Прочитайте онлайн Спецсвязь и прослушка в Украине | 3.3. «Тайна» переговоров

Читать книгу Спецсвязь и прослушка в Украине
7112+3653
  • Автор:
  • Ознакомительный фрагмент книги

3.3. «Тайна» переговоров

Конституция Украины «гарантирует» своим гражданам неприкосновенность частной жизни, телефонных переговоров и переписки. Однако за последнее время с прослушкой в Украине было связано огромное количество скандалов.

В соответствии со статьей 246 Уголовно-процессуального кодекса Украины (далее — УПК) негласные следственные (розыскные) действия (далее — НСРД), к числу которых относится снятия информации с каналов связи (в частности, прослушивание телефонных разговоров и чтения СМС-сообщений), могут проводиться исключительно в уголовных процессах по тяжким или особо тяжким преступлений.

Исключение составляет лишь снятие информации с электронных информационных систем, доступ к которым не ограничивается собственником, и установление местонахождения радиоэлектронного средства — эти два вида НСРД можно проводить независимо от тяжести преступления.

До 2006 года ничем не ограниченную техническую возможность прослушивать телефонные разговоры имели практически все подразделения всех правоохранительных органов. Это привело к созданию целого рынка данных «прослушки», а за небольшую плату через знакомого оперативного работника или следователя районного отдела милиции можно было заказать снятие информации практически с любого телефона — как мобильного, так и стационарного.

И хотя законом было предусмотрено, что прослушивание телефонов должно осуществляться только на основании судебного решения, проконтролировать соблюдение законности было невозможно, а санкцию в суде правоохранители брали только в тех случаях, когда планировали в следующем официально использовать данные прослушивания.

По словам одного адвоката, часто сотрудники СБУ незаметно вписывают интересующих их людей второстепенными персонажами в резонансные дела, чтобы прослушивать их. «По закону разговор между адвокатом и клиентом прослушивать нельзя, как нельзя слушать, например, депутата», — рассказывает адвокат. Чтобы обойти запрет, человека прослушивают как бы нечаянно.

«Например, одна журналистка общается с каким-нибудь беглым олигархом, воюющим с правящим режимом. И время от времени она публикует статьи с какими-то пленками, компрометирующими власть. Журналистка и беглый олигарх созваниваются, что естественно. А это значит, что журналист попадает в поле зрения спецслужб, и СБУ вправе просить поставить ее телефон на „прослушку“. Или ненароком записать ее имя второстепенным в дело одного из свидетелей», — рассказал адвокат.

Прослушка самых интересных фигурантов — министров, народных депутатов — требует больше хлопот. Один из сотрудников Администрации Президента рассказал: «Представьте, что вы — СБУ. Судью слушать без законного основания нельзя, а надо.

В таком случае сотрудники органов закупают отдельное оборудование, и ездят за объектом в маленьком микроавтобусе. Паркуются неподалеку, шифруются под кофейный магазин на колесах, и внедряются в сеть оператора.

Именно поэтому иногда в некоторых зонах активности, или около высоких зданий в правительственном квартале пропадает связь. Время от времени на место проблемы выезжают сотрудники мобильных компаний. Но часто они не выезжают. Почему? Чтобы и дальше иметь лицензию мобильного оператора, нужно как можно реже выезжать, а лучше вообще не обращать внимание на такие помехи».

Интересно опубликованное в одном из украинских СМИ признание высокопоставленного сотрудника украинских спецслужб, уполномоченных заниматься спецмероприятиями, очень точно обрисовывающее ситуацию, «построенную» в Украине.

По его словам: «В Украине сейчас вызывает удивление не тот факт, что кого-то незаконно слушают, а тот факт, что прослушку осуществляет так много государственных структур, частных компаний, политических партий и частных лиц. Такое впечатление, что прослушивают все и всех. У этой системы есть несколько уровней.

Первый уровень — это любой радиорынок или Интернет, где можно купить по доступным ценам различное шпионское радиооборудование. Какой здесь может быть учет и контроль? За продажу «жучков» у нас существует необременительный штраф в 800 гривен, да и налагается он крайне редко — контролеры тоже в доле.

Объектовая прослушка, видеокамеры, «жучки» могут быть везде, следить могут за кем угодно. Стоимость этих приборов — от 100–200 долларов. Если необходимо вычислить контакты человека, самый бюджетный и доступный вариант — связаться с хакерами, которые ломают серверы, а чаще всего — договариваются с операторами связи.

За 100–300 долларов можно в течение суток без проблем получить полный трафик — список всех контактов конкретного абонента, с распечаткой данных на владельцев контрактных телефонов из этого списка.

Второй уровень прослушки — более профессиональный. Любая сколько-нибудь уважающая себя фирма приобретает комплект для дистанционного контроля «GSM» — связи. Это по виду обычный ноутбук. Оборудование устанавливается в машине рядом с интересующим объектом, и оттуда пишется весь трафик, все разговоры.

Сколько у нас таких комплектов — никто не знает, но думаю, счет идет на тысячи. Стоимость нормального бюджетного комплекта: нижний ценовой сегмент — от 15 тыс. у.е., средний — от 250 тысяч у.е., высший — от миллиона долларов. Есть и дороже — выбор огромный.

В 2008 году за незаконную прослушку в Украине посадили двух человек, в 2009-м — трех. Это наглые частники, которые работают по беспределу и демпингуют ценами.

В Днепропетровске взяли группу, которая кому попало продавала прослушки телефона по 150 у.е. за сутки.

Третий уровень прослушки — госструктуры и крупнейшие финансово-промышленные группы. У них тоже есть всевозможные виды спецтехники, оборудование и специалисты для «раскалывания» шифров и систем защиты. Они располагают помехоустойчивой техникой.

Но главное — у них есть возможности по несанкционированному доступу к серверам операторов связи. Вот это настоящий «Клондайк». Если необходимо получить данные, сейчас не проблема установить, где, в каком точно доме вы находитесь, телефоны каких абонентов находятся рядом с вами, причем эту трассировку можно получить даже год-два спустя и проанализировать.

Через доступ к серверам можно получить доступ к прослушке всей базы абонентов. Можно послать в требуемый телефон шпионскую программу, и тогда ваш телефон будет использован как микрофон для записи. Мы живем в прозрачном мире.

Если серьезный человек говорит по телефону, даже по телефону со скрэмблером, в некоторых ситуациях — таких, как избирательная компания, например, это все равно, что говорить на улице. «GSM» — связь практически не защищена, об этом никогда не следует забывать.

Несанкционированный доступ к серверам, объектовую прослушку можно искоренить только в одном случае, — если будет единая государственная система контроля и защиты информации. Виртуальные соты, через которые качаются данные, также можно легко обнаружить при наличии техники, специалистов.

То, что наше государство не уделяет серьезного внимания информационной безопасности и борьбе с прослушкой, говорит просто о недостаточном уровне понимания проблемы. Ведь у нас не только слушают все внутри страны. Все наши информационные потоки контролируются и из-за рубежа».

Поразительно, что малогабаритные системы прослушивания, весом не более 10–12 кг, которые легко перевозятся на автомашинах, буквально заполонили Украину. Вычислить их работу чрезвычайно сложно.

Жертвами прослушки в Украине становились многие известные люди: чаще всего — политики. Народный депутат Елена Бондаренко, которая в тот период была пресс-секретарем Бориса Колесникова рассказала: «В период так называемого «дела Колесникова» со мной случилась неприятная история. Мне надо было лететь из Донецка в Киев, я вызвала с домашнего телефона такси в аэропорт.

Машину пообещали через 15 минут. А спустя две минуты раздается звонок на мобильный, который я не давала службе такси, и мне говорят: «Выходите, авто уже на месте». Я перезвонила в службу такси: там заверили, что не звонили мне, и машина будет через 15 минут. И я поняла, что прослушивается и мобильный, и домашний телефон».

«Каждый политик и бизнесмен в нашей стране исходит из того, что он находится в зоне прослушивания, поэтому по телефону лишнего не говорит. Мне неоднократно рассказывали содержание моих телефонных бесед», — рассказал народный депутат Святослав Олейник.

«Есть комплексы, которые работают, как радиоприемники — можно настроиться на любую мобилку, — объясняет нунсовец Геннадий Москаль. — Мобильный, кстати, прослушать проще, чем стационарный. Чтобы прослушать стационарный, надо, чтобы «Укртелеком» или другая компания передала параллельные сигналы на их станцию (тех, кто прослушивает. — авт.).

Кстати, меня тоже прослушивали. Когда Тиберий Дурдинец был зампредом СБУ, он завел на меня контрразведывательное дело (оно, по закону, не подлежит надзору ГПУ).

На какую я разведку работал — не знаю. Вот Ренат Кузьмин — на него такое же дело открыли, он, оказывается, на израильскую работал», — смеется Москаль.

В 2010 году в Одессе, где разгорелся скандал с прослушкой, распечатки частных телефонных разговоров представителей одесской оппозиции регулярно размещались на интернет-ресурсах, лояльных к мэру, что доказывало доступность прослушки практически любых телефонов.

На одесском радиорынке цены весьма доступны — от 200 гривен за примитивный «жучок» китайского производства. Терминалы для подключения к телефонным каналам открыто предлагаются в интернете по 1500 долларов и выше. Прослушать чужие тайны можно и не приобретая «шпионскую» технику.

Такая услуга на «черном» рынке в Одессе стоит от 300 долларов в сутки, причем, по заверениям частных детективов, этим «бизнесом» не брезгуют и чекисты. «За 3 сотни баксов они вам предоставят распечатку с любого телефона за сутки», — признался один частный сыщик.

В результате в Украине сложилась такая ситуация, что стало несложно предсказать скорую политическую нестабильность в государстве. Когда уровень и количество компромата в обществе превышает все разумные пределы, жди либо беспорядков, либо переворота, либо и того и другого вместе. Так и произошло.

Подобно атомной реакции, огромная масса компромата прослушки телефонных переговоров высших должностных лиц разогнала противоречия в украинском обществе, почти как в чернобыльском реакторе, до критического уровня, и взорвалась «Майданом».

Сегодня компромат, как радиация, растворил все позитивное, превратив Украину в государство-мутант, не сумевшее вовремя защититься от информационного поражения. Впрочем, Украина уже давно не исключение из общемировых правил.

Многочисленные бунты, перевороты, «оранжевые», «розовые», «весенние» революции, инициированные огромной массой информационных «вбросов» и «выбросов», в конечном итоге материализуются в виде политических и экономических катаклизмов.

Более того, попав под жернова скандалов, многие политики и бизнесмены оказываются в опале и вовсе незаслуженно. Не из-за реально сказанных ими фраз, а из-за преданной гласности компиляции их телефонных переговоров. Десятки, сотни отставок государственных служащих уже случились в мире из-за фальшивых «прослушек».

А опровергнуть компрометирующие сведения и доказать, что опубликованные материалы являются поддельными, никто не успевает. Обычно расправа вершится моментально, и еще недавно могущественный и влиятельный человек за считанные дни превращается в изгоя. Ведь в этом случае, на пути доказательства истины, кроме технических проблем, огромное значение имеет фактор административный, а судьи — кто?

На общеизвестных примерах мы видим, что во многих странах нынешняя ситуация с демократическими правами граждан и особенно возможностью защиты личной информации государственными служащими практически ничем не отличается от того, что мы наблюдали в Германии в тридцатые годы прошлого столетия. Лидер решил, а подконтрольный ему административный аппарат — подмахнул.

Посмотрите, что происходит сегодня на Украине и в государствах третьего мира, получивших в свое время многочисленные и мощнейшие системы прослушивания. В Ливии и Йемене после падения правительств эти системы неожиданно оказывались в руках или преступников, или людей, рвущихся к власти. Отсутствие ограничений на поставки подобной техники в «горячие» точки или нестабильные страны приводит к трагедиям.

С помощью прослушки ненужные люди, и, в первую очередь, государственные служащие, верно служащие своей Родине, сдаются «в утиль» — на них собирается компромат, затем их отстраняют от власти, сажают в тюрьмы, изгоняют из страны или просто убивают. И все ради одной цели — расчистить себе путь к власти. Такова сегодня цена слова.

Уроки переворотов в Ираке, Ливии, Египте, Грузии, Украине и других странах, показывают, что если правительства хотят оградить свои страны от революций, хаоса, войны и экономических коллапсов, то необходимо, в первую очередь, надежно защитить персональную информацию государственных служащих и их семей (прежде всего армии, полиции, спецслужб), от перехвата и прослушивания со стороны криминальных элементов и врагов государства. Такова сегодня цена мира и стабильности в обществе.

Рассмотрим, как развивались события на бунтующем Майдане, и с чего начались столкновения демонстрантов с властями и полицией. А началось все с того, что оппозиционеры «вычислили» в центре города оперативную машину прослушки СБУ и атаковали ее.

На размещенном в интернете видео видно, как во время атаки на машину СБУ лидеры оппозиции приглашают столпившихся поблизости журналистов запечатлеть спецтехнику для «прослушки»! Заметьте, приглашение прозвучало еще до того, как народный депутат, а тогда обычная журналистка Татьяна Черновол, разбив огромным камнем верхний люк, умудрилась протиснуться через него в салон автомобиля СБУ.

Как же неподготовленные люди смогли точно определить тип находившегося там оборудования и сообщить об этом СМИ? Ведь, даже охранявшая митинг местная милиция такой спецтехники тогда не имела. Откуда же демонстрантам поступила информация, не сама же СБУ «сдала» свою опергруппу?

На этом простом примере мы видим, что оппозиция располагала техническими спецсредствами, по своей эффективности не уступавшими возможностям государственных структур.

Так кто же вооружил «стояльцев» Майдана как минимум точной информацией, а как максимум — современным кибероружием? Наверное, те самые иностранные правительства, что сходу признали насильственный захват власти — «проявлением волеизъявления народа».

Сегодня уже достоверно известно, что бойцы отряда «Беркут», находившиеся под прессом демонстрантов на Майдане, не получили тогда системы шифрования и были вынуждены общаться между собой по открытой связи, а чаще — с помощью курьеров, передававших устные приказы. Кстати, многие из них, в то смутное время, по разным причинам так и не смогли добраться до места назначения и донести информацию до сотрудников «Беркута» на Майдане.

Видимо, кто-то очень боялся использования закрытой связи, полагая, что в этом случае действия правоохранителей невозможно будет контролировать, а проще говоря — прослушивать. Другими словами, силовиков просто предали, оставив их без надежной системы управления и координации перед лицом агрессивного противника, хорошо управляемого и обладающего практически всей полнотой информации о происходящем на Майдане и вокруг него.

И опять напрашивается аналогия с событиями 1930-х годов в Германии. Не исключено, что на наиболее преданных президенту В. Януковичу людей в спецслужбах и в армии был подготовлен компромат, найденный в их многочисленных прослушанных разговорах и перехваченных сообщениях. Впоследствии весь компромат должным образом был обработан и в критической ситуации предъявлен в ультимативной форме: «Или вы работаете на нашу сторону или будете преследоваться новой властью!».

Естественно, когда настал «Час X», многие приближенные В. Януковича или самоустранились от выполнения своих обязанностей или перешли на сторону новой власти. Лишь малая часть системы защиты конституционного строя до конца оставалась верной присяге. И президенту не оставалось ничего другого, как бежать из Киева.

«Революционеры» не только знали маршруты движения главы украинского государства, но и заманивали его в ловушку. О чем говорить, если на тот момент еще действующий президент даже не мог должным образом обеспечить свою конфиденциальную связь?

И только когда вмешалась Россия, ему удалось спастись.

Вот к чему приводит беспредельный контроль за персональной информацией государственных служащих наиболее лояльных действующему правительству. В принципе, аналогичная ситуация была и в Германии в начале 1930-х годов, незадолго до прихода нацистов к власти: сбор компромата на неугодных, а затем отстранение их от власти. Время меняется, а методы те же.

Интересно, что спустя всего год после Майдана, новая украинская власть информационным оружием начала пожирать и своих недавних активистов.

Последний пример — «слив» олигарха Коломойского из властных структур. Один из самых влиятельных людей постреволюционной Украины, обладающий огромным состоянием и вооруженной до зубов частной армией, оказался беззащитным после предания огласке содержания одного единственного телефонного разговора.

Коломойского сгубили прозвучавшие в разговоре с руководителем «Нафтогаза» А. Коболевым неосторожные слова о возможности направить вооруженные батальоны из зоны антитеррористической операции (далее — АТО) в столицу Украины для разрешения коммерческого спора. И без всякой проверки они моментально были массово растиражированы в СМИ и Интернете.

Получается, подлинность перехваченных разговоров обусловливается не компетентной технической экспертизой, а количеством СМИ, первыми растиражировавших скандальную информацию. Принцип: «10 % правды и 90 % лжи» явно заимствован из опыта Геббельса.

Бывший премьер-министр Ю. Тимошенко во время президентства Л. Кучмы наболтала по телефону столько, что ее противникам не составило никакого труда на основании этих материалов посадить ее в тюрьму.

По количеству нелегального оборота оборудования для взлома и перехвата чужой информации и записи телефонных разговоров, украинцы последние десятилетия являлись несомненными мировыми лидерами.