Прочитайте онлайн След надежды | Глава первая

Читать книгу След надежды
2916+2483
  • Автор:
  • Ознакомительный фрагмент книги

Глава первая

Детектив Кери Локк проснулась с каким-то непонятным чувством.  Она не чувствовала себя так, как чувствуют себя люди после здорового и долгого сна. Сердце выпрыгивало из груди, и она вся была покрыта липким потом. Ощущения напоминали скорее возвращение к реальности после потери сознания, чем обыкновенное пробуждение.

К тому же она была не в кровати. Она лежала на диване в своей гостиной, а детектив Рэй Сэндс, ее партнер, с которым она недавно еще и начала встречаться, сидел рядом, обеспокоенно склонившись над ней.

Она попыталась спросить у него, то произошло, но во рту так пересохло, что язык прилип к гортани и ей удалось издать лишь невнятный хрип. Она не помнила ничего – ни того, как она попала сюда, ни того, что произошло до ее обморока. Но, судя по всему, должно было произойти нечто из ряда вон выходящее.

Глядя на Рэя, она поняла, что он не находит слов. А это совсем было на него не похоже. Он был не из тех, кто ходит вокруг да около. Двухметровый афроамериканец, полицейский Лос-Анжелеса, профессиональный боксер в прошлом. Он потерял свой левый глаз в бою. Он всегда и во всем шел напролом.

Кери попыталась было приподняться на локтях, но Рэй остановил ее, мягко придержав ее за плечо и покачав головой.

– Полежи еще немного, – сказал он. – Пока еще ты выглядишь не очень бодро.

– Давно я в отключке? – прохрипела Кери.

– Не могу сказать, что недавно, – ответил он.

– Но из-за чего я вырубилась? – спросила она.

Рэй изумленно посмотрел на нее. Он уже было собирался что-то ответить, но сдержался. Он явно был растерян.

– Что такое?

– Разве ты не помнишь? – недоверчиво спросил он.

Кери покачала головой. Ей показалось, что у нее загудело в ушах, но нет, звук исходил извне, и это был чей-то голос. Она повернула голову в сторону кофейного столика. На нем лежал ее телефон. Он был включен, и на другом конце кто-то что-то говорил.

– Кто на проводе? – спросила она.

– Телефон упал, когда ты потеряла сознание. Мне надо было привести тебя в чувство, и я во всей этой суматохе положил его туда.

– Кто это? – снова спросила Кери, отметив про себя, что он попытался уйти от ответа.

– Сьюзен, – с неохотой сказал он. – Сьюзен Грейнджер.

Сьюзен Грейнджер – пятнадцатилетняя проститутка, которую Кери в прошлом году избавила от сутенера и устроила в приют для девочек. С тех пор между ними установились близкие отношения, Кери стала чем-то вроде наставника побитой жизнью, но энергичной девчонки.

– Но почему Сьюзен позво…?

И тут воспоминания обрушились на нее, накрыв мощной и мрачной волной боли. Сьюзан позвонила Кери и рассказала, что ее собственная дочь, Эви, которая было похищена шесть лет тому назад, будет вынуждена принять участие в одном гнуснейшем мероприятии.

Сьюзен узнала, что завтра вечером в каком-то доме на Голливудских холмах Эви продадут на аукционе. Покупатель, назначивший самую высокую цену, сможет вступить с ней в интимную связь, а потом она будет убита в ритуальном жертвоприношении.

Так вот из-за чего я отключилась.

– Дай мне телефон, – скомандовала она Рэю.

– Не думаю, что ты сейчас в состоянии, – сказал он, понимая, что память уже могла вернуться к ней.

– Дай мне этот чертов телефон, Рэй.

Он молча подал ей телефон.

– Сьюзен, ты все еще здесь? – спросила она.

– Что случилось? – обеспокоенно воскликнула Сьюзен. – Минуту назад вы разговаривали со мной, а потом исчезли. Я слышала какие-то звуки, но вы не отвечали.

– Я вырубилась, – призналась Кери. – Мне потребовалось время, чтобы прийти в себя.

– О…, – тихо простонала Сьюзен. – Извините, это все из-за меня.

– Ты тут ни при чем, Сьюзен. Просто ты меня огорошила. Слишком много всего сразу, особенно учитывая то, что я сейчас не совсем в форме.

– Как вы? – спросила Сьюзан. В ее голосе сквозило беспокойство.

Дело в том, что пару дней назад Кери получила травмы в результате серьезной схватки с похитителем детей. Ее выписали из больницы лишь вчерашним утром.

У нее на лице были синяки после драки с похитителем. Еще у нее наблюдался ушиб грудной клетки и отек колена. Но ее общее состояние, по мнению врачей, не препятствовало ее выписке.

Похититель, психопат-фанатик, Джейсон Петросян, отделался не так легко. Он содержался в больнице под вооруженной охраной. Похищенная им девочка, двенадцатилетняя Джессика Рейни, поправлялась дома со своей семьей.

– Со мной все будет в порядке, – успокоила ее Кери. – Всего лишь пара ушибов и синяков. Я рада твоему звонку, Сьюзен. Всегда лучше знать правду, и неважно насколько она горька. Зато теперь я могу попытаться что-нибудь предпринять.

– Но что вы можете предпринять, детектив Локк? – спросила Сьюзен, чей голос почти срывался на крик. – Мне известно, что Эви – «приз крови» на Висте. Но я не знаю, где это будет происходить.

– Успокойся, Сьюзен, – твердо сказала Кери. Она приподнялась и уселась на диване.

Голова еще кружилась, и она не возражала, когда Рэй, сев рядом с ней, положил руку ей на спину, чтобы ее поддержать. – Мы обязательно выясним, где это. Но сначала расскажи мне все, что тебе известно об этой Висте. Говори все, что знаешь. Вообще все. В данном случае важна любая подробность, которую ты только сможешь вспомнить.

– Вы уверены? – нерешительно спросила Сьюзен.

– Не беспокойся обо мне, я в порядке. Просто мне нужно было пару минут, чтобы прийти в себя. Не забывай, я детектив отдела пропавших без вести. Это моя работа. И то, что речь идет о моей дочери, ничего не меняет. А теперь рассказывай.

Она включила громкую связь, чтобы Рэй мог слышать разговор.

– Ладно, – ответила Сьюзен. – Итак, у кучки богатеньких извращенцев есть свой клуб в Голливудских холмах. Они устраивают секс-вечеринки. Они называют это «Вечеринки в Хилл-Хаус». Там всегда полно девушек, большая часть которых – несовершеннолетние проститутки, такие же как я. Вечеринки зачастую проводятся раз в несколько месяцев и чаще всего они уведомляют о начале их проведения за несколько часов, присылая смс. Пока все понятно?

– Абсолютно, – ответила Кери. – Я помню, ты уже рассказывала мне об этом. Напомни, что такое Виста.

– Виста – эта их самая крупная вечеринка. Она бывает только раз в году, и ее точная дата никому не известна заранее. О ней они обычно уведомляют загодя, потому что никому из них не захотелось бы ее пропустить. Наверное, поэтому моя подруга знала о ней до наступления завтрашнего вечера.

– Так значит Виста чем-то отличается от остальных вечеринок в Хилл-Хаусе, да?

– Да. На обычных вечеринках богач покупает любую приглянувшуюся девчонку и делает с ней все, что вздумается. Мужчины могут выбрать кого угодно, девочки могут быть заняты хоть всю ночь. Но на Висте все иначе – организаторы выбирают одну девушку, которая должна быть чем-то особенной. И ее они назначают «призом крови».

Внезапно она умолкла, и Кери поняла, что та просто боится ранить ее чувства, чувства того, кто помог ей выкарабкаться из грязи и обрести надежду на будущее.

– Все в порядке, Сьюзен, – настойчиво сказала Кери. – Продолжай. Я должна знать все.

На другом конце провода послышался глубокий вздох.

– Действо начинается около девяти вечера. Сначала все происходит как на обычной вечеринке в Хилл-Хаусе. Но потом приводится девушка, которая назначена в качестве «приза крови». Я говорила, что она должна быть своего рода особенной. Она может быть девственницей. Или же ее похитили в тот же день, и она засветилась в новостях. Однажды в этой роли была юная звезда, которая потом подсела на наркоту и очутилась в подворотнях.

– А в этом году – это Эви, – подсказала Кери.

– Да. Есть одна девчонка, Лупита, мы с ней вместе работали в районе Венис. Она до сих пор работает на улице и слышала, как какие-то ребята говорили, что в этом году это будет дочь полицейского. Они называют ее «поросенком».

– Весьма оригинально, – с горечью пробормотала Кери. – Ты хочешь сказать, что они выбрали ее, потому что я подобралась к ним слишком близко?

– Именно так, – подтвердила Сьюзен. – Им надоело постоянно прятать ее. Они говорят, что из-за нее ты дышишь им в затылок. Поэтому они думают, что проще ее прикончить и оставить где-нибудь ее тело, чтобы ты знала, что она уже мертва и прекратила поиски. Мне очень жаль, детектив.

– Продолжай, – сказал Кери. Она начала чувствовать онемение в конечностях, ее голос звучал глухо, будто бы доносился откуда-то издалека.

– Они устраивают аукцион. Ставки очень крупные – иногда они достигают сотен тысяч. Эти ребята вполне платежеспособны. К тому же, тот факт, что она твоя дочь, будет их подогревать и ставки будет подниматься все выше и выше. И думаю, что им всем интересно, чем это закончится.

– Об этом давай поподробнее, – попросила Кери, закрыв глаза и готовясь к тому, что она может услышать. Она услышала, что Сьюзен запнулась, но не стала на нее давить, понимая, что той нужно собраться с силами. Рэй придвинулся к ней еще ближе и обнял ее за плечи.

– Победителя аукциона приглашают в отдельную комнату, пока идет подготовка «приза крови». Они ее купают, наряжают в дорогое платье, делают вечерний макияж.  Затем ее отводят в комнату к победителю, где он может с ней делать все, что ему захочется. Есть только одно правило – он не должен бить ее по лицу.

Кери отметила, что Сьюзен заговорила сухим отстраненным голосом, будто бы отгораживаясь от собственных эмоций, чтобы суметь закончить рассказ. В этом ее сложно было винить. Девушка продолжала.

– То есть, понимаете, он может сделать с ней все что угодно. Он не может лишь бить ее по лицу, потому что она должна выглядеть надлежащим образом на предстоящем событии. Но никого не обеспокоит потекшая от слез тушь. Это лишь прибавит драматизма, а это им нравится. Единственное правило – никаких синяков.

– Что потом?

– Мужчина должен закончить до полуночи, потому что в это время совершается последнее жертвоприношение. На нее надевают свежее платье и привязывают к столу. Она может быть связана не слишком туго, чтобы иметь возможность слегка брыкаться, но не сильно. Они это любят.

Даже с закрытыми глазами Кери почувствовала напряжение Рэя. Казалось, он перестал дышать. Она тоже затаила дыхание, но заставила себя выдохнуть воздух из легких, дождавшись паузы в рассказе Сьюзен.

– Мужчина надевает на себя черную мантию с капюшоном, скрывающим лицо, – продолжила она. – Это потому, что действо транслируется на экране в главном зале. Может быть, даже ведется запись. Полагаю, что никто из них не желает светиться на камеру, совершая убийство несовершеннолетней девочки.

– Когда все готово, мужчина встает позади нее. Он совершает какой-то ритуал, не знаю какой. Затем он берет нож и, когда стрелка часов достигает полуночи, перерезает ей горло. Они снимают на камеру, как она умирает. Участники ритуала произносят какие-то слова. Потом они выключают камеру, и вечеринка продолжается. Это все.

Наконец Кери открыла глаза. По ее щеке стекала слеза, но она не вытирала ее. Она испытывала странное удовольствие от того, что слеза обжигает ей кожу, словно ползущая струя пламени.

До тех пор, пока она могла поддерживать огонь праведной ярости в своем сердце, она была уверена, что сможет спасти Эви.