Прочитайте онлайн Отряд «Акинак» | Глава 13

Читать книгу Отряд «Акинак»
2416+1766
  • Автор:
  • Год: 2019
  • Ознакомительный фрагмент книги

Глава 13

Планета Рамина. Крепость Штир-Штар. 08.12.2015

С тренировки вернулся уставший и очень собой довольный, давненько мои охранники меня так не гоняли, но и я хорош, один против трех бойцов полный час рубился. Расту в мастерстве, скоро буду как былинный богатырь, елки-моталки. Освежившись и переодевшись, направился к себе в кабинет, куда должны были подойти Прохоров и Лютерс, просившие личной встречи. Подхожу, точно, сидят рядом с дверьми, ждут. У Прохорова в глазах смешинки, а лицо красное, как если бы только что орал, Лютерс смотрит в потолок, вроде как он здесь чисто мимо проходил. На входе в кабинет, держа руку на расстегнутой кобуре, стоит напряженный Паша Крюков, а неподалеку двое варягов из охраны ошиваются. Интересная картина.

– Что, генерал? – спросил я подходя. – Не пустили тебя в чужой кабинет?

– Не пустили, – растянув улыбку на половину лица, согласился он.

– Паша, вольно, – скомандовал адъютанту, который, увидев меня, расслабился и направился на свое место. – За мной, господа шпионы-разведчики-диверсанты.

Войдя в свой кабинет, как его окрестили в одной из солидных земных аналитических передач – логово зверя, и, разместившись, где кому положено и где кому удобней, повели разговор:

– Дядя Вова, что по Земле, выяснили, откуда ноги у крамолы против нашего отряда растут?

– Хм, – Прохоров принял деловой и серьезный вид. – Как я уже докладывал после твоего возвращения с Кабаранги, за всем стоит недобитая эльфийская агентура. После того как мы подмяли под себя Врата на Землю, на родной планете осталось пятнадцать эльфов – это те, кого смогли идентифицировать. Домой они не торопятся, сидят в Америке и против нас злоумышляют. Все эльфы относятся к разведсектору Пятой группы армий. Политиканы земные к ним сильно прислушиваются. Наши дипломаты выразили протест командованию Пятой группы армий, но, как и ожидалось, результат нулевой. Они от своих разведчиков открестились, мол, знать не знаем, такие-то и такие отчислены из рядов и теперь вольны делать, что им только заблагорассудится.

– В общем, ничего нового?

– Ничего.

– Мы их достать сможем?

– Нет, эльфов охраняют получше чем америкосовского президента.

– Что в целом по родной планете?

– Как и ожидалось, все, кто только в состоянии, накинулись на Китай, но Ли Цзимин позиции не сдает. Знаешь, что он ответил америкосам?

– Нет, новости пока не смотрел.

– Если вам нужны Врата, откройте свои, а наследники Великого Дракона суть есть потомки богов и Врата себе открыли сами. Будьте праведны, отриньте грехи, живите по заветам предков и совести, а за это вам воздастся.

– Ты смотри, чисто пророк, – удивился я.

– А то, – ухмыльнулся Прохоров. – В Китае сейчас такой подъем любви к своему генсеку, что они его хоть сегодня императором выберут.

– Китай, такая страна, что там и без всякого подъема любой правитель может себя императором провозгласить, и никто слова поперек не скажет, – выдал я свое резюме.

– Но когда это делается искренне и от души, то ценно вдвойне, – парировал генерал.

– И что, сильно Ли Цзимин насчет Врат уперся?

– Достаточно сильно, хотя на экономическое сотрудничество и разработку ресурсов в мире Лагас готов пойти. Планета практически не заселена, есть от ста до трехсот тысяч местных жителей, живущих в пещерах, по виду монголоиды. Пять материков, имеются крупные островные архипелаги, места свободного много, и китайцы готовы предоставить концессии на разработку особо ценных полезных ископаемых тем странам, которых устраивает к сотрудничество. Например, Германия готова в этом поучаствовать, Япония, Индия и Канада, но пока они только намекают, штатовцев опасаются.

– Что говорят аналитики, сколько по времени америкосы и их подпевалы будут на Китай наседать?

– Минимум полгода у нас есть, а там видно будет, слишком обстановка нервозная, как бы какой гад на красную кнопку не нажал.

– Ладно, у меня через полчаса встреча с Су Цзимином, это все подробней с ним самим обсудим. Лютерс, – обратился я к начальнику УВКР. – Что у вас сделано?

Полковник ответил как всегда коротко и четко:

– На Землю перебросили шестьсот девять бойцов, уровень подготовки у всех разный, но в целом люди подготовлены хорошо. Первые удары наносим в России, и если все пойдет, как было задумано, за год, может быть полтора, мы страну всколыхнем и сделаем президентом своего человека. Хотя ваша страна слишком непредсказуема, ничего просчитать нельзя. Предварительно на пост будущего главы России имеем три кандидатуры, пока присматриваемся.

– Тимофей, а может быть, тебя в президенты РФ двинем? – предложил Прохоров.

– Э-э, нет, – покачал я пальцем. – Этого вы от меня не дождетесь. Мне бы с отрядом и подконтрольными мирами управиться, а вы мне предлагаете взять на себя ответственность за весьма немалую по размерам державу с огромными проблемами. От меня только контроль и помощь новому президенту.

– Ну, как знаешь.

– Ладно. Что вы от меня хотели? – окинул я взглядом русского и немца.

Прохоров пожал плечами.

– Как всегда, денег. Сан Саныч на мешке сидит и сверх месячного лимита ничего не дает, на тебя ссылается.

– Сколько?

Лютерс с Прохоровым переглянулись, и начальник УВР озвучил сумму:

– Тридцать миллионов унзо.

Ого! Ничего себе аппетиты, тридцать миллионов унзо – это три миллиарда евро и черт знает сколько миллиадов рублей. Деньги есть, конечно, но, по-моему, такая сумма явный перебор.

– Куда вам столько?

– Это на весь следующий год на нас двоих и Отдел информационной борьбы. Не так уж и много: интернет и телевидение проплати, воинам дай, акции протеста организуй, кого надо подмасли, оклады сотрудникам и увеличение штатов наших подразделений. Один только координационный центр всеми операциями, который рядом с Уральскими Вратами ставим, в копеечку влетит. А база данных ФСБ, знаешь, во сколько унзо она нам обошлась? Причем все это, не считая юттива, который нам необходим на поддержание помогающих нам отставников и людей преклонного возраста. Этих бросать нельзя, так как они составят оплот нового президента России.

– Будут вам деньги, но частями. Сразу получите только десять миллионов. Насчет юттива так же распоряжение отдам, – согласился я. – Это все?

– Да, – дружно ответили начальники управлений.

Разведчик и контрразведчик направились на выход, а я окликнул Прохорова:

– Дядь Вов!

– Что? – обернулся он.

– Еще раз попробуешь так пошутить, со входом в мой кабинет, когда меня нет, получишь пулю в лоб.

– Понял, – он кивнул и вышел.

Было бы просто замечательно, если понял, а то шутки шутками, но нервы у охраны и адъютанта тоже не стальные. Тут тебе не там, товарищ генерал-лейтенант, даже лоб зеленкой мазать не будут и ни на какие прошлые заслуги смотреть не станут.

Кстати о генералах. Сложилась не очень хорошая и правильная ситуация в нашем отряде, когда лейтенанты командуют батальонами и полками, а некоторые майоры у них в подчинении рядовыми ходят. Надо как-то это урегулировать. Народу каждый день в среднем около тысячи человек прибывает, путаница случается. Те люди, кто в отряде давно, друг друга все в лицо знают, а рекруты с Земли путаются, впрочем, как и союзники. Необходимо учредить что-то вроде переаттестационной комиссии, а главным в ней назначить комбрига-1 Пахомова, ему это дело по душе придется. Заодно орденами и медалями займется, с униформой у него, помнится, вышло все очень прилично, вот пусть и поработает пока в этом направлении. При его рвении – работы на неделю, а если он еще своих единомышленников-службистов в работу впряжет, Рюмина и Степанова, то и того быстрей управятся.

Конечно, понижать никого в звании не будем, но многих просто необходимо повысить. В первую очередь Костю Аленина и Ратмира Переяславского, а то один старлей, а другой аж целый сотник, при этом у каждого по полторы тысячи лучших воинов в подчинении. Нормально, будут полковниками, гвардейскими, пора уже это понятие вводить, ведь обещал я в свое время Косте, что он будет главкомом этого рода войск, значит, так тому и быть.

Включился селектор, и серьезный голос адъютанта доложил:

– Прибыл полномочный представитель Китайской Народной Республики генерал Су Цзимин.

«Надо же, целый генерал уже, – мелькнула у меня мысль, – только как-то странно это для Паши, который на все авторитеты плевать хотел, что китайца так церемонно представляет».

– Пригласи.

Родственник генсека КНР, генерал Су Цзимин вошел в кабинет, и почтительность Крюкова мне стала понятна. Китаец был затянут в ладно скроенный мундир, на плечах генеральские погоны, а грудь сплошь в орденах и медалях, аж глаза слепит. Но даже не это главное, а лицо, одухотворенное и величавое. Куда делся тот торгаш, с которым мы в первый раз общались? Исчез. Испарился. Два разных человека, времени прошло всего-то ничего, а разница, как говорится, налицо. Видимо, младший Цзимин уже крепко врос в роль национального героя.

Мы с ним поприветствовали друг друга, и китаец сразу перешел к делу:

– Уважаемый командор, нам необходима ваша помощь и поддержка.

– Чем смогу, тем помогу, – развел я руками. – Однако вы знаете нашу политику – в дела родной планеты отряд старается не вмешиваться.

Цзимин сощурил свои узкие азиатские глазки еще больше, чем они у него есть на самом деле, расплылся в благостной улыбке, натуральный богдыхан с картинки, и произнес:

– Вы несколько лукавите, уважаемый командор. Интерес к родине у вас есть и будет всегда. Мой дядя хочет предложить вам не только партнерство в торговой сфере, но и личную дружбу, что очень ценно.

Ладно, будем и мы вежливы:

– Уважаемый генерал Цзимин, – я попробовал состроить такую же благостную физию лица, как и у китайца. – Дружба – это всегда хорошо. Однако давайте остановимся на партнерстве, так как это понятие более честное и обоюдовыгодное. Что вы хотите?

– Подписание пакта о военной взаимопомощи в пределах планеты Земля, – все показное добродушие слетело с лица китайца моментально, и он выжидательно уставился на меня.

– Почему бы и нет? Можно попробовать, – обкатав мыслишку и потянув паузу, согласился я. – Думаю, что дипломаты наших стран смогут договориться, а лично меня интересует другое. Насколько далеко вы готовы пойти в противостоянии с земными правительствами?

– Наша страна не отступит ни при каких условиях, – заверил меня китайский генерал. – Слишком много противоречий, слишком мы разные, а эта западная гниль, проникающая в нашу страну, может доконать КНР точно так же как и вашу Россию. Мы – сильны и в то же самое время слабы. Мы можем вынести и пережить практически любую войну, но правительство КНР вынуждено отступать перед западным образом жизни. Это отступление, которое вскоре могло превратиться в бегство и поражение. Новый мир, которым владеет только Китай, спас нашу многострадальную страну от многих бед и проблем. Лагас только наш. Поэтому если экономическую составляющую предложенных нам договоров генеральный секретарь рассматривает как возможную, то территориальная вызывает полное неприятие.

Согласившись со справедливыми словами Су Цзимина, я кивнул, и спросил:

– Чего вы конкретно ожидаете от пакта о взаимопомощи?

– Стабильности в мире. Узнав о таком документе, американцы не осмелятся напасть на нас. Вредить будут, но на прямую агрессию, которая, несомненно, повлечет за собой обмен ядерными ударами, не пойдут. За нами одна из самых мощных армий на Земле, за вами отряд и ваши союзники. Пока нам не хотелось бы входить в Ра-Арский Оборонительный Союз, но на Земле отряд «Акинак» и КНР будут полезны друг другу. На территории России и во всем мире мы имеем такой пласт своих соотечественников, которые способны сделать очень многое. Кроме того… – генерал несколько замялся.

– Говорите, как есть, товарищ Цзимин, – поторопил его я.

– Пока контроль над Вратами держали эльфы, на рынке Ра-Ара существовал запрет на продажу многих технологий, вооружений и техники. Эльфов нет, но запреты остались, а то, что ранее было запрещено, продается только членам вашего Оборонительного Союза. Все остальные миры вынуждены довольствоваться крохами. Нельзя ли через вас, как нашего будущего союзника, что-то получить?

– Что именно?

– Как известно, антигравитационные двигатели производят только три государства: Светозарная империя, Доминион Гномов и Республика Грай. На рынке предлагаются лишь готовые образцы подобных изделий, без подзарядных устройств для энергобатарей, которых, как правило, хватает только на пробег техники в десять тысяч километров или работу прибора, рассчитанную на двести пятьдесят часов. Такие устройства есть у вас и ваших союзников. Возможно ли и нам их получить? Кроме того, мы интересуемся транспортными контейнеровозами большой грузоподъемности, которые перемещают грузы через миры. Скорость у них небольшая, до пятидесяти километров в час. Но наша тибетская авто и железнодорожная транспортные магистрали не справляются с объемом перевозок, и подобные контейнеры нам очень нужны.

Все это, не проблема, решил я для себя, пакт этот, торговые сделки, нормально. По большому счету, для меня и отряда это ничего не меняет, что делали, то и дальше делать будем, по какому пути шли, по тому и продолжаем движение. Очередной союз? Да и ладно, какие-то дополнительные обязательства, новые проекты, растущая прибыль – все это есть хорошо, пусть так оно и будет. Те же контейнеровозы и подзарядные устройства для антигравов не есть военная или технологическая тайна. В данном вопросе чистая экономика, когда покупатель движителя, выработав его ресурс, вынужден вновь платить деньги продавцу за заправку. Сделаем. Вот если бы китайцы хотели получить что-то из военной сферы или секрет производства юттива, тогда сразу «нет» – такие дела только внутри Ра-Арского Союза вершатся.

Су Цзимин продолжал что-то говорить, но мне стало как-то резко не до него. В районе солнечного сплетения неожиданно вспыхнул комок боли, и не выдержав ее, я скрипнул зубами и застонал.

– Что с вами? – насторожился китайский представитель. – Вам плохо?

Успокаивающе взмахнув ладонью, ответил ему:

– Наверное, на утренней тренировке силы не рассчитал, перенапрягся, да и по ребрам сильно досталось. Давайте продолжим наш разговор позже.

– Конечно.

Выдавив из себя жалкое подобие улыбки, напрягся и проводил Су Цзимина к двери. Он вышел, а я прижался к стене и просто сполз по ней вниз. Нет, тренировка здесь была ни при чем. Гадство, такое ощущение, что кто-то рассматривает меня как под микроскопом, некое существо, и взгляд этого существа настолько тяжел, что вызывает настоящую физическую боль. Что же это такое, ведь не было подобного ни разу? Не было печали, бесы подогнали. Накатила слабость, какая-то болезненная апатия ко всему происходящему со мной. Что-то сильно по симптомам на астральную атаку похоже, про которую мастер Абу рассказывал. Нет, не сдаваться, бороться, жить, а то так и сдохну здесь, ребенка своего не увидев.

Попытался применить одну из защитных методик, надиктованную мне относительно подобного случая летописцем. Закрыл глаза, нужно расслабиться, хотя какое там расслабление, если выворачивает всего наизнанку, и представил свою ауру.

Мама дорогая! Такого ранее не случалось, чтоб я свою ауру так четко и ясно видел. Линии, облегающие все мое тело, перемешанные и перекрученные, светящиеся, разных цветов, где преобладает все усиливающийся красный. Красный, кажется, это гнев и боль, и мне надо его сбить. Представил, что из самого солнечного сплетения, из этого комка моей внутренней силы начинаю выдавливать весь негатив наружу. Минута, другая, за ней еще, и вот, шаг за шагом противник стал отступать. Моя энергетика выдержала удар, а силовые линии солнечно-желтого цвета восстановили некий невидимый защитный доспех вокруг тела. Неведомая тварь, которая, несомненно, являлась живым существом, только презрительно фыркнула в мою сторону, ее эмоции чувствовались, и начала ослаблять давление.

Ну, нет, раз пришла, так отхватишь. Собрав в одно целое всю мою злость и боль, которые никуда не исчезли, а только рассеялись вокруг, метнул этот даже не шар, а кусок, напоминающий кровавую массу, вслед той особи, что атаковала меня.

Есть! Пробил! До меня донеслись лишь слабые и отдаленные отголоски чувств враждебного существа. Убить я его не убил, а вот ранить и напугать смог. На краткий миг я увидел весь Штир-Штар с высоты птичьего полета и разглядел двойную темную тень, метнувшуюся в сторону Врат перехода на Ра-Ар.

Проходит несколько минут, лежу на спине, смотрю в изукрашенный керамикой потолок, сил нет, мысли какие-то отстраненные. Подобное состояние у меня уже было, в юности, на первой тренировке по боксу, когда один громила, ставший впоследствии чемпионом Европы в тяжелом весе, одним ударом нокаутировал меня. Плывешь куда-то по течению и смотришь на себя со стороны.

Понемногу прихожу в чувство, встаю сначала на колени, а затем по стене передвигаюсь к столу. Хорошо еще, что китаец моей слабости не видел, а то точно, подумал бы гадость какую, да и моим опричникам видеть командора в подобном состоянии не надо. Мля, что же это было? Кто эта сволочь?

С трудом встав из-за стола, направился к небольшому бару в углу. Сам не пью, не интересно, но по традиции, которую перенял еще от своего отца, всегда держу в кабинете несколько бутылок хорошего питья, мало ли, а вдруг и пригодится. Вот сейчас как раз тот самый момент. Открыв стеклянную дверцу, посмотрел, что имеется. Вино – слабенько, коньяк – противно, а вот и она, литра натуральной хорошей водки. Бутылку в руки, вернулся к столу, распечатываю, наливаю в свою немаленькую, граммов триста точно будет, чайную кружку, прозрачную жидкость и одним махом вливаю все в себя. Горячая волна прокатилась по пищеводу, чуть позже рухнула в желудок, а я выдохнул, вытер тыльной стороной ладони испарину, выступившую на лице, и устало откинулся на спинку кресла. Вроде отпустило.

– Кто это был? – четко и медленно роняя в тишине слова, спросил я сам себя и сам себе ответил: – Не понятно.

Достав свой коммуникатор, набрал номер Палыча, который должен быть где-то рядом, сегодня он на отдых приезжал, дочек своих повидать. Гудки, гудки, снова равнодушный гудок и, наконец, голос Палыча:

– На связи. Кто это?

– Привет, Палыч. Это я, твой командир. Не узнал, что ли? Ты где?

– Возле твоих дверей, – голос Палыча звучал так, будто он только что в одиночку вагон цемента раскидал. – Меня Паша не пускает, говорит, что ты занят.

– Входи.

Генерал-майор Некрасов как-то бочком протиснулся в кабинет, присел напротив меня, и только взглянув на него, я понял, что не одного меня сегодня незванный гость навестил.

– Ты как, Палыч?

– Терпимо.

Он увидел бутылку на столе и потянулся к ней, схватил ее за горлышко и, запрокинув, начал пить из горла. Глава Ордена Меченых сделал пару солидных глотков, отставил «беленькую» и выдохнул:

– Ох, сильна, зараза!

– Кто, тварь или водка?

– Обе.

Палыч кивнул и начал рассказывать, как нападение неведомого существа пережил он, а я поделился своими ощущениями. По времени тварь атаковала нас один в один, правда, Некрасову пришлось значительно тяжелей, существо его почти прогрызло, но почему-то резко отскочило. Возможно, что это мой удар помешал ей, и надо сказать, что Палыч оклемался раньше меня.

– Итак, – попытался я подвести итог нашего общения. – Что мы про эту тварь знаем?

Глава Меченых стал загибать пальцы и перечислять:

– Первое – она нас не любит, Одаренных то есть. Второе, атакованы были только мы с тобой, остальных я обзвонил, а кто рядом был, опросил – у всех норма, и только у троих было некоторое нездоровое предчувствие. Третье – существо совершило свое нападение через астрал, а я в него, до сего часа, не сильно-то и верил. Четвертое – оно пришло через Врата и ушло через них же. Пятое – тварь может атаковать не одну цель, а две, минимум. Надо что-то предпринять, только вот что? – последние слова он почти взрыкивал.

– Спокойно, Палыч, разберемся. Необходимо первым делом всех Меченых проинструктировать и с мастером Абу пообщаться, ведь если есть техника защиты от этой твари, значит, должны быть и сведения о ней. У Хранителей Закона проконсультироваться по этому поводу не помешает, да и про дона Карбоно забывать не следует, знающий человек. Опустим руки – сдохнем, а будем бороться – выстоим. Все как обычно, по-другому у нас никак. Ты как самый лучший интуит в отряде, что по этому поводу сказать можешь? Откуда угроза исходит?

– Эльфы это, других вариантов не вижу.

Вот и ладно, заказчика определили, пусть примерно, на одной интуиции, без доказательств, но нам другого и не требуется. Когда дело касается своей жизни, никому и никогда суд или доказательная база были не нужны. Решено, работаем этот вариант как основной.