Прочитайте онлайн Скажи, что тебе жаль | Глава 6

Читать книгу Скажи, что тебе жаль
5616+649
  • Автор:
  • Перевёл: Михаил Дремин
  • Год: 2017
  • Ознакомительный фрагмент книги

Глава 6

– Давай назад. – Ланс увлек Морган в сторону от тела.

Одна его часть хотела поближе взглянуть на жертву, другая – бежать отсюда со всех ног. Мельком оглядев тело, он понял, что сцена преступления выглядела просто ужасно.

Впрочем, какая разница. Ему не было нужды приближаться к трупу: он больше не коп, а наряд уже в пути.

Морган дрожала в объятиях Ланса, а ее зубы выбивали частую дробь. Беспокойство за нее быстро свело на нет все мысли о себе самом. Для него эта сцена убийства была далеко не первой, а вот Морган, хоть и работала помощником прокурора, подобным опытом похвастаться не могла. Одно дело рассматривать трупы на фотографиях, и совсем другое – видеть их непосредственно на месте преступления.

Он повел ее к машине. Вытащил из багажника теплую куртку и помог надеть ее. Рукава накрыли ее руки, подол укрыл бедра.

Он, не задумываясь, обхватил ее руками и прижал к своей груди. Как недостающий фрагмент мозаики, она прекрасно поместилась в его объятиях. Несмотря на ужасную сцену у берега, эти объятия были правильными и подарили им взаимное утешение.

Морган чуть вздрогнула и проговорила ему в грудь:

– Что с ней случилось?

Он нехотя выпустил ее из своих рук и застегнул на ней куртку до самого подбородка.

– Пока рано строить теории. Можно только гадать. Давай дождемся, пока вскроются какие-нибудь факты. – Он воззвал к ее юридическому мышлению.

– Ты прав, – согласилась она. Ее голубые глаза были темны, а лицо бледнее лунного света.

Посматривая блуждающим взглядом на деревья, Морган сделала глубокий вдох:

– А вдруг он до сих пор где-то здесь?

– Сомневаюсь. – Но он тоже продолжал на всякий случай следить за окружающими зарослями. Только раз он бросил один короткий взгляд на труп: казалось, залившая его кровь потемнела и запеклась. – Подозреваю, что она мертва уже несколько часов.

Через пятнадцать минут в темноте показался свет приближающейся полицейской мигалки. Патрульная машина остановилась рядом с джипом, из нее вышел Карл. Лицо его было мрачнее тучи. На приветствия время тратить не стали, и Ланс показал Карлу тело.

– Твою мать. – Карл направился обратно к своей машине.

Когда над озером забрезжил первый сероватый предутренний свет, на месте уже находились еще две патрульные машины, судмедэксперт и бригада криминалистов. Криминалисты пустили вперед медика и ждали, пока он завершит необходимые процедуры. Тот, тяжело ступая и волоча ящик с инструментами, пересек поляну. В предрассветных сумерках он в своем белом рабочем комбинезоне был похож на привидение. Несмотря на присутствие большой группы людей, на поляне стояла гробовая тишина. В обычной ситуации место убийства было бы царством черного юмора, подобные шутки являются излюбленным защитным механизмом у людей, вплотную сталкивающихся со смертью. Но только не в том случае, когда жертва была подростком.

К концу ряда автомобилей подъехала темно-синяя полицейская машина без опознавательных знаков. Из нее вышли два человека.

Детективы Броуди Макнамара и Стелла Дейн спешно подбежали к остальным.

Стелла первым делом бросилась к сестре:

– Ты в порядке?

Скованный кивок Морган был не слишком убедительным, но она взяла себя в руки.

Криминалисты разбирались со своим оборудованием, готовясь приняться за дело, Броуди и Стелла последовали за судмедэкспертом в заросли камыша. Пока Морган и Ланс ждали развития событий, серый горизонт постепенно порозовел. Через десять минут Броуди и Стелла показались из камышей.

– Вы наверно устали. Мы только зафиксируем ваши показания, и можете идти. – Броуди жестом пригласил Морган следовать за ним. Они отошли метра на три.

Стелла повернулась к Лансу:

– Расскажи, что произошло.

Ланс описал события ночи, от звонка Морган до момента, когда они нашли тело. Стелла делала пометки в своем блокноте, затем убрала его в карман.

– Присмотришь за сестрой?

– Конечно, – кивнул он.

Но когда Морган закончила давать показания Броуди и вернулась к Лансу, ее спина была выпрямлена, а голова высоко поднята.

Они сели в машину, он запустил двигатель, включил обогрев, и они тронулись обратно к дому Дейнов. Морган всю дорогу хранила молчание. Когда они прибыли, она потерла щеки, пригладила волосы и выскочила из джипа.

Арт с мрачным выражением на лице открыл дверь прежде, чем они дошли до нее. Он бросил на Ланса вопросительный взгляд.

– Не сейчас, – покачал головой Ланс.

Арт много лет прослужил в полиции и все понял без слов. Кивнул, соглашаясь.

Они оставили испачканную обувь у двери. С кухни доносился гомон тонких детских голосов, и Ланс поспешил за Морган к детям. Вид завтракающих малышек подарил им порцию положительной энергии.

Три дочурки Морган сидели за столом. Эйва была увлечена блинами, обильно политыми сиропом, Мия густо намазывала маслом кусок хлеба, а малышка Софи, которая, похоже, могла довольствоваться тремя колечками «Чириоз» в день, даже не притронулась к тарелке. На проказнице были фиолетовые штанишки, зеленая футболка кислотного оттенка и сине-голубые носки. Прическа имела такой вид, будто ее делали с помощью воздуходувки. Вместо того чтобы завтракать, она взяла листок бумаги, намазала его клеящим карандашом и высыпала на него небольшую коробочку серебряных блесток. Блестки были у Софи настоящим «пунктиком».

Джанна трудилась у плиты, черпая половником жидкое тесто и отправляя его на раскаленную сковороду.

Как только Морган появилась на кухне, девочки бросились к ней, хором крича «Мама!».

– Доброе утро, мои сладкие! – Она заключила всех сразу в одни большие объятия, а на лице ее разгорелась самая искренняя из улыбок. Морган уселась на стул, а дети окружили ее, перебивая друг друга и оттого говоря все громче. У Ланса уже закружилась голова, а Морган не испытывала ни малейших проблем, ведя три беседы одновременно. Дети наперебой рассказывали ей, как прошло утро, а она слушала со спокойным и расслабленным выражением на лице: чем, интересно, они занимались до завтрака?

– Привет, Ланс! – Эйва забралась обратно на стул. Мия тоже вернулась к завтраку, но перед этим подбежала к Лансу и быстренько его обняла.

Софи пересекла кухню, остановилась прямо перед ним и уставилась ему в лицо. Казалось, ее большие голубые глаза видят его насквозь. Серьезно, малышка была как ходячий полиграф.

– Мамочка грустная! – сообщила она, всем своим видом намекая на то, что виноват в этом он.

– Ага, – с опаской кивнул Ланс.

– Скоро она опять будет веселая? – Подразумевается: ты что-нибудь собираешься с этим делать?

– Надеюсь.

– Я тоже. – Кивок головой был очень уж серьезным для трехлетнего ребенка.

– Ну, мне пора, – сказал он. Причиной усталости, разлившейся по всему телу, была не только бессонная ночь: жестокое и бессмысленное убийство яркой молодой девушки не добавляло сил.

Морган проводила его до двери:

– Спасибо за все!

– Пожалуйста. – Он ступил за порог. – Звони, если что-нибудь понадобится.

– Обязательно.

Ланс поехал в свой небольшой домик с двумя спальнями и гостиной, который находился недалеко от центра города. Припарковав джип на дорожке, он вошел в свои владения. После легкого хаоса, царившего у Морган, пустота его собственного дома произвела неприятный эффект. Кто бы мог подумать, что ему будет не хватать непрестанной болтовни троих маленьких детей? Уж точно не он.

Он прошел в спальню, разделся и отправился в душ. Струя холодной воды хорошо освежила голову. Через пять минут, насухо вытершись и сменив одежду, он вернулся в спальню и с сомнением посмотрел на кровать. В голове проносились картины места преступления, и он решил пока что повременить со сном. Сел за пианино в гостиной, но так и не собрался с духом поиграть. Сидеть в холодной пустоте, уставившись на стену, тоже не хотелось.

Сегодня была суббота, но другого способа отвлечься, кроме работы, на ум не приходило.

Он схватил ключи и вышел из дома. Офис находился всего в шести кварталах, и поездка до работы отняла меньше трех минут.

Войдя в офис, Ланс обнаружил Шарпа сидящим за своим столом.

– Выглядишь паршиво.

– Вот спасибо. – Ланс прошел на кухню, находившуюся в задней части офиса. – У вас здесь есть какой-нибудь кофе?

– Ты хочешь надпочечники себе посадить? – спросил Шарп с интонацией, автоматически предполагавшей ответ «Конечно нет!».

– Да. – Тупая боль запульсировала у Ланса в голове.

Шарп ввалился на кухню и поставил на стол блендер и упаковку какой-то зелени.

– Ладно, а теперь серьезно. Что случилось ночью?

– Будто бы вы ничего не слышали. – Ланс плюхнулся на стул у небольшого деревянного стола.

– Мне известно, что недалеко от места проведения вечеринок, у озера Скарлет было найдено тело восемнадцатилетней девушки по имени Тесса Палмер. – Шарп запихнул в блендер листья батата, свое новое увлечение, и замороженные кусочки фруктов. – Мне также известно, что обнаружили труп вы с Морган Дейн и что убийство было совершено с особой жестокостью.

Ланс выпустил из себя струю воздуха:

– Исчерпывающе.

Но он все же поделился подробностями прошедшей ночи. Когда он закончил, Шарп запустил блендер и дождался, пока его содержимое не превратилось в однородную массу отталкивающего зеленого цвета.

– Антиоксиданты полезны при стрессе, – объявил он и вылил смесь в стакан.

Понимая, что на вкус этот коктейль заметно лучше, чем на вид, Ланс выпил его.

– У нас найдется над чем поработать?

– Конечно.

Ланс последовал за Шарпом в кабинет.

Поставив кружку на стол, Шарп покопался в стопке папок.

– Вот. Джейми Льюис, 16 лет, пропала два месяца назад. У полиции зацепок нет. Мать в отчаянии. Она и раньше убегала из дома, но в этот раз найти ее не удалось.

Ланс открыл папку. С глянцевой цветной фотографии формата 20×25 на него смотрела молодая девушка. Это было стандартное школьное фото, но улыбки на лице Джейми не было. Ее губы были скривлены в презрительной гримасе. Но гораздо больше его поразили глаза: они просто горели яростью, совершенно не соответствующей возрасту пропавшей.

– Я видел осужденных преступников с более теплым выражением лица, – прокомментировал Ланс.

– Это точно, – поддержал Шарп. – У Джейми синдром дефицита внимания и оппозиционно-вызывающее расстройство. С восьми лет ее пичкали кучей таблеток. К двенадцати она стала отказываться от лекарств, зато сама себе прописала выпивку и травку. Два года назад психиатры добавили к диагнозу биполярное расстройство. Родители в разводе и обвиняют друг друга. С приемными родителями постоянные конфликты. Мать местная. Отец уехал в Калифорнию и снова женился.

– Она выглядит как крайне неспокойный ребенок.

– Так оно и есть, – вздохнул Шарп. – Полиция Скарлет-Фоллз не обнаружила в городе ни следа девушки. Они уверены, что она уже очень далеко. Родители с этим согласны, но все равно хотят, чтобы ее нашли.

Ланс полистал папку. Шарп поговорил с ее родителями: с матерью лично, с отцом – по телефону. Он также осмотрел комнату Джейми. Девчачьего в ней было мало. Ее увлекал классический рок и комиксы, она умела рисовать, и некоторые из ее рисунков могли шокировать.

– Если она уехала из города, то местные копы мало что могут сделать. Разве что добавить ее в базу данных к тысячам других пропавших детей.

Если она попадет в полицию в другом месте, ее внесут в базу Национального информационно-криминологического центра как беглянку и в итоге вернут родителям.

– Что мне нужно делать?

– У меня есть аккаунты Джейми в соцсетях. Она не выходила онлайн со времени исчезновения, но ребята ведь нынче обо всем рассказывают на своих страничках. Пройдись по ее постам за последние несколько месяцев до того, как она сбежала. Постарайся найти какие-нибудь зацепки – друзей, о которых не знали родители; места, куда она мечтала попасть; подозрительные страницы и группы.

Ланс хрустнул костяшками пальцев:

– Я займусь этим.

Доставая ключи из кармана, Шарп кивком указал на свой офис. Через открытую дверь Лансу был виден черный кожаный диван у стены.

– Постарайся вздремнуть.

– Скучное это занятие…

– Ты к маме сегодня заезжал? – спросил Шарп.

– Еще нет. – После обнаружения тела Ланс был пока не в силах контактировать с матерью. – Вот посплю и, может быть, заеду.

Шарп помедлил.

– Хочешь, я ее проведаю?

Визит к матери Ланса потребовал бы значительно большего, чем просто зайти и спросить, как дела. Шарп был одним из немногих, кого терзаемая тревожным расстройством мать Ланса пускала к себе в дом. Если бы не Шарп, то прошлой осенью ее некому было бы навещать и отвозить на занятия групповой психотерапии, пока Ланс лежал в больнице.

– Нет, я сам. Но спасибо за предложение.

– Позвони, если передумаешь. И сделай одолжение, проследи, чтобы миска для воды на заднем крыльце была полная, – сказал Шарп, уходя.

Открывая заднюю дверь, Ланс мельком увидел тощую дворнягу бело-коричневого окраса, шмыгнувшую под ступеньки. Он забрал миску для воды, наполнил ее на кухне и вернул на крыльцо. Собачонка выглядела совсем исхудавшей, а миска для еды тоже была пуста, так что он насыпал в нее корма. Пока дворняга наблюдала за его действиями, он успел заметить ее блестящие глаза.

– Да ты, я смотрю, почище Шарпа. Он держится грубовато, но стоит тебе захотеть, он будет ходить перед тобой на задних лапах!

Но собака не обратила на его речь никакого внимания.

Ланс вернулся в кабинет, включил радиостанцию, транслировавшую хороший рок, и раскрыл свой ноутбук. Пролистал папку в поисках информации о родителях. Все что угодно, только бы выкинуть из головы образ мертвой девушки…

Проведя три часа за компьютерными исследованиями, Ланс почувствовал, что усталость берет верх. На страничках Джейми в соцсетях не нашлось ничего интересного, и было похоже, что родители, учитывая психические проблемы девушки, отслеживали ее онлайн-активность. Вероятно, Джейми была неглупа и понимала, что за аккаунтами следят.

Ланс решил сбегать за кофе и пончиками. Если он заснет, во сне опять явится труп Тессы Палмер. Он был уже на полпути к двери, когда тугая боль в бедре заставила его остановиться. Он пошел на кухню, сделал себе протеиновый коктейль и растянулся на диване.

Нельзя было позволить какому-то ночному кошмару, да и вообще чему бы то ни было, вставать на пути его выздоровления.

Однако окровавленная фигура, преследовавшая его во сне, принадлежала не Тессе. Это была Морган. Даже во сне он понимал, что она была единственным человеком, который мог причинить ему боль.