Прочитайте онлайн Отряд «Акинак» | Глава 9

Читать книгу Отряд «Акинак»
2416+1754
  • Автор:
  • Год: 2019
  • Ознакомительный фрагмент книги

Глава 9

Планета Рамина. Пустыня Суль-Сахейн. 15.11.2015

– А мы копаем, копаем, копаем, а не копает только лодырь и дурак… – вот ведь, прицепилась эта дурная песенка расейских любителей искать клады, хожу и весь день напеваю, достало уже.

Палыч все же нашел комнату с пультом управления охранными системами, и, подтянув во дворец покойного Шнара Первоцвета всех свободных Меченых, мы потрошим помещение за помещением. Где-то здесь и дон Карбоно по коридорам скитается, но видел я его только пару раз. Старый мафиозо бродил по дворцу, с глазами как у лемура, и рассматривал каждую детальку, которая была добыта в помещениях, ранее для нас недоступных. Пускай бродит, теперь не страшно, так как охранные системы полностью отключены и обесточены.

День за днем, как на работу, закинув на плечи перфораторы, два десятка Меченых и Палыч отправлялись в подгорный дворец, долбили стенки, пробивали переходы, и однажды нашему бравому интуиту, все это надоело. Сказав исторические слова: «Я вам в шахтеры-гастарбайтеры не нанимался», Некрасов объявил выходной день и, рассудив, что система охраны и вообще управление дворцом должно быть централизовано, решил искать пульт управления.

Генерал начал ходить по всем внутренним помещениям. И вот, в спальне, месте, которое было вскрыто самым первым и, казалось бы, было исследовано от и до, он обнаружил некое несоответствие интерьера. Один кусок стены по цветовой гамме был отличен от других. Это было заметно едва-едва, но генерал решил что это неспроста. Притянули обнаружители пустот и рентгеновские аппараты, которые показали, что никакого скрытого помещения в этом месте нет. Палыч приборам не поверил и, надо сказать, правильно сделал.

Вызвав три пары физически крепких молодцов из Меченых, он приказал начать долбежку стены. Стены во всем дворце были очень прочные и крепкие, что было, то было, но, несмотря на это обстоятельство, отбойные молотки и перфораторы с задачей справились на «отлично». Сутки работы в три смены, и перед генералом открылся проход в потайную комнату.

– Знай наших, – наверняка, что-то подобное произнес Некрасов и вошел внутрь.

– Стой, кто идет? – сказал охранный элементаль, сидящий внутри комнаты, и потребовал: – Пароль или вы будете уничтожены.

Пароля Палыч не знал и по-быстрому слинял. Странно, конечно, что вечный охранник не порубал его на куски какими-нибудь мега-суперлучами сразу, и когда я прибыл во дворец, то мог констатировать только одно – Некрасову опять повезло, а может быть, интуиция сработала. В конце-то концов, если бы там было опасно, то некое шестое чувство его предостерегло от вхождения в тайное помещение.

Посовещавшись, решили послать внутрь роботов-разведчиков SUGV Early. Один за другим три робота проехали внутрь и расположились под разными углами. Через мониторы мы просматривали всю немаленькую потайную комнату, метров двадцать на двадцать кубатуры в ней было. В центре висело что-то круглое, где-то около метра в диаметре, и излучало желтоватый свет, ближайшая ассоциация – маленькое солнце. От этого шара к стенам тянулись перекрученные жгуты, семь штук, диаметром сантиметров по пятнадцать каждый, видимо энергокабели. Жгуты подсоединялись к неким приборам, висящим на стене, – некоторые из них даже работали, было заметно свечение, но большинство, тускло сияя металлом и стеклом, мертвым грузом застыли на фоне каменной стены. Элементаль-охранник молчал, наверное, реагировал только на живых существ.

Чего делать, непонятно, и, покумекав, мы пошли в комнату вдвоем. Что сказать? Азарт захватил нас в свои лапы крепко, и в таких случаях оно всегда так – вперед, к цели, а про последствия думать потом будем. В помещении раздался обезличенный голос, похожий на привратного «Сильфида»:

– Стой, кто идет? – мы молчим, а элементаль выдвигает ультиматум: – Пароль, или вы будете уничтожены.

– Свои, – отвечаю я.

Но видимо, элементаль нам попался тупенький, самые простейшие команды только предусмотрены, и интеллекта совсем нет. На мои слова не реагирует и с периодичностью в двадцать секунд повторяет свою угрозу.

На нас обоих доспехи пасынка бога, а на Палыче дополнительно шлем из этого же комплекта. Ждем, что дальше будет. На всякий случай при любом подозрительном шорохе мы готовы бежать. А ну как из стены выдвинутся турели с большими пушками, и давай нас кромсать?

Однако ничего не происходит, и мы расходимся по комнате. При этом заметил, что от светящегося шара, который мы решили считать генератором энергии, при каждой угрозе охранного элементаля проходит небольшой сноп искр по одному из кабелей. Присмотрелся, энергокабель уходит в один из приборов, но время его не пощадило, и у основания он попросту перегнил.

– Палыч, – повернулся я к генералу и указал на кабель. – Связь между словами элементаля и подачей энергии на кабель улавливаешь?

Глава Ордена Меченых присел рядом с кабелем на корточки и ответил:

– Улавливаю. Сдохла система.

– Как всю эту байдалу отключать будем, предложения есть?

– Давай все кабеля обрубим? – предложил он.

Хм, идея незамысловатая, но должна сработать. В самом деле, велосипед придумывать не надо – все гениальное просто.

– Давай, – согласился я и сразу предупредил: – Рубим их клинками из голубой стали. Черт его знает, что за энергию вырабатывает этот генератор, но про свой акинак, – я похлопал по ножнам на ноге, – знаю точно, он ток не проводит.

– Угу, – только и ответил Палыч, после чего мы вынули свои мечи и, обрубив кабели, откинули их в стороны.

Практически сразу шар резко сбавил свое свечение, в комнате воцарился сумрак, а по рации пришел доклад от Меченых, стоящих по коридорам:

– Командор, – доложился первый пост. – Двери на нижний уровень разблокировались. Слышали внутри щелчок, и освещение внутри помещений почти погасло.

– Хорошо, попробуйте открыть механическим путем, – ответил я.

– Это как? – не понял Меченый, вызывавший меня на связь.

– Как-как, вручную, ломами поддевайте.

– Понял, – радостно ответил воин и отключился.

– Второй пост вызывает Палыча! – сразу же отозвался внешний пост на поверхности.

– На связи! – генерал нажал клавишу радейки на «прием».

– Охранные системы отключились, роботы-разведчики беспрепятственно проникли через главный вход во дворец.

– Понял, продолжайте разведку! – Палыч отключился и, повернувшись ко мне, закричал: – А-а-а-а! Мы сделали это! Тимоха, с тебя вагон шампанского! Обманули мы все же эти древние хитрости!

– Зачем тебе шампанское, Палыч? – сказать, что настроение мое было приподнятым – не сказать ничего. – Ты ведь не пьешь?

– Из принципа, купаться в нем буду! – прокричал Палыч, и мы направились на выход.

В тот же день нам в подмогу прибыли еще двадцать Меченых, не занятых в каких бы то ни было отрядных делах и программах, следом дон Карбоно, и работа закипела.

Изначально предполагалось, что подземный дворец имеет три уровня и около трехсот помещений. На деле оказалось, что уровня четыре, а помещений, включая комнатушки, подвальчики, чуланчики и прочие закутки, более девятисот. Всех без исключения охватила золотая лихорадка, и даже я ей поддался. Ведь понимал же, что и без меня здесь прекрасно справятся и что важных дел у меня в отряде много, а остановиться не мог. Мне было некогда – я занимался осмотром и учетом добытого.

Дошло до того, что двенадцатого числа в лабораториях доктора Юттнера были закончены первые испытания нашего заменителя тинирина, прибыли главы правительств и представители от всего Ра-Арского Оборонительного Союза, важное событие. А я только отзвонился Прохорову и поручил проводить раздачу формулы с результатами экспериментов ему. Впрочем, дядя Вова прекрасно обошелся и без меня, благо, помощников хватало, а обо всем касательно заменителя тинирина, который назвали в честь Юттнера и Иванюшина «юттив», было договорено заранее.

Первые сутки после отключения генератора, занимались осмотром достопримечательностей дворца, пытаясь понять, что и где находилось. На вторые, составив более-менее достоверную план-схему большей части помещений, приступили к инвентаризации самого интересного. Дона Карбоно интересовало все, но разорваться он не мог, и мафиозо сконцентрировал все свое внимание на трех комнатах, отведенных под артефактную лабораторию. Его мечту мы знали – стать Одаренным. Хотя бы с помощью некоего магического напитка или артефакта, но стать. Сопровождающими пошли двое Меченых – дружба дружбой, а присмотр за ним необходим.

Палыча интересовало оружие и, взяв пятерку воинов, генерал подступился к оружейке, не той, которая была предназначена для пасынков бога, ее мы очистили давно, а к той, из которой вооружалась армия Шнара Первоцвета из обычных людей. Много оружия пришло в негодность, но некоторое количество лазерных винтовок, пустых батарей к ним и зарядных устройств все же было добыто и оприходовано. Кроме того, в целости были орудия внешнего и внутреннего охранных периметров, опять же лазеры. Ничего, что имело бы отношение к плазме, во всем дворце не сыскалось.

По мне, так это все было не очень серьезно, как всегда, ожидал чего-то большего. Все эти винтовки и орудия по характеристикам соответствовали УБК эльфов и имели перед ним только одно преимущество – были предназначены для людей, и их не требовалось переделывать. После боев на Ра-Аре к нам в руки попало несколько десятков УБК, и грайянцы над ними сейчас работали. Кое-что в этом вопросе ученые мира Грай понимали, лазеры они использовали в своей промышленности давненько, все же высокоразвитый народ, но вот с оружием у них, как всегда, было не очень.

Следовало констатировать, что с лазерами мы пока пролетали, так как единичные образцы, сделанные по неизвестной нам технологии, вопроса перевооружения всего отряда не решали. Однако была в арсенале дворца находка, которая меня искренне порадовала. Три тысячи комплектов бронепластовых доспехов Шнаровых рядовых воинов. Решив пожертвовать одним доспехом, в обеденный перерыв вытащили его на поверхность и начали в него стрелять из всего, что только имелось под рукой. В ход пошло наше пулевое оружие и лазерное орудие, снятое со входа в подземелье. Результат был, конечно. Однако пули повышенной пробиваемости калибра 7.62, выпущенные из «Печенега», пробивали броню только с десяти метров. Лазер плавил ее, но если бы дело было в реальном бою, то двадцать – тридцать секунд у бойца в подобном доспехе были, дабы завалить противника. Нечто подобное использовалось сонимцами в своей бронетехнике, но до защиты рядового состава они не додумались. Впрочем, мы тоже, а надо бы. Бронежилет хорошо, а бронепластовый доспех по-любому будет гораздо лучше. По весу килограмма три, удобный, детали брони взаимозаменяемы, и в целом придумка хорошая. Дело оставалось за малым. Разгадать секрет производства этого чудо-пластика и наладить массовый выпуск. Хм, всего-то.

Однако, как я уже сказал, прихватизацией оружейных комнат и орудий охранных периметров занимался Палыч, а для меня это было побочным делом. Все свое внимание я сконцентрировал на другом, как мне думалось, более важном, то есть на сокровищнице бога. Находилась она на самом последнем, четвертом, уровне дворца. Массивную металлическую дверь взломать не смогли, так как никакой резак ее взять был не в состоянии. Пошли другим путем – выломали камень вокруг нее, и она рухнула в коридор. Что сказать, входя в сокровищницу, я ожидал увидеть груды золота, платины и тонны драгоценных камней, сваленных в угол, и тому подобные вещи, но реальность оказалась круче.

Золото, брильянты, платина и трирское серебро, все это присутствовало – целых три сундука, стоящих подле самого входа, весом килограммов по пятнадцать каждый.

«Ого, как много», – мысленно присвистнул я и внимательным взглядом оглядел остальное пространство сокровищницы. Длинная галерея, шириной метров десять, уходила куда-то в полную темноту, а на всем видимом пространстве вдоль стен стояли штабеля тяжелых свинцовых болванок.

«Вот же, как бывает. Оказывается, местный бог – мошенник, – накрыла меня дума, – трансмутацией баловался, гад, превращал всякую фигню в ценности. Хотя все логично, он же бог, надо что-то создать, подумал и сотворил».

– Э-э-э-хх, жизнь моя жестянка, – вздохнув, сказал я сам себе и, указав Меченым на вскрытые сундучки, которые следовало вытаскивать наверх, отправился по проходу вдоль рядов свинцовых слитков к окончанию местного Госхрана.

Топал я метров четыреста, до тех пор, пока не уперся в глухую стену. Огляделся и, в самом уголке обнаружил еще один сундучок, махонький такой, весь в узорах красивых, в свете мощного фонаря красочные росписи отсвечивают-переливаются, миниатюрный, и даже в руки его брать опасно, а ну как сломается. Вещь красивая, спору нет, но я был в расстройстве и, взяв сундучок под мышку, направился на поверхность. На лифте, а Палыч здесь и таким удобством еще месяц назад озаботился, поднялся к солнышку и направился к себе в палатку.

Присев на стул, поставил «сундучок со сказками» на походный столик рядом и, сосредоточившись, поводил над ним рукой – опасности не чую, что внутри, неизвестно. Достал из ножен кинжал, просунул его в еле заметную щель, туда, где должен быть замок и с силой резко провернул лезвие. Что-то хрустнуло, и крышка отвалилась. Заглянул внутрь, лежат две вещи: первая – свернутый в трубочку кусок пергамента, а вторая – солидного объема книга, точнее три, скрепленные одним серебряным зажимом.

Начал с пергамента, развернул, стал читать. Сплошные закорючки и иероглифы, на мгновение в глазах все поплыло, так автопереводчик подстраивался под неизвестный мне язык, и проявился текст:

«Приветствую тебя, Великий и Могучий Авнир, вождь Испепеляющих Светом. Как ты уже знаешь, наш бог – Шнар Первоцвет – погиб от тяжелых ран, полученных в битве. Мы видели, как он умирал в своих внутренних покоях, но помочь ему ничем не могли. Охранные системы дворца приведены в боевое состояние, и никто из нас, верно служивших Шнару всю свою жизнь, не может покинуть подземелья. Большинство помещений блокировано, припасы на исходе, но мы надеемся, Великий Авнир, что ты придешь к нам на помощь, ибо только у тебя есть все ключи и коды доступа к системе управления дворцом. Однако если ты опоздаешь, а мы все же будем мертвы к моменту твоего появления, знай, что я, летописец и казначей бога Шнара, твой верный подданный Исфаят Точный, сберег то, что ты просил. В этом сундучке лежит подробная летопись всей жизни нашего бога, смею надеяться, не напрасный труд многих летописцев нашего племени.

Будь же славен наш бог! Да возродится он в первых цветах радуги! Исфаят Точный из племени Испепеляющих Светом».

Забавно, один из предков мастера Абу оставил предсмертное послание и летопись. Что со всем этим делать? Отдать летописцу Испепеляющих Светом? Возможно, что и так. Однако торопиться не будем, надо саму летопись прочитать, наверняка в ней много интересного будет. Опять же, может быть, в ней межмировые секреты содержатся или указано местонахождение неких тайников и схронов? Торопиться не буду, успеет еще мастер Абу прочитать послание своего предка, написанное более пяти тысяч лет назад.

Закинув пергамент обратно в сундучок, приладил на место крышку и, поставив его под кровать, отправился обратно в подгорный дворец. На очереди была биолаборатория, в которой бог выращивал всякое интересное зверье и программируемых слуг, вроде приснопамятных шамхулов и моргов. После нее хотелось забраться в мастерские, возможно, там есть что-то интересное, а потом в гараж, парни докладывали о трех десятках механизмов, по виду напоминающих автомашины, только без колес. Еще бы в местный музей заглянуть, на шедевры древности поглазеть да прикинуть, сколько это стоить будет, если надумаем продавать. Интересно, там что-то наподобии «Черного Квадрата» было? Хм, это вряд ли, такое барахло никому не нужно, но проверить стоит. В общем, было чем заняться и везде хотелось попасть первым, потрогать и пощупать наследие древних, которые во многом превосходили нас, как по уровню техническому, так, возможно, и по духовному.

Прошел еще один день. В биолаборатории нашли груду искореженного металла и предположили, что боевые монстры, их здоровенные костяки валялись здесь же, мучимые голодом вырвались наружу и в бешенстве все изничтожили. Сохранились некоторые лабораторные записи, да и то хорошо, глядишь, а разберутся отрядные ученые, что к чему. Вон, группа доктора Шварцнеггера все же получила Нобелевскую премию за работу над шамхулами, так почему бы им, нашим смелым и храбрым естествоиспытателям, еще одну не отхватить? Пусть работают, хуже никому от этого не будет.

На четвертый день забрался в мастерские и, как говорится, подзавис. Оказывается, что все оружие, которое мы находили во дворце, производилось именно здесь. Мы попали на своего рода небольшой завод, где кустарно несколько десятков человек и гномов создавали всякие интересные вещи. Мечи из голубой стали, бронепластовые доспехи, защитные латы пасынков бога и лазерные орудия. Кстати, здесь же имелись и кое-какие записи относительно технологической цепочки производства, состава материалов и много другой документации, касаемой производства техники и оружия.

К сожалению, большую часть документов работяги уничтожили. Как сейчас помню, лежит на полу скелет человека в окружении вороха бумаг, а рядом с ним остатки костра, прогоревшего тысячи лет назад. Так и не дождались они помощи от Могучего Авнира. После чего на последних силах кто-то из еще оставшихся в живых людей, попавших в ловушку, до конца исполнял инструкцию. Все, что уцелело, вплоть до самого крохотного кусочка бумаги, аккуратно и бережно уложили в мешки, а после этого отправили в Штир-Штар, на разбор. Хоть что-то, но должно было в них полезного сохраниться. Кроме того, оборудование чуть позже все по винтику разберут и в промышленный отдел отправят.

И вот, настал пятый день, сегодняшний. Времени у меня только до полудня, а потом, хочу я того или нет, а придется возвращаться к исполнению своих прямых служебных обязанностей. Встав еще до зари и прихватив пару Меченых, отправился в то, что мы условно окрестили «гаражами» – большую пещеру рядом с поверхностью. Действительно, здесь находились автомобили, если их так можно было назвать. Большие и широкие платформы на антигравах, хоть это, но определили. Управление по виду простейшее, штурвальчик впереди, как на старинном корабле, и четыре педальки. Жаль, что энергобатареи от времени посыпались, а то можно было бы попробовать устроить гонки по пустыне Суль-Сахейн. Представил себе эту картину и улыбнулся. Если верить мастеру Абу, излагавшему древние легенды, скорость Шнар Первоцвет любил и по окрестностям, которые до его гибели были вполне так цветущими землями и имели прекрасные дороги, гонял как бешеный.

– Командор, посмотрите сюда, – позвал меня один Меченых.

Подошел ближе, оба-на. Прикольно. Передо мной стояла конструкция, очень сильно похожая на трон, только с крыльями. Большое изукрашенное драгоценностями кресло, с приделанными к нему лопастями. Напоминает стрекозу, только квадратную. Видимо, парадно-выходное средство передвижения местного бога, которое ставилось на платформу. Взлетать это чудо техники, судя по всему, могло, и висеть на месте тоже, но вот передвигаться самостоятельно – вряд ли, с аэродинамикой творец сего механизма явно не дружил. Для показухи красиво, а для дела чепуха полная. Взобрался на самую, по моему мнению, красивую платформу, отличающуюся от всех хищными продолговатыми формами, и подтвердил свою догадку. Место водителя присутствует, а позади него возвышение, где имеются зажимы под этот самый трон. Понимаю, что Шнар мог и сам по себе летать, на то он и бог, но трон, видимо, был нужен для официоза, чтобы каждый мог воочию повелителя и создателя узреть. А то попробуй разбери, что там за точка под облаками скользит, то ли любимый творец, то ли большая птица?

Пока суть да дело, время подошло к полудню, пора выдвигаться к дому. Тяжко вздохнув, я так и не успел осмотреть музей, поднялся наверх, забрал сундучок с мемуарами про покойного бога и направился к вертолетной площадке. Кратковременный отпуск окончен, золотую лихорадку загнал поглубже, пора трудиться.