Прочитайте онлайн Отряд «Акинак» | Глава 4

Читать книгу Отряд «Акинак»
2416+1763
  • Автор:
  • Год: 2019
  • Ознакомительный фрагмент книги

Глава 4

Планета Рамина. Крепость Штир-Штар. 27.10.2015

Всех эльфов, захваченных в плен во время боев на Ра-Аре и в результате последующих схваток за Врата на территориях нашего ареала обитания, вернули на родину еще позавчера. Официально – всех. На деле же, двоих мы у себя оставили.

Первым был мастер-техник Мистир Бонэль, взятый в плен в Белой Сане, обычный и незнатный эльф, хороший знаток своего дела и, что характерно, он остался у нас добровольно. Объяснил Бонэль свое нежелание возвращаться домой достаточно просто – там не было столько сиргатола, сколько его было у нас. С моей стороны возражений не было – и эльфа-технаря, что, в общем-то, редкость среди этого народа, под свое крыло забрал Вальтер Шлот, руководитель инновационного отдела.

А вот второй был полной противоположностью Мистира Бонэля. Тот самый странный полукровка-спецназовец, которого я пощадил при штурме торгового центра «Толстый Грима». Ломать такого бойца не хотелось, тем более что он мне чем-то импонировал и вызывал симпатию. Со всеми этими Устиэлями, Тиэлями, Миэлями и Секенями разговор был короткий: дознаватель спрашивал и посматривал на свою стоящую в уголке резинку дубиновую, а эльф отвечал. Иных методов воздействия, как правило, не требовалось. Однако этот был упертый. Не сдавался и на угрозы не реагировал. Была идея подсадить его на наркоту, но я посчитал это бесчестным и решил пойти иным путем. Получится или нет, я не знал, но почему бы и не попробовать.

Всем нашим пленникам было сказано, что этот самый полукровка погиб в бою, но, тем не менее, вопросы о нем задавались постоянно. При этом самого полукровку держали в соседней камере, с односторонним стеклом и микрофоном, и незримо он присутствовал при каждом допросе. Ох, как же он злился, этого не описать словами. Его начальство сдавало все секреты, какие только знало, и спецназовец впадал в бешенство, а когда доходило до вопросов лично о нем, и офицеры шестнадцатого отдела третьего разведсектора поливали грязью лично его, то здесь он входил в некий меланхоличный ступор. Кстати, звали его Буркай-ай-Керинг, несколько необычное имя для эльфа Световечной империи, а звание имел невысокое – всего лишь капитан. И все, что было известно о нем от его начальства, так это то, что происходил он с отдаленной планеты, расположенной на самой окраине эльфийских владений. И планета эта была настолько незначительной, что они и названия ее не знали.

Итак, сегодня у меня выходной, время свободное имеется, система прекрасно справляется с текучкой без меня, а сам пленник находится неподалеку, на той самой вилле, где живет мастер Абу: из нее сделали что-то вроде гостиницы для необычных гостей. Отчего бы и не пообщаться с редкостным и вызывающим интерес эльфом, так не похожим на основной тип населения Световечной империи. Тем более, как мне доложили, эльф окончательно успокоился, агрессии не проявляет, бежать не пытается и вроде бы готов к сотрудничеству. По крайней мере, интересовался, когда он сможет увидеть кого-нибудь из начальства.

Я прошел в просторную и светлую комнату, куда позавчера заселили Буркая-ай-Керинга, и молча присел за стол. Эльф, который, отвернувшись к стене, без движения лежал на кровати, через некоторое время все же обернулся и посмотрел на меня. Взгляд его был равнодушен и тосклив. Непонятно, то ли сломался, то ли принял для себя некое нелегкое решение.

– Опять вы? – спросил Буркай.

– Да, – подтвердил я и посмотрел в окно, выходящее во двор, – опять я. Вы просили встречи с кем-то из командования, и вот я здесь. Как поживаете, капитан?

– Плохо, – эльф встал и, пройдя к столу, уселся напротив.

– Что так?

Он пристально взглянул на меня, руки его сжались в кулаки, но практически сразу разжались. Буркай опустил голову и сказал:

– Вы воин, командор, и должны сами все понимать.

– Понимаю вас и ваши чувства, капитан Буркай, но хотел бы услышать и ваши слова.

– Хорошо, – он кивнул. – Интересуетесь, похожи ли мы с вами и можете ли вы сравнивать меня и себя?

– Разумеется, – я тоже кивнул.

– Что же, тогда позвольте представиться лично. Меня зовут Буркай-ай-Керинг, бывший командир спецгруппы «Тирталь-17». Вы спрашиваете, командор, почему мне плохо, и я отвечу на ваш вопрос. Как вы знаете, более пяти тысяч лет назад шла великая война между людьми и эльфами. Множество планет было выжжено дотла, и только сейчас эти миры стали приходить в норму. В самом исходе войны эльфы послали на планету Тирталь сильный военный корпус для уничтожения людей, закрепившихся там под предводительством пасынков бога Одина. Как гласят легенды, битва состоялась кровавая и жестокая, и свелось все к тому, что Врата схлопнулись, а немногие уцелевшие на планете эльфы и люди оказались заточенными в пределах одного мира, который сами же и выжгли. Так сложилось, что среди эльфов не было представительниц противоположного пола, но они были у людей, а учитывая то обстоятельство, что бывшим врагам приходилось сотрудничать, дабы выжить, произошло слияние людей и эльфов в единый народ. Так возникло наше королевство – Тирталь, и так появился наш народ – смесь людей и эльфов, полукровки. Тысячи лет мы ждали, что Врата откроются, и наконец пятьдесят лет назад это произошло.

Он прервался, посмотрел на меня и продолжил свой рассказ:

– Появились посланники Световечной империи, и они отнеслись к нам словно мы отбросы, а наши люди просто не понимали их презрения к нам. За прошедшие тысячелетия в нашем народе сложился целый культ почитания императора, который рано или поздно пришлет нам помощь, но мы ошибались. Полукровки оказались не нужны Световечной империи, и с нами только торговали. Тем не менее, мы не теряли надежды сблизиться с нашей чистопородной родней, и на всеобщем собрании всех знатных дворян нашего государства было принято решение, что наши воины должны участвовать в войне против гориллоидов и этим заслужить равные с остальными эльфами права и уважение. И вот, уже сорок пять лет мы воюем за империю и номинально входим в ее состав. Основным занятием наших воинов стало подавление восстаний среди людей. Не самая лучшая работа, но и она нужна, и нам думалось, что мы стали среди эльфов Световечной империи своими. Однако мне представилась возможность убедиться в том, что нам в глаза говорили одно, а за спиной, считали неполноценным дерьмом, – он горько усмехнулся. – Плохо? Нет, мне не плохо, командор, а очень муторно на душе. Когда я вспоминаю, сколько храбрых воинов мы потеряли в сражениях за все это время, мне выть хочется. Многие из них были моими друзьями, и все они, без сомнения, были гораздо лучше, чем вся та гниль, которую вы отпустили обратно в Световечную империю. Мы были не равноправными гражданами империи, а всего лишь пушечным мясом. Тяжело знать, что тебя и таких, как ты, использовали и выкидывали на помойку.

Эльф обхватил голову руками и прижался к столу. Несколько минут он просидел в такой позе, но, видимо, все же справился с собой и, подняв голову, спросил:

– Зачем я вам, командор?

– Не знаю, – таким был мой ответ, и он был правдив, я в самом деле достаточно смутно представлял, зачем мне этот воин. Сплошные инстинкты и предчувствия, и при этом совсем никакой конкретики.

– Я готов поделиться информацией, которая пусть не сейчас, но позже, может быть вам полезна, – сказал Буркай и, презрительно скривившись, дополнил: – Мои знания гораздо более обширны, чем у моих бывших командиров. Они все были штабными работниками узкого профиля, а моя спецгруппа работала по разным направлениям и по заказу разных отделов, как в Пятой группе армий, так и Третьей.

– В таком случае, – я протянул ему руку, – добро пожаловать в наш отряд, капитан Буркай-ай-Керинг.

Эльф руку пожал – хорошее рукопожатие, крепкое, ладонь не потная и не дрожит. Буркай уверен в том, что делает, и определился в своем пути.

– Скажи, капитан, – задал я первый свой вопрос. – Ты присутствовал при допросах своих бывших командиров. Почему они так мало знают о твоей группе?

– Мы подчинялись непосредственно отделу специальных операций при разведсекторе Пятой группы армий – это не их уровень. Они дают заказ на воинов, и ОСО их выделяет. Полковник Секень просил пятнадцать спецгрупп, но получил только три, больше просто не было – все в разгоне и на задачах.

– Понимаю, – кивнул я. – Тогда следующий вопрос. Кто были те бойцы, которые атаковали корпорацию «Сантос Медикус» в Белой Сане?

– Наемная группа – человеки, вроде бы все Одаренные, однако какие-то странные. Откуда они, не знаю. Мы пробовали с ними общаться, и у нас сложилось впечатление, что мы разговариваем с несколько заторможенными людьми. Они жили в своих доспехах и не снимали их ни на минуту. До этого я их не встречал, хотя слышал, что раньше они были в подчинении Первой группы армий и выполняли достаточно сложные операции в тылу гориллоидов.

Вытащив из планшетки карту, на которой отмечал местонахождение миров, отсутствующих на общей разметке планет, я попросил эльфа указать его родной мир. Он уверенно ткнул на другой конец карты:

– Вот здесь моя родина, планета Тирталь.

– Однако далековато, – заметил я, убирая карту. – Если по прямой от наших пограничных миров, то пятьдесят планет.

– А зачем вам это, командор?

– Мало ли, а вдруг когда понадобится. Не один ты, капитан, наверное, в вашем мире, кто соображать начинает.

Буркай замялся и спросил:

– Командор, вы будете воевать с гориллоидами?

– Да, будем.

– Почему? Ладно мы, нам мораль и традиции не позволяют Врата подрывать, хотя вскрывая их, мы причиняем им непоправимый ущерб. Вас ничего не сдерживает, и вы можете отгородиться от мутантов стеной. На вашей линии фронта всего три мира. Зачем вам это надо?

– Как тебе сказать, капитан. Факторов много. Есть возможность повоевать в нейтральных мирах, а нам, человечеству, всегда нужен враг. Если нет врага внешнего, то мы начинаем грызть друг друга. Сейчас мы создали Ра-Арский Оборонительный Союз, и это хорошо, но не будь врага внешнего, эльфов или гориллоидов, то все, союз тут же распадется. Вот ты говоришь, что можно подорвать Врата, и это так, действительно, мы можем такое сделать. Однако что потом? Вновь производить подрыв или отступать в другой мир? Думаю, что это не выход. Врата подорвать всегда успеем, если крепко прижмет, а пока, будем рубиться. Опять-таки нам нужна торговля со Световечной империей, не через год, когда пробьем обходную ветку, а сейчас, слишком много миров зависит от тинирина.

– Но у вас ведь есть свой заменитель? Насколько я понимаю, именно из-за этого начались бои на Ра-Аре?

– Если бы все было так просто, – усмехнулся я. – Не есть заменитель тинирина, а будет. Мои ученые только через неделю смогут синтезировать первую партию лекарства. Процесс этот возможен, но он очень трудоемкий. Насколько я понимаю, создается нескольких групп медицинских препаратов, а уже из них получается лекарство, дарующее человеку бессмертие, относительное, конечно, лет на триста. Теоретически все готово и просчитано, а на практике нужны сотни мощных лабораторий и огромное количество высококвалифицированных специалистов, которые будут в них работать, так как ни на какую автоматику полностью положиться нельзя. Со временем все вместе, если напряжемся, мы откажемся от тинирина полностью и перейдем на свой препарат, но на это потребуется лет десять. Через месяц начнется наступление гориллоидов и останется только одна транспортная ветка, которая связывает нас со Световечной империей, отруби ее и получишь бунт в пределах всего нашего человеческого конгломерата. Еще вопросы есть?

– Что будет со мной?

– Первым делом напиши все, что ты знаешь про эльфов, чистокровных, конечно: армия, общество, задания которые выполнял. Пока осваивайся в отряде, а потом посмотрим. Есть идея создать некое смешанное подразделение, в которое войдут эльфы, вас уже двое, гномы, ко мне тут парочка просится, обратились по дипломатической линии, и гориллоиды.

– Мутанты? – удивился Баркай.

– Да, один уже имеется. Нормальный разумный обезьян, даже поумнее многих людей будет.

– А пообщаться с ним можно?

– Почему нет? Общайся. В центре усадьбы живет мастер Абу со своей телохранительницей Инзой Зарей, ты в правом крыле, а в левом обитает гориллоид, зовут Бо-хо-жгом. И без глупостей, охрана за вами присмотрит.

– Да, какие глупости?

– Не знаю какие, вдруг у вас неприязнь на уровне инстинктов, так что осторожно, – встав, я кивнул на выход: – Пойдем, капитан Баркай. Раз уж загорелся желанием пообщаться с бывшим врагом, так чего время тянуть.

Мы вышли во двор, осеннее солнышко чуть выглядывало из-за туч, в кои-то дни погодка радует, и к нам подошел начальник охраны объекта, бывший легат романской морской пехоты, а ныне лейтенант «акинаков», Симеон Вольф. Когда встал вопрос, кого сюда определить, то, не раздумывая, назначил его, вроде как при важном деле, а в то же самое время, гостям этого места бежать все одно некуда. Родственник мой назначением горд, теща спокойна, князь доволен, да и самому парню разноплановое общение с контингентом, обитающим на вилле, пойдет только на пользу.

– Лейтенант, – обратился я к Симеону.

– Да, командор? – вытянулся тот.

– Капитану Баркаю-ай-Керингу разрешены прогулки и общение с другими постояльцами объекта.

– Есть.

– Проводите его к Бо-хо-жгу.

Эльф и младший сын великого князя Романского направились в левое крыло здания, а я двинулся к мастеру Абу.

У летописца ничего не изменилось. В камине горел огонь, сам Абу что-то читал с экрана ноутбука и делал выписки на широкие листы бумаги, которые потом подшивал в огромный фолиант, хранящийся у него в сундуке за пятью замками. Инза Заря, его то ли помощница, то ли телохранитель, тихой мышкой сидела в уголке и правила на ремне нож. Все как обычно.

На скрип двери мастер Абу оторвался от своего занятия и произнес:

– Здравия вам, командор.

– И вам того же, мастер. Давно не виделись, вот и решил навестить вас.

– Как всегда, не просто так? – летописец хитренько прищурился.

– Конечно, мастер, не просто так, – я подошел к камину и, присев на корточки, протянул ладони к огню. – Есть вопросы.

– А бить меня не будете? – ехидно поинтересовался старик, сделав умильное и смешное лицо.

«Вишь ты, раздухарился как. Тело своего бога получил, так все время на шутки-прибаутки пробивает, ну-ну, пошуткуй», – подумал я, оглянувшись на Абу.

– Юлить не будете, никто вас не обидит. Кажется, давно об этом договорились, да и смысла в этом нет. За обман отберу у вас тело Шнара Первоцвета, и всех делов.

– Ладно, – веселость с летописца слетела моментально и, повернувшись ко мне, он спросил: – Что вы хотите знать, господин командор?

– Вы в курсе, что моя жена беременна?

– Конечно, – он кивнул на свой ноутбук, – вся отрядная информационная сеть гудит. Как же, у любимого командора такое событие. Кто-то из офицерских жен под это дело даже инициативную группу собирает.

– Не понял, – удивился я, – зачем это?

– Имя ребенку выбирают.

– У-у-у, делать им нечего. Ладно, ближе к теме, мастер. Мне нужно, чтобы мой наследник был Одаренным. Как это устроить?

Летописец задумался, почесал свой смуглый крючковатый нос, бросил взгляд на Инзу, сидящую в углу, и ответил:

– Можно увеличить шансы, что ребенок будет Одаренным, но и только. Единственный рецепт, который я знаю, сами роды должны происходить в полюсе силы. Гарантии нет, но в любом случае ребенок будет необычным.

Это я и так знал и, кивнув на слова Абу, зашел с другой стороны.

– Однако книги из Рассветного говорят, что если ребенок рождается во время самого открытия Врат, то Одаренным он становится сразу. В этом случае выброс энергий в полюсе силы на пару порядков выше, чем обычно, и тут хочешь или нет, а организм ребенка адаптируется сразу, и как следствие адаптивных процессов, пробуждается Дар. Что скажете на это?

– Возможно, что и так, командор, но я бы вам советовал не торопиться. У вас вся жизнь впереди, и при желании ваша супруга в состоянии родить вам еще не одного ребенка. Тут ведь в чем закавыка, в таком случае велика опасность потерять саму мать, а те, кто писал свои книги в Рассветном, наверняка этот момент совсем не рассматривали. Ведь я прав?

– Действительно, там про это ничего не было написано, – согласился я. – Странно, почему?

– Ничего странного. Ученые из Рассветного стремились к поиску истины и новых путей. Что им жизнь одной женщины? Да и не всякая еще подойдет.

– В самом деле, но как-то очень уж необычно слышать эти слова от вас, мастер, от летописца клана убийц.

– Есть ритуальное убийство во имя великой цели и есть убийство ни в чем не повинной женщины – это две огромные разницы, – глубокомысленно изрек Абу. – Вы удовлетворены нашим разговором, командор?

– Вполне, мастер, благодарю вас за ваши советы, а то за малым глупостей не наделал. Пойду я, дела.

– Да-да, – летописец кивнул и вернулся в свой мир, где все было разложено по полочкам и рассортировано по видам и классам. Он вновь стал всматриваться в ноутбук и что-то торопливо выписывать на листы бумаги.

Встав, я вышел на улицу, и тут зазвонил коммуникатор. Посмотрел на номер – Назаров, мой начальник штаба. Этот по пустякам звонить не будет, впрочем, как и любой, у кого есть такой передатчик, как у меня.

– Да, Алексей Петрович? Слушаю вас.

– Командор, есть проблемка, несколько не однозначная, потому и беспокою.

– Ну, это ясно, что просто так дергать меня в выходной день не станешь. Говори, Петрович, что там такое?

– Мир Сулин, помнишь?

Сулин, Сулин… обычный средневековый мир, за последние двадцать лет скакнувший от луков до огнестрельного оружия. Помнится, в бытность мою еще торговым представителем на Ра-Аре запродал кому-то из местных королей пять тысяч старых «калашей» и пять миллионов патронов, удачная сделка была. Опять же морские рейдеры, которые мы закупали у дона Карбоно, изначально строились для тамошних пиратских баронов. Четыре мира от Ра-Ара, один от Земли, Врата под нашим контролем, крепости там пока нет, привратная транспортная развилка и блокпост. Это все, что я мог вспомнить про этот ничем не примечательный мир сразу.

– Да, помню.

– Армия местного правителя атаковала нашу линейную мотострелковую роту, которая тамошние Врата охраняет. У нас потери.

– Сколько? – скрипнул я зубами.

– Почти полсотни убитых и столько же раненых. У нападавших есть броневики, пулеметы, автоматическое оружие и несколько гаубиц. Мы подтянули туда два танковых батальона, и нападение было отбито. Теперь вопрос стоит так, что делать с местными? Если входить в мир как завоеватели, то втянем отряд в мясорубку не менее чем на две недели, а нам надо на Кабаранге закрепляться.

– В общем, так, наших воинов не дергай. Работай по планам и скажи мне, Парамонов и Йорк на связи?

– Вчера им коммуникатор выделил, должны.

– Тогда вечером встретимся. Отбой.

Отключившись, сразу набрал абонента номер двадцать три. Пара гудочков, и я услышал голос генерал-лейтенанта Парамонова:

– Парамонов слушает.

– Генерал, это Кудрявцев.

– Бывший генерал, – пробухтел Парамонов.

– Не важно, для меня, генерал. Как обстоит дело с укомплектованием вашего отряда?

– Неплохо, перетянули к себе много ра-арских наемников, кто с эльфами уходить не захотел. Сейчас имеем почти двадцать тысяч солдат.

– Очень хорошо, генерал, не ожидал, если честно. Как с техникой?

– Своя есть и многое, все у тех же наемников по дешевке скупили. На ходу две тысячи единиц бронетехники и сотня орудий. Брали с запасом и на это использовали выделенные вами средства.

– Для вас есть работа, генерал. Играй тревогу в своих войсках.