Прочитайте онлайн Отряд «Акинак» | Глава 20

Читать книгу Отряд «Акинак»
2416+1764
  • Автор:
  • Год: 2019
  • Ознакомительный фрагмент книги

Глава 20

Планета Кабаранга. 19.02.2016

Ранним утром в сторону эльфийских Врат отправился очередной грузовой стотысячник-контейнеровоз. Если не просвечивать никакими приборами, то самый обычный, а если присмотреться и просветить сканерами, то начиненный взрывчаткой и металлическим мусором. Боезаряд был сделан так, что при подрыве он раскидывал начинку по кругу и зачищал место нашего предполагаемого прорыва в радиусе двух километров. Контейнеровоз прошел телепорт от наших Врат к эльфийским, и практически сразу последовал взрыв, по нашим расчетам мощностью около килотонны. Сквозь телепорт летит мусор, куски металла, дым, гарь, проходит с полминуты, еще немного подождать, и мы должны начать движение.

В нашей группе прорыва 58 «Саблезубов-2», самое лучшее, что на данный момент смогли создать ребята Вальтера Шлота. В танке усилена броня, сделаны металлические вставки между бронепластом и нанесено светоотражающее покрытие, добавлены еще два лазерных ствола на стрелковую турель и увеличен боекомплект гиперскоростных ракет. Кроме того, дополнительно расширен десантный отсек, вмещающий шесть гориллоидов в доспехах или десять Меченых, а сама масса танка стала равняться сорока восьми тоннам. При этом, «Саблезуб» второй модели по-прежнему мог развивать большую скорость. Кроме танков, которые поведут воины из бригады Рюмина, лучшие экипажи во всем отряде, в группу прорыва входит весь 444-й особый батальон, разумные гориллоиды и, естественно, взвод самых сильных Меченых в доспехах пасынка бога.

Еще несколько секунд, и я должен буду отдать команду, а за эти мгновения в мозгу проносятся мысли-воспоминания о том, как я прощался с женой. Она как чувствовала, что я ей лгу и отправляюсь на Кабарангу не с инспекцией, а именно для того, чтобы возглавить диверсионный отряд. Екатерина все время заглядывала мне в глаза, а я, глядя на нее, думал, увижу ли ее снова и своего сына, который должен родиться всего через два месяца. Вспомнилось, как писал тайное завещание, по которому, в случае моей гибели, главой отряда и опекуном моего ребенка должен был стать Назаров. Почему не Прохоров или князь Иосиф? Не знаю, Назаров мне стал ближе, в отрядных делах больше всех занят, да и как воспитатель он должен был быть гораздо лучше, чем глава УВР или великий князь Романский. Что плохо, интуиция молчала, и никто из Одаренных всего Ордена Меченых не мог сказать, выгорит наше дело или мы сгинем в пределах огромной эльфийской империи, а провидцев мы не имели.

Время. Пора, и я даю команду по общей для всех командной волне:

– Вперед, воины! Боги за нас!

Мой танк сразу же набирает скорость в восемьдесят километров и мчится вперед. «Саблезубы» проскакивают телепорт и выходят на эльфийские Врата. Здесь погуляла смерть. Ударная волна и осколки размолотили и искорежили все, до чего только дотянулись, а пространство вокруг Врат объято огнем. Хлипкие укрепления ушастых разрушены, и множество трупов эльфийских солдат, охранявших переход на территорию империи, валяется вдоль дороги. Чуть дальше множество контуженых и перевернутая военная техника.

Следом за нами этот портал возьмут под контроль линейные отрядные части, зачистят выживших, а прибывшим на разбирательство эльфам продемонстрируют трупы гориллоидов и несколько подбитых «Саблезубов» первой модели. Знать ничего не знаем, Эсфир, гад такой, послал диверсантов, а мы, ну были просто вынуждены взять ваш портал под контроль, пока его гориллоиды не уничтожили. Примерно такие слова будет говорить ушастым Назаров, все отрепетировано. Пока суть да дело, наш отряд сделает то, ради чего вся операция и затевалась, блокирует эльфийскую столичную планету. И потом, будет уже са-ав-сем неважно, поверят нам или нет, так как если план наш сработает, то чихать мы на Светозарных хотели с высокой горы, а им останется только принять все как есть.

Мы сделали ставку на скорость. От Кабаранги до Саталя надо пройти тридцать миров, на каждой планете Врата, там небольшие охранные форты, тыловые части стоят, а кое-где даже минные постановки по нашему примеру стали ставить. Ну да где наша не пропадала. Необходимо было рискнуть, а иначе, смерть, тем более что такой рейд, какой мы собираемся сделать, никто до нас даже не пытался осуществить. Куда двигаться, наш небольшой отряд знает, по маршруту, под видом торговцев, уже прошла разведка и составила подробную карту, а где не побывали парни Прохорова и Лютерса, там эльфы-сиргатольщики за вечный кайф отработали.

– Темп! Темп! Жми! – кричу я по связи, и водитель командирского танка, то есть моего, майор Обухов, талантище, ему бы в Формуле-1 выступать, некогда ротный в Кантемировской дивизии, а сейчас комбат у Рюмина, увеличивает скорость до сотни, а следом за нами и остальные.

Следующий мир. Нас здесь не ждали, про взрыв на Кабаранге в курсе, конечно, осколки даже сюда сквозь портал пронесло, но укреплений никаких, а местное начальство растеряно и просто не знает, что же ему делать. Телепорт, следующие Врата и, таким образом, без единого выстрела, мы катимся через семь миров, до самых эльфийских исконных планет. Граница. Здесь у Светозарных все более-менее четко, есть укрепрайон, УБК станковые стоят, солдат с батальон наберется да броневиков десятка два. Однако внезапность нашего прорыва дает о себе знать, остановить головных «Саблезубов» эльфы не успевают, а только удивленно пялятся на гориллоидов, которые сидят на броне танков. Кто-то из них кидается к УБК и бронемашинам, но вторая волна наших танков дает ракетные залпы. Накрытие целей, множество взрывов, а «Саблезубы» не останавливаются и катятся за нами вслед.

Теперь до самого Саталя чисто, только вперед, без остановок и не оглядываясь. По командной сети разносится старая советская песня, про броневой ударный батальон и самураев, которые от него бегут. Эх, кого-то понесло, расчувствовался человек, дорвался до боя, не хочется его останавливать, но я все же произношу:

– Отставить песни на командной волне! Кому невмочь, на внутренний канал переходите.

Песня смолкает, а мы мчимся дальше.

Мир за миром, от телепорта к Вратам, от Врат к телепортам. Танки идут, снося с нашего пути все, кроме контейнеровозов, эти просто обходим с флангов и идем дальше. Эмоции бьют через край, хочется кричать и в то же время сжать до скрежета зубы. Никто до нас, из представителей человеческой расы, не прорывался до основного эльфийского мира, а мы сможем. Это будет не герой со звезд, не древний бог или демон, не супермен, а мы, люди мира Земля, которые готовы пойти на смерть ради достижения своей цели и сметут с пути любого врага, который захочет нас уничтожить, подчинить или покорить.

До Саталя остается один мир, танки обгоняют группу транспортных стотысячников, остается один рывок, и я прижимаю к губам микрофон:

– Акинак, вперед!

– Впе-рее-д! – откликаются экипажи других «Саблезубов».

Есть! Мы достигли Саталя. На Вратах мощные крепости, окружающие по кругу портал. Высоченные стены и бункеры, многочисленные стационарные УБК, ракетные батареи, части гвардии и бронемашины. Пожалуй, укрепления здесь не хуже, чем те, что сонимцы для нас на Земле возвели, но дорога свободна и ничем не перекрыта. У эльфов нет быстрой связи через Врата, а потому десять «Саблезубов» остаются на месте, а остальные, согласно плану, проламываются сквозь мешанину эльфийской техники у левого телепорта и, раскидывая в сторону легковые автомобили местной знати и прочий транспорт, идут дальше. На все про все у них есть десять минут, а задача моей группы – продержаться это время на Вратах и не дать заблокировать нам путь к отступлению. Все же мы не шахиды-смертники, чтобы использовать своих воинов для самоподрыва, акинаки своих не бросают. Будем держать проход сколько потребуется.

С брони высаживаются гориллоиды Бо-хо-жга и начинают поливать все пространство вокруг огнем из своих УБК. Дорога из мира в мир плотно забита контейнеровозами и гражданским транспортом, и это обстоятельство нам в помощь, так как оно стесняет охрану, которая уже приходит в себя, в ответном огне. Обезьяны сеют смерть и разрушения вокруг себя, убивая и калеча сотни эльфов. По нашей отрядной сети разносятся команды, скрежет зубов и отборный русский мат.

В бой вплетается стрельба наших «Саблезубов», дающих дружный залп из сотни ракет по позициям привратной охраны, и пусть это не АПРП, но для данной операции наши танки подходят идеально. Тут же отстреливаем дымовые шашки, эффективность вражеских стационаров снизится в любом случае. Давай, воины! Бей врага! Круши все вокруг! Есть шанс на победу, а значит, работаем.

Вот если бы эти монструозные роботы прорыва сейчас были здесь, то нам бы пришел однозначный конец, но я уже знаю, что таких монстров у Световечных всего сорок, да и те дворец императора охраняют. Кроме них имеются некие гвардейские пехотные крейсера до двухсот пятидесяти тысяч тонн, целых двенадцать штук, но это, вообще, что-то настолько страшное и грозное, что я подобную махину себе слабо представляю. Возможно, слух про подобную технику всего лишь еще одна, очередная, эльфийская страшилка для людей, неважно. Конкретно сейчас эльфы этих механических монстров не успеют перебросить к Вратам, а остальное нас не сильно пугает.

– Меченые на выход! – пришла пора задействовать наш козырь.

Семеро Меченых, закованных с головы до ног в доспехи пасынка бога, с нанесенными на броню тактическими знаками эльфов клана Светлых Мечей, появляются из десантных танковых отсеков и сразу же атакуют основные огневые точки крепости, которая кольцом окружает Врата. В дополнение к лазерным импульсам и гиперскоростным ракетам, которые хорошо разносят технику и совсем плохо отстреливают крепостные стационары УБК, подключаются копья с элементалями. Разница, как говорится, чувствуется и видна сразу же. Элементали атаковали эльфийские огневые расчеты и в первом же броске-залпе вынесли со стены семь стационаров вместе с расчетами.

Подобного в мире Саталь наверняка, еще не видели. В пределах Врат царит хаос, взрывы, росчерки яркого света, ракеты, элементали, рвущие все и вся, до чего дотянулись, Меченые, танки, гориллоиды в бронепластовых доспехах, перевернутые взрывами машины и, на фоне всего этого бедлама, идущий своим курсом контейнеровоз-гигант с грузами для столичной планеты. Кажется, что прошел целый час, смотрю на мониторчик в башне – всего-то семь минут минуло. Как же тянется время, как будто не желая, чтобы бой окончился.

Мы начинаем нести первые серьезные потери, горят два танка и еще два серьезно повреждены, а гориллоиды бьются уже не так отчаянно и безрассудно как в начале, у них уже два десятка погибших. Мощный импульс стационара прямым попаданием накрывает одного из Меченых, и он, зажимая прожженный доспех, катится с криками по бетону. Все же эльфы пришли в себя. В бой вступает их пехота, на башнях поднимаются новые тяжелые стационары, а на перегрузочной площадке появились десятки вражеских броневиков. Где же наши группы? Прошло уже десять с половиной минут, а их все нет.

Наконец-то, растолкав на правом телепорте затор из техники, появилась первая наша машина, следом вторая, а за ними и вся бронеколонна. На ходу, подхватывая своих раненых, взяв на буксир два подбитых танка и бросив один целый, отстреливаясь от наседающих эльфов, мы отходим к Вратам. За нами тянется хвост из трупов, в основном гориллоидских, но я вижу и двоих Меченых, которые изранены и не могут отступить вслед за нами, а подобрать их уже некому. Да, я сам отдал приказ ни в коем случае на последнем этапе не останавливаться и не возвращаться, но, черт побери, это же мои воины.

– Обухов, прикрой Меченых бортом! Покажи класс, комбат!

Майор реагирует моментально, разворачивает машину на месте и рвется назад. Кажется, что мой танк делает стремительный прыжок, как самый настоящий древний саблезуб. Толстая броня закрывает воинов от обстрела, их втягивают внутрь десантного отсека, мы отходим, и тут мой танк, идущий последним, накрывает мощь вражеского залпа и несколько ракет бьют нас в борт. Бронепласт не подвел и выдержал попадание гиперскоростных ракет. Машина дымит, но движок работает с перебоями, и кажется, что все, мы попали. Однако нас не бросают и два танка вытягивают нашего «Саблезуба» через Врата в другой мир. Спаслись, почти. Домой еще не добрались, но если на Сатале отработали, то и это проблемой не будет. Бронеколонна, в которой половина танков побита и покалечена, проходит телепорт и, вовремя, так как срабатывает заложенный в брошенном танке заряд СКП-20МЯ.

Ядерный взрыв грайянской боеголовки в двадцать килотонн уничтожает все вокруг, от подобной мощи полюс силы практически сразу разбалансировался и Врата схлопнулись, но все же, ударная волна задевает и нас. Вновь страдает командирский «Саблезуб» и еще несколько танков, идущих в тылу. Остановились, поврежденные машины ставим на самоуничтожение, подобный механизм был предусмотрен изначально, грузимся в танки, способные продолжать движение, и поредевшая бронеколонна в двадцать девять «Саблезубов» возвращается домой.

– Двигаемся по второму маршруту! – команда разносится по всем танкам. – Темп не снижать! Выжимайте из техники все, что только возможно! Вперед!

На Кабарангу мы идем в обход, надеясь на то, что не во всех мирах охрана Врат приведена в боевую готовность, но, тем не менее, отряду приходится дважды вступать в бой. В первый раз это была эльфийская войсковая колонна на сонимских «Бегунах», с которой мы столкнулись лоб в лоб, но смогли продавить себе проход и расчистить дорогу к следующему миру. Второе боестолкновение произошло с храбрым и безрассудным наемным отрядом из людей. Их было не меньше бригады, по виду, напоминают индейцев, цвет кожи имел некий красноватый оттенок, вооружены неизвестным пороховым оружием и ручными гранатами. Казалось бы, отойди в сторону, пропусти головные танки и ударь во фланг, имели бы шанс повредить пару машин, но вид гориллоидов на броне подействовал на них как какой-то раздражитель. Они тупо бросились на танки в лоб, а «Саблезубы», при поддержке стрелков, молотя во все стороны из своих спаренных лазерных установок, проехались по их телам и вошли в мир Аскара, который соседствовал с Кабарангой. Бросок через телепорт – и мы уже у своих. Эльфов все еще нет, а значит, что театральную боевую постановку устраивать не надо, и спокойно пройдя Врата, наш отряд уходит на свою военную базу.

Окидываю взглядом наше воинство, вернувшееся из рейда по эльфийским территориям, потери есть, но все же сработали мы очень неплохо. Поставленная задача – блокирование эльфийского столичного мира Саталь – выполнена. Светозарные не смогли просчитать наши действия и реакцию на астральных охотников, за что и поплатились. После того, что мы сделали, можно сказать одно – пришел конец их империи, и это точно. Эльфы хотели подлой войны, ударов из-за спины и уничтожения всех Одаренных? А мы им нанесли ответный удар. И пусть теперь не плачут и не горюют, когда их Камилла с Эсфиром-тон-Миранигом на пару давить будут. Устоят – их счастье, а нет, так нет.

Вылезаю из танка, сил нет, и я выжат как лимон. Камуфляж весь мокрый от пота, а тут еще ветерок холодный пробирает. С трудом снимаю с себя доспех пасынка бога и бросаю рядом. Прислоняюсь к горячей броне «Саблезуба» и смотрю на часы. С момента нашего выхода с этой же самой привратной базы прошло всего два часа и тридцать семь минут. Вот тебе и войны будущего, проехались в нахалку по Вратам через половину Световечной империи, раскидали ядерные боезаряды и выиграли сражение, тем самым обеспечили себе и потомкам дополнительные бонусы.

Ко мне подходит Палыч, и выглядит глава Ордена Меченых не в пример мне, достаточно бодренько, хотя в бою личное участие принимал.

– Что, Тимофей, – ухмыляется генерал-майор, – тяжела доля командирская?

– Да, есть такое. Палыч, какие у нас потери?

– Потеряли тридцать машин, двоих Меченых, пятьдесят шесть танкистов и полторы сотни гориллоидов.

– Что с ранеными?

– Все в санчасти, кого просто зацепило, тем отлежаться надо, а тяжелым сейчас жидкий юттив вкалывают.

– Нормально.

Некрасов оглядывает побитые танки, стоящие вразнобой на территории базы, и задает вопрос:

– Интересно, что теперь с империей без Толейра-ах-Ашана будет?

– Наверняка все как у людей случится. Часть кланов к Камилле побежит, часть будет драться против гориллоидов и ждать восстановления полюсов силы на Сатале, а кто-то попытается отсидеться в стороне и себе что-то откроить.