Прочитайте онлайн Отряд «Акинак» | Глава 18

Читать книгу Отряд «Акинак»
2416+1758
  • Автор:
  • Год: 2019
  • Ознакомительный фрагмент книги

Глава 18

Планета Кабаранга. Укрепрайон «Передовой». 02.02.2016

Когда подле вражеских Врат начали скапливаться боевые самцы, в количестве не менее трех атакующих армад, мы особо не беспокоились. Ну, задумал Эсфир-тон-Мираниг новую попытку прорыва нашей линии обороны, пусть, имеет на это полное право. Точно так же, как и мы, имеем право встретить его со всем нашим радушием. В общем, мы посмеялись над глупым самонадеянным эльфом и начали готовиться к новому сражению. Однако, когда показалась первая бронированная монструозина, выползающая из Врат, веселье наше резко сошло на «нет».

Двадцать девять гигантских бронированных машин шли, никуда не сворачивая, в одном направлении. Они двигались на нас. Да, мы знали, что есть некие автоматизированные передвижные роботы прорыва, что у Светозарных, что у Камиллы, но даже предположить не могли, что этот бред спятившего гигантомана будет таким огромным. Каждая такая махина весила не менее четырех тысяч тонн, была в длину более ста метров, в ширину не менее сорока, да и высота впечатляла, с нормальный семиэтажный дом. Передвигались подобные машины на антигравитационных движках, чрезвычайно мощных, не иначе, как что-то наподобие грайянского «Тип-12», а может быть, что и получше, и среднюю скорость выдавали порядка пятидесяти километров в час. Вооружение? Одни только догадки, мы видели, что на платформе каждого АПРП имеются три мощные поворотные башни с серьезными орудиями, но каков их принцип действия и калибр, могли всего лишь предполагать. Кроме того, в броне имелись многочисленные створки, люки и затворы, а поверх несколько десятков пусковых контейнеров, так что сюрпризов от каждого подобного робота можно было ожидать немало.

Вот и дождались мы того момента, когда эльфы-мятежники решили использовать против нас по настоящему грозное оружие. Воины занимали места согласно боевому расписанию, техника выходила на позиции, активировались минные поля, а спутники пристально наблюдали за противником. Впереди роботы прорыва, позади гориллоиды топают, так что сражение намечается не шуточное.

– Капитан, – обращаюсь я к Буркаю-ай-Керингу, который сидит неподалеку. – Вы не вспомнили ничего нового, относительно этих АПРП?

– Нет, командор, – качает эльф головой. – Это один из главных военных секретов Световечной империи, а я к ним допущен не был. Все, что знал, я изложил в своих докладных записках. Могу только добавить, что подобные машины остались еще от эпохи богов, долгое время стояли на консервации, да то, что они чрезвычайно мощные, ведь именно такие роботы уничтожали все живое в нейтральных мирах. Наше общество, – он на мгновение запнулся и поправился: – то есть эльфийское, устроено таким образом, что каждый занимается только своим участком жизнедеятельности и не лезет в чужие дела.

– Понятно, – кивнул я и обратился к Назарову: – На дальних подступах попробуем использовать ракеты «земля-земля».

– Есть, – Назаров был согласен с моим приказом и продублировал его по общей связи: – Особым ракетным батареям с 1-й по 5-ю выдвинуться на огневой рубеж! Ракетная группировка «Бугезе» готовность номер три!

Три недели назад корпорация «Таль-Ишимит» предложила взять на испытание несколько десятков пусковых установок «Бер-Пара» с новейшими управляемыми ракетами класса «Ответ», задешево, только по себестоимости, как союзнику. Как чуяли, что против нас что-то тяжелое выйдет, а может быть, и знали, стратегические компьютеры у них имеются, мы осведомлены про это прекрасно, да и так, имея толику мозгов, было понятно, что рано или поздно, что-то более серьезное, чем обезьяны с УБК, на нас все же выйдет.

Отказываться от ракет, тем более таких, я не стал, пригодятся. Тем более что ракета «Ответ» по своим характеристикам впечатляла, не межконтинентальная, конечно, но как средней дальности, вполне, по всем критериям подходила. Масса каждой ракеты две тонны, и из них только боевая часть шестьсот килограммов, дальность стрельбы 950 километров, скорость от трехсот до шестисот метров секунду. А учитывая то обстоятельство, что на ракету «Ответ» можно было ставить разные боевые части, от ядерных и фугасных до кумулятивных, проникающих и кассетных, надежды мы на нее возлагали большие. Опять же головки самонаведения были разные, меняй один блок и стреляй, хочешь телевизионную, пожалуйста, а нет, так есть тепловизионные, рельефометрические, по спутнику, по лазерному лучу или активную радиолокационную.

Конечно, мои умельцы кое-что исправили, дополнили и модернизировали, в частности, сменили боевую начинку, но в целом ракета оставалась разработкой «Таль-Ишимит», поскольку внутрь ее нам залезть не давали мастера, которые были приставлены следить за испытаниями «Ответа». На данный момент мы имели двадцать одиночных пусковых установок и восемьдесят ракет. Использовать их предполагалось на дальности в пятьсот километров, а на триста уже подрывать нейтронные ядерные боезаряды, все же три атакующие армады при поддержке бронированных монстров – это не одна, которую мы не так давно размолотили в пух и прах.

Кроме них есть еще и крылатые мардунские «Бугезе», неделю назад пробная партия подобных ракет поступила. Если бы не знал, что союзники их сами делают, честное слово, подумал бы, что у амеров идею «Томагавка» стырили по тихой грусти. Однако факт остается фактом, подобные ракеты Мардун производит уже пятнадцать лет, точнее, производил и, под давлением эльфов, прекратил, а сейчас вновь этот проект реанимирует. Есть только два серьезных внешних отличия, масса и дальность стрельбы, мардунские летят всего на двести пятьдесят километров, а веса в каждом «Бугезе» чуть больше семисот килограммов. Пригодится и это, если вражеские роботы все же минуют первую внешнюю полосу нашей обороны.

– Спутник номер три входит в зону приема информации с поверхности. Наблюдаем раскрытие контейнеров на броне вражеских АПРП, – подал голос один из офицеров штаба.

Переключился на третий спутник. В самом деле, на нескольких роботах, продолжавших свое неспешное наступление, открылись крышки контейнеров. Что внутри, не совсем понятно.

– Наблюдаю пуск ракет! – все тот же голос штабника.

Да, одновременный пуск ракет «земля-космос», не иначе. Инверсионные следы в небе перпендикулярно уходящие ввысь и стремительно набирающие высоту. Один, два, три, а всего, выпущено семь ракет, а над материком сейчас висят три спутника. Посмотрим, что получится.

– Спутникам, режим безопасность! – команда Назарова.

– Есть, спутники переведены на режим самостоятельного принятия решений! – отвечает ему другой штабник.

Через какое-то время он же докладывает:

– Спутник номер четыре уничтожен, третий поврежден, пятый уклонился, подработал своими стационарными двигателями и переходит на другую орбиту.

– Каков принцип действия вражеских ракет? – задаю ему вопрос.

– Точный выход на орбиту и самоподрыв, куски обшивки и внутреннего боезаряда разлетаются как шрапнель и повреждают спутник. Примерная масса каждой ракеты около тонны, скорость семьсот метров в секунду.

Ничего хорошего, однако. Если вражеский робот прорыва имеет такое вооружение, то, скорее всего, должен иметь и защиту от него.

– Расстояние до противника?

Отвечает Назаров:

– Девятьсот километров, противник делится на три отряда, в первом пятнадцать АПРП и одна атакующая армада, во втором восемь и одна, в третьем семь и одна. Первая волна убыстряется, вторая приостановила продвижение, третья замерла на месте. Данные приблизительные, спутники находятся не в зоне или не могут передавать точную информацию.

Слышу, как штабные суетятся в углу подле своих планшетов и карт, думают, а чего тут думать, особо нового ничего не изобретешь. Мы пока не всесильны и не всемогущи. Средняя скорость первой наступательной волны пятьдесят километров, и в зону, которую мы определили на открытие огня «Ответами», им двигаться еще восемь часов. Отработаем своими ракетами, а там и решим, что делать, слишком мало информации об этих роботах прорыва, а без этого правильную тактику против них не выработаешь.

Спустился в кубрик, отдохнул, проснулся, пообедал, в штабе и без меня справятся, там тоже посменно воюют. Вернулся через семь часов, новости не очень, было произведено еще два запуска ракет «земля – космос» с вражеских АПРП, в восемь и двенадцать ракет, потерян еще один и повреждено два спутника. Сражение только в самом начале, а мы уже потеряли половину своей орбитальной группировки. На будущее, если оно у нас будет, конечно, надо что-то думать, а то спутники все же не успевают отклониться от вражеского залпа, да и просто маневр уклонения провести для них проблематично. Единственное, на что был расчет их создателей, уклонение от метеоритов, а здесь все же другой расклад, две-пять ракет против одного спутника-наблюдателя, многовато получается.

Первая волна уже на расстоянии пятьсот пятьдесят километров, прут как немцы на Москву, только быстрей и красивше. Вторая волна отстает от первой на сотню километров, третья еще на сотню, настоящее живое цунами по равнине катится. Пока фары прорубил, в обстановку въехал и выпил кофейку, пришло время задействовать наше ракетное оружие.

– Расстояние до противника пятьсот километров, – повернулся ко мне Назаров, который, так же как и я, немного вздремнул перед основными событиями.

– Давайте команду на запуск «Ответов».

Все вражеские АПРП первой волны размечены на планшетах по номерам, атакованы будут только пять. На каждого бронемонстра по одной батарее в четыре пусковые установки «Бер-Пара». От первого залпа будет зависеть очень многое.

Э-хе-хе, предлагали же мне «добрые люди» из Госдепа США купить «Томагавки» наземного базирования, те, которые BMG-109G, а я отказался, цена семьсот тысяч евро за штуку – это уж слишком, в два раза выше номинала. Понадеялся на мардунские «Бугезе», которые по характеристикам с американской крылатой ракетой очень схожи, только по цене в пять раз дешевле. Жаль, что этих самых «Бугезе» у нас только сотня штук – вместо предполагаемых трех тысяч. Вот так вот, понадеешься, а оно, раз, и не срастается. Ладно, что есть, и то хорошо.

Тем временем экипаж установок «Бер-Пара» приняли с повисшего над материком Игран спутника номер девять координаты целей, вбили их в ракеты, звучит команда, и двадцать «Ответов» стартуют. Красиво идут и очень быстро, на борту каждой стоит видеокамера, ведущая съемку. Активные радиолокационные головки самонаведения ведут «Ответы» к цели. Ракета ориентируется на отраженный целью, в данном случае вражеским АПРП, радиолокационный сигнал, который генерировался бортовой РЛС. Она летит всего в трех-четырех метрах над землей, при этом, полностью повторяя все изгибы местного ландшафта. Попробуй, попади в такую мишень. Затруднительно, а вражеский робот прорыва цель большая, в такую не промажешь, даже если захочешь. Четыре ракеты на одну вражескую машину, а в каждой по шестьсот кило особо мощной взрывчатки, заряд кумулятивный, то-то будет веселуха.

Офицер-ракетчик, координирующий работу всех «Ответов», отслеживает их полет более внимательно, чем мы, в данном случае всего лишь зрители, и ведет отсчет:

– Четыреста километров до целей! Триста! Двести! Сто! АПРП задействовали постановку помех! Связь с «Ответами» потеряна!

Остается спутник, который пока не сбит и все еще может наблюдать за продвижением противника. В бортах роботов открываются заслонки, и можно видеть ровные батареи небольших ракет, наподобие тех, что в УБК используются, только размерами немного побольше. Залп! Сотни вражеских гиперскоростных чушек устремляются к нашим «Ответам». Все это длится какие-то секунды, и лучшие ракеты корпорации «Таль-Ишимит» не выдерживают конкуренции с вражескими, которые устремились им на перехват. Большая часть дорогостоящих «Ответов», не долетая до АПРП, подрываются на подходе. Мать их! Впрочем, три ракеты все же достигают цели и падают на огромные стальные махины, несущие нам смерть. Результат, надо сказать, не очень, броня эльфийских машин держит взрыв, и только один АПРП остановился и зачадил черным дымом, правда, не надолго, всего через десять минут он вновь пополз вперед, вслед за такими же, как и он, бронированными чудовищами.

– И что теперь делать? – разнеслись по бункеру слова Назарова, смотрящего в монитор. – Одна надежда, что нейтронный взрыв их остановит.

Меня накрыло некое предчувствие, и я скомандовал:

– Ракетным батареям срочно сменить позиции!

– Перезарядка идет, – попробовал возразить мой начштаба.

– Срочно! – подстегнул я его, за малым, в злой крик не сорвавшись.

Пока прошла команда, пока прочухались, минуты через две прошел доклад:

– Со стороны АПРП многочисленный ракетный залп! Зафиксирован пуск сорока пяти ракет!

Кто-то заметил:

– Спутник уже практически ушел, не достанут.

Нет, понимаю я, этот залп не на спутник направлен. Это ответ АПРП на наши «Ответы». Такая вот тавтология. Мы задействовали против вражеского ракетного оружия все, что только смогли: постановку помех, свои ЗРК и ЗСУ, но все же, некоторые из них достигают цели. В горах гремят, вызывая обвалы и гибель солдат, взрывы, но под толщей горной породы, которая нас защищает, мы их не слышим и не чувствуем.

По штабной волне, с пятого и седьмого укрепрайонов приходят доклады о том, что полностью уничтожена техника 1-й и 3-й особых ракетных батарей, остальные успели отойти в укрытия. Потери в личном составе полсотни убитых и тяжелораненых. Можно было бы горевать о погибших, но по мне, так надо радоваться, что большая часть уцелела.

– Всем особым ракетным батареям, сохранившим пусковые установки и боезапас, отойти за хребет Акром, – командую я. – Занять запасные огневые рубежи и приготовиться к открытию стрельбы через шесть часов.

Думаю, к этому времени АПРП уже окажутся в пределах досягаемости «Бугезе», и совместный их залп с «Ответами» даст результат получше, чем тот, которого мы пока достигли. В том, что роботы прорыва пройдут сквозь ядерный смерч, я уже как-то не сомневаюсь. Саму армаду грохнем, понятно, а вот роботов остановить, скорее всего, не сможем. Слишком мощная и хитрая техника против нас задействована, а мы им только десять наземных нейтронных взрывов мощностью 20 килотонн приготовили, на протяженности в семьсот километров. В общем, подготовились слабенько. Здесь нужны не наземные, а воздушные взрывы, не в 20 килотонн, а в полные 50–60. Впрочем, еще подергаемся, есть чем «гостей» встретить.

Пока первая вражеская волна двигалась к хребту Акром, мы с Назаровым сидели и еще раз все подсчитывали да прикидывали. Как мы понимали, АПРП руководится искином, который достаточно неплохо соображает, что делать и как реагировать на каждый конкретный случай. Если мы уничтожим атакующую армаду, которая идет вслед за роботами, отвернет ли он назад? Вряд ли, а скорее всего, продолжит свое движение. Все же это не живое существо, а машина, которая будет исполнять приказ до конца.

Далее, роботы наступают и действуют организованно, если производится запуск ракет, то одновременно с нескольких машин – залпом, а значит, между ними имеется локальная сеть. После подрыва ядерных боезарядов связь грохнется, понятно, электромагнитный импульс никто не отменял, плюс, он же сожжет оптику и РЛС, которые мы не видим, но они как суслик, всегда есть. Подобная техника наверняка должна идти с резервными и дублирующими системами, а значит, робот запустит новую линию приема информации, но все же она не будет настолько хорошей, как штатная, резерв всегда остается резервом – это есть аксиома. Допустим, так все и будет. Имеет ли смысл подрывать вторую линию ядерных боезарядов? Нет, так как за первой волной пойдет вторая, а за ней и третья. Гориллоиды не понимают, что такое радиация, и боевые самцы второй и третьей волны пройдут по выжженной земле, как ни в чем не бывало и, прежде чем помрут, при поддержке АПРП бед натворить могут много, а значит, что вторая линия закладок будет предназначена конкретно для них.

Итак, прежде чем роботы первой волны достигнут гор, они будут уже изрядно потрепаны новыми залпами «Ответов» и «Бугезе», здесь их достанут фугасы, затем артиллерия и РСЗО, а на самый крайний случай – солдаты с ПТУР, благо их запасли очень много и самых разных. Больше ничего сверхгениального в голову не приходило, кроме как сыграть в сценарий «последний парад наступает», то есть собрать орду кублатско-хунских шаромыг, обвешать их гранатами и с криком «банзай» пустить вперед.

За размышлениями и планами скоротали еще четыре часа, и первая вражеская наступательная волна достигла места закладки наших самодельных двадцатикилотонных нейтронных бомб.

– Подрыв! – отдал я команду и переключился на камеры спутника номер десять, проходящего над материком.

Картинка сверху идет не очень четкая, погодные условия не те, но все же единовременный подрыв десяти нейтронных бомб, пусть даже не очень мощных, зрелище запоминающееся. Одновременные вспышки наземных взрывов, волны гари и пыли, устремившиеся в разные стороны, и ураган, который выносит с равнины весь мусор, в данном случае зомбированных гориллоидов. В принципе, нейтронные бомбы и не должны быть слишком мощными, на Земле подобный принцип используется для тактического ядерного оружия, до десяти килотонн включительно, а мы постарались совместить мощь атомного взрыва и нейтронное излучение более-менее в равной пропорции. Мощные потоки нейтронов проникают практически через все преграды, покруче гамма- и рентгеновских лучей, создают очаги радиоактивного излучения и этим исключительно опасны, а лучшей защитой от него, как это не странно, является пластик. И все это помимо светового излучения, электромагнитного импульса и ударной волны.

Весь штаб замер в ожидании, что, как, пройдут ли вражеские АПРП сквозь нашу преграду? У меня была уверенность, что пройдут, и, к сожалению, я не ошибся. Минул час, и первые роботы прорыва начали прорисовываться сквозь пыль, неумолимо приближаясь к горному хребту. Однако было их уже не пятнадцать, а двенадцать, что не могло не радовать, гориллоидов мы не наблюдали, если и выжил кто-то под ударной волной, а таких должно было быть совсем немало, как воины они сейчас ценности не представляли. Мясорубку мы учинили жестокую и кровавую, спора нет, но лучше пусть миллионы бибизьян погибнут, чем кто-то из моих воинов.

Ладно, отставить лирику и слезинку невинного ребенка. Основная опасность никак не минула, а только приближается, АПРП уже на расстоянии двухсот километров, некоторые все обуглены, броня в окалине, но они не останавливаются. Что характерно, вторая и третья волны двигающихся по равнине роботов и гориллоидов резко остановились, а подле вражеских Врат заработали мощные радиоизлучатели. Сигнал настолько силен, что наши подразделения РЭБ, находясь за тысячи километров, без труда их получают, даже в обход той бури, что сейчас в атмосфере бушует. Расшифровать не удается, но понятно, что это отбой атаки для наших противников. Нас это устраивает, все же двенадцать роботов – это не двадцать девять.

Двести километров. Пришла пора «Ответам» реабилитироваться, а «Бугезе» себя показать. Единственное сомнение, а может быть, все же дождаться, пока вражеская бронетехника подойдет поближе? Навалиться на роботов всей своей огневой мощью? Однако прочь сомнения, АПРП повреждены наверняка, так что нам будет легче, а мы так и не видели их башенные орудия в действии. Надо гасить противника, пока есть такая возможность, а сюрпризов нам не надо. Отдаю команду, по проводной связи она дублируется на огневые рубежи, и особые ракетные батареи дают залп, сразу же сворачиваясь и уходя на новые позиции. Следом работают крылатые ракеты, вся сотня, которая у нас есть в наличии.

Для удара выбрали три передовых АПРП, несколько вырвавшихся вперед, а потому, меньше других пострадавших под ударом наших ядерных боезарядов. На каждого монстра по четыре «Ответа» и несколько десятков крылатых ракет. Есть! Стартуют! Пошли наши ракеты. Скорость отличная. Ракеты идут прямо к цели. В этот раз ГСН поменяли с радиолокационных на телевизионно-командные, то есть управляется каждый «Ответ» оператором из бункера. Расстояние небольшое, так что сейчас это наиболее оптимальный вариант. Второй волной идут «Бугезе», по сравнению с двухтонными творениями корпорации «Таль-Ишимит» сущие малыши.

Все как и в прошлый раз. На первом этапе сценарий неизменен – роботы ставят помехи, но связь не пропадает, ракеты ведутся по узконаправленному лучу, который на небольших расстояниях все же достаточно уверенно держит связь с оператором. АПРП не успевают выпустить свои ракеты, а «Ответы», как стая коршунов, один за другим врезаются в броню вражеских машин. Тандемные кумулятивные заряды в этот раз себя оправдали, две вражеские машины поражены, пусть не серьезно, но весьма чувствительно, а одна пылает как факел. Оператор оказался парнем с феноменальной реакцией, а может быть, что и повезло ему, вколотил свою ракету прямиком в раскрытый люк робота. Видимо, попал в артиллерийский погреб или в ракеты, которыми монструозина хотел плюнуться в небо, и, как следствие, внутри робота произошла детонация боеприпасов. Молодца, парень, по-любому орден он сегодня заработал.

Следом за «Ответами» прилетают крылатые ракеты, ущерб от них для роботов небольшой, но опять же, то надстройку сбили, то башню заклинили, то крышку какую в броне помяли и погнули. Все-таки броня у неведомых механизмов, очень уж хороша. Если бой выиграем, надо будет разведчиков и инженеров посылать на осмотр подбитой техники. Бой продолжается, идущие позади своих лидеров АПРП наносят ответный удар по месту, откуда отстрелялись «Бер-Пара». Поздно, их там уже нет, ракетчики успели манатки смотать и отойти на новое место. Однако несколько вражеских ракет накрывают стартовую площадку «Бугезе», а там не все так просто, стрельба шла из бункера, и не все успели спрятаться под скалой, так что снова есть раненые и убитые. Кто-то ответит за головотяпство и за то, что подчиненных в нору не спрятал.

Проходит еще два часа. «Бер-Пара» уже давно готовы к новому залпу, а роботы упрямо ползут вперед, подминая под себя противопехотные минные поля и оставляя за собой большие просеки. Мы ждем, пока они подойдут ближе. Роботов осталось всего девять, скорость их неизменна, все те же пятьдесят километров в час, и двигаются они плотным строем. Те машины, которые были обстреляны на дистанции двести километров, остались позади, две еще двигаются, пятясь назад, а третья мертва.

«Ответы» сами по себе дела не решат, нужен комплексный удар, и следующим рубежом назначаем девяносто километров, дальность уверенной стрельбы для РСЗО «Смерч». Должно получиться неплохо. Двенадцать таль-ишимитских ракет и двадцать пять «Смерчей», каждый из которых готов кинуть одним махом двенадцать 9М55К5, в общем залпе триста реактивных снарядов с кумулятивно-осколочными зарядами.

– Дистанция до противника девяносто километров, – напоминает Назаров.

– Ждем еще десять километров, – принимаю я решение.

Минуты тянутся медленно и тягуче, кап-кап, одна за другой они уходят в небытие. Время. Дистанция восемьдесят километров. Отдаю команду:

– Огонь!

Вновь бьют «Бер-Пара», следом ревут «Смерчи», посылая свои ракеты и реактивные снаряды навстречу врагу, пусть не живому, а механическому, но оттого, может быть, даже более опасному. Роботы реагируют на удивление быстро и слаженно, «Ответы» перехвачены практически все, а вот реактивные снаряды они перехватить не смогли. Взрывы накрывают все пространство, в котором двигаются АПРП, бьют в их панцирь, и тысячи боевых элементов, предназначенных для пробивания гомогенной брони, впиваются во все щели и зазоры защитного покрытия роботов. Шквал огня прокатывается по ним, как омывает дождем, и в ответ в нашу сторону устремляются новые ракеты, предназначенные для накрытия наших батарей. Они вновь не успевают, «Бер-Пара» уходят быстро, а «Смерч» по всем нормативам дает залп за сорок секунд и снимается с позиции за минуту.

Снова затишье, вперед идут только семь вражеских машин, а две, нещадно дымя, медленно откатываются назад, к своим. Противник входит в предгорья и вдруг, непонятно почему, резко останавливается. Проходит некоторое время, а они стоят на месте. Дистанция шестьдесят пять километров, а броня АПРП начинает медленно вибрировать, они уже в зоне видеонаблюдения, и мы видим это очень четко. Даю команду на новый залп.

Очередной шквал огня накрывает роботов, и в этот раз используются реактивные снаряды 9М55Ф, то есть фугасные и предназначенные для уничтожения вражеских объектов, техники и построек. Не знаю пока, что делают эти супербронемашины, но явно ничего для нас хорошего. Еще две машины задымили, и, что странно, мы не получили в ответ ожидаемого залпа их ракет. Они стронулись с места, скорость их резко увеличилась до восьмидесяти с лишним километров в час, прут по предгорьям как по равнине, не замечая ни горных речушек, ни холмов, ни рытвин, ни надолбов. Грациозным косолапым медведем, если можно так сказать, перемахивая все препятствия и напрямки шуруя по фугасам, как их и нет.

Минуло двадцать минут, и шесть оставшихся в строю вражеских АПРП делятся тройками и идут вдоль всего хребта, неумолимо сближаясь с горами в районе пятого и шестого укрепрайонов. Их орудия разворачиваются в сторону гор, дистанция до противника от тридцати до тридцати пяти километров. Полная неожиданность. Что они хотят предпринять? Непонятно. Впрочем, их уже можно достать не только залпом «Смерчей» и не оправдавших себя «Ответов», которых осталось всего десять штук, но и навесным огнем гаубиц. Вновь идет команда на открытие огня, работают все орудия и РСЗО, какие только в состоянии их накрыть.

Летит и кружит огненная метель, гуляющая по предгорьям многострадального хребта Акром. Большинство снарядов ложится мимо, слишком неровный ландшафт, слишком крутая дуга для стрельбы, слишком ходко идут роботы, однако попадания имеются, и взрывы курочат вражескую броню. Останавливается и горит один АПРП, следом второй, их добивают, но остальные подходят на дистанцию в двадцать восемь километров, и начинается хаос.

Орудия АПРП, как мы уже смогли понять, калибром миллиметров под триста, в один миг раскалились докрасна и стали медленно водить стволами вправо и влево. У каждого робота по три подобных орудия, всего сработало против нас десять, и эффект был ужасающий. Горы Акром, эти непоколебимые гранитно-базальтовые исполины высотой от трех до семи тысяч метров, стали плавиться и превращаться в лаву, подобную вулканической. Целые огненные реки устремились в долины, но не это важно, а важно то, что под этот невидимый всесокрушающий меч, равняющий такие громады, попадали целых три бункера, а в каждом по двадцать пять тысяч солдат, и это, не считая орудийных расчетов и техники на вершине. До последнего долбили по АПРП наши «Грады», «Гиацинты» и исканские мортиры «Гадуб», но неумолимая сила равняла горы, и погибали люди. Все, что можно было сделать, это приказать усилить артиллерийский и ракетный обстрел противника, но это помогало мало, а бойцы и без понуканий свое дело знали.

Все происходящее напоминало таяние снега под огнем, только вот снегом были горы, а вместо воды был огонь. Это все происходило на наших глазах, но как и почему это происходит, было непонятно. Каким образом? Что это за чудовищное оружие? Одни вопросы и никаких ответов. Вот она, наша самонадеянность и, теперь приходится за нее отвечать. По связи мы слышим крики людей, сгорающих заживо в своих бункерах, а сделать ничего не можем.

Есть! Еще два АПРП горят. Один завалился на бок и пылает огромным костром, но последний, как заговоренный, идет, не меняя своего курса. Еще немного и будет накрыт третий, последний бункер шестого укрепрайона. Все! Осталось совсем немного, солдаты уже не успевают покинуть подземные убежища, ставшие для них ловушкой, смерть близка, но произошло чудо, отработали оставшиеся десять ракет «Ответ», и именно они наконец-то добивают последнего робота.

Устало откинувшись на спинку кресла, вытираю рукавом пот. Полный пендык. Потеряно множество отличных солдат. Да, в основном исканцев, но там были и мои воины, большинство из которых прошли со мной весь путь с самого начала. Даже если прикинуть навскидку, в потерях будет не менее восьмидесяти тысяч солдат, про технику не вспоминаем. Однако не время сейчас себя корить. Необходимо работать, готовиться к отражению следующего удара и быть готовым нанести свой.

– Петрович, – окликаю Назарова.

– Да?

Вид у начальника штаба, как и у меня, не очень.

– Что вторая и третья волны вражеского наступления?

– Добивают наши спутники, командор. Стоят на месте.

– А почему?

– Надо Эсфира-тон-Миранига спросить, а я их логики уже не понимаю, – начштаба пожал плечами. – Если они ударят, нам придется очень туго, может быть, что и все здесь поляжем. Но они стоят.

– Спросим, – сжав кулаки, сказал я. – Обязательно спросим. Вот к императору в гости смотаемся, а после этого начнем охоту на князя Эсфира. Я любопытный, долго его буду спрашивать.