Прочитайте онлайн Отряд «Акинак» | Глава 7

Читать книгу Отряд «Акинак»
2416+1762
  • Автор:
  • Год: 2019
  • Ознакомительный фрагмент книги

Глава 7

Планета Рамина. Крепость Штир-Штар. 10.11.2015

Дело было к вечеру, делать было нечего, так бы подумал каждый, кто видел меня в этот момент. Я сидел у себя в кабинете и черкал по листу бумаги, выводя одному мне понятные и имеющие смысл закорючки. На самом деле занимался я не ерундой какой, а самым что ни есть нужным делом, размышлял. О чем? Так это не секрет, сегодня посетил Кабарангу и смог видеть первые результаты работы отрядных служб по приему долгожданных гостей, то есть гориллоидов и прочих «подонков».

От добровольного перебежчика, шибко умного обезьянина Бо-хо-жга стало известно следующее. Мутанты имеют не только УБК, но и тяжелую технику, некие тяжелые автоматизированные бронемашины прорыва, артиллерию крупных калибров и что-то напоминающее немецкие шестиствольные минометы времен Второй мировой войны. Это факт? Да, подтвердилось полностью и с разных сторон, в том числе и от пленных эльфов, захваченных на Ра-Аре. Почему не использовали ранее? Негласный договор с эльфами? Возможно, что и так, а возможно, ограниченное количество подобного вооружения и техники. Исходя из этого, готовиться к будущим сражениям необходимо всерьез. Оно-то, конечно, мы и так не зеваем – все службы пашут с полной отдачей с самого раннего утра до позднего вечера, но необходимо изыскать еще людей, средства и технику.

Кто будет нам противостоять? На первых порах это как минимум одна атакующая армада в два миллиона боевых самцов, а к ним в помощь хотя бы парочка дивизий мятежного князя Эсфира-тон-Миранига. Много это или мало? С одной стороны, тьфу, плюнуть и растереть, а с другой – для первого боестолкновения очень даже прилично. Сама по себе Кабаранга ничем не примечательный нейтральный мир – три материка, трое работающих Врат. Наша задача проста – удержать за собой половину материка и сохранить контроль за Вратами, ведущими в наши миры. Если подойти к вопросу просто, то семьсот километров линии фронта и на этом все. Уверен, удержим гориллоидов столько, сколько нам будет необходимо.

Что мы можем им противопоставить? В первую очередь – мой отряд: две мотострелковые бригады и одна танковая, бригада морской пехоты, воздушно-десантная бригада, инженерно-саперная и артиллерийская бригады, два отдельных полка спецназа и пять отдельных батальонов. Это то, что может стать в оборону сразу. Те же самые ВМС и ВВС, в боевых действиях против гориллоидов бесполезны, пока хотя и имеются некоторые перспективные думки на их счет. И кроме того, охранные батальоны СБ, которые контролируют Врата перехода между мирами, их также не сдернешь с места и в бой не кинешь, а учитывая провокацию на Земле и нападение на Сулинские Врата, безопасников еще и усилить придется. Кроме них есть казачьи войска, два отличных батальона, по уровню подготовки как мой спецназ: «Атаман Сары-Азман» и «Атаман Ермак», и к ним в подкрепление третий формируется – «Атаман Платов». Их задача – контроль, зачистка и охрана степных территорий. Крайний раминский резерв на всякий непредвиденный случай.

Искан, он же Халифат Лахмидов, там все ровно. Малик Асвад ибн Джумал обещал полтора миллиона солдат, и обещание свое он выполнит. Четкий мужчина – как сказал, так и сделает. В общей сложности будет восемьдесят пехотных, десять мотострелковых, пять танковых и десять артиллерийских дивизий. На бумаге красиво и грозно, а на деле техника у них не очень, личный состав хоть и храбр, но подготовлен плохо, сказывается долгое отсутствие войн. Впрочем, в обороне арабы должны хорошо стоять, надеюсь на это.

Рамина и ССГ, что в общий контингент могут дать они? В первую очередь пять мотострелковых легионов славянских воинов, по уровню не слабей моих линейных войск будут. Хорошие слаженные подразделения. Можно было бы и больше набрать, до сорока легионов, но ССГ еще от войны с хунами полностью не оправился, так что излишне братьев-славян напрягать не надо. Кроме них есть средневековые наемники, которых предполагается вооружать и снабжать по остаточному принципу. Отрядные дипломаты уже трудятся на поприще замирения хунов и кублатов, и вроде бы достаточно успешно. Врата при любом раскладе останутся за нами, кублатский хан Ильдергиз возьмет себе северо-восточные степи, а равнины, исконная территория хунов, останутся за помолодевшим императором Сюнь Фан Хэем. По прикидкам моего штаба, через три месяца мы сможем навербовать у них до одного миллиона шаромыжников, которых не жалко. Посмотрим, что из всего этого выйдет.

Еще имеется вопрос по Заренаю. Народа там много проживает, опять-таки дипломаты Мита со всеми крупными государствами тамошнего мира работают. Что можно взять на этой планете? Многое и в первую очередь наемных солдат, миллионы бойцов, которых пошлют в бой их правители за новые технологии, тинирин и унзо. Однако это все не сейчас, а позже, полгода минимум на все про все необходимо. Пока это еще будут подписаны договоры, пока первые солдаты к Вратам прибудут да пока обучишь этих ландскнехтов элементарно из «калаша» палить, вот тебе и время. Чуть полегче с миром Сулин, где отработали свой первый контракт «Мародеры Йорка». Один из местных королей, вроде бы как самый авторитетный в тех краях человек, готов дать нам в подмогу свою армию. Так мало того, еще и соседей своих на это агитирует, какой-то фанат – «человек войны». Сулинских воинов переучивать и перевооружать тоже придется, но все же полегче должно быть, чем с заренайцами.

Где взять профессиональных солдат сейчас? Про Ра-Ар думать бесполезно, компаньоны по оборонительному союзу выгребли все, что только возможно. Причем из-за них, бармаглотов таких, цены на наемных воинов взлетели в полтора-два раза. Остается только родина-мать, то есть планета Земля. Там все как-то сложно. С одной стороны, поставки эльфийских чудо-таблеток возобновились, ругать нас стали меньше, и истерия по поводу ухода эльфов стихает, а с другой, – ни одно правительство в мире, нам навстречу не идет. Торговлишка возобновилась, и людей, которые готовы мигрировать к нам, никто особо не сдерживает, но это все не то. Правда, поступало несколько предложений, от тех же иранцев, например, но их условия меня не устроили. В самом деле, что это за хрень, типа, мы поддержим отряд «Акинак», а вы дайте нам ядерную боеголовку? Не, так дела не делаются. У меня есть аналитики, отдел информационной борьбы, УВР и УВКР, так что обождем еще недельку-другую. Результат будет, и все эти президенты сами со временем ко мне прибегут, никуда не денутся. Надо только некоторую информацию подать аккуратно и сработать точечно. В этом деле, спешки допускать нельзя. Подождем. Времени хоть и мало, но оно еще есть.

В сторону улетает исписанный лист бумаги, и думка про другое. Кто порадовал, так это Саня Козлов, начальник строительного отдела, такой укрепрайон на Кабаранге всего за пару недель отгрохал, что любо-дорого смотреть. В том-то и дело, что укрепрайон получается мощнейший, но и очень дорогой. Однако он того стоит, и не одну сотню, а то и тысячу солдатских жизней сбережет.

На расстоянии в тысячу двести километров от наших Врат на Кабаранге, почти весь материк Игран пересекает горный хребет Акром и именно на его основе, Козлов начал строительство укреплений. Планов у него хватало, кредит ему на это дело открыли неограниченный, а самое главное – наш главстроитель получил триста тысяч сонимских работяг с грайянской техникой. Раньше вся эта толпа народа пахала на эльфов, а сейчас, всего на пару месяцев, Великая Мать народа Соним Атта Бользайн выделила их нам в помощь. Бесплатно, как аванс за наш заменитель тинирина. Работники, лучше не пожелаешь и, что сказать, за их темпами порой и проектировщики не успевают.

Типовой подземный, он же подгорный, укрепрайон, выглядел примерно так. Выбиралась гора покруче и помощней через каждые пятнадцать – двадцать километров, и по типовому проекту в ней начинались работы. Наверху располагались сотни бронеколпаков, сделанные из самых что ни есть лучших и прочнейших материалов грайянского производства. В них должны были нести службу стрелки и минометные батареи. Кроме того, расчищались большие ровные площадки на вершинах – для САУ и РСЗО. Причем делалось все с таким расчетом, что, дав три-четыре залпа, техника могла сменить позиции. Про самонаводящиеся ракеты УБК мы помнили. Там же позиции новехоньких, опять же грайянских РЛС, самоотключающихся при электромагнитном импульсе.

Сама крепость могла вместить до двух дивизий солдат, и каждая должна была иметь автономные системы обеспечения жизнедеятельности на случай долговременной осады и блокады. Вглубь подобные подгорные бункеры тянулись на пятнадцать этажей, хотя в некоторых местах было и больше. Каждый укрепрайон соединен с соседними как минимум тремя галереями перехода. Три бункера – один участок обороны, то есть один центральный, именно в нем стоит атомный реактор производства Грай и сидит командование, а по флангам два вспомогательных. Всего получается четырнадцать оборонительных районов.

Это то, что шло по самому хребту Акрон, а ведь были еще линии надолбов за двадцать – тридцать километров от укрепрайонов и миллионы мин самых разных модификаций, посеянные полями вокруг и перед ними. Над планетой парили целых пять спутников «Всевидящее Око – 4», а завтра к ним еще столько же присоединится. Один точечный радиосигнал, пробивающий поле помех, которое так любят ставить мутанты, и, привет, площадь в десять квадратных километров превращается в смертельную ловушку для обезьян.

Если это не поможет, то не беда, есть десять тактических ядерных боезарядов, прикопанных на расстоянии пятидесяти километров от хребта – это обычные. А имеются еще десять боезарядов на расстоянии триста километров, чтобы значит, особо мощные армады на подходе глушить. Грайянцы – ребятки очень умные, никто не спорит, но сказано же, совсем не вояки. Откуда им знать, что если к ядерному боезаряду малой мощности прикрепить бачок с небольшим количеством ядерного топлива, смесь дейтерия и трития, поражающий эффект увеличивается? Правильно, не откуда, а сами они к этому не пришли. Быстрые нейтроны дело такое, что только пытливый ум землян до подобного пока додумался.

Вдобавок ко всему этому есть еще огромные бочки с отравляющими газами, также ждущими своего часа. Гориллоиды имеют крепкую имунную систему, но дышать они дышат, так что хочешь или не хочешь, а как говорил незабвенный утенок Черный Плащ: «Нюхни газку, злобный мутант!» На эту же тему запланированы постановки бочек с кислотами и напалмом по системе «Капкан». Тоже хитрая штука, прикопан бочонок со всякой гадостью, а к нему механический детектор движения, с записанным алгоритмом толпы гориллоидов, идущих в атаку. Есть сигнал, подрыв, и полутонная бочка, как ОЗМ-72, подлетает вверх и раскидывает в радиусе двух километров свою начинку. Одна бочка отработала, и тут же следует самовзвод второй, неподалеку. Жуть, и гориллоидам придется туго. В общем-то, это только первая линия обороны, а за ней ведь и вторая планируется через месяц, а потом и третья в течение полугода.

Эх, еще бы плазменного и лазерного оружия добыть из подземного дворца Шнара Первоцвета, да еще и суметь бы его скопировать, совсем хорошо бы было. Однако не все сразу. Палыч работает, пусть не так быстро, как хотелось бы и мечталось, но все же, считай, что половину отрядных расходов покрывает именно его группа. Прибыльное это дело – мародерка, ну, или экспроприация ценного наследия Предтеч, кому как нравится, так и называет.

– Командор, – в кабинет просунулась голова Паши Крюкова. Сколько раз ему говорил, чтоб по селектору общался. – Вы просили напомнить про праздник во дворце великого князя.

– Хорошо, Паша, уже иду, – я скомкал очередной исчерканный лист бумаги и выбросил его в корзину, привстал и посмотрел на своего адъютанта, который чего-то ожидал от меня. Ага, ведь чуть не забыл, – Паша, про твою просьбу я помню – все в норме.

Обнадеженный моими словами адъютант исчез, а я направился в свою гардеробную. Сегодня день рождения моей любимой тещи великой княгини Ольги. Событие значимое – весь цвет романского дворянства и новоявленные бароны с графами моего отряда будут на балу в ее честь. А Паша Крюков, он же барон Лесогорский, подошел ко мне еще утром с одной личной просьбой, а я дал согласие ему помочь. Дельце-то плевое, втюрился бывший омоновец в одну весьма симпатичную и знатную особу непростых кровей, дочку генерала фон Гейера, и просил познакомить с ней. Старое романское дворянство относилось к нам все еще с некоторой опаской, вроде бы и не кичились особо древностью своих родов, но и близко старались не подпускать. Так что элементарные правила приличия при дворе великого князя требовали, чтобы человек, в данном случае Паша, был представлен даме кем-то из вышестоящих по социальной лестнице. Кто это сможет сделать лучше командора, наверняка подумал мой адъютант и был прав. Сделаем. Не он первый из наших, кто на местных красоток запал, и далеко не последний.

Зашел в гардеробную, название для маленькой полупустой комнатушки, конечно, с претензией, здесь всего-то, три комплекта парадной униформы, пяток рабочих камков и несколько пар обуви. Елы-палы, великий герцог, а одеть-то по большому счету и нечего, живу как босяк какой. Быстренько переоделся в парадку, нацепил пяток орденов, два из которых выдумал сам, и сам же себя как великий герцог Ардонский ими наградил, перецепил на правое бедро ножны с акинаком, переобулся в мягкие кожаные сапожки и посмотрелся в зеркало. Нормально, настоящий суровый командор, каким его должны все знать и представлять, почти идеал. Взял с тумбочки обитую бархатом коробочку, с красивым цветочным вензелем ВКРО (великая княгиня Романская Ольга), выполненным из трирского серебра, и направился на выход. Пора уже, время поджимает.

Машина ждет, прыгаем с Пашей на заднее сиденье и через двадцать пять минут бешеной гонки по новенькой автостраде въезжаем во дворец великого князя Иосифа. Адъютант вместе с моими офицерами, уже прибывшими на торжество, заходит через парадный вход, а я здесь вроде бы как свой, так что захожу с тыла.

Первым делом поднимаюсь в свои покои. Ну, как в свои? Выделили нам родители жены на некоторое время половину южного крыла, вроде как по бедности моей и неустроенности жилищной.

Супруга уже готова и встречает меня легким ворчанием:

– Тим, ну, сколько можно ждать? Мы уже должны появиться, а ты все где-то бегаешь?!

Смотрю на нее и поражаюсь. Как же она красива! Наверное, я все же счастливый человек, потому что рядом со мной такая женщина. Ее стройная фигура обрела некую округлость, все-таки четвертый месяц беременности, в походке появилась плавность, и для меня она – дива, ради которой и стоит жить. Русые волосы моей любимой женщины уложены в сложную причудливую прическу. Голубое платье облегает ее тело, а из украшений только прекрасное ожерелье из неизвестных переливающихся камней, предположительно легендарных зеленых сайонов, добытых в сокровищнице гредмарского короля. Все чепуха, лишь бы она была счастлива.

– Ну, что ты все время улыбаешься, Тим? – улыбнулась она в ответ и сменила гнев на милость. – На тебя совсем нельзя злиться, ты только улыбаешься, хотя твои офицеры тебя побаиваются, а я не понимаю почему. Что мы подарим маме? Ты ведь сказал, что сам что-то подберешь?!

– Да, конечно, – я вынул из-за спины изящную коробку и показал ей. – Для моей неповторимой тещи – неповторимый подарок.

– Что там? – она попыталась открыть коробочку, но у нее ничего не получилось.

– Открывается по отпечатку пальца великой княгини, – приподняв коробочку, я показал ей электронный дактилоскопический замочек.

– И что там находится, ты, конечно, не скажешь? – супруга хитренько посмотрела на меня.

– Разумеется, не скажу, – я нежно поцеловал ее в уголок губ. – Катюш, сюрприз должен быть сюрпризом для всех.

– Хорошо, спорить не буду, – ответила она. – Нам пора, пойдем?

Выставив вперед правый локоть, я согласно кивнул:

– Пойдем.

Рука об руку, чинно и не торопясь, как учит придворный церемониймейстер, мы прошли коридорами в Большой приемный покой, где и проходили все торжества. Услужливые лакеи распахнули двери, и минута в минуту, как того требует этикет, мы прошли в сияющий сотнями огней огромный зал. Гости, а таких здесь набиралось около тысячи, уставились на нас, как будто и не видели никогда. Нет бы отвернуться из приличия, типа винца бокал с фуршетного стола взять. Вот, за что не люблю подобные мероприятия, так это за подобные моменты.

Хорошо поставленным, громким и торжественным голосом герольд объявил:

– Великий герцог Ардонский Тимофей фон Кудрявцев с супругой великой герцогиней Ардонской Кудрявцевой-Вольф.

Под перекрестным обстрелом сотен пар глаз мы, все так же чинно и неспешно, проходим к нашим местам и занимаем два кресла слева от трона. Киваю серьезному мужчине напротив и полной женщине с милым и добродушным лицом – наследник великого князя Михаил фон Вольф с женой Мариной. Хорошая пара, хорошие люди, мой кивок и улыбка, и в ответ такой же кивок и такая же улыбка. Кто-кто, а эти двое нам искренне рады, не за командорство мое, не за родство с ними, а просто так, как одни люди, бывает, симпатизируют другим. Таких вроде и много вокруг нас, а присмотришься совсем даже наоборот.

Наконец, объявляют и тех, ради кого собственно и весь сыр-бор: великого князя и великую княгиню. Правители Романского княжества и ССГ, в последнее время оба изрядно помолодевшие, входят в зал. Все встают, и мы в том числе, хоть и есть у нас такая привилегия, как у родственников, сидеть в их присутствии, однако уважение к старшим должно быть.

Все занимают свои места, и начинается официальная часть. По настоянию хозяина, работает сокращенная программа: короткие речи, поздравления и, естественно, подарки. Кто и чего только не дарит: золотые украшения, драгоценности, картины, меха и ткани. На любой вкус дары. Однако я вижу, что все это не то и, несмотря на милостивые кивки тещи, большинству подарков суждено уже завтра осесть в сокровищнице неподвижным грузом. Себе я заранее обговорил заключительное подношение.

Проходит час, и очередь доходит до меня. Особо славословить тещеньку не стал, пара добрых слов и хватит. Подношу коробку с вензелем к трону, мне можно, родня все же, и гвардейцы, хоть и настороже, но не дергаются. Коробка переходит в руки великой княгини. Она уже предупреждена относительно необычности замочка и заинтригована, прикладывает к нему палец большой руки, и крышка плавно откидывается. Поначалу, она просто не понимает, что я ей подарил, на лице легкое недоумение, но вот до нее все же доходит и, подхватив коробку, она торопливо соскакивает с трона и уносится из зала.

Зал в недоумении зашумел, так как подобное поведение для великой княгини Ольги не просто необычно, а можно сказать, что немыслимо. Князь приподнимает правую бровь и вопросительно кивает мне, мол, в чем дело, зять? Успокоительно киваю в ответ, все в норме.

Минуло минуты три, и герольд вновь объявляет виновницу торжества, которая величаво входит в зал, а все женщины вокруг, знающие цену моего подарка, за малым, в обморок не падают. На голове великой княгини сияет одна из пятнадцати мифических реликвий мира Рамина – царская диадема древнего и легендарного дома Свангов. Согласно легенде, таких диадем было пять, и каждая обладала редким даром, наделяя свою хозяйку неким даром предвидения. На всех картинах величайших мастеров минувших тысячелетий великие правительницы прошлого в подобных диадемах красуются.

Красота, конечно, и вещь неповторимая, но объяснять теще, что подобных царских венцов было не пять, а намного больше, я не буду. Обычная и, по моему мнению, не особо ценная поделка местного бога Шнара Первоцвета, которую обнаружили в его дворце. Такими венцами бог наделял своих женщин из смертных. В самом обруче крупный алмаз, подобных ему в этом мире точно не найти, а внутри него, сложный вычислитель, даже по современным меркам неповторимый, который и дает возможность предугадывать будущее минут на десять вперед. Ничего глобального, только бытовой уровень. Разумеется, если он подпитан энергией полюса силы, а это мои артефакторы сделать смогли, и теперь зарядки хватит минимум лет на сто.

Княгиня усаживается на трон и милостиво кивает мне, довольна. Тем более, насколько я копнул ее родовые корни, отец княгини выводил начало своей фамилии именно от Свангов.

Возвращаюсь к своему месту. Начинаются танцы, и, подхватив жену за талию, устремляюсь с ней в зал, в самый центр. Звучит вальс, какая-то переделка местных композиторов из земных мотивов Штрауса. Мы медленно кружимся, и, наклонившись к ушку Екатерины, я шепчу:

– Милая, у меня и для тебя подобный венец заготовлен.

Екатерина улыбается и отвечает:

– А я и не сомневалась. Ты понимаешь, что подарил не просто древнюю вещь, а символ?

– Более или менее.

Вальс заканчивается и начинается то, что для себя я обозвал променадом. То есть надо было ходить от одной группы знатных феодалов до другой и с заинтересованным видом выслушивать всякую хрень, которая мне и даром была не нужна. Один герцог из Скальта надавал советов, как мне за три дня разгромить гориллоидов, чудак, а еще один предложил свои услуги в качестве отрядного министра финансов, мошенник. Половина – дармоеды, разогнать бы их, но не я здесь хозяин.

Постаравшись отметиться везде и нигде особо не задержаться, по дороге оставляю супругу поболтать с мамой, а сам, подхватив Пашу Крюкова, направляюсь к группе романских вояк. Семьи с ними, здесь так, пока папа-мама не отпустят вожжи, девушки стоят своей кучкой, а за приглашение кого-то из них на один из первых танцев можно и вызов на дуэль получить. Обычай. Сейчас как раз начинается пятый танец, самая пора знакомить своего адъютанта с юной фон Гейер.

Все улаживается достаточно легко и быстро. Старый вояка фон Гейер с супругой – люди старого склада, рады бы помариновать доченьку, которая так и рвется на волю. Однако мне отказа нет, и довольная друг другом молодая пара исчезает в круговороте танцующих.

На некоторое время я остановился, прикидывая, где находится представитель Грая, хотел с ним обговорить подробности моего заказа на стратосферные бомбардировщики. Нигде его не обнаружил. Ладно, может быть, удастся отыскать контр-адмирала Семенова, обсудить закупку подводных ракетоносцев для океанского флота, который, возможно, будет действовать на Кабаранге. Есть, этот на месте. Но о чем-то увлеченно разговаривает с некоей особой, про которую говорят, что она его любовница. Хм, мешать не буду, личная жизнь камрадам нужна, и она, далеко не на самом последнем месте.

«Найдем кого другого, дабы пообщаться», – подумал я, и в это время сработал мой коммуникатор.

Надо ответить, наверняка еще один нестандартный вопрос.

– Да, на связи.

В трубке раздался чрезвычайно взволнованный голос нашего кладоискателя Палыча:

– Тимофей, приезжай во дворец Шнара. Срочно!

– Что случилось? Опять груду артефактных мечей нашел?

– Лучше, пульт управления всеми дворцовыми охранными системами.

– Выезжаю. Жди, и сам никуда не лезь.

– Знаю, – отозвался Некрасов.

Отключив коммуникатор, отправился к жене, надо предупредить ее об отъезде и извиниться перед тещей. Дело зовет, а праздник, ну, что же делать, празднования еще будут неоднократно, а пока мне надо двигаться в пустыню Суль-Сахейн.