Прочитайте онлайн Отряд «Акинак» | Глава 15

Читать книгу Отряд «Акинак»
2416+1750
  • Автор:
  • Год: 2019
  • Ознакомительный фрагмент книги

Глава 15

Планета Ардон. Учебный центр «Изенгард». 16.12.2015

Вернулся шибко умный гориллоид Бо-хо-жг еще неделю назад, в сопровождении Куликова и Боромира-варяга, а привели они не много и не мало, а четыреста сорок три бойца-мутанта из тех, у кого чувство самосохранения и разум оказались сильнее встроенной в мозг программы. Встретить их тогда не мог, мы с Палычем занимались нападением на нас астральной твари, трусили мастера Абу, рылись в книгах из библиотеки Шнара Первоцвета, и было мне попросту не до них. Занимался ими Назаров, обозвавший всю толпу боевых самцов 444-м особым батальоном, вроде как по количеству голов. Держать их на линии фронта он не стал, а как мы с ним договаривались ранее, тайно отправил их на Ардон, поближе к УЦ «Изенгард». Здесь для них было раздолье. Просторная огороженная территория, приближаться к которой всем было категорически запрещено, и даже начальник Учебного центра полковник Миргородский не знал, кто здесь базируется, хотя предполагал, что это запасная база Ордена Меченых. Снабжение шло через «Изенгард», и шпионам, если бы таковые вдруг на Ардоне имелись, было бы сложновато вычислить, кто же здесь обитает.

Прошло время, я немного освободился и, откроив день, отправился инспектировать своих новых воинов. Двигаясь вдоль строя гориллоидов, смотрел на них, и в голове одна мысль сменяла другую. Сильные и мощные, предназначенные только для войны, гориллоиды внушали уважение. При каждом штатный УБК, охраны поблизости нет принципиально и только два десятка Меченых поблизости. Грозная сила. Как их использовать, вот основной вопрос.

Пока, ладно, ими занимаются наши ученые, пытающиеся разобраться с вживленными в головы мутантов микрочипами управления, которые заставляли их исполнять приказы. Может быть, получится перехватить управление армадой или хотя бы сбить настройку и дезориентировать противника. Сколько они на это потратят времени? Допустим, месяц, может быть, два. Что дальше? Кинуть их на передовую против своих собратьев? Нет, не предугадаешь, как они себя поведут, да и наши могут их просто по ошибке за врага принять. Придать их как отдельное подразделение «Мародерам Йорка»? Хм, может быть. Использовать самому как передовую группу при открытии новых Врат? Тоже неплохо. Отправить на Землю пугать америкосов? Нет, поднимется крик, что мы вступили в сговор с врагом человечества, слишком там свежа память про разгром Первого экспедиционного корпуса. А еще есть думка оставить мутантов в «Изенгарде», как учебное подразделение для тренировки личного состава. Как-то не очень, хотя, конечно, воины будут знать сильные и слабые стороны противника. Посмотрим, как оно сложится, но в принципе я доволен, что в отряде имеется подобное подразделение. Без работы гориллоидов не оставлю в любом случае, и скорее всего, они будут использованы против эльфов в операции «Прорыв».

Следом за мной шел Бо-хо-жг, естественно, командир батальона, и, повернувшись к нему, я кивнул в сторону казармы, мол, пойдем. Мы вошли во внутренние помещения казармы, больше напоминавшие коровник. Гориллоиды были неприхотливы, для каждого отдельная спальная секция, огромный соломенный тюфяк, кран с водой и миска для еды, мылись они в речной проруби, мороз их не сильно донимал. Про одежду и разговора не было, им своего меха хватало, в кормежке так же, очень неприхотливы, но в основном предпочитают недожаренное мясо с кровью.

Прохаживаясь по проходу, я спросил Бо-хо-жга:

– Ты уверен в своих боевых самцах, старший хо-мль?

– Да, – подтвердил гориллоид ударом в грудь.

– Они будут подчиняться тебе?

– Да, они хотят жить, а потому пойдут за мной, – еще несколько ударов в широкую грудную клетку.

– Хорошо, жалобы или вопросы имеются?

– Бо-хо-жг имеет жалобу и просит убрать от нас людей в белых халатах, которые хотят сделать невидимую смерть.

Угу, это он про биологов, которые брали образцы живых гориллоидских тканей и кровь. Вирусологи, блин. Все бы ничего, взяли бы, что им необходимо, и спокойно отбыли к себе в лабораторию, так нет же, давай языком своим молотить, диспут научный здесь посреди плаца затеяли, а того не учли, что мутанты их понимают, причем очень даже хорошо. Пришлось срочно эвакуировать «убийц в белых халатах», так как боевые самцы слишком нервничали и могли повредить головы наших ценных специалистов.

– Они больше не появятся в вашем батальоне, – заверил я Бо-хо-жга. Теперь в этом не было необходимости, недавно на Кабаранге разведка столкнулась с патрулем гориллоидов и в ходе боя захватила в плен три контуженые особи. – Что-то еще?

– Нет.

– Информация от новеньких есть? – я кивнул на плац, где стоял строй мутантов.

– Немного есть, люди в черной униформе приходили, все записали.

Понятно, парни Лютерса уже провели опрос гориллоидов, надо будет узнать, что нового нарыли, может быть, про Эсфира-тон-Миранига будут сведения, а то он как-то подозрительно затих подле своих Врат. Вперед эльфы не идут, вызвали из резерва неполную армаду мутантов, закрепляются, а между своей территорией и той, что мы контролируем, только патрули держат. Есть предположение, что мятежные эльфы попытаются прорваться через обороняемые нашими союзниками миры. Хм, такое возможно, в принципе, только ведь один черт – ничего они не добьются. Про тех же сонимцев могу точно сказать, сидят вплотную к Вратам и готовы при первом же нажиме их подорвать. Мардунцы, эти, да жаждут боя и просто мечтают показать всему Ра-Арскому Союзу, и в первую очередь нам, какие же они непревзойденные бойцы. Надо сказать, они вполне это смогут сделать. Армию на своем участке держат более десяти миллионов, в землю зарылись глубже, чем мои войска, а снаряжение получают самое лучшее из грайянских наработок и с Земли. Выстоят.

Ну, вот, вроде бы все осмотрел. Оставляю 444-й батальон на попечение Меченых, которые будут бегать с гориллоидами по лесам, повышая их и свою квалификацию, а сам отправляюсь в «Изенгард». Пока я рядом, отчего бы и не посмотреть на новое пополнение, тем более что начальник УЦ Валентин Миргородский, некогда мой приятель по службе, очень просил быть. Двадцать минут езды, и мы въезжаем в самую мрачную и зловещую крепость, какую я только видел. Да, уж, ничего не скажешь, для учебки место лучше не подобрать.

Моя «Асха» проходит мост, минует одни ворота, вторые, выезжаем на внутренний плац, выхожу из бронемашины и, мягко выражаясь, впадаю в недоумение. Чего я не ожидал, так это торжественной встречи. Не менее трех тысяч человек выстроены ровными коробками вдоль внутренних стен крепости и три тысячи пар глаз смотрят только на меня. Чувствую себя как-то неловко и непривычно, но в то же самое время очень здорово, так как эмоции от воинов идут настолько сильные и положительные, что пробивает все мои защитные барьеры. Меня здесь ждали, в меня здесь верят, и в этом месте только те, кто готов пойти за мной в любое пекло. Ай, да, Миргородский, ну и воспитатель, хотя наверняка здесь не обошлось без вмешательства начальника Отдела духовного воспитания Скуратова. Идеологи, едрить их всех в гидроперекись водорода. Воспитание и психологическая накачка, конечно, дело, как говорится, архиважное и архинужное, но могли бы и предупредить.

– Рав-няй-сь! Смир-на! Рав-не-ние на сере-дину! – разнеслись в полной тишине команды Миргородского.

Вскинутые подбородки, наглаженная и отутюженная отрядная парадка воинов, новенькие знаки различия и шевроны подразделений – красота!

– Дзанг! Дзанг! Дзанг! – выбивают искры из камня подковки, набитые на сапоги начальника УЦ.

– Господин командор! – вскидывая руку к черному берету, рапортует полковник, и я, следую его примеру. – Личный состав и инструкторы Учебного Центра «Изенгард» рады видеть вас в стенах нашей крепости!

Надо же, постеснялся все-таки назвать построение торжественным, как есть отрапортовал, обойдя то обстоятельство, что воинов от занятий оторвали ради моего появления. Рады, и все тут. Как на такое реагировать? Только ответной радостью, м-да.

Делаю четкий поворот к строю.

– Здравствуйте воины-акинаки!

– Зд-рав-ия желаем, господин Командор! – рубит строй, именно так, Командор с большой буквы «К».

Эхо отражается от стен и возвращается обратно на плац. Сильны поорать молодые акинаки, ничего не скажешь.

– Вольно! – командую я.

– Вольно! – дублирует меня Миргородский.

Полковник чуть наклоняется ко мне и шепчет:

– Командор, надо речь толкнуть.

– Ошалел, что ли? – шепчу ему в ответ. – Сейчас не праздник какой и не событие, с какого это речь? Распускай воинов на занятия.

Миргородский, явно расстроенный моим нежеланием митинговать, распускает людей, и мы обходим крепость.

– Зря, – что-то зудит начальник УЦ. – Люди тебя ждали, готовились, никто из них, если не считать некоторых инструкторов, тебя живьем ни разу не видел, а ты, раз, поздоровался и всех на занятия разогнал. Мы тебе даже речь заготовили, достойную командора и руководителя. Эх, ну, может быть, в следующий раз? – с надеждой спрашивает он.

– Валентин, – отвечаю ему. – Дел полно, итак с трудом время выкроил, чтоб твое хозяйство навестить, а ты тут парады, митинги и церемонии разводишь. Не до того сейчас.

– Оно всегда не до того, но надо.

– Ладно, – соглашаюсь я. – Будет тебе речь в следующий раз. Обязательно.

Крепость впечатляет, на века строили, с дальним прицелом каким-то, но видимо, к местному феодалу судьба повернулась не той стороной, погиб, а его наследникам такой укрепрайон был ни к чему. Прошли оружейные классы, где уже занимались новобранцы, навестили полигон, комнаты отдыха – хорошо все переделано, достаточно уютно и казарму никак не напоминает. Тем, что увидел, я остался удовлетворен, да и Миргородский – молодец, все сделал для того, чтобы процесс обучения проходил быстро, жестко и с пользой. Надо будет местных инструкторов и его самого отметить.

Попрощавшись с Миргородским, поехал в Штир-Штар. До Врат километров семьдесят ехать, минуток тридцать-сорок есть, и удобно расположившись в кресле, надев наушники, включил телеприемник. Со вчерашнего дня у нас заработала собственная радиовещательная компания, программа пока только одна, как водится, военно-развлекательно-информационная, а назвали ее просто и незатейливо – «Голос Акинака». Трансляция идет круглые сутки, перемежая нехитрые отрядные новости с межпланетными развлекательными передачами. Так продолжается три часа, затем час земных новостей и вновь наши включаются. Нововведение всем понравилось, а то мы вроде как на отшибе получаемся от всего большого межмирового пространства.

Как раз вовремя попал, отрядные новости идут. Миловидная девчушка-симпатяшка, затянутая в ладный мундирчик, придуманный всего три дня назад Пахомовым, приятным голоском вещает:

– Положение на линии фронта в мире Кабаранга остается стабильным. Наши храбрые воины круглые сутки несут боевое дежурство в подгорных укрепрайонах и готовы встретить врага огоньком в любое время. Однако есть те, кто должен быть впереди всех, и, конечно же, мы имеем в виду нашу разведку. У нас в студии гость, командир разведгруппы «Орлан-21» капитан Ракитин, который только несколько часов назад вернулся из рейда на нейтральную территорию.

Включается другая камера. Рядом с ведущей сидит капитан-разведчик, серьезный мужчина лет около тридцати, нисколько не смущается и все время бросает на девушку заинтересованные взгляды.

– Скажите, капитан, во время ваших рейдов вам не страшно?

– Еще как страшно, – усмехается капитан. – Был бы я полным дураком, если бы не боялся. Когда гориллоиды перейдут в наступление, то шансов оторваться будет не так уж и много. Приходится рисковать, так как нейтралку без присмотра оставлять нельзя. Работа у нас такая.

Ведущая и капитан ведут беседу, вопрос-ответ, она что-то спрашивает, а капитан, стараясь соответствовать образу мужественного командира разведчиков, скупо бросая слова, ей отвечает.

На миг только прикрыл глаза и минут на пять вырубился, глаза открываю – уже другой сюжет. Девушка рассказывает о намечающемся общеотрядном чемпионате по футболу. В студии два новых гостя, комбат десантников Максимов и комбат-3 спецназа Федорович, оба ведут спор, кто же победит и каждый настаивает, что именно его команда будет лучшей. Интересно наблюдать за людьми, которых знаешь достаточно близко, на экране, там они кажутся иными, с другой стороны их узнаешь.

Наконец, после нескольких незначительных сюжетов, отрядный блок заканчивается и начинается подборка земных новостей.

Новость первая – сегодня Германия запустила сразу пять грайянских теле- и радиовещательных спутников. Планета Земля в шоке – мир Грай никому кроме своих партнеров по Оборонительному Союзу такую технику не продавал. Мировые ведущие политологи, читай американские и чуть-чуть британские, гадают, не является ли это авансом за вступление Германии в Ра-Арский Оборонительный Союз и чем это может грозить достижениям демократии на Земле.

Вопрос занятный, конечно, но нет, Германия пока сомневается, все еще выгоды и убытки от вступления в союз считает-высчитывает. Что же, они имеют на это полное право, пускай еще подумают, все одно никуда не денутся. Раз уж согласились мои шпионско-пропагандистские спутники под видом своих коммерческих запустить, значит, и на остальное со временем подпишутся, предпосылок к этому хватает.

Новость вторая – Китай в очередной раз послал всех любителей дармовщинки «на». В общем, очень культурно и очень далеко, а подкрепил генсек Ли Цзимин свои слова увеличением армии еще на десять дивизий и ассигнований на военные расходы в два раза. Кроме того, в Тибетский автономный округ, в дополнение к уже имеющимся там четырехстам тысячам солдат перебрасывается еще столько же, в основном части ПВО, строительные и транспортные батальоны.

Понимаю китайцев, времена смутные и неустойчивые, надо еще бункеров понастроить. Мало того, что они в Тибете треть своего ядерного оружия держат, так еще хотят добавить и, если что, то так напоследок дверью хлопнут, чтоб никого позади не осталось. Фанаты постапокалипсиса затаили дыхание и многие в срочном порядке стали присматривать хороший бункер поблизости. Надо подметить, что таких в мире Земля очень и очень не много. На всех бункеров не хватит – факт.

Следом пошла заставка клона передачи «Однако», политического обозрения «Впрочем», идущего на другом телеканале. В студии за небольшим столиком, ни дать, ни взять, приготовившись к посиделкам на кухне, в шерстяном свитере, с какой-то претензией на родство и близость с аудиторией, сидит небритый мужичонка с глазами плута и мошенника.

– Впрочем, здравствуйте, – проникновенным и доверительным тоном говорит «оборзеватель» мировых событий. – Китай показал всему миру свое истинное лицо, но мы поговорим не про это. Нас волнует судьба тибетского народа, который уже шестьдесят пять лет страдает под гнетом китайских неоколонизаторов. Тибетское правительство в изгнании, и международные правозащитные организации все эти годы били в набат, но мировому сообществу их проблема была не важна. Китай был нужен нашим западным «друзьям» как противовес Советскому Союзу и как важная экономическая составляющая всей мировой системы взаимоотношений. Дождались, Китай кинул всех и продемонстрировал фигу.

Идут кадры кинохроники, на которых сотни людей кирками долбят скалу. Вновь печально-задумчивое лицо страдальца ведущего, продолжающего передачу:

– Это не Гулаг, не кровавые тридцатые годы и не режим Пол Пота, а одна из китайских тюрем, где содержатся сотни тибетских монахов и монахинь. До шестидесятого года в Тибете было только две тюрьмы, а сейчас их тринадцать. Численность коренного населения в Тибетском автономном округе сократилась в пять раз. Вдумайтесь в эту цифру, ведь это зло в чистом виде, фашизм и геноцид. Храбрый народ Тибета борется за свои права и выживание, но каждое их выступление подавляется очень кроваво. Правозащитная организация «Международная амнистия» объявила Тибет пыточной лабораторией Китая. Вспомним подготовку к Олимпиаде–2008. В то время, когда весь мир наблюдал за успехами своих спортсменов, тысячи представителей одного из древнейших народов на Земле погибали в своей справедливой борьбе, тщетно пытаясь привлечь к своим проблемам внимание мировой общественности.

Вновь кадры кинохроники, демонстранты с транспарантами, в стену черных щитов летят бутылки и камни, полиция и солдаты стреляют в ответ. Кто здесь злодей, никому объяснять не надо, рядовой зритель данной передачи с претензией на интеллект все понимает сам.

– Мы только напоминаем об этом, а выводы уже делать вам. Впрочем, до свидания, с вами был Сигизмунд Ермолкин. Будем верить в завтрашний день.

Перед тем как запустить трансляцию земных новостей, некоторые соратники-сподвижники подходили ко мне с тем вопросом, что не надо бы этого делать и самый лучший вариант самоизоляция отряда. В чем-то я с ними согласен, но наши «акинаки» тоже не бараны, смотрят вести с родины, оглядываются вокруг и реально видят всю ту огроменную разницу между Землей и Ардоном. Возвращаться домой, во все эти дрязги и серость, желания пока никто не изъявил и вряд ли кто изъявит. Опять же информация идет хорошо подкорректированная, без прямых наездов на правительства родной планеты, но вся по существу.

Передача «Впрочем» окончена, и ее сменяет следующий раздел под названием «Криминальная хроника», для меня наиболее интересный, так как наши парни уже начали свою работу по очистке родины от всякой гнуси. Прекрасно понимаю, что власти сейчас будут забивать эфир и интернет всякой мурой, но мы не зря спутники свои над Землей повесили, грайянская техника такова, что ее не всякая глушилка забьет, а ловить транслируемые через нее новости можно на обычную телевизионную антенну.

Кадры заставки уходят прочь, и появляется диктор-мужчина в строгом костюме:

– Здравствуйте, с вами Андрей Волошин. Вчерашний и сегодняшний дни были ознаменованы небывалым всплеском насилия в нашей стране: сотни зверских убийств, десятки терактов и поджогов. У себя на даче был убит помощник депутата Госдумы Евгений Самойленко, борец с оголтелым криминалом. Сегодня ночью неизвестными был обстрелян из РПГ дом губернатора Ростовской области Антонюка. Губернатор Антонюк и все его гости погибли, количество жертв уточняется. Напомним, что Савва Автонюк только три дня как был назначен президентом Мешковым на эту должность. То же самое произошло и с мэром города Астрахань Альбертом Петросовым, который отмечал свой день рождения в одном из ресторанов города…

Диктор перечислял имена, фамилии и должности пострадавших, а я его слушал вполуха и размышлял о своем. Ничего, все это только начало. Сбылась мечта отрядных «старичков» – Лютерса и Прохорова, а также всех, кто за ними стоит. Они имеют все, чтобы успешно зачистить не какой-то горный аул, а целую страну. Молодежь, те напротив, хотят остаться в стороне от этого дела, мечтают направить усилия и ресурсы на захват-колонизацию новых миров. Нет, решил я для себя после Кабаранги, надо чистить родной мир, а только потом уже иные пространства покорять. Нельзя оставлять в тылу непредсказуемый высокотехнологичный мир, который многим из нас дорог.

В принципе, задумка наших шпионов и разведчиков мне пришлась по душе. Основана она была на действии множества независимых друг от друга групп, которые работают сами по себе, по крайней мере на начальном этапе. Совершил акцию, сбрось материал в интернет, не имеешь такой возможности, переправь в координационный центр подле Уральских Врат, и уже там ее в дело пристроят. Работает группа хорошо – молодцы, заигралась, одернуть ее всегда есть кому.

На первом этапе идет зачистка окрестностей вокруг каждого такого небольшого отряда, а на место выбитых ублюдков тихой сапой проталкиваются люди одобренные УВКР. При этом те, кого толкают в спину и тянут наверх, в большинстве случаев даже не подозревают о том, что их кто-то прикрывает. Шаг за шагом, район за районом, область за областью, возможно, что и сможем переломить поганую ситуацию, сложившуюся в стране, в другую сторону. Так сама Москва, которую пока не трогаем, слишком там нынешняя власть сильна, окажется в своего рода окружении. После этого один мощный концентрированный удар, может быть даже с привлечением нашего спецназа и Меченых, и дело будет сделано.

Кто бы и что ни говорил, а нечисти всякой на Земле не так уж и много, а подобный вариант возможен. Главное – иметь цель, средства к ее достижению и верных людей. Все это у меня есть, и остается только претворить планы в жизнь.