Прочитайте онлайн Отряд «Акинак» | Глава 11

Читать книгу Отряд «Акинак»
2416+1749
  • Автор:
  • Год: 2019
  • Ознакомительный фрагмент книги

Глава 11

Планета Кабаранга. Укрепрайон «Передовой». 30.11.2015

Сколько времени? Взглянул на подстрочник электронного планшета напротив меня. Ого! Почти одиннадцать часов просидел на одном месте, а пролетело все как за час-другой. Тем не менее, все же это так, спина ноет и внизу живота нехорошая тяжесть, необходимо отлучиться.

Первое боестолкновение с армией мятежной принцессы Камиллы Звезднорожденной, или как его уже обозвали наши штабные работники, «сражение за Карабангу», закончилось. Можно осмотреться, подвести итоги, подсчитать потери личного состава и расход боеприпасов. Началось данное действо еще двое суток назад, когда от Врат, находящихся на противоположной стороне материка Игран, от наших укрепрайонов по хребту Акром, это тысяча пятьсот километров по прямой, начали разбегаться моторизованные колонны эльфийских войск. Все это наблюдали наши спутники на орбите, а поскольку, несмотря на осень, погода стояла неплохая и ясная, весь материк был как на ладони.

– Началось! – такими были слова Назарова, когда он дозвонился до меня в пятом часу утра.

Тихо, чтобы не разбудить супругу, я вылез из постели и, уже на ходу одеваясь и обуваясь, в сопровождении эскорта Меченых покинул Рамину и помчался на Карабангу. Надо отметить, что торопился я зря. Отойдя полукругом от Врат на расстояние в двадцать километров, эльфийские броневики застыли на месте и простояли так несколько часов, до той поры пока из Врат нескончаемым черным потоком, не повалили мутанты. Бронетехника эльфов стронулась с места и, как почетный эскорт, выдерживая между собой и наступающей ордой дистанцию, недосягаемую для ракет УБК, двинулась в нашу сторону.

Средняя скорость бегущего в атаку и накачанного по самые ухи боевыми стимуляторами гориллоида, сорок километров в час. И подобный темп они могут держать трое суток, на ходу подпитываясь высококалорийными пищевыми пластинками и водой из любой попадающейся на пути лужи или реки. Что с них возьмешь, специально выведенная для боевых действий особь, и если бы еще у мутантов соображалка работала, то победить атакующую армаду было бы очень проблематично. Эльфы, вот же твари хитромудрые, еще за триста километров до нашей линии обороны, убедившись, что орда в сторону уже не отвернет, резко ускорились и, со всей возможной скоростью, устремились к побережью океана, где их ждали корабли, готовые эвакуировать личный состав и технику на свой материк.

Около сорока часов двигалась атакующая орда вперед к горам, по хребту которых закрепились наши войска, и все это время мы вели за ними наблюдение. Сама атакующая армада, понятно, под два миллиона обдолбанных и вооруженных УБК мутантов – стандарт. Это даже вызванный из окрестностей Штир-Штара консультант Бо-хо-жг подтвердил. Меня интересовали те, кто раскинул свой лагерь непосредственно у Врат и в срочном порядке восстанавливал разрушенные укрепления – эльфы мятежного князя Эсфира-тон-Миранига, точнее, руководители вражеского войска, которые находились где-то среди нескольких тысяч ушастых воинов. Высматривал я их долго, часа три, и все-таки обнаружил. Сам князь Светлых Мечей и рядом с ним пара просто огромных боевых самца, раза в полтора выше и крупнее того же самого Бо-хо-жга. Находились они в передвижном командном пункте, машине с трехэтажный дом высотой, с массивной радиолокационной тарелкой наверху, и только время от времени покидали ее, дабы подышать воздухом и размяться.

Шпионская аппаратура на спутниках «Всевидящее Око» была просто отличной и, всматриваясь в резкие черты лица эльфийского князя, который знал, что за ним наблюдают, и, подняв к небу кулак, грозил им ввысь, я не мог понять двух вещей. Чего ему в жизни не хватало и какого черта он нас так ненавидит? Гадюка подлая, сидел бы у себя во дворце, а время от времени на войну как на охоту выезжал. Так нет же, даже на измену императорскому дому пошел, лишь бы только против нас повоевать. Как доносят наши агенты среди эльфов, работающие за сиргатол, в штабе Пятой группы армий просто уверены, что Эсфир размажет нас в первом же бою. И еще говорят, что князь за свое предательство выпросил у Камиллы весь человеческий фронт, три пограничные планеты с открытыми в нейтральные миры Вратами. Кабаранга – первый мир, к остальным двум армия гориллоидов пройдет только через пару недель. Получается, что мы на острие вражеского удара, и нам не остается ничего другого, кроме как вколотить Эсфира и все подчиненные ему войска в землю.

Жаль, что нам пока нечем ударить по вражеским Вратам, ракеты собьют, практика борьбы с ними у эльфов, а следовательно и у Эсфира, отработана неплохо, да и опять же МБР хороших у нас пока нет. Стратосферные бомбардировщики еще только проектируются, а подводные ракетоносцы, были признаны не самым лучшим оружием на Кабаранге, так как высадку на соседние материки Эсфир не планирует, а ракетами наземного базирования, разумеется, когда они у нас будут, мы можем и с хребта Акром отстреляться. Ничего, сочтемся еще с мятежным князем, а пока вернемся к нашим «баранам», то бишь гориллоидам.

Складывалось впечатление, что армаду мутантов на нас гнали без всякого смысла, на убой, с целью посмотреть, как мы ее встретим. Нет, так воевать нельзя, и будь у меня под рукой два миллиона подобных воинов, вооруженных УБК, действовал бы я совсем по-иному. Ладно, вожаки гориллоидские из Великой Тысячи, может быть, и туповаты, допустим. Но Эсфир, древний как ребро вымершего мамонта эльф, почему он так поступает, не ясно. Мутанты перли как стадо по равнине, подставляясь для удара. Расстояние сто километров, противник уже скоро будет в предгорьях Акрома, а никакого рассредоточения не наблюдается.

– Командор, по какому варианту «гостей» встретим? – спросил меня Назаров.

Посмотрев на моего начштаба и засев за командный планшет, доставшийся мне как трофей от полковника Секеня-тон-Барутеля и адаптированный под наши компьютеры, я ответил:

– По третьему.

– Разрешите начинать?

– Начинайте, Алексей Петрович.

По КП четвертого оборонительного укрепрайона «Передовой», выбранного центром управления боем, разнесся его сильный голос:

– Внимание! Всем подразделениям к бою! – Его команды тут же передавались по радио и проводной связи на все четырнадцать оборонительных укрепрайонов. – Нападению противника подвергнутся районы со второго по седьмой! Экипажам боевых машин, артиллерийским расчетам и операторам минных полей занять места согласно боевому расписанию!

Включились мониторы видеокамер дальнего слежения, расположенные в восьмидесяти километрах от наших позиций. Появились, равномерно и легко, как если бы они только полчаса как тронулись в путь, бегущие трусцой гориллоиды. Их массивные и покрытые темной шерстью тела отблескивали на солнце, УБК были приторочены в держателях на спине, а глаза постоянно осматривали окрестности. Задумка была неплоха, ставить замаскированные видеокамеры, но мы понимали, что из-за помех возникнет проблема со связью и передачей радиосигнала на большое расстояние, так что ограничились несколькими десятками через каждые десять километров.

– Ой, мама! – вскрикнул один молодой солдат-связист, увидевший на мониторе картинку гориллоидского наступления. – Что же будет? У-у-у-у!

Все бы ничего, да только слова, что этот паренек сказал, и его подвывания разнеслись по всем укрепрайонам.

– Алексей Петрович, – обратился я к Назарову и кивнул на связиста. – Поменяйте бойца.

Солдатика поменяли, а начштаба продолжил:

– Работаем по третьему варианту, минно-артиллерийская засада! Открытие огня по команде на дистанции в двадцать пять километров!

В тот момент я представил себе, как тысячи бойцов отряда и наши союзники занимают свои места, и готовятся к первому бою с гориллоидами. Триста РСЗО от старого и надежного «Града» до более современных «Ураганов». Несколько сот САУ «Мста», а рядом «Гиацинты», «Гвоздики», «Акации», парочка «Тюльпанов» и пять «Пионов». На ближних подступах гаубицы Д-30 и 120-миллиметровые минометы. Но и это не все, ведь рядом с нами союзники-исканцы, притащившие свое самое современное артиллерийское вооружение, которым они искренне гордились, мортиры «Гадуб», что значит «Гневный». Надо согласиться, неплохая буксируемая гаубица калибром 172 миллиметра и дальностью стрельбы двадцать девять километров, а было их у нас двенадцать тысяч стволов. Собирался мощнейший артиллерийский кулак, который в совокупности с обширнейшими минными полями, как обычными из ПОМ-2 и ОЗМ-72, так и управляемыми фугасными большой мощности, должен был разметать все вражеское войско, идущее в бой на участке шириной всего в сто двадцать километров.

– Расстояние до противника семьдесят километров, пошли помехи, переходим на проводную связь, – доложился начштаба.

Только кивнул ему в ответ. Сам прекрасно видел все, что он докладывал, на своем планшете, но порядок должен быть и, кроме того, его доклады сразу передавали на КП других укрепрайонов. Помехи ожидались, а вот, от чего они, пока не совсем понятно. Бо-хо-жг утверждает, что в боевых порядках атакующей армады идут мутанты с ранцами, в которых имеется аппаратура помехопостановок, но мне это сомнительно, слишком все просто и понятно.

– Расстояние до противника шестьдесят километров.

Обратил внимание на съемки вражеских Врат из космоса. Мощная РЛС на крыше вражеского передвижного КП резко развернулась и убыстрила скорость вращения тарелки. Неужели что-то задумали, сволочи?

– Расстояние до противника пятьдесят километров, армада делится на три части и расходится веером, направление на горные проходы.

Тоже предполагаемый ход. На старых эльфийских картах горного хребта Акром, в тех местах, где наметили свой прорыв гориллоиды, значатся проходимые перевалы.

– Расстояние до противника сорок километров.

Оглянулся, народ напряжен до предела, и я их понимаю, первое столкновение с атакующей армадой, которую мало кто до сего дня мог остановить. Мы сможем, знаю это точно.

– Расстояние до противника тридцать километров, – голос Назарова, спокойный и уверенный в себе, успокаивающе действовал на штабных офицеров. – Сработали первые минные постановки.

В самом деле, кабельные видеокамеры давали картинку четко. Передовые, даже не шеренги, а толпы гориллоидов, влетели на минные поля, и пошла работа. ПОМ-2, то ладно, против здоровяка мутанта, как ПФМ-1 против пехотинца, кусок ноги оторвало, и обездвижила противника, а вот ОЗМ-72, надежные и простые, отпахавшие Афган, кучу локальных конфликтов и Чечню, срабатывают просто идеально. Каждая мина по нескольку гориллоидов насмерть валит, что в такой толчее совсем не удивительно, и еще с десяток пятнает ранами. Все же полудурок Эсфир, раз подчиненную ему армию так бездарно губит. Тем не менее, неразумные и запрограмированные на движение только вперед животины, то есть боевые самцы, не отступают и по трупам своих братьев по рождению ломятся в сторону перевалов.

– Алексей Петрович, – повернулся я вполоборота к Назарову. – Сколько стволов на километр фронта успели подтянуть к предполагаемому месту прорыва?

– В среднем пятнадцать РСЗО и семьдесят стволов артиллерии на один километр, и это не считая минометов.

– Хорошо, – я был удовлетворен.

– Жаль, что «Смерчей» маловато, всего двадцать пять штук, – заметил начштаба.

– Да, ну, легче технологию купить и самим со временем их производить. «Смерч» – это да, круто, но даже для нас дороговато, один только боеприпас обходится в четыреста унзо штука, а с перекупкой все пятьсот, никаких финансов не напасешься. Опять-таки маневренность у «Смерча» так себе и всего двенадцать ракет. Нет, пока обождем – они в мотострелковых бригадах есть, и пока хватит.

Назаров бросил взгляд на штабные мониторы, мгновение помедлил и четко доложил:

– Расстояние до противника двадцать пять километров – он вошел в зону фугасных минных постановок.

– Активировать фугасы! Артиллерия, огонь! – непонятно зачем взмахнул я рукой.

– Операторам минных полей активировать фугасы на участках два, три и четыре. Участкам номер один, пять, шесть и семь быть в готовности. Всем батареям, открыть огонь! – продублировал меня бывший генштабист и, точно так же как и я, взмахнул рукой.

Даже здесь, глубоко под горным массивом, я почувствовал, как все окрест вздрогнуло и задрожало. Тысячи фугасов большой мощности сработали одновременно. Что происходило сейчас на поле боя, я видел только из космоса, всем камерам на земле пришел естественный кирдык, но и сверху картина впечатляла. В ней не было кровавых подробностей, картинка была проста – три большие долины, до отказа забитые вражескими воинами, поднялись в небо, смешали все в кучу, что камень, что землю, что гориллоидов, сомкнулись плотным черным облаком в единую массу и, повинуясь силе притяжения, рухнули наземь.

Следом, во всю эту мешанину ударила вся подтянутая к месту прорыва артиллерия и ракетные системы залпового огня. Огненный смерч, сотворенный не богами, но людьми, прокатился по еще не попавшим под фугасы боевым порядкам гориллоидов, разбил и разметал массу черных тел, и утопил ее в хаосе взрывов. Насколько я знал из того, что планировалось применить, задействованы были разные типы боеприпасов, от кассетных до осколочно-фугасных и зажигательных. Два часа продолжался обстрел, корректируемый данными со спутника, и, когда он закончился, на всем протяжении перед горными хребтами, на многие километры, еще долго все продолжало гореть и взрываться. Чего тут скажешь, даже базальт и гранит, бывшие скальным основанием предгорий, сгорали и превращались в ничто, в полный ноль.

Вряд ли кто-то из мутантов уцелел, но мы ждали и продолжали наблюдать. Прошло еще какое-то время и из клубов дыма, немного рассеявшегося под порывами горных воздушных потоков, появилось около трех десятков обгоревших и шатающихся обезьян, пытающихся отступить.

– Квадрат 23-15, заказ на один залп кассетными боеприпасами «Градом», – разнесся по КП голос корректировщика, сидящего недалеко от меня.

Прошло секунд сорок, и все, что уцелело от атакующей армады в два миллиона рыл, окончательно сгинуло в залпе одного РСЗО.

Сражение окончено. Встав со своего места, я оглянулся. На КП стоит тишина, и лица штабных офицеров, а более всего, наблюдателей от Мардуна, Грай, Сонима и Таль-Ишимита, находятся в растерянности. Понимаю, мои удивлены легкостью первой победы, а союзники, те так вообще в шоке и еще не до конца понимают, как так случилось. Ничего, ребятки, еще поймете.

– Командор, – Назаров, явно играя на публику, четко козырнул. – Поздравляю вас с победой!

– Благодарю, Алексей Петрович, – пожал его руку. – В этой победе вашего труда несоизмеримо больше моего. Орден за столь славную и бескровную победу вскоре будет учрежден и, как водится, экземпляр за номером один будет ваш.

– Служу «Акинаку»! – вновь козырнул начштаба и, обернувшись к офицерам, сидящим за командными мониторами, скомандовал: – Операторам минных полей и артиллерийским расчетам, отбой боевой тревоги! Личному составу стрелковых подразделений подняться наверх и произвести зачистку территории. Внимания не ослаблять, возможны боестолкновения с недобитыми мутантами. Всем смотреть под ноги, неразорвавшиеся и несдетонировавшие боеприпасы так же никто не отменял.

«Ну, вроде как отбились», – подумал я и направился в комнату, отведенную мне в «Передовом».

Обмывшись под душем и немного сбив накопившуюся усталость, почувствовал зверский голод, но вместо столовой сначала направился к Бо-хо-жгу, который находился неподалеку. Со мной рядом Боромир-варяг и Куликов, недавно вернувшийся из «Изенгарда». Шибко умный гориллоид сидел перед большой плазменной панелью, поставленной в его апартаментах. Он смотрел на избиение своих собратьев и, выхватывая из огромной кастрюли куски недожаренного мяса, отправлял их в рот. Вот же, как на киносеансе устроился, только потребляет не попкорн, а так, чисто зритель.

– Здравствуй, Бо-хо-жг, – поприветствовал я гориллоида.

Мутант бросил свою трапезу и застучал лапами по полу:

– Бо-хо-жг приветствует командора, победившего атакующую армаду. Бо-хо-жг подобного еще не видел.

– Ты готов?

– Готов, – подтвердил он.

Кивнув на Меченых позади себя, пояснил:

– Эти два человека пойдут с тобой.

– Люди не доверяют Бо-хо-жгу?

– Мы хотим знать, как устроено ваше общество изнутри и как вы общаетесь друг с другом. К тому же тебя нельзя отличить от этих, – кивнул я на панель, которая демонстрировала усеянное трупами и перепаханное котлованами поле боя, так сказать, вид из космоса.

– Понимаю, – гориллоид попытался растянуть рот в человеческой улыбке, но пока у него выходил только оскал.

Оставив мутанта в обществе Меченых, я направился на обед. Бо-хо-жгу, в сопровождении Боромира и Куликова, предстояло пройтись по равнине и собрать таких же, как и он, соображающих боевых самцов, по пути отделившихся от общего строя. Худо-бедно, но сотен пять-шесть воинов они соберут, а там, кто знает, возможно, удастся найти для них самок и создать новый народ или, наоборот, убедиться в том, что с ними опасно иметь дело и на будущее уничтожать всех без разбора, невзирая на разум и понятливость.

Назаров уже был в столовой и, торопливо взмахивая ложкой, пытался побыстрей покончить с едой. Подсев к нему, я спросил:

– Куда торопишься, Алексей Петрович?

– Дел полно, – он оторвался от тарелки. – Ты сейчас опять испаришься неизвестно куда, а мне здесь еще все разгребать.

– Как у нас? – кивнул я наверх.

– В целом, нормально. РСЗО по четыре боекомплекта вмолотили, а артиллерия от двух до трех, еще и экономия вышла. Мин и фугасов много потрачено, но заказ в Службу тыла я уже дал, через несколько часов обещали подвезти. Тела гориллоидов уберем, УБК трофейные команды уже собирают, так что все очень даже неплохо.

– Потери есть?

– Как же без них. На одном из «Градов» боеприпас сдетонировал при перезарядке, семь человек насмерть и четырнадцать раненых.

– Петрович, тебе не показалось странным, как нас атаковали?

– Бибизьяны всегда по такой схеме работали, по одному и тому же принципу – навалиться всей толпой и запинать врага.

– Однако в этом сражении Эсфир командовал?!

– И что? Кто-то говорил, что он военный гений? Ни черта подобного, обычный зажравшийся эльф, в меру хитер, но совсем не стратег. Тебе-то некогда, а я его оборонительные операции разбирал и, скажу так, от гориллоидов он немногим отличается, и единственный сюрприз, который можно от него ожидать, рассредоточение армады на более мелкие атакующие группы. Возможно, что подтянет тяжелую технику.

– Странно это все как-то.

– Ничего странного. Мы почему-то забываем, что мутанты воюют согласно заложенной в них программе, а если нет того, кто напишет более новую и отвечающую веяниям времени прогу, то значит, что ее и не будет.

– Логично, – согласился я.

Подошла официантка, молоденькая курносая девчонка:

– Что будете заказывать, командор? У нас сегодня хороший борщ, а на второе рагу из кролика.

– Подойдет, – согласился я.

Девчонка умчалась, а Назаров спросил:

– Гориллоид когда вперед выдвинется?

– Через полчаса, тянуть время смысла нет. С ним двое Меченых, так что осторожно, своих ненароком не подстрелите.

– Угу, – начштаба кивнул. – Какие-то особые приказы и распоряжения будут?

– Проведите дальнюю разведку насколько возможно, посмотрите, что и как у вражеских Врат. Там сейчас наверняка суета, и Эсфир свежие силы подтягивает. Особо не зарывайтесь. Прикинь места закладок под промежуточные минные поля на дальних подступах, сам знаешь.

– Да уж, конечно, знаю.

Назаров замолчал и сосредоточился на еде, быстро закончил подпитку сил и умчался на свой КП. Мне торопиться было некуда, покушал от души, сказал огромное человеческое «спасибо» поварихам, добродушным полноватым теткам, и направился наверх. Лифт быстро вынес меня на свежий морозный воздух, и прямо от выхода, не имея никакого желания рассматривать результаты работы артиллерии, я отправился к нашим Вратам. Торопиться, да, особо было некуда, но дел и забот хватало всегда.