну ничего, малыш, тогда расслабься и получи удовольствие, — усмехнулась Камушка.

— Кстати, мать, а как у тебя самой дела с этим, с чеченцем-то? — спросил Лаки.

— Отставить разговорчики! — помрачнела Камушка. — До цели недалеко. вперед, бойцы, нас ждет шикарный урожай.

Заброшенный песчаный карьер зарос по краям крепкими молодыми сосенками и выглядел вполне гостеприимно.

— Так. Крис — налево, Лаки — направо, Сорхед — куда-нибудь подальше, а я вас ждать здесь буду. Если кто чувствует, что потерялся, — не геройствовать. Мобилу к уху — и звоним мне. Кто первый находит грибы, мобилу опять же к уху — и оповещаем остальных. Все поняли?

— Так точно! — потянулся Крис. — У меня там, правда, оплата скоро кончается… Ну ладно, я-то и не заблужусь, но как бы Сорхеда выручать не пришлось.

— Оставьте меня! — нервно отдернулся тот. — Я сейчас такое найду, что вам и не снилось!

— Грыбочык! — поддразнил его Лаки.

— Не расслабляться! — гаркнула Камушка. — Инструкции получены? Действуйте.

Крис и Лаки, посмеиваясь, разошлись в разные стороны, заключая по дороге пари, кто из них первым найдет месторождение поганок. Сорхед решил, что он сейчас тайком от всех вернется в город, отключит мобильник и посмотрит порнографические картинки, которые накачал вчера ночью. А эти пусть поищут его, поволнуются. Впредь будут почтительнее. Да что они вообще себе позволяют? Он будущее светило технического прогресса, а они — кучка жалких наркоманов, не способных самостоятельно ни одной простенькой программы без багов написать.

Он брел и брел, думая, что скоро выйдет к деревне, а там и до стройплощадки рукой подать. Но по своей извечной рассеянности Сорхед пошел в сторону, противоположную той, откуда они пришли. Лес все не кончался, жара не спадала. Хотелось есть и пить, тут кока-кола и пригодилась! «А эти пусть сдохнут от жажды!» — мстительно подумал он.

Лес вокруг был одинаковый — сосны и березы, полянки и тропинки. Где-то далеко-далеко послышалось нежное «Ау-у!» — очевидно, Камушка прочистила свои могучие легкие и теперь собирает отряд. На боку завибрировал мобильник. Определился номер Криса.

«Ну конечно, только Крису я и нужен», — вздохнул Сорхед. Крис ему всегда нравился — подтянутый, спортивный, настоящий мачо. Девушек менял каждую неделю. Недавно отрастил себе сутенерские усики, и это было уже слишком.

Сорхеду вдруг очень захотелось увидеть его, прямо сейчас, рассказать о принципиально новом способе кодирования, над которым он тайком работает. «Но там же эта Камушка. И Лаки».

Запахло дымком откуда-то слева. «Значит, неподалеку жилье!» — сообразил Сорхед и пошел на запах. Посреди поляны, на которую он выбрался, дымилось свежее кострище. «Вот, блин, обманулся! — тоскливо сплюнул Сорхед. — Нет тут никого живого».

Никого живого там и в самом деле не было. Зато в кострище, в самом его центре, лежал обгорелый человеческий труп.

— Ма-а-а! — сорвался на визг, потом захрипел Сорхед. Трясущимися руками сорвал с пояса мобильный, набрал номер, не попадая по кнопкам. — Крис, алло! Ты слышишь меня? Я… Я заблудился, да! Тут тело, тут костер, труп в нем, иди скорее сюда, ко мне, я не знаю где, нет! Ты можешь определить? Тут костер, в нем труп. Не жрал я грибы! Нет. Крис, только скорее, пожалуйста! Костер, а рядом я. Никуда от него не уходить? Страшно же! Ну ладно, буду ждать. Только ты поскорее, а?

От голода, усталости и духоты, а также от полученного нервного потрясения Сорхед упал в обморок. Так его и нашел Крис и остальные — обгорелый труп в костре, а рядом — бесчувственное тело Сорхеда.

— Надо его с ноги уделать! Верное средство, — сказал Крис. — Ну-ка, я его сейчас…

— А жмур-то, смотри, вправду есть, — к кострищу подошла Камушка. — Валить отсюда надо, вот что я вам скажу.

— Милицию надо вызывать, — ответил Крис, пытаясь легкими оплеухами привести Сорхеда в чувство. — Сейчас звони 02 и сигнализируй.

— Мы с ума еще не сошли — с ментами связываться, — сказал Лаки. — Давай разберемся с этим придурком — и домой. Грибов не нашли, в говно какое-то вляпались. Лучше бы я дома оставался — сегодня по телику «Семнадцать мгновений весны» повторяют.

— Ты сколько раз эти «Семнадцать мгновений весны» смотрел? — одернул его Крис. — Непременно в милицию надо звонить. Вы совсем, что ли? На зону хотите? Митрич видел, что мы сюда идем. Камушка, молодец, у него еще и дорогу спросила.

— Я же не знала, что тут жмур этот.

— Не знала. Но теперь, если кто его пойдет опрашивать, он без утайки скажет, что шли мы к песчаному карьеру, и какое у тебя алиби? Мало ли, кого мы тут встретили и убили?

— Крис, да ты чего? Кого мы убили? — опешил Лаки.

— Никого мы не убили. В милицию звоните, быстро.

Камушка пожала плечами и достала из кармана мобильный.

— Алло, милиция? Тут такое дело. Обгорелый труп человека. Метро Дыбенко, лес, сразу за песчаным карьером. Тут недалеко. Ирина Камова. Тут недалеко. От песчаного карьера — немного правее. Кострище свежее.

— Ну что, поверил начальник? — спросил Лаки.

— Так поверил, что тебе и не снилось. Сейчас приедет — опрашивать нас будет. Никаких чтобы разговоров про грибы. Мы пошли в лес, чтобы водки выпить. От всех водкой пахнет, все достоверно. Один вот уже нажрался, сознание потерял.

В этот момент Сорхед открыл глаза, увидел склонившегося над ним Криса, примеривающегося для очередного удара, и сказал:

— Милый…

— Ну, за милого! — ухнул Крис и припечатал беднягу хорошим ударом в челюсть. — Готов клиент.

— Сатанисты это, — пробормотал Сорхед, не открывая глаз, — жертвы они тут приносят.

— Хоть бы сатанисты тебя прибрали! — с чувством сказала Камушка.

Помолчали.

Через некоторое время к полянке подъехал милицейский газик…

— Грибочки, говорите, промышляли? — ласково спросил один из милиционеров. — Вас мы тоже с собой возьмем. Для дачи показаний, ну и так, вообще. А где у нас клиент?

— Вон, в костре, — насупился Крис. — Обижаете, начальничек, мы тут выпивали только.

— Поговори у меня, татарская морда, — беззлобно ухмыльнулся мент.

— Да уж какая есть, — обиженно нахмурился Крис.

— А знаешь, что за такие разговорчики с твоей мордой сейчас будет? — внезапно посерьезнел мент.

— Бейте, я привычный, — ничуть не испугался Крис.

— Ладно, парень, — пошел на попятную мент. — А под деревом у вас кто? Тоже мертвый?

— Живой он. Напился только очень и разомлел, — подала голос Камушка.

— Отлично. Тело — на опознание, свидетелей — допросить, а этого — в вытрезвитель, — обернулся он к своим коллегам. — Удачный выезд. «Семнадцать мгновений весны» потом посмотрим.