Прочитайте онлайн Отряд «Акинак» | Глава 2

Читать книгу Отряд «Акинак»
2416+1760
  • Автор:
  • Год: 2019
  • Ознакомительный фрагмент книги

Глава 2

Планета Ра-Ар. Вольная Торговая Зона. 23.10.2015

– Дава, а Дава, – кто-то толкал Ваську Давыдова в бок. – Подъем.

– Какой, блин на, подъем? – Дава открыл глаза и увидел над собой лицо Ромыча. – Только заснул недавно, Ромыч, имей совесть. Полночи ведь не спали, наемников этих блокированных караулили, чтоб не разбежались, гадюки. Не пойду никуда, дай поспать.

– Вставай, Васька, заколебал, там Толстый в гости приехал, на час только вырвался, живей давай.

– Ну, так бы сразу и сказал, а то подъем-подъем… – пробурчал солдат.

Дава сладко зевнул, вылез из спального мешка и огляделся. Где-то десятый час утра, в расположении тихо, и только в дальнем углу палатки слышны веселые смешки. Протерев глаза, Васька направился к грубосколоченному широкому столу, вокруг которого сгрудились все, кто уцелел от второго взвода. В центре внимания, разумеется, был Толстый, живой, здоровый, в новенькой черной униформе, чем-то похожей на старую морпеховскую. Дополняли форму «акинака» пистолет в кобуре справа и небольшой клинок в новеньких кожаных ножнах слева.

– Ну, здорово, братка, – поприветствовал его Давыдов.

– Здорово, Дава, – Толстый встал, и друзья обнялись.

– Гляжу, что у тебя все нормально? – оглядывая товарища, спросил Васька.

– Да, ничего так, вполне все в норме. Если есть интерес, то и у вас все так же будет.

К столу подошел Ромыч и произнес:

– А вот здесь, Толстый, давай подробней. Есть достойная тема?

– Есть, старшина, как не быть. Про меня потом, а пока то, что вас касается. Мне ребята в отряде кое-что рассказали, ну, вроде как по секрету, и я с учебки на три часа увольнительную взял. Командиры вашего корпуса, Йорк и Парамонов, хотят на Ра-Аре остаться, свой наемный отряд сколотить, но перед этим по всем частям пройдутся вербовщики «акинаков», которые будут добровольцев выкликать. Так вы не теряйтесь, сразу вперед.

– И что, у «акинаков» лучше, что ли? – спросил Ромыч.

– Ха, спрашиваешь. Ясен пень, что лучше. Зарплата стабильная, соцпакет, все дела, а если травму получил или ранение тяжелое, то и тинирина не зажмут. Видел? – Толстый притопнул здоровой ногой.

– Видел, как тут не заметишь, – усмехнулся старшина. – Нога как новенькая. А со службой что, каковы задачи?

– Да, то же самое, что и у нас – война. Как контракт подпишите, так в учебку на месяц, а после нее уже в линейные части.

– Ну, вот, опять учебка, – разочарованно протянул Червонец.

– Э-э-э, нет, – усмехнулся Толстый. – Нашу учебку и отрядную сравнивать нельзя. У нас ведь как, весь день устав учишь и на территории части приборку делаешь, и так целый месяц. Потом в оконцовке стрельбы по девять патронов на человека, а после них уже присяга. Здесь, наоборот, какой там устав, забудьте про него. Есть старший, ты младший, соблюдай правила чинопочитания в рамках разумного, четко выполняй приказы и этого достаточно. Основной объем времени занимает изучение нового вооружения и тактика на полигонах. Устаешь сильно, что есть, то есть, но зато интересно.

– Надоело воевать, – откликнулся Цыган, в последнее время сильно тосковавший по родной Астрахани. – На Родину хочу, к маме, достало все. Зачем мне эти наемные отряды, что этот, что «Акинак»? Чуть все успокоится, и домой вернусь. Я тут узнавал, неподалеку российское торговое представительство имеется, и через него можно на Землю вернуться, – он посмотрел на своих товарищей и вскинулся: – Чего вы на меня уставились? За предателя держите?

– Успокойся, Цыган, – Ромыч исподлобья посмотрел на него. – Хочешь домой, к маме? Никаких проблем, вали на все четыре стороны, только учти, покоя тебе и там не будет.

– С чего бы это?

– А-а-а, – старшина махнул рукой, – толку объяснять, сам все поймешь.

– А может быть, мне необходимо, чтобы кто-то объяснил?

– Раз надо, значит, будет тебе информация к размышлению, – Ромыч сел и взмахнул ладонью. – Садитесь, парни, обговорим все подробно, как нам дальше лучше поступить.

Солдаты расселись вокруг стола, и Ромыч начал:

– Нас здесь пятнадцать человек, вся наша разведгруппа. Мои мысли такие, что на Родину нам пока возвращаться не резон – ничего хорошего нас там не ожидает. В первую очередь Бо-хо-жга припомнят и укрывательство информации. Потом Толстого и то, что он к «акинакам» ушел. Ну, а затем, произвольная программа, все, что душа пожелает, от шпионажа до государственной измены. Оно вам надо? Правильно, совсем не надо, – старшина повернулся к Толстому. – У тебя контракт или образец с собой?

– Есть, – тот вынул из кармана сложенный вчетверо лист бумаги и протянул Ромычу.

Старшина взял лист, развернул его и, по ходу комментируя, стал читать:

– Вот, есть пункт, согласно которому, за счет отряда с родины вывозятся семьи военнослужащих. Зарплата нормальная, рядовой стрелок, без всяких надбавок, получает двадцать унзо, а если это в евро перевести, то две тысячи получается. Соцпакет, страховка, обеспечение, а по отбытии пятилетнего контракта выдается гарантированный надел земли. В случае тяжелого ранения или увечья, «тинирин» за счет отряда, – он поднял глаза, осмотрел своих боевых товарищей и спросил: – Ну, как?

Все согласились, что да, домой торопиться пока не стоит, а вот насчет подписания контракта с отрядом «Акинак» и думать нечего, надо соглашаться.

Через час Толстый отбыл на Ардон, в свою учебную часть, а уже к вечеру в расположении бывшего Первого экспедиционного корпуса планеты Земля появились вербовщики «Акинака». Как и договорились заранее, вся разведгруппа «Акула-22», во главе со своим командиром, с которым Ромыч переговорил заранее, первой выстроилась к столам, за которыми сидели офицеры наемного отряда.

Предварительный контракт, с испытательным сроком в один месяц, был подписан, и сразу же всех новых «акинаков» погрузили в пехотные транспортеры «Бегун» и через Раминские Врата отправили в сторону все того же Ардона. Для бывших солдат Таманской гвардейской мотострелковой дивизии наступал новый период в их жизни.

* * *

Подперев подбородок рукой, генерал Парамонов сидел в своей КШМ. Через открытое окно, совсем не весело, он наблюдал за отъездом солдат, которых он вытащил из Бортнайской мясорубки. Рядом с ним, дымя огромной кубинской сигарой из своих нескончаемых запасов, расположился американский генерал Джим Йорк.

– Александр, – выпуская клуб дыма, обратился к Парамонову американец. – Что за тоска?

– А то ты не видишь, Джим, – генерал-лейтенант кивнул на поле, по которому были раскиданы жилые палатки. – Все, кончился генерал Парамонов. Кому я без солдат нужен? Когда с Бортная уходили, у меня было полторы тысячи бойцов, а теперь и трехсот не осталось, сотню мы во время боев за Сарим потеряли, а больше тысячи сегодня к «акинакам» ушло.

– Не обращай внимания, нормально все будет.

– Тебе, может быть, и нормально, у тебя еще тысяча солдат есть. Итальянцам и французам тоже, у них ни один к наемникам не ушел. Туркам, австралийцам и австриякам хорошо, а мне теперь что делать?

– Мы хотели наемный отряд сколачивать, вот и будем это дело дальше продвигать. Вместе с французами, итальянцами и всеми остальными, у нас остается три тысячи солдат и вся бронетехника. Добавь к этому, что Кудрявцев обещал финансово помочь и ра-арские власти к нам неплохо относятся.

– И сколько Кудрявцев даст? – Парамонов покосился на американца.

– Обещает миллион унзо.

– Очень неплохо, но верится с трудом.

– Сейчас его представитель придет, Козырев, майор из УВР. Ты его знаешь, вместе с Бортная улепетывали.

– Понятно, – пробурчал Парамонов.

Длинная колонна пехотных транспортеров скрылась вдали, генерал закрыл окно и, крутнувшись на стуле, повернулся к своему столу. Только он это сделал, как в КШМ вошел майор «акинаков» Козырев.

– Разрешите, господа генералы? – весело спросил «акинак».

– Проходите, майор, – туша сигару в пепельнице, приветливо кивнул Йорк.

– А то, если бы мы не разрешили, он бы не вошел? – Парамонов отпустил шпильку в сторону Козырева.

– Конечно, нет, – присаживаясь, невозмутимо ответил майор.

Йорк, положив Парамонову на плечо ладонь, сказал:

– Спокойно, Александр, надо выслушать майора, – и повернувшись к Козыреву, спросил: – С чем пришли, Козырев?

– Принес вам предложения от командора, господа генералы.

– А он сам где? – Парамонов скривился. – Может быть, не по чину ему с нами общаться?

– Командор сейчас на Земле, проблемы разгребает, – майор был невозмутим. – Опять же, именно я буду вашим куратором на первое время, а потому, давайте без подначек, товарищ генерал-лейтенант.

– Ладно, – Парамонов кивнул, – излагай, что вы там надумали.

– От имени командора отряда «Акинак», Тимофея фон Кудрявцева, – Козырев выпрямился и принял чрезвычайно серьезное выражение лица, – я, майор УВР Козырев, уполномочен предложить вам, как основным и наиболее влиятельным командирам в бывшем Первом экспедиционном корпусе, следующие условия. Командор предлагает вам стать его личными вассалами.

– Что за феодализм, майор? – спросил Йорк.

– На Земле, может быть, это замшелый феодализм, а здесь, все логично и просто. Есть великий герцог Ардонский Тимофей Кудрявцев, есть – два генерала, и лично вы будете вассалами командора. Он дает вам защиту и денежные средства, но не вмешивается в ваши дела. Взамен вы воюете за наш отряд и делаете ту работу, которую не можем сделать мы.

– Давай на чистоту, Козырев, – Йорк достал из нагрудного кармана своего камуфляжа новую сигару и принялся раскуривать ее. – В чем ваш интерес?

– Как такового, секрета в этом нет, вы и сами сегодня видели, что ни негров, ни латиноамериканцев, ни арабов, ни азиатов мы в отряд не принимали.

– Угу, – пробурчал Йорк, – мои солдаты так и говорят, что вы настоящие фашисты.

– Что за слово такое, – поморщился майор. – У нас уже был опыт, когда мы набирали в «Акинак» людей иной расы, и ничем хорошим это не кончилось. Так сложилось, что у нас в отряде большинство личного состава славяне и европейцы, а значит, сойтись и понять друг друга нам всегда легче. Однако никто не говорит, что те, кого мы не приняли в свои ряды, плохие бойцы и воины. Вот поэтому основной функцией вашего отряда будет набор и подготовка именно таких солдат. Кроме того, в самом нашем отряде есть небольшая прослойка бойцов, в корне не согласных с политикой командора. И что, убивать их за это или изгонять? Нет, это не вариант. Но оставить все как есть мы тоже не можем.

– И сколько у вас таких?

– Около сотни.

– В чем же они не согласны с Кудрявцевым? Это не секрет?

– Нет, – покачал майор головой, – не секрет. В основном камнем преткновения стали религиозные взгляды. У нас в полный рост насаждается язычество, а есть те, кто придерживается православия, всерьез и без всякой показухи. Среди высшего комсостава таких нет, но в самом отряде, имеются. Им будет предложено отправиться в командировку на усиление вашего подразделения, и в течение недели-двух вы получите сотню высокопрофессиональных солдат и специалистов, которые для вас лишними никак не будут.

– То есть все свои внутренние противоречия вы сбросите нам?

– Именно так, господин генерал.

– Допустим, – Йорк дождался кивка со стороны Парамонова и повторил его жест. – Это не будет для нас проблемой, ни вассалитет, ни ваши специалисты, ни создание своего отряда. Что мы получим взамен?

– Для начала миллион унзо на обустройство и выплату подъемных для личного состава. Сумма немалая. Кроме того, вы всегда будете получать оружие с отрядных складов.

– Второго срока? – спросил американец.

– Да, как правило, – подтвердил майор. – Однако наше вооружение второго срока порой получше, чем ваши новинки. Все после капремонта и модернизации.

– Возможно, – Йорк был не против.

– Согласен, – вновь кивнул Парамонов. – Что еще?

– Подразделения вашего отряда будут пользоваться правом бесплатного прохода через Врата на всей территории человеческого ареала обитания, который находится под контролем Ра-Арского Оборонительного Союза. Это очень серьезная экономия средств, господа генералы, и это своего рода определение вашего статуса среди других наемных отрядов.

Генералы вновь переглянулись, и Йорк задал следующий вопрос:

– Что за Союз такой?

– Вчера организовали, и пока название определили именно такое. В него вошли: Ардон, Ра-Ар, Рамина, Искан, Мардун, Грай, Соним и Таль-Ишимит.

– Все ясно, – ухмыльнулся Парамонов, – был бы союз, а враги найдутся?

– Зря вы так, – майор с некоторой укоризной посмотрел на генерала. – Через месяц с мутантами рубиться придется, а кроме них еще и войска Эсфира-тон-Миранига будут. Помните про такого, не забыли? Тут уже как хочешь, а всерьез воевать придется.

– Ладно, майор, зря сказал, признаю. Что Кудрявцев предлагает? Какова наша первая задача, есть такая?

– Есть, – утвердительно ответил Козырев. – Эльфы забирают своих солдат, и через три дня начнется передислокация наемных отрядов, которые участвовали в мятеже против касты Хранителей Закона, на территорию Световечной империи. Ваша задача – перетянуть к себе как можно больше рядовых наемников. Наши аналитики утверждают, что не все люди готовы покинуть Ра-Ар навсегда. Однако наемникам деваться некуда, местным они крепко насолили, а вы нейтралы. Попробуйте. Рядом с вами три отряда: «Зеленолесье», «Канга-25» и «Ястребы Норманги». В каждом – от трех до семи тысяч профессионалов, и если они останутся с вами, то никаких преследований и репрессий со стороны местного населения не будет. Однако прошу обратить внимание: выбирайте бойцов тщательно, народ там подобрался разный, а вам с ними еще служить.

– Знаем, майор, мы в войсках побольше твоего.

– Ну, это вряд ли, – рассмеялся Козырев. – Тебе, генерал, только сорок пять годков, а мне уже за восьмой десяток перевалило.

Генерал Парамонов теперь по-новому взглянул на майора: крепкий накачанный мужчина около сорока, никаких старческих морщин или седых волос. По виду самый обычный крепкий армейский служака.

– Никак не привыкну, что есть такое лекарство, как тинирин, – несколько виновато пожал плечами генерал-лейтенант и спросил: – Наверное, и войну застал, майор?

– Было и такое, – Козырев как-то сразу и вдруг, помрачнел.

– А где служил?

– Разведка Приморской армии в 43-м, а потом Дальний Восток в 45-м, – ответил тот. – Оставим это на потом, господа генералы, не люблю те годы вспоминать, тяжко, – майор вынул из кармана пластиковую карту и положил на стол. – Это миллион унзо. Если принимаете условия командора, то завтра добро пожаловать на Рамину. На Вратах вас встретят и проводят в крепость Штир-Штар, там и принесете клятву на верность.

– Мы приедем, – за двоих ответил Йорк.

– Отлично, я так и передам командору, – Козырев чуть кивнул, порылся в своем планшете, висящем на боку, и рядом с банковской кредитной карточкой, положил диск DWD. – Это вести с родины – посмотрите на досуге. Забавно.

Козырев покинул КШМ, а генералы, не сговариваясь, бросились к диску. Первым успел Йорк и сразу же вставил болванку в DWD-проигрыватель штабного компьютера. Оба всмотрелись в экран монитора.

На экране показалась заставка популярной новостной программы российского телевидения, и миловидная дикторша в строгом деловом костюме, сделав серьезное выражение лица, произнесла:

– Мы начинаем наши новости с экстренного сообщения, поступившего с планеты Бортнай, где наши героические эльфийские союзники ведут ожесточенные бои с ордами мутантов. Как нам стало известно, командующий Первым экспедиционным корпусом планеты Земля в мире Бортнай, генерал Джим Йорк, бросил подчиненные ему войска и трусливо бежал. Вслед за ним последовали и иные генералы-изменники: француз Франсуа Гэн, итальянец Джузеппе Теллери, австралиец Кристиан Филлипс, австриец Герман Матерна, турок Магомед Арикан и, что самое прискорбное для нашей страны, командующий российскими экспедиционными частями, генерал-лейтенант Александр Парамонов. Мы имеем возможность по этому поводу выслушать комментарии министра обороны Российской Федерации Сускачева. Прямое включение.

Заставка меняется, и показывается кабинет министра обороны. Сам Сускачев, толстый потный человек с рыхлым и обрюзгшим лицом, видимо, с сильного перепоя, медленно читает с листа: «Мы – народ многонациональной России не допустим ксенофобии в нашей армии, и я, как назначенный нашим президентом министр обороны, ответственно заявляю, национализм не пройдет. Реформа армии будет продолжена, несмотря ни на какие трудности».

Камера резко смещается, и кто-то за кадром, шепчет: «Это не тот текс, бараны».

Вновь возникает телестудия, и дикторша продолжает: «Уважаемые телезрители, мы приносим свои извинения за технические неполадки».

Появляется диктор-мужчина, чем-то неуловимо напоминающий дикторшу, и говорит: «Президент США Джошуа Берковиц резко осудил действия своего генерала и его предательство. В эмоциональной речи перед Конгрессом он раскритиковал все военное руководство страны и приказал соответствующим контролирующим органам проверить весь высший командный состав войск на лояльность принципам демократии. Не менее категоричны были и лидеры других стран, среди которых и наш президент Вениамин Мешков».

Новая заставка. С трибуны выступает Президент России Мешков: «Наша страна тяжко переживает позор. Когда эмиссар наших друзей эльфов, этого героического народа, предоставил мне информацию, что контингент наших регулярных войск трусливо бежал с поля боя, я не поверил. Однако факты – вещь упрямая, и у эльфов имеются неопровержимые доказательства предательства генерала Парамонова. Вспомним же прошлое, и до того случалось, что генералы предавали свои войска и свою страну, и заклеймим позором имя бывшего генерала Парамонова. Мы знаем, кто стоит за спиной этого предателя, и понимаем очень ясно и четко, чего добивается этот самозваный великий герцог, а по сути своей, преступник и главарь бандитской шайки под названием «Акинак». Вместе со всей нашей великой страной я говорю – нет. Весь демократический мир говорит – нет. С нами это не пройдет, господин Кудрявцев. Вам нас не сломить, и то обстоятельство, что вы взяли под свой контроль Врата перехода между мирами, ничего не меняет. Нам не о чем разговаривать с изменниками и предателями».

– Что там дальше? – спросил Парамонов Йорка.

Американец перещелкнул на следующий сюжет. Франция – демонстрация негодующих людей. Еще один сюжет – лидеры нескольких стран дружно проклинают генералов, покинувших Бортнай, и отрекаются от них. И еще один. Популярный американский проповедник-евангелист ведет ток-шоу и доносит до публики только одну мысль. Все происходящее в мире зло есть происки дьявола в человеческом обличье – командора Кудрявцева и его Легиона Тьмы, то есть отряда «Акинак». И только в десятом сюжете был показан канцлер Германии, моложавый мужчина лет пятидесяти, робко возражавший, что пока ничего точно неизвестно относительно боев за Бортнай и необходимо собрать независимую комиссию, которая должна отправиться на Ра-Ар и провести свое собственное расследование.

Йорк отключил проигрыватель и, повернувшись к Парамонову, спросил:

– Что думаешь по этому поводу?

– А что тут думать, Джим, дороги назад, на родину, у нас нет. Мы это и так знали, но теперь все воочию увидели. Надо остальным показать, – российский генерал, теперь уже бывший, кивнул на диск. – Пусть все посмотрят, от офицеров до рядовых.

– Согласен, – Йорк вновь раскурил свою неизменную сигару. – Но обрати внимание – основной упор на «Акинак». Каждый сюжет начинается с нас, а заканчивается Кудрявцевым и «Акинаком».

– Оно-то как раз и понятно. Командор Врата взял, а политики теперь не просто нервничают и негодуют, а в полной панике. Сгоряча бед натворить могут.

– Могут… – Сигара Йорка вновь погасла, он в недоумении уставился на нее и, выбросив в мусорную корзину, сказал: – Пошли штаб собирать, Александр. Надо людей оповестить, что с завтрашнего утра мы вассалы великого герцога Ардонского.