Прочитайте онлайн Пожиратели облаков | 45°40′04.4"N/123°56′27.9"W

Читать книгу Пожиратели облаков
6316+4061
  • Автор:
  • Перевёл: Александр С. Шабрин
  • Год: 2014
  • Ознакомительный фрагмент книги

45°40′04.4"N/123°56′27.9"W

Вечерело. Раскачивалось море, струи ветра гоняли по берегу мелкие песчаные смерчи. Марк стоял на широкой полосе пляжа, под защитой валуна размером с дом. Бриз дышал холодом, а на теле из верхней одежды был лишь вельветовый пиджак. Ожидание длилось уже больше часа; на глазах Марка солнце снижалось за горизонт, отчего небо сделалось сначала огнистым, затем багряным и наконец кроваво-красным. Кто, интересно, приедет – Пэйтл? Сингх? Строу сказал лишь о том, что вышлет «Зодиак».

В той шушлайке Марк со Суэйном провели тринадцать часов. Суэйн действительно вполне успешно спустился по склону и выбрался на Пятую магистраль, а оттуда поехал сетью окольных дорог через Береговые хребты. Ралли Париж – Дакар.

Разговоров дорогой не вели. Да и как это делать, в глухих шлемах под рев мотора? Дважды останавливались заправиться – на безлюдных бензоколонках закрытых СТО в глубинах заповедника. На первой такой остановке оба сняли шлемы и попили из фляги.

– Тесса Брайт, наверное? – озвучил догадку Марк. – Это она твой человек в «Блюберде»?

– Да, притом самый ценный, – кивнул Нед, отирая носовым платком грязную взмокшую шею.

Разумеется. Какая, спрашивается, юристка-лесбиянка злых заговорщиков будет смолить «Лаки страйк»?

Во второй раз Марк, тоскуя по сигарете, оперся о капот и спросил:

– А вы, почтари, действительно последние некоррумпированные правоохранители при правительстве?

– Последняя некоррумпированная разведслужба, – поправил Суэйн. – Хотя Поуп еще не добрался до лесников. У них тоже служба.

Он с металлическим стуком сунул пистолет обратно в колонку и навесил на нее замок.

Кажется, на горизонте что-то появилось: черное пятнышко среди бескрайней темной синевы. Близится или нет? Марк вышел из-за валуна и подошел к полощущейся белесым платком пене прибоя. Так и непонятно, приближается то пятнышко или нет. Как, каким образом предоставился ему этот шанс? В зрелом уже возрасте изменить ход жизни, отвоевать своих друзей, нанести удар по кому-то другому, а не по себе? Пятнышко меж тем стало надувной лодкой – «Зодиаком», идущим на высокой скорости. Отсюда уже различался вой мотора и зеленый огонек, помаргивающий на мелкой кормовой мачте.

«Глянь, мам. Пока есть такая возможность. Великое благо мира частично зависит от моего неброского деяния. Ты бы гордилась».

Суденышко, грузно колыхая по волнам, находилось уже в сотне шагов. Марк пытался разглядеть капитана, моториста или кого там еще. «Зодиак» замедлил ход и близился к берегу уже скинув скорость, басовито гудя моторами. И тут он разглядел, что за капитана по ошибке принимал миниатюрный пост лоцмана и рулевую платформу. За штурвалом, оказывается, никого не было.

В кармане завибрировал «ноуд». Марк вынул его и на вспыхнувшем экранчике прочел: «Марк садись на борт. Ужин ждет. Джеймс».

«Если что-то пойдет не так, – мелькнула мысль, – я определенно упокоюсь в безвестной могиле».

С каждым шагом к воде влажный песок все сильнее всасывал в себя разбухшие башмаки. Марк вышагнул из них, закатал штанины и ступил глубже в набегающий прибой. «Ныряй смело. Водичка теплая», – сказала вчера Лейла.

От холода ноги немели на ходу; по телу в голову встекала ледяная ясность. На лодку он влез тогда, когда штаны намокли уже по самые бедра. На жестком полу он с минуту лежал недвижимо, переводя дух и глядя на первые немногочисленные звезды, что проплавлялись на востоке. Грандиознейшая мистерия, простираемая у нас над головой каждую ночь. Вон Полярная звезда, самая яркая. А вон там, пока еще слабо различимый, ковш Большой Медведицы. Когда-то давно отец говорил, что ручка того ковша изогнута аркой. А та арка ведет к звезде по имени Арктур. Арка к Арктуру. «Покойся с миром, папуля, – подумал Марк, впервые без горечи. – Ты тоже будешь горд». Надо будет непременно написать ту грандиозную книгу, пусть хотя бы в сердце и для одного-единственного читателя.

Он огляделся. За небольшим штурвалом находилось высокое кресло рулевого, с повешенным поверх не то одеялом, не то плащом из неопрена. Марк встал, подошел и набросил одеяло на себя. От неожиданно резкого разворота за кресло пришлось ухватиться. Лодка дала по газам и, уставив нос на горизонт, на скорости понеслась в море, время от времени ухая по валам. Спустя минуту Марк оглянулся. В народившейся ночи американский берег выпирал серым горбом. Марк был величаво спокоен, полон собой и тайнами. И не только, теперь не только.