Прочитайте онлайн Отряд «Акинак» | Глава 12

Читать книгу Отряд «Акинак»
2416+1747
  • Автор:
  • Год: 2019
  • Ознакомительный фрагмент книги

Глава 12

Планета Земля. Россия. Подмосковье. 07.12.2015

Федор, одетый в потертый армейский бушлат, в вязаной шапочке защитного зеленого цвета, сидел подле костра. Ночной лес был тих, и только шорох еще не опавших по осени листьев с деревьев да треск хвороста в огне нарушал тишину. Вокруг него, на чурбаках и корягах сидели молодые крепкие парни от семнадцати до двадцати пяти лет. Бритые затылки, бомберы, синие подкатанные джинсы, а на ногах тяжелые армейские ботинки. По виду самые обычные скины с рабочих окраин столичного мегаполиса.

Подкинув в костер толстый сук, Толстый начал разговор:

– Смотрю на вас и удивляюсь, парни. Какой чепухой вы занимаетесь. Вам не нравится нынешняя власть в стране, засилье чурбанских ОПГ и охреневшие от денег олигархи, и это понятно. Однако зачем вы долбите «гастеров», обычных работяг, приехавших сюда только для того, чтобы элементарно подзаработать деньжат на пропитание своим семьям? Что является итогом вашей борьбы – убийство двух дворников и трех строителей за три года? Вы не грохнули ни одного наркоторговца, ни одного боевика, наркодиллера, криминального авторитета или бюрократа, берущего взятку за то, что он и так обязан делать. Где изничтоженные продажные менты-полицаи, крышующие бандосов, и где торгаши-барыги, впихивающие нам отравленные продукты ради наживы? Их нет, значит, нет результата, а есть только озлобленность, пожирающая ваши команды изнутри. И вы сами это прекрасно понимаете, но все равно, как бараны, идете под ментовский каток, вместо того чтобы находить и среди них таких же, как и вы.

– Ты за базаром следи, – угрожающе прорычал один из скинов, крепкий парнишка по прозванию Колюня. – У нас люди с понятием, а то, что мы делаем, только начало. Все будет, когда народ прочухается, а мы силенок поднакопим.

– Пока вы ждете, народ, на который вы уповаете, просто и тупо спивается, – Толстый был спокоен, и голос его звучал ровно. – А самое главное – время, оно уходит и его остается все меньше. Оглянитесь и вспомните, сколько нормальных парней за все годы существования ваших ячеек вы потеряли. Их много, тех, кто сел в тюрьму и подорвал свое здоровье, тех, кто погиб, но еще больше таких, кто спокойно отошел от движения, потому, что не видел в нем перспективы и каких-то реальных результатов от того, что он делал.

Колюня хотел сказать в ответ что-то резкое, но его остановил более старший скин, рослый молодой мужчина со шрамом, перечеркивающим всю правую половину лица, Кастет:

– Погоди, молодой. Человек дело говорит и рекомендации у него солидные, что от ростовских команд, что от камрадов наших, кто по зонам чалится, – Кастет посмотрел Толстому в глаза и произнес: – Если есть хорошая тема, говори, а нет, разбегаемся, и мы тебя знать не знаем.

– Тема есть, – подтвердил Федор. – Пустой базар катать смысла нет. Сколько за каждым из вас нормальных парней? Не больше двадцати. А сколько реально готовы за идею до конца пойти? Трое, может быть четверо. Я прав?

Кастет оглядел остальных и ответил:

– В общем-то, да.

– Чего вам не хватает? – глядя на огонь, спросил Толстый, поворошил угли палкой и сам же ответил: – Достойных целей, информации, прикрытия, денег и оружия. Все это есть у тех, кто стоит за мной, и они готовы вам это предоставить, но предупреждаю сразу – никаких выкрутасов и самодеятельности. Вы работаете только те цели, которые вам укажу я. Кого я представляю, догадываетесь?

Из всех присутствующих за всех, как и ожидалось, ответил Кастет:

– Да, сообразили, но тут не мудрено – те, кто тебя рекомендовал, давно уже не баланду тюремную хлебают, а в иных мирах вольные степи покоряют, про это слух верный был. Мы согласны на твои условия, здесь думать нечего, идеология у нас может быть и разная, но цель одна.

– Это хорошо, – кивнул эмиссар «акинаков». – План таков. Завтра собираете свои команды и объявляете о роспуске.

– Как? – с возмущением вскрикнул один из скинов, вожак небольшой, но крепкой подмосковной команды, Стержень. – Мы своих не бросаем.

– Сколько у тебя людей? – глаза молодого Меченого в отсветах костра блеснули красным.

– Пятнадцать, – с гордостью ответил Стержень.

– Ты готов поручиться за каждого?

– Головой поручусь, – голос скина звучал уверенно.

– У тебя в команде три стукача, а ты их не почуял, так что не надо ручаться, тем более головой.

Стержень прищурился и спросил:

– Это точно? Кто?

– Время придет, дам тебе на каждого личное дело почитать, с историей вербовки и докладными записками, – «акинак» вынул из-под бушлата пять подписанных конвертов и раздал каждому лично в руки. – Такая история у всех, а потому завтра объявляете о роспуске своих команд и уезжаете в Дмитров. С собой забираете только тех, чьи фамилии названы, – он кивнул на конверт в руках Стержня. – Деньги, билеты на паровоз и адрес, куда вы должны прибыть, здесь же. По дороге чтоб без шухера и выпивки. Все понятно?

– Да, – не особо дружно подтвердили собравшиеся.

– Тогда увидимся уже в Дмитрове.

Меченый встал, шагнул в редкие заросли и тут же пропал.

– Э-э, где он? – повертел в недоумении головой Колюня. – Че за дела?

– Все путем, – сказал Кастет. – У этих, что в иных мирах побывали, такое случается. Пошли отсюда.

Лидеры скинхедских команд покинули полянку и направились к дороге, где стояла потрепанная «семерка» Кастета. Толстый, который стоял за массивным дубом невдалеке, проводил их взглядом и по неприметной тропинке направился к небольшому дачному поселку «Лесной», чудом уцелевшему во всех передрягах смутного времени и заселенному преимущественно пенсионерами.

Три недели назад комиссованный по инвалидности сержант Федор Андреевич Толстов закончил обучение в УЦ «Изенгард», получил новенький военный билет с гербом отряда на обложке, в котором были отмечены его прошлые места службы и обозначен его нынешний статус. «Орден Меченых» – гласила запись в том месте, где должен обозначаться номер части; «Оборотень-интуит» – гласила вторая, в месте росписи ВУСа.

Кто он такой и что такое Орден Меченых, Федор за прошедший месяц узнал очень хорошо и ничему теперь особо не удивлялся, отвык от этого. Он прибыл на распределительную комиссию к начальнику «Изенгарда» полковнику Миргородскому, и секретарь вручил ему пакет, в котором значилось, что в течении суток он обязан прибыть в форт «Байрон». Подразделение, в котором ему предстояло служить, обозначено не было.

Форт находился недалеко от «Изенгарда», километрах в пятидесяти, и, закинув на плечо тощий рюкзак с самым минимумом вещей и ноутбуком, приобретенным в армейской лавке, Толстый вышел на каменный тракт ведущий в нужную ему сторону, и направился навстречу своей судьбе. Шел он недолго, по пути попался идущий в том же направлении «Бегун». Водила своего товарища «акинака», разумеется, не бросил, и через полтора часа Федор оказался в форте «Байрон», напоминающем обычную дворянскую усадьбу девятнадцатого века. Почему форт, почему «Байрон» – эти вопросы Толстого не волновали и были ему совсем не интересны.

Куда он попал, Меченому объяснили сразу. В отдельную спецроту УВКР, под командованием сербского майора Добрича. Впрочем, как Толстый с ходу подметил, когда попал в казарму, ротой она только считалась, а на деле это был полнокровный батальон в четыреста человек. Все как один, тренировавшиеся на местных полигонах бойцы, были высокопрофессиональными воинами с несколько специфической подготовкой. На следующий день его включили в одну из учебных групп, и поначалу парень не понимал, чему его обучают. Зачем ему навыки конспирации, основы психологии, слежка, минно-подрывное дело, тактика городского боя, работа спецслужб и правоохранительных органов разных стран, а также многое другое. Чуть позже, где-то через неделю, Федор решил, что из него готовят профессионального убийцу.

Осторожно Меченый поинтересовался у своего инструктора, пожилого, но все еще крепкого мужичка лет за пятьдесят, так ли это. Инструктор напрягся, но потом все же ответил, что нет, это не так. Тогда кого из меня готовят, задал Федор второй вопрос, и ответ ему был дан – на специалиста широкого профиля. В общем, понимай как знаешь и думай что хочешь. То ли тебе суждено быть террористом, то ли партизаном, то ли революционером, а скорей всего, всем вместе.

Второго декабря, неожиданно для всех, поступила директива с самого верха, от командора Кудрявцева. Все занятия в роте были отменены, и одного за другим воинов начали выдергивать в кабинет майора Добрича. Они отправлялись туда поодиночке, парами, тройками, пятерками, и уже к вечеру, вызвали Толстого и еще двоих Меченых, так же как и он, проходивших здесь подготовку.

– Сержант Толстов по вашему приказанию прибыл, – отрапортовал он Добричу, которого за глаза частенько называли Феликсом, майор был похож на Дзержинского с картин, такое же несколько продолговатое лицо и такое же выражение умных глаз, просвечивающих каждого как рентген.

Сидящий за столом командир спецроты, не глядя на парня, кивнул и указал Федору пальцем на один из стульев возле стенки. Толстый сел, и в этот момент в кабинет вошли еще два Меченых.

– Капитан Канавец по вашему приказанию прибыл, – доложился первый.

– Рядовой Бесков по вашему приказанию прибыл, – эхом вторил ему второй.

Братья по Ордену сели рядом с Федором, и Добрич, перебиравший бумаги на своем столе, посмотрел на них.

– Есть работа для всех нас, воины. Суть проста, отправитесь на Землю-мать и победите все мировое зло, – Добрич улыбнулся.

– А конкретней? – поинтересовался Канавец.

Ротный выдал каждому по флэшке и ответил:

– Конкретика вся здесь, на подготовку вам сегодняшняя ночь, а поутру я вас в расположении роты не наблюдаю. Новые документы и деньги на первое время получите в канцелярии, – майор порылся в ящике стола, вынул из него конфету, всем было известно, что он в очередной раз бросал курить, и, закинув ее в рот, продолжил: – Командор поставил задачу – почистить Россию. Весь личный состав роты отправляется ее выполнять. Кто-то войдет в криминал, где есть связи и наработки, кто-то в правоохранительные органы, кто-то в экстремистские и патриотические группировки, а вам предложено поработать с московскими молодежными радикальными группировками. Цели будете выбирать сами, но в первую очередь упор делается на уничтожение зажравшихся бюрократов-коррупционеров и наркоторговцев. Каждый из вас работает сам по себе, автономно. Посчитаете нужным помочь другой группе, никаких проблем, но это будет только вашим выбором. Со стороны за вами будут наблюдать постоянно, подстрахуют если что, но бдительности не ослабляйте. Участок сложный, однако вы Меченые, а значит, что справитесь. Будет нужна помощь, выходите на связь.

– Тяжелая задача, может быть, что и невыполнимая, – сказал тогда Толстый.

– Миссия невыполнима? – Добрич снова улыбался. – Кто-то говорил, что будет легко? Все реально. На сто сорок миллионов населения России подонков наберется около полумиллиона, из тех, кто сам не одумается. Под ними армия, пусть слабая, но она есть. За них полиция, где пятую часть личного состава можно со спокойной совестью ставить к стенке. У них охранные конторы, сыщики и ФСБ, в конце концов, а у нас напор и знание того, что мы непредсказуемы, быстрее, смелее, злее и активнее. Эх! – тоскливо вздохнул майор. – К сожалению, мне с вами нельзя – меня еще пять месяцев назад в международный розыск объявили, – командир роты встал, пожал каждому руку и пожелал на прощание: – Удачи вам, акинаки.

Выйдя из кабинета Добрича, Меченые договорились, что в Москве они обязательно пересекутся, и расстались. Толстый сел в пустой комнате отдыха и, достав ноутбук, принялся просматривать содержимое флэшки, которая была забита информацией на «гектар»: контактные адреса, досье на людей, характеристики, планы и схемы городов, подробная распланировка подземных московских коммуникаций и инструкции. Приказ был ясен, первоначальный план разработан, и уже под утро, вновь собрав свой рюкзак, Федор Толстов снова отправился в путь. В канцелярии он получил две кредитные карточки, одна отрядная, а другая солидного российского банка, который, по слухам, принадлежал бывшему президенту России. Кроме того, ему выдали документы на имя Самуила Рубинчика, гражданина Израиля, представителя мелкой торговой фирмочки на Ра-Аре. Денег на отрядной карточке было пятьсот унзо и на российской двадцать тысяч евро, неплохие деньги на первое время. Паспорт и водительское удостоверение Рубинчика выглядели как настоящие, хотя, скорее всего они таковыми и были, по крайней мере бланки.

Рейсовым ночным «Бегуном» из «Байрона» Толстый добрался до Заренайских Врат, потом телепортом к Раминским Вратам, сама Рамина и Вечный Город. Перед отправкой на Землю ему рекомендовалось обновить гардероб и оставить в филиале отрядного хранилища ценностей, том же банке, расположенном в столице Романского Княжества, все лишние вещи.

Пройдясь по магазинам, Меченый приобрел себе неплохую и неброскую одежду земного производства, чемодан и кое-что по мелочи. Переодевшись и сдав в рекомендуемый банк отрядную кредитку, а также свой военный билет, Федор отбыл на Ра-Ар и дальше по маршруту на Землю. Полчаса пути, и Толстый вышел из Уральских Врат, превратившихся в мощную крепость. Документы на имя Самуила Рубинчика, израильского гражданина и предпринимателя, подозрения ни у кого не вызвали, таможенный досмотр он прошел спокойно, в чемодане только одежда, наркотиков, оружия и контрабанды нет. После этого самолет, Москва, электричка и дачный поселок «Лесной», где пара пенсионеров, какая-то старая агентура Прохорова, встретили его как родного внука.

Действуя на первых порах строго по инструкции и рекомендациям, Толстый вызвал на встречу вожаков скинхедов. Разговор прошел, как и планировалось, и теперь он должен был добраться в Дмитров, небольшой городок в 65 километрах от Москвы, где и встретить своих будущих подчиненных. Дальше – полная свобода действий, работай так, как ты считаешь нужным, полагаясь только на обостренное чувство справедливости, присущее каждому человеку, еще не превратившемуся в жвачное животное.

Вот и поселок, крайний одноэтажный домик справа по единственной улочке, чуть покосившийся, с обветшалым заборчиком. Именно здесь живет одинокая чета Елисеевых, отставных разведчиков ГРУ. Одна отдельно взятая ячейка общества со своими проблемами, неурядицами и жизненными невзгодами. Павел Сергеевич вышел в отставку в звании подполковника, а его жена Инна Андреевна – капитаном. Люди отдали всю жизнь на благо своей родины, прошли Афган, развал СССР, смуту девяностых, предательство, нищету и на исходе своих лет остались один на один со старостью. Было два сына, но один, младший, погиб в первую чеченскую кампанию, когда со своим взводом попал в окружение. Другой, старший, дослужившись до майора, тянул службу в одном отдаленном приволжском гарнизоне. Пытался бороться с расхищением оружия на армейских складах и, возвращаясь поздно ночью домой, попал под наркоманский нож. Такая вот судьбина.

– Добрый вечер, – входя в дом, сказал Толстый.

– Ой, Феденька, – всплеснула руками Инна Андреевна, сухонькая и небольшого росточка бабушка, с добродушным выражением лица. – Где же вы ночами бродите? Опасно сейчас по ночам гулять. Раздевайтесь и садитесь за стол, будем пить чай и новости смотреть, – обернувшись в сторону спальни, она повысила тон, и почти прокричала: – Павлуша, иди чай пить, сейчас новости начнутся.

С кряхтением из спальни появился хозяин дома, седой старик лет около семидесяти, по виду еще крепкий, но чувства интуита говорили Толстому, что надломилось в нем что-то и жить ему оставалось немного, год-другой, да и все. Павел Сергеевич уселся за стол, взял в руки пульт и щелкнул на цифру один. Загорелся экран телевизора, и появилась заставка новостной передачи.

Моложавый диктор в строгом сером костюме и галстуке в крапинку произнес:

– Добрый вечер. Главная новость дня – Китай в очередной раз отверг все справедливые требования мирового сообщества о свободном доступе в мир Лагас и отказался принять наблюдательную комиссию ООН. Генеральный секретарь КПК Ли Цзимин в резкой форме заявил, что Врата в мир Лагас являются неотъемлемой территориальной собственностью Китайской Народной Республики и всякое посягательство на них будет рассмотрено как недружественный акт в отношении его страны. Лидер КНР подчеркнул, что готов к экономическому сотрудничеству со странами, не имеющими претензий на колонизацию мира Лагас. Президент Мешков осудил действия нашего восточного соседа и заявил, что Россия полностью поддержит США и другие демократические государства в их попытках урегулировать этот инцидент.

На экране появился президент сказочной страны Эрэфия и с умным видом начал объяснять, что в принципе, он только за мир, но Китай переходит все границы разумного и Врата – это не какая-то область, а вход в мир, которым должна владеть не одна страна, а вся планета Земля.

Инна Андреевна внесла поднос с заварным чаем и домашними печенюжками. Толстый взял глубокую фаянсовую кружку, налил горяченького, самое то, что надо, после промерзшего зимнего леса. С аппетитом похрустывая печеньками и запивая их чайком, он вполуха слушал зомбоящик, а хозяин, Павел Сергеевич, кивнув на экран, спросил:

– Что думаешь, Федор, решатся либерасты на войну?

– Слишком много факторов, однозначно никто не скажет, что будет.

– Это точно. Китайцы сейчас сильны как никогда, призвали резервистов, армию до десяти миллионов разворачивают, перекрыли границы и вырезали всю свою немногочисленную оппозицию. Кроме того, за ними Врата и целый мир, куда в случае ядерной войны, они могут всегда отступить.

– Угу, – прихлебнув чаю, Толстый посмотрел на экран.

Диктор продолжал:

– Нашу страну с миссией доброй воли посетил знаменитый американский певец Джопполо, партнер и любовник сэра Элтона Джона. По окончании нашей программы смотрите прямую трансляцию из Большого Кремлевского зала, где будет проходить единственный концерт Джопполо в России.

– Достало все, – сказал старик и переключился на другой канал, где шла очередная, девятьсот какая-то, серия мыльной оперы про тяжелую жизнь олигархов, радеющих о всеобщем благе. Главный герой, потерявший память, не узнает свою дочь и влюбляется в нее. Коварная пятая жена пытается получить в наследство его бизнес, и такая ботва длилась уже четвертый год.

Павел Сергеевич повернулся к Федору и произнес:

– Надо к вашим уходить, а то здесь не жизнь, а так, сплошное существование. У тебя связь с Прохоровым есть?

– Не, – покачал головой Меченый. – Это не мой уровень.

– Ха! – усмехнулся пенсионер. – Понятно, что не твой, по тебе видно, что молод ты еще, чтоб с генералами перезваниваться. На всякий случай спросил, а то у нас проблема небольшая образовалась, думал, может быть, генерал поможет.

– Какая?

– Да, есть тут вилла одна неподалеку, троюродный племянник нового губернатора области отстроился и чем-то ему наш поселок приглянулся. Приезжал он пару недель назад с охраной на пяти машинах, угрожал, но не обломилось ему, здесь люди всякие живут, вплоть до бывшего замминистра, и оружие имеется. Он тогда поугрожал и уехал, быков своих на нас напускать побоялся, а сейчас опять началось. Сегодня бумаги пришли и постановление областного суда, что мы здесь живем незаконно и этот участок – природоохранная зона. В общем, дали нам три месяца на эвакуацию. Хорошо еще, что по зиме не выгнали.

Федор подумал и ответил:

– Проблема решаема, Павел Сергеевич.

– Да, ну? – удивился и не поверил тот.

– Точно говорю, в течение месяца она исчезнет. Кстати, завтра я уезжаю.

– Жаль, что уезжаешь, – посетовал гостеприимный хозяин. – Мы с Инной Андреевной к тебе за эти дни привыкли, хороший ты парень, на сынков наших похож. Если что, то приезжай всегда, когда захочешь – мы только рады будем.

Еще некоторое время посидев со стариками за столом, Толстый отправился спать. Назавтра предстоял первый его день как руководителя новоявленного «эскадрона смерти». Однако сон не шел, и встав, он включил ноутбук, вывел на экран подробную карту района вокруг поселка «Лесной», нашел виллу племянника губернатора и приступил к планированию своей первой операции.