Прочитайте онлайн Закат тьмы | ГЛАВА ТРЕТЬЯ ПОСЛЕДНИЙ ОПЛОТ

Читать книгу Закат тьмы
5916+2245
  • Автор:
  • Год: 2014
  • Ознакомительный фрагмент книги

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ПОСЛЕДНИЙ ОПЛОТ

Трэрг вышел из портала посреди одной из спален во дворце Герцога Номфора в Раканне и увидел, что число ожидающих его возвращения людей увеличилось. Граф Рэйнор в сопровождении Лорда Пэллонга по-прежнему находился подле лежащего в просторной резной кровати сына, однако помимо придворного чародея Герцога Номфора в помещении находился сам Герцог, Король Авлии Домелунг и оба авлийских Синих мага. Глаза Рэйнора смотрели с надеждой, остальные сохраняли исключительно вежливое и приветливое выражение, но вибрации пронизывающих мироздание магических потоков выдавали охватившее их любопытство.

— Произошло нечто экстренное? — поинтересовался шаман, окидывая взглядом вновь прибывших.

— К счастью, нет, Ваше Величество! — Герцог Номфор улыбнулся. — Мы… эээ… случайным образом узнали о том, что вы отправляетесь за Белым Магом, и не смогли побороть желание лично приветствовать его на авлийской земле…

— И потому явились сюда сообща! — Король Домелунг поддержал улыбку брата. — Долгие месяцы многострадальной Авлии довелось испытывать лишь горечь потерь и сердечную боль о лучших сынах Королевства, павших в сражениях. С вашим появлением пред страной засиял луч надежды, и пропускать подобные редчайшие минуты радости не в наших силах! Признаюсь, с нами увязалось великое множество желающих, и мне пришлось применить всю твердость королевской власти, дабы свести к минимуму их количество! Прошу не счесть мой вопрос бестактным, однако успешно ли прошел ваш вояж? В здравии ли Белый Маг?

— В полном. — Трэрг указал на появляющуюся из портала Айлани. — Хотя её не мешает покормить. В последнее время Принцесса несколько переусердствовала с диетой в неустанных заботах о фигуре.

Девчонка, невольно оглядывающая незнакомое помещение, услышала его фразу и опешила, мгновенно исполняясь смущением. Она сделала шаг в его сторону, позволяя выйти из портала следующему за ней вакрийцу, и выполнила церемониальный реверанс.

— Ваше Величество! — Айлани склонила голову перед Королем, как того требовал этикет.

— Знакомься, — объявил Трэрг, по очереди представляя присутствующих: — Король Авлии Домелунг, его брат Герцог Номфор, Верховный Маг Авлии Валтанор, его брат Хэйканор, волшебник Синего ранга. Это мой давний друг Граф Рэйнор, Рыцарь-по-Праву Королевства Мергия, и его доверенное лицо Лорд Пэллонг, Жёлтый чародей. Уважаемые Милорды, перед вами Айлани, Белый Маг, Принцесса и Верховный Волшебник Редонии. Подле неё Сударь Тим, представитель одного из торговых родов Вакри, и с ним всех нас ожидает отдельная беседа. Засим прошу считать формальности улаженными и позволить целителю осмотреть пациента, ибо Белый Маг суть единственная надежда Графа Рэйнора, как всем здесь собравшимся хорошо известно.

У Айлани расширились глаза от столь неприкрытого пренебрежения королевским этикетом, но, вопреки её опасениям, все присутствующие отнеслись к сему обстоятельству не только с пониманием, но и с юмором. Один из близнецов-чародеев состроил убитую горем рожицу и едва слышно прошептал другому: «Я же говорил, что нас выгонят!» Все торопливо спрятали улыбки.

— Мы весьма рады принимать в Авлии Белого Мага. — Король Домелунг сделал лицо, подобающее собранию монарших особ. — Особенно столь юного и столь обворожительного! Однако же не будем мешать целительству, ибо занятие сие требует концентрации. Великий Кэлорн, да будет слава о деяниях его жить вечно, весьма не любил, когда его отвлекали во время плетения лечебных заклятий. Посему мы покидаем помещение немедленно, но прежде я хочу пригласить вас, прекрасная Принцесса, посетить торжественный королевский ужин, который я даю сегодня вечером в честь заключения союза между Авлией и Союзом оркских кланов. Все мы искренне надеемся, что сокровище Парна, Белый Маг, не откажет нам в подобной малости.

Домелунг умолк, взирая на Айлани вопросительным взглядом, и она соблюла королевский этикет, выполняя реверанс перед монархом другого государства. Как всё это не вовремя! В Арзанне царит смятение, нехватка провианта, только что прибыл морской караван, столько забот, а тут ужин!

— Ваше предложение делает мне честь, Ваше Величество, — уклончиво ответила девушка Королю Авлии и бросила на Трэрга неуверенный взгляд. — Признаюсь, я не ожидала получить его…

— Принцесса принимает приглашение, — сообщил за неё шаман. — Трапеза ей сейчас не помешает.

Все вновь попрятали улыбки и немедленно вышли вон. Потрясенная столь внезапно навалившимися на неё неожиданностями, Айлани окончательно смутилась и поспешила к больному. Стоящий у его изголовья дворянин в воинских одеждах был единственным, помимо Трэрга, кто не улыбался и сохранял тревожное выражение лица. При приближении Принцессы он выхватил Рыцарский Меч, оперся на него и преклонил голову перед особой королевской крови, как подобает Рыцарю-по-Праву. Исполнив поклон, Граф Рэйнор перевел взгляд на безжизненное тело сына, и в голосе его едва заметно зазвучали нотки невыносимой боли.

— Это мой сын, Ваше Высочество, — негромко произнес он. — Виконт Рэйнор. Его сразили заклятьем в сражении, и с тех пор он пребывает в бесконечной летаргии. И никто не в силах разбудить его, даже Синие маги Авлии. Если я могу чем-нибудь помочь вам…

— Можете, Граф, — ответствовала Айлани. — Отойдите в сторону, мне необходимо немного пространства. — Она прошептала заклинание, и у её головы вспыхнул белый шарик Ока Целителя.

Рэйнор поспешно отошел от кровати, и Трэрг мысленно улыбнулся. Девчонка молодец, быстро справилась с растерянностью. Хотя для неё подобный сюрприз наверняка был весьма болезнен: внезапно оказаться перед высшими лицами другого государства запачканной портовой пылью и брызгами морской воды, да ещё с заплаканным лицом. К тому же её пошатывает, она изрядно утомлена, похоже, не ела пару суток, да и целительство во время морского сражения не прошло даром. Хотя в этом крылось нечто несколько странное, её волшебный врачебный потенциал огромен, она не должна была обессилеть до подобного состояния. С этим стоит разобраться при случае, сейчас нет времени. Но едва оказавшись возле пациента, девчонка быстро забыла об усталости, смущении, и формальностях никчемных человеческих условностей, и сразу же занялась делом. С каждым разом она нравилась ему всё больше, и он отметил, что приглашение Короля Авлии явилось весьма кстати. Можно будет понаблюдать за ней в течение ужина.

Тем временем девчонка закрыла глаза и несколько мгновений стояла неподвижно, разглядывая больного через Око Целителя магическим взором. Потом, не глядя, достала из висящего на поясе мешочка немного магического порошка, произнесла короткое заклинание и развеяла порошок над пациентом. Призрачная взвесь вспыхнула теплым белым светом, впитываясь в неподвижное тело, и Айлани открыла глаза. Она взглянула на больного и сделала шаг назад.

— Всё, — произнесла девчонка. — Вы можете разбудить его, Граф, теперь он спит обычным сном.

Рэйнор, недоверчиво глядя на неё, торопливо устремился к кровати и осторожно положил руку сыну на плечо. Он несильно потряс его и тихим голосом призвал проснуться. Молодой человек открыл глаза, и Граф вздрогнул от неожиданности. Два удара сердца он потрясенно смотрел на сына, не в силах вымолвить ни слова, после чего схватил его за руку и крепко сжал.

— Сын мой! Ты… — Рэйнор задохнулся от волнения. — Ты видишь меня? Ты узнаешь меня?

— Конечно, узнаю, отец, — сонно удивился молодой человек. — Почему я не должен узнать тебя… — Он огляделся: — Где это мы? Я не узнаю это место… Это столичная больница? — Он потер глаза рукой и вспомнил последнее, что видели его глаза в роковом бою: — Порази Лардис Непобедимый этих магов, кто-то из них всё же достал меня Молнией! Отец, чем закончилось сражение, мы победили?

Граф Рэйнор молчал, потеряв дар речи от счастья, и лишь смотрел на сына исполненным великой радости взглядом. Трэрг подошел к Айлани, взял её за локоть и увлек за собой к выходу из спальни.

— Пойдем, — изрёк он. — Сейчас уместнее оставить их без посторонних ушей. Им есть, что обсудить в узком кругу. — Шаман взмахом руки погасил портал, кивнул Сударю Тиму, и они покинули помещение, выходя в просторную залу. Там их ожидали Король Домелунг с приближенными, коих стало едва ли не впятеро больше, и не менее двух десятков дворцовых слуг, замерших в ожидании указаний, а также Гронг Неотразимый Удар и Крырд Широкая Ладонь, чьи могучие фигуры возвышались среди Людей подобно сторожевым башням, вознесшимся над городскими домами. Негромко ведущаяся беседа сейчас же смолкла, и взгляды устремились на Белого Мага.

— Баронесса, будьте любезны, окажите Её Высочеству Принцессе Айлани всю необходимую помощь в приготовлениях к вечернему торжеству, — немедленно повелел Домелунг ближайшей из придворных дам. Несколько фрейлин, рассыпавшись в реверансах, увели девчонку в глубь дворца, и он посмотрел на Трэрга. — Как прошло исцеление, друг мой?

— Успешно, — ответил шаман. — Её целительский потенциал очень велик, в своё время даже Эльфы прониклись уважением и удивлением. — Он усмехнулся: — Да так сильно, что настойчиво предлагали ей остаться жить в Элеарэбиле навсегда, или хотя бы до тех пор, пока в Эфрикке всё само собой не образуется. Впрочем, сие уважение не помешало им отказать ей в просьбе о военной помощи.

— Они отказали всем, — произнес Валтанор. — Многие обратились к ним за помощью. Насколько мне известно, о военном союзе Детей Богов не просил лишь Эманор. Но теперь понятно, почему.

— У Эманора союз с другими Детьми Богов, — иронически фыркнул Трэрг. — И оставшись без Некроманта, он не сидит сложа руки. По крайней мере пираты подвластны ему до сих пор. Об этом лучше поговорить прямо сейчас. Сударь Тим поведает нам подробности.

Спустя полчаса в Рыцарской Зале герцогского дворца был собран Военный Совет, на котором первое слово было представлено вакрийскому купцу и Белому Магу. Пока те рассказывали о положении вещей, сложившемся на морских просторах и редонийском побережье, Трэрг разглядывал своих новых соратников, обмениваясь с сидящими по обе руки от него Орками тихими, почти беззвучными фразами. Авлию удалось спасти от гибели едва ли не в последний миг сражения за Раканну, ключевой город авлийцев в центральной части Королевства. Когда первый десяток оркских лавин прошел открытым Трэргом порталом, шаман ещё чувствовал вибрации потоков боевой магии, исходящих от укрепившегося в башне Синего мага. Но когда передовое войско Орды полностью оказалось на авлийской земле, присутствие Синего чародея среди пронизывающих мироздание энергий почти не ощущалось. Стало ясно, что он либо при смерти, либо погибнет очень скоро, и пришлось пустить Орду вскачь, дабы не опоздать. К счастью, в тот день Рыгдард Кровавый был в хорошем настроении и желал увидеть доблесть детей своих, блистающую в кровопролитной битве. Орда успела и вступила в сражение.

Ворота Раканны уже были разбиты, к'Зирды ворвались в город, и отчаянная схватка кипела на крепостных стенах и улицах, когда Орки вышли на дистанцию конной атаки. Трэрг излил на смрадную бесконечность армии змеиных языков ярость могучих и беспощадных боевых заклятий, и закованные в сталь лавины Детей Ругодара обрушились на врага. Более славной и кровавой битвы на Парне не случалось вот уже многие века, и сотни тысяч благородных Орков обильно покрыли себя неувядаемой славой и к'Зирдской кровью. Баталия длилась почти двое суток, ровно столько, сколько потребовалось для того, чтобы все лавины Орды прошли порталом. Трэрг специально ограничивал себя в мощи магических ударов, дабы в сражении смог принять участие каждый воин. Войско песочников, втрое превосходящее по численности Орду, было окружено и безжалостно вырезано. К началу второго утра дурманящее действие зелья хфат-хут утратило силу, и змееязыкие тумены охватил страх. Песочники пытались сдаваться, но Совет Кланов с самого начала постановил не брать пленных. Кормить такую ораву не имело смысла, тут бы своё войско не держать впроголодь, отпустить же на волю означает через несколько дней сражаться с ними вновь. Когда к'Зирды поняли, что смерти не избежать, они заполонили Раканну в попытках укрыться в домах и строениях. Пришлось сжечь большую часть города, и всё равно остатки неприятельских туменов вылавливали по развалинам ещё сутки.

Одновременно с этим пришлось вести второе сражение, за авлийскую столицу. Портал к ней Трэрг открыл прямо от Башни Хэйканора, как только передовое войско Орды закончило окружение к'Зирдской армии. Свежие лавины прибывали из Ругодара непрерывно, и за развитие битвы за Раканну можно было не волноваться. А вот за судьбу человеческих магов, оборонявших Арденну, Совет Кланов беспокоился более чем серьёзно. На войска Людей Совет особо не рассчитывал, но могущественные волшебники суть главная надежда на победу в Великой Войне. Потому Трэрг взял две лавины, что находились ближе всего к Башне, вывел их из боя и повел порталом к столице Авлии. Остальные подразделения должны были прийти на подмогу позже, едва из степей подойдет достаточное количество войск. И вновь благородным оркским воинам пришлось вступать в битву сходу, на этот раз непосредственно из портала. Арденна оказалась осаждена почти полумиллионной к'Зирдской армадой, ещё столько же песочников следовало к ней ускоренным маршем. Портал открылся недалеко от Башни Валтанора, авлийского Верховного Мага, и вокруг неё кипела битва. Двадцать тысяч могучих оркских бойцов разметали несколько змееязыких туменов в считанные мгновения, и Трэрг ударил Волной Пламени, зажигая ее высотою, превышающую городские стены. Пока опешившие от неожиданности к'Зирды соображали, что именно происходит, и вводили в бой резервы, Оркам удалось расчистить перед Башней некоторый плацдарм, на котором и закипела резня во славу Рыгдарда Кровавого и во имя будущего Детей Ругодара.

Шаман обрушивал на врагов беспощадные заклятия невиданной мощи, и тысячи песочников гибли в один удар сердца. Их передние ряды увязали в рубке с Орками, и штурм Арденны потерял былую мощь. И хотя маги Людей к тому времени уже обессилели и мало чем могли помочь сражению, стены и ворота столицы удалось сохранить в целости. Почти час доблестные Орки рубились в полном окружении, после чего из портала начали выходить свежие лавины, и ход битвы переломился. Стальные тараны безудержных конных атак рассекли армаду песочников на части, пожираемые боевыми заклятьями невиданной силы, и Орда перешла в контрнаступление. К исходу дня две трети змеиных языков были изрублены, остальные скрылись, в панике бросая добычу, пленных, баллисты и катапульты. Арденна была спасена, и Трэрг вернулся к Раканне, без объяснений забрав с собой ничего не понимающего и донельзя пораженного чудесным спасением Короля Домелунга. Альянс Авлии с Союзом Кланов обговаривался прямо в ходе битвы.

В итоге хан Хон Им Пах лишился трехмиллионного войска. И не лишился головы лишь потому, что благодаря исключительной к'Зирдской храбрости не только не принимал участия в битве, но вообще находился далеко от места событий, у границы пустошей. Сын верховного хана считал войну выигранной и лично надзирал за идущими в Ратхаш потоками рабов и обозами с добычей. Узнав о неожиданном поражении, он умчался в пустыню за отцовской помощью, тем более что войск у Кил Им Паха имелось ещё великое множество. В захваченной к'Зирдами Авлии оставалось не менее полусотни туменов, потрошащих страну в поисках добычи, и все они срочно принялись накапливаться на границе пустоши, дабы прикрывать бегство своего хана. Распылять Орду по обширной авлийской территории было неразумно, и потому оркские лавины закрепились на рубежах Арденны и Раканны, изготавливаясь к дальнейшим битвам.

С того момента в боевых действиях наступило затишье, и Совет Кланов делал всё, дабы использовать сию передышку с самой обильной пользой, которая только возможна, ибо все понимали, что долгим сие затишье не будет. Забот предстояло множество: исцелить и вернуть в строй раненых, наладить быт и питание миллионов бойцов и коней, отправлять в степи добычу и вести о беспримерных подвигах славных сынов Рыгдарда Кровавого. Сразу же выяснилось, что решение Совета Кланов не рассчитывать на человеческие армии было мудрым. От войск Авлии уцелела лишь малая часть, насчитывающая менее тридцати тысяч солдат и ополченцев. Немалая армия в любое другое время, и совершенно ничтожная сейчас, когда со дня на день из чрева Ратхаш хлынут бесчисленные миллионы Кил Им Паха. Однако главное дело сотворить удалось — чародеи Людей хоть и обессилели в последних битвах, но погибнуть не успели. И теперь Авлия выставляла в помощь Детям Ругодара почти тысячу магов всевозможных уровней, собрав в кулак все волшебные силы Королевства. Это давало надежду, но не являлось достаточным, и потому Трэрг предпринял попытки собрать всех чародеев Людей, каких только представится возможным.

Поход в Мергию организовали спустя час после окончания битвы за Раканну, и вновь могучие Оркские воины успели в последний миг. Граф Рэйнор со своими соратниками был спасён, и Альянс получил почти сотню магов, среди которых оказался Лазурный чародей и четверо боевых волшебников. К сожалению оказалось, что это и всё, что осталось от Мергии. Сражаться за какие-либо города в этом Королевстве не имелось никакого смысла, все они были захвачены к'Зирдами, разграблены и сожжены. Пока авлийский королевский двор занимался обустройством территорий, выделенных для мергийских беженцев, коих храбрые Дети Ругодара освободили прямо из рабских оков, Трэрг отправился в Арзанну за девчонкой, дабы та исцелила Виконта Рэйнора. И хотя к'Зирдов там не оказалось, безмятежной обстановку, сопровождающую появление шамана, назвать было сложно. Пираты, послушные воле Некроманта, остались верны союзу с к'Зирдами даже после его смерти. Странно. Подобная верность пиратам несвойственна, океан велик, а песочники не умеют плавать, к чему гибнуть за чужие, далекие и непонятные идеалы? Девчонка считает, что отныне пираты подвластны Эманору, но сей чародей доселе никак себя не проявил, по крайней мере открыто. Неизвестно, что вообще происходит сейчас в Галтании. Как, впрочем, и в остальных Королевствах, и потому их стоило посетить как можно скорее, но тут возникало сразу несколько серьёзных затруднений.

Портал, способный перенести на столь большое расстояние многие десятки тысяч Оркских бойцов, требовал изрядное количество энергии, а Трэргу приходилось каждый миг заботиться о том, чтобы не погас магический переход, соединяющий Авлию с Ругодаром. Тактически открывать ещё один портал, чтобы с высокой вероятностью вступить через него в бой, являлось решением неразумным. Неизвестно, насколько тяжела окажется битва, и начинать её с подобной нагрузкой не стоило. Значит, на некоторое время портал в Ругодар придется погасить, и поставки продовольствия прекратятся. А это уже весьма скверно, потому что могучая Орда ежедневно требует многие тысячи чанов пищи для поддержания воинов в отменной боевой форме.

Ещё одним затруднением являлось то, что Трэрг не знал, куда именно открывать портал. В северных Королевствах Людей он никогда не был, никаких магов оттуда не знал, настроиться было не на кого и не на что. В Нимии же шаману доводилось видеть лишь приграничные города, но рассчитывать на то, что они не оказались захвачены песочниками в первые же дни Великой Войны, было глупо. Его нимийские друзья, Диласен и Румака, не являлись магами, он пытался настроиться на них, но не преуспел. Отыскать среди мировых магических потоков вибрации Лорда Номарта, чародея-целителя из пограничного форта на нимийско-мергийском рубеже, также не выходило, из чего следовало, что Оранжевый маг погиб в бою, обороняя форт. В результате поход в Нимию откладывался, время уходило, и с каждым минувшим часом шансов спасти кого-либо из нимийских волшебников становилось всё меньше. А маги сейчас требуются Альянсу столь же сильно, как воздух требуется для дыхания. Нет сомнений, что вскоре из Ратхаш в Авлию нагрянет основная армада Кил Им Паха, а это даже с учетом понесенных его сыном потерь почти тридцать миллионов сабель. Даже если на битву с Ордой выйдет половина, сразить такое количество воинов имеющимися силами будет невозможно. Вот если бы магов было больше…

— …армия Графа Нарлунга отрезала Арзанну от остальной Редонии, пиратский флот хозяйничает на море, — заканчивала свой рассказ девчонка, — и стремится отрезать нас от архипелага Вакрио. И если бы не чудесное появление Его Величества Трэрга, пираты достигли бы своей цели. Я даже не знаю, как торговый караван пойдет обратно! Если страх покинет пиратские сердца, они нападут на торговые суда в море, караван не сможет отбиться! Но без поставок провианта жители Арзанны обречены на голодную смерть, в округе не осталось ничего, что можно употребить в пищу, отряды добытчиков собрали всё, вплоть до самого малого съедобного корешка! Отныне я сама буду сопровождать морские караваны, благо мой корабль уцелел в сегодняшней битве. Но мне крайне сложно успевать сразу везде: и в Арзанне, и в море, и даже тут, в Авлии, ибо в моё отсутствие в Редонии может случиться что-либо трагическое! Люди измождены голодом и пребыванием в вечном страхе пред надвигающимися к'Зирдскими полчищами, нельзя оставлять их надолго, они могут решить, что я бросила своих подданных на произвол судьбы! Но я не могу разделиться на несколько частей!

Трэрг задумался, занятый внезапно вспыхнувшей мыслью. Девчонка посетовала, что не может разделиться на несколько частей? А ведь Рыгдард Кровавый недаром завещал Детям своим в любой битве в первую голову быть мудрее и дальновиднее неприятеля, а уж потом превосходить его в мощи и выносливости. Выход есть. Но за это придется заплатить дорогую цену…

— Подвергать жизнь Белого Мага столь огромному риску в высшей мере неразумно, — покачал головой Король Домелунг. — Если Совет Кланов не против, Авлия может выделить Редонии нужное количество боевых магов. Этого будет достаточно, чтобы обратить в бегство любой пиратский флот. Пока в войне на суше наступило затишье, мы сможем принять на территории Авлии всех жителей Арзанны. Наш благородный друг и союзник, Король Трэрг, предупредил нас о бедах Редонии, и мы заранее озаботились обдумать вопросы размещения. В оставшихся у Авлии двух провинциях место найдется.

— Прошу извинить меня за дерзость. — Сударь Тим выполнил поклон вежливости. — Но, едва армада к'Зирдов нападет вновь, ваши волшебники вернутся в ряды войск. Мы останемся один на один с пиратами и туменами песочников на их борту. Наши острова неминуемо погибнут, а вместе с ними и мы, пираты не простят нам сопротивления! Без магов мы обречены!

— Что скажут представители Совета Кланов? — Король Домелунг посмотрел на Трэрга.

— Мы можем принять в Альянс род Маара и их соседей, — предложил Гронг Неотразимый Удар. — Места в Авлии для Людей из Редонии хватит, но вакрийский провиант лишним не будет. Когда редонийцы покинут Арзанну, пускай вакрийские моряки возят продовольствие сюда. Это серьёзно облегчит содержание беженцев и поможет прокормить войско. Посему нам должно разбить пиратов! Необходимо одержать победу на море прежде, чем наши силы будут скованы битвами на суше!

— Я поддерживаю брата, — произнес Трэрг. — Это мудрое решение. Но у Совета Кланов недостаточно опыта ведения морских битв, а затяжную войну нам вести не позволят к'Зирды. Требуется победить одним-двумя безошибочными сражениями. Для подобной баталии необходимо знание тонкостей морской битвы. У прибрежных кланов есть корабли, но их весьма немного, обычно на них возят камень, вырубленный в прибрежных скалах для строительства. Пираты не нападают на корабли Орков, опасаясь рукопашной схватки с Детьми Ругодара. У Авлии есть морские стратеги?

— С вашего позволения, Могущественный Король Трэрг. — Вакрийский торговец вновь поклонился. — Род Маара может предложить план морской баталии. Мы также выслушаем мудрые советы соседей. Совместно у нас наберется достаточно опыта, тем более что торговые рода уступают пиратским в военном деле, и потому в вынужденном противостоянии с ними, если таковое становилось неизбежным, мы всегда действовали хитростью и с великой осторожностью.

— Мудрые слова, — оценил шаман. — Пусть род Маара учтет, что мы крайне стеснены во времени.

— Всенепременно, Могущественные Милорды, — подтвердил вакриец. — Сие обстоятельство будет поставлено во главу угла. Спустя девять дней я буду стоять на причале Арзанны с подробной картою и планом битвы в руках! Главное избежать пиратской блокады, если таковая будет устроена.

Мировые магические потоки едва заметно дрогнули, и Трэрг ощутил слабые вибрации, доходящие издалека, откуда-то с границы песков со стороны нимийских земель. Только что где-то там вспыхнуло сражение, и в дело пошла боевая магия. Столь редкой возможности упускать нельзя.

— Дабы сберечь драгоценное время, мы придем на остров рода Маара порталом через шесть дней, — изрёк Трэрг, поднимаясь. — Маги Редонии помогут вам вернуться домой из Арзанны. Теперь же, если сие решение принято, мы с братом вынуждены покинуть благородное собрание. Необходимо посетить Нимию, я чувствую вибрации магических потоков, где-то там некий чародей ведет бой. Это удачная возможность попасть сразу туда, куда нам столь необходимо.

— Любому магу сейчас нет цены, — подтвердил Домелунг, вставая из роскошного кресла ручной работы, отделанного тонкою резьбой. — Мы отправим с вами наших уважаемых Синих магов! Они знакомы со многими нимийскими волшебниками, это может оказаться полезным.

— Я иду с вами! — встрепенулась девчонка и тут же виновато исправилась: — Ваше Величество, позвольте мне сопровождать вас! Вдруг вам понадобится помощь целителя в бою…

Она уставилась на него своими огромными нежно-синими глазами, исполненными детской надежды, будто малый ребенок, очень желающий получить вожделенный подарок. Похоже, сам факт того, что она вскоре окажется в гуще кровавой битвы, её не пугал. Трэрг лишь мысленно покачал головой. Странные существа эти девушки Белые Маги. Ещё недавно она едва не лишилась рассудка от тяжести страданий, когда исцеляла сошедшихся в морском сражении несколько тысяч Вакри. Теперь же добровольно стремится влезть в битву гораздо более кровавую и беспощадную. Парадокс. Впрочем, её стремление сейчас весьма кстати. Никто не знает, что нас ждёт в Нимии, ибо оттуда не имеется никаких известий. Поддержка Белого Мага может оказаться не лишней.

— Пусть так, — согласился шаман. — Милорд Хэйканор, не откажите мне в любезности взять на себя роль телохранителя Белого Мага на время нашей вылазки. Мы атакуем немедленно, едва первая лавина выстроится в боевой порядок.

Синий чародей склонил голову в знак согласия, и Трэрг коротким движением руки зажёг портал из Рыцарской Залы к разбитым у полуразрушенных стен Раканны шатрам Орды. Могучие Орки, не тратя времени даром, скрылись в угольно-черном дрожании волшебных энергий, и шаман шагнул следом. Настроиться на боевые вибрации далекого мага оказалось непросто. Сражающийся волшебник был либо ранен, либо сильно изможден, он явно испытывал сильную боль или нечто подобное, столь же губительное для полной концентрации на битве. Его эманации, приходящие с мировыми магическими потоками, распространялись прерывисто, с непостоянной силой, и часто затухали, что затрудняло обнаружение его местонахождения. Передовая лавина клана Дробящего Кулака уже застыла в готовности начать немедленную атаку, но Трэргу никак не удавалось провести точную настройку на цель.

— Хорошо ли вы себя чувствуете, Ваше Высочество? — за спиной шамана раздался голос Лорда Хэйканора. — Вы внезапно побледнели, и я замечаю на вашем лбу крохотные капли испарины…

Синий маг зашептал заклинание, видимо, вызывал Око Целителя или творил лечебные чары.

— Я здорова, любезный Милорд, — ответила девчонка. Выходит, все уже в сборе. — Белые Маги не подвержены болезням, вам наверняка известно сие обстоятельство, но… Я неожиданно ощутила сильную жару и духоту, будто вновь оказалась в песках великой пустыни… И мне стало тяжело дышать… Я чувствую некоего человека! Он маг, он плетет заклинание и испытывает боль! — она на миг умолкла и воскликнула: — Это исходит от Короля Трэрга! Ваше Величество! Вы нездоровы?

Девчонка торопливо забубнила что-то целительское, мешая ему настраиваться, и он хмуро изрёк:

— Я не болен. Я пытаюсь настроиться на этого мага, и ты мешаешь мне! — неожиданно шаман понял, что Белый Маг каким-то образом чувствует того же самого чародея, и удается ей это гораздо лучше. — Как ты ощутила его? Ты же не видишь потоков боевой магии.

— Не вижу, — согласилась та. — Но через вас проходят страдания, которые он испытывает сию минуту! Ему очень больно, и я чувствую это! Ему нужна помощь, иначе он погибнет!

— Сейчас всему Эфрикку нужна помощь, иначе он погибнет, — мрачно ответил Трэрг. — Я не чувствую его боли, но ощущаю, что он слабеет. Из-за этого мне не удается настроиться на него.

— Я могу поискать его, если позволите, — предложила девчонка. — Только не прекращайте держать вибрации этого волшебника в своем сознании. Я настроюсь на них через вас…

Несколько мгновений она что-то тихо нашептывала, обильно изливая из себя густые потоки чего-то мягкого и теплого, очень доброго и совершенно бесполезного в битве. Внезапно висящий на груди Трэрга медальон ощутимо потеплел, и эманации далекого мага обрели четкость и стабильность.

— Нашла! — обрадовалась девчонка и тут же испуганно спохватилась. — Ему трудно дышать, он ранен в живот и испытывает сильную боль… — Она закрыла глаза и воскликнула: — Похоже, у него совершенно жестоким образом повреждены ноги, вы чувствуете, Ваше Величество?

— Нет, — исходящий от неё безобидный поток целительной энергии протекал за гранью возможностей Трэрга, и все его попытки встроиться в невесомо легкое течение проходили сквозь него, словно пальцы через призрачно-прозрачный туман. — Но его боевые чары стало видно лучше. Этого хватит. — Шаман устремил мощный поток магической энергии к обретающей контуры цели, и спустя один удар сердца в воздухе вдоль крепостной стены, испещренной следами тяжелой битвы, вспыхнул чернильно-черный портал. — Волшебникам заходить в портал после первой лавины.

Трэрг обернулся и поискал глазами брата. Восседающий на боевом скакуне Гронг Неотразимый Удар воздел ввысь мерцающий черным блеском зачарованной стали хрардар, и закованные в броню конные шеренги могучих оркских бойцов синхронным движением хлынули вперед. Десять тысяч всадников скрылись в портале в считаные минуты, и перед черной изнанкой магических потоков с поразительной точностью движений уже заканчивала построение вторая лавина. Шаман вскочил в седло, подал знак Синим чародеям, опекающим девчонку по обе руки, и направил коня в портал.

Закованный в сталь скакун-тяжеловес легким прыжком пронзил волшебный переход, и в лицо Трэргу тотчас ударил горячий пустынный суховей. Он не ошибся, портал выходил к границе Ратхаш, в самое сердце глинистой Пустоши, густо испещренной глубокими трещинами. Отсюда можно было разглядеть границу песков, начинающихся в половине долгого перебега, но в данный момент барханы скрывало огромное войско песочников, яростно избивающее весьма немалое количество Людей, либо безоружных, либо вооруженных чем попало. Змеиные языки применяли ловчие сети, их лучники осыпали Людей ливнями стрел с тупыми наконечниками, передовые отряды рубили саблями лишь вооруженных, стараясь ударами лошадей сбивать остальных на заскорузлую от великого иссушения глинистую корку истрескавшейся земной поверхности.

Прямо перед ним стальной таран оркской лавины прорубал в рядах змеиных языков широкую кровавую просеку, охваченные паникой Люди разбегались в разные стороны, и ухтаны к'Зирдов пытались разобраться в происходящем, истерично вопя команды своим воинам. Трэрг подхватил ближайший магический поток и поднял на границе Ратхаш исполинских размеров Песчаную Бурю. Горячий пустынный ветер мгновенно сменился яростно ревущим океаном воздушных масс, вздымающих на большую высоту потоки песка и изодранные в клочья клубки стеблей суховея, и ринулся вдоль границы с Пустошью. Сплошное месиво из поднятого ввысь песка заслонило собою солнечные лучи, отбрасывая на истрескавшийся суглинок мрачную тень, и принялось терзать тумены песочников, расшвыривая змеиных языков, словно мелких песчаных крыс. Основные силы змеиных языков оказались отрезаны от избивающих Людей туменов, и Трэрг принялся обрушивать на головы ловцов Великие Молнии. Исполинские электрические разряды били в гущу песочников, мгновенно превращая в дымящиеся кучки пепла десятки жертв и оставляя после себя метровые воронки. Откуда-то справа в воздух запоздало взвился мощный поток стрел, но тысячи метательных снарядов завязли в скованном Оцепенением воздухе и беспорядочным дождем осыпались вниз. Следом за ними в самый центр тумена лучников ринулся Поток Метеоров, и сотни дымящихся маленьких камней с кровожадным свистом принялись выкашивать к'Зирдов, пробивая всадников насквозь вместе с лошадьми. Ещё не успевшие попасть под удар Орков песочники что есть силы нахлестывали поводьями коней, стремясь спастись бегством в Пустошах. Справа, совсем рядом, завибрировали магические потоки, и Трэрг увидел одного из близнецов-магов, шепчущего боевое заклинание. Вдали, над охваченной Великой Бурей пустыней, разверзлось кровавое облако, и с небес посыпались глыбы Камнепада.

— Воздержитесь от огненных заклятий, Милорды, — предупредил Трэрг, очередной Молнией немыслимой силы выжигая не менее полусотни к'Зирдов. Охваченные ужасом песочники бросались прочь от медленно оседающих наземь обугленных тел. — Воздух в Пустоши слишком горяч. Если зажигать здесь огонь, мы обожжем своих же воинов. Белый Маг! Отыщи того, на кого мы настраивались. Он должен быть где-то поблизости.

Девчонка уже была внутри своей белой сферы и повсюду посылала теплые белые лучи целительной энергии, однако его повеление услышала. От неё ударил особенно яркий луч, упираясь в кучку изможденных ободранных людей с к'Зирдским оружием в руках, жмущихся друг к другу. Пространство вокруг них было обильно усеяно змееязыкими и человеческими трупами, похоже, основное сражение происходило именно здесь. К настоящему времени могучие зеленокожие воины оттеснили к'Зирдов далеко вперед, и порядка сотни уцелевших Людей испуганно сгрудились в кучу, не понимая, что происходит, и молча взирали на вырывающиеся из черного сплетения волшебного портала стальные оркские лавины. Трэрг развернул Песчаную Бурю в глубь пустыни и влил в неё все магические потоки, что смог собрать поблизости за столь короткое время. Бурлящий океан песка и ветра, вознесшийся на высоту множества размахов, с оглушительным грохотом преодолел скорость звука и ринулся в атаку, вздымая в воздух сотни к'Зирдов, их лошадей и повозок. Пришедший следом за грохотом ветер захлестнул кипящую в тылу у Песчаной Бури битву, развевая плащи и мантии чародеев подобно крыльям, и сильный порыв выбил хрупкую фигурку девчонки из Биения Жизни. Белая сфера угасла, и оказавшаяся на земле девчонка болезненно терла ушибленную коленку, непонимающе озираясь. Трэрг виновато пожал плечами, мол, так уж получилось, воздушные массы не терпят пустоты… Она коротким заклятьем исцелила себя, поднялась и вновь окуталась теплым белым сиянием. Молодец, не раскисает по пустякам во время сражения…

— Милорд! — из толпы Людей раздался знакомый голос. — Милорд Трэрг!

Через усыпанное изрубленными телами пространство, спотыкаясь о залитые кровью трупы, к нему бежал человек в грязных изодранных одеждах. Бегущий бросал полные изумления взгляды то на Синих магов, разящих Камнепадами фланги разбегающегося в панике к'Зирдского войска, то на проносящиеся неподалеку оркские отряды, пылающие жаждой битвы и крови. Трэрг сотворил Ветвистую Молнию великой силы, в краткий миг изжарив добрую треть тумена, прорывающегося в Пустошь через разномастную и грязную толпу Людей, беспорядочно мечущуюся на левом фланге атакующих неприятеля лавин, и посмотрел на обладателя знакомого голоса.

— Милорд Трэрг! — человек в изрядно замызганных лохмотьях приблизился, и шаман узнал нимийского купца. — Это я, Румака, из Глеанны! Мы с вами ходили караваном в Чхон Чхун Кин!

— Весьма внезапная встреча, — улыбнулся Трэрг, спешиваясь. — Я не ожидал увидеть вас здесь, любезный Сударь, разве вы с Диласеном не планировали перебраться подальше от к'Зирдской границы в портовый город?

— Мы перебрались, — с горечью ответил тот. — Но город захватили песочники. Всех, кто уцелел в битве, пленили и заковали в рабские цепи. Нас гнали в пустыню, когда мы устроили мятеж.

— Всё это рабы из вашего города? — Трэрг обвел рукой оборванных измученных Людей, отовсюду стекающихся к отряду зачинщиков мятежа. — Вас успели провести от побережья через всю Нимию?

— Нимия пала едва ли не за две недели. — Румака помрачнел ещё сильнее. — Наше Королевство равнинное, лесов и возвышенностей немного, прятаться негде. К'Зирды растеклись по всему государству в считаные дни, и города запылали в огнях пожаров. Меленна пала за шесть часов, её штурмовало столько туменов, что из-за толп песочников не было видно травы на земле на три мили во все стороны. Я не воин, потому влез на крышу и пускал в к'Зирдов стрелы. Потом меня ударило тупой стрелой, я потерял сознание и очнулся уже в цепях. Диласену повезло меньше, он неплохо владел мечом и потому сражался на крепостной стене. Песочники столкнули его вниз, он сломал ногу и несколько ребер… — Торговец печально понурил голову: — Всех, кто не смог или не пожелал идти в рабство своими ногами, к'Зирды зарубили. Я узнал о гибели его и всей его семьи позже и сразу замыслил побег. Я собрал единомышленников, но воплотить задуманное долгое время не удавалось, вокруг нас ежесекундно находились тысячи змеиных языков. Когда стало ясно, что нам не убежать, мы решили поднять мятеж прямо здесь и погибнуть с честью. Сие стало возможным благодаря Лорду Волату, магу Лазурного ранга, человеку, крепкому духом чрезвычайно!

— Стало быть, это на вибрации его магических потоков я открывал портал, — заключил Трэрг. — Где этот чародей? Он жив? Странно, что к'Зирды не убили его сразу и погнали в рабство.

— Лорда Волата везут в качестве трофея самому великому хану Кил Им Паху, — зло усмехнулся Румака. — Этот чародей прикрывал отступление Короля во время битвы за столицу и уничтожил великое множество песочников. Когда его силы иссякли, он пошел в бой с мечом в руке и бился среди воинов, защищавших арку Королевского портала. За это песочники отсекли ему ноги и пронзили живот. Они тщательно следили за тем, чтобы он не умер и не имел возможности творить заклятья. Его руки приковали к повозке, заткнули рот кляпом и завязали глаза. Его доставили в наш рабский караван четыре дня назад, поток рабов идет этим маршрутом днем и ночью, не иссякая, сюда сгоняют всех плененных граждан Нимии, и слухи о Лорде Волате распространились быстро.

— Идемте к нему. — Трэрг поднял руку, призывая к себе ближайшего из оркских шаманов, скачущего бок о бок с командиром свежей лавины, выходящей из портала. Оба исполинских воина подъехали к нему, и Трэрг произнес на языке Ругодара: — Мы отбили у к'Зирдов караван с рабами и обратили в бегство его охрану. Настанет час, и песочники оправятся от ужаса, вселившегося в их сердца при виде лавин храбрых Орков. Змеиные языки напьются зелья хфат-хут и вернутся, дабы сразить нас. К этому времени мы должны успеть переправить через портал всех спасенных, чтобы они не мешали битве. Собирайте всех Людей и направляйте в портал. Отправьте гонца к Совету Кланов, пусть прекратят посылать сюда воинов, мы не будем давать здесь крупного сражения. Воздух в Пустошах слишком горяч, огненные заклятья нанесут нам же самим сильный урон. Посему мы покинем это место, но портал останется открыт. Пусть Совет обеспечит достойный прием всем незваным гостям, которые только пожелают в него заглянуть.

Клыкастые исполины хищно оскалились, предвкушая длительную и славную битву, и ускакали исполнять приказ. Трэрг кивнул Румаке, и они направились к уцелевшим в восстании рабов Людям. Изрядно разросшаяся за эти минуты толпа торопливо расступалась перед ведущим под уздцы здоровенного оркского коня воином в шаманских доспехах, испуганно сторонясь от щелкающего остро отточенными доспешными лезвиями конского хвоста. Шаманский конь недовольно шипел на слишком большое, по его мнению, количество живых Людей вокруг и мощными ударами бронированного хвоста пронзал клинками недобитых к'Зирдов, вяло шевелящихся среди обилия трупов. Полностью обессилевший Лорд Волат полулежал на своей тюремной телеге, цепи на его руках, по-прежнему закованных в кандалы, были разрублены, мертвенно-бледное лицо быстро розовело под воздействием тянущихся со стороны Белого Мага целительных лучей. Рана на животе уже исчезла, и Лазурный чародей, с трудом удерживая голову, пытался разглядеть их источник.

— Я ощущаю магию небывалой силы… — слова давались ему с трудом и звучали вяло. — Моя рана затянулась за несколько ударов сердца… такое не под силу обычному магу… Судари, расступитесь, я хочу увидеть того, в чьей власти столь могучие лечебные чары… — Он попытался разглядеть целителя, но не преуспел: — Как странно… повсюду Орки…

— Вскоре увидите, — произнес Трэрг, приближаясь, и безногий Лазурный маг обернулся. Он сделал вдох, собираясь что-то сказать, но осёкся, упершись взглядом в черное мерцание шаманских доспехов. — Меня зовут Трэрг Огненный Смерч, — представился Трэрг. — Я шаман клана Дробящего Кулака и представитель Совета Кланов. Времени у нас немного, вскоре сюда явится армада к'Зирдов. Сейчас вас доставят в Авлию, но прежде я хотел бы узнать, остались ли в Нимии маги кроме вас. Совет Кланов желает предложить им присоединиться к нашему союзу.

— Я — Волат, маг Лазурного ранга, — изумление взяло верх над усталостью, и измученный волшебник приподнялся, пытаясь принять подобающее официальной обстановке положение. — Боюсь, ваше предложение смогут оценить немногие… Нимия погибла, сожранная к'Зирдской саранчой… Их туменов не счесть… Миллионы змеиных языков хлынули одновременно отовсюду… Из пустыни, из Редонии и даже из Мергии… Армия героически сражалась, но удержать бесконечно прибывающие тумены невозможно… Они не иссякают, какие бы потери ни несли… Мы едва ли не мгновенно потеряли все провинции, кроме прибрежных… Пять дней назад пала столица, последний оплот Нимии. Мы обороняли Гарданну сутки, потом к'Зирды прорвались в город, и ещё сутки шли уличные бои. В этой битве погибли остатки армии и все доблестные сыны Нимии. Король получил смертельную рану, когда бой кипел на втором этаже Королевского Дворца… Я открыл портал во Мрачный Бастион… Остававшиеся в живых на тот момент маги и гвардейцы переправили туда Короля и Принца, он также был ранен… не знаю, смогли ли они продержаться столь долго… но лично я бы присоединился к любому, кто станет убивать эту узкоглазую змееязыкую саранчу…

Скудные остатки сил покинули Лазурного волшебника, и он обмяк, оседая на застланное грязным сеном дно повозки. Его взор затуманился, глаза закрылись, и обессилевший чародей погрузился в беспамятство.

— Что такое Мрачный Бастион и где мне искать его? — Трэрг перевел взгляд на Румаку.

— Это замок в двадцати милях восточнее Гарданны, — торговец поспешно проверил Лазурному магу пульс, убеждаясь, что тот жив. — Его выстроили лет пятьсот назад на вершине единственной горы, имеющейся в Нимии. Да и та более походит на высокий холм. Мрачный Бастион снискал себе дурную репутацию, в его башнях коронованные особы частенько заточали своих ближайших родственников, дабы избавиться от претендентов на престол. Никто так и не пожелал проживать подле тюрьмы, потому вокруг лишь пастбища, да и сам Мрачный Бастион зачастую пустует. Но в самом замке имеется арка портала, это ни для кого не секрет.

— Любезный Румака, собирайте людей, берите повозку с этим храбрым чародеем и ступайте к порталу, он переместит вас в земли, где пока ещё безопасно, — велел шаман. — Мы поговорим позже, когда на то появится больше времени. Сейчас же я должен покинуть вас.

Нимийский торговец попрощался и принялся организовывать выживших. Трэрг вскочил на коня и поскакал к Белому Магу, подле которой стояли Синие волшебники и высилась могучая фигура Гронга Неотразимый Удар. Сражение близилось к завершению, Оркские лавины добивали последние несколько тысяч песочников, не успевших скрыться в Пустошах, и авлийские чародеи более не творили заклинаний. Они о чем-то говорили с зеленокожим гигантом, бросая взгляды на тянущуюся к порталу колонну изможденных Людей, вызволенных из рабского плена. Лишь девчонка всё ещё стояла внутри своей белой сферы и испускала лучи к передовым рядам рубящихся воинов. Песчаная Буря изрядно удалилась, бушуя где-то за горизонтом, горячий ветер вокруг стих, и в тяжелом душном воздухе стоял беспорядочный звон тысяч соударяющихся клинков.

— Сражение завершается слишком быстро? — шаман улыбнулся брату, печально взирающему на доживающих свои последние минуты к'Зирдов. Доспех Гронга был забрызган кровью лишь до пояса, из чего Трэрг сделал вывод, что брату даже не довелось покидать седло своего скакуна. После первой атаки клыкастому гиганту пришлось оставить сражение и вернуться к управлению войском.

— Змеиные языки не пили зелье хфат-хут! — обиженно взревел могучий исполин. — Они не ожидали битвы в этих местах. Потому боевой пыл их был крайне недолог. Едва ударили первые заклятия, песочники бросились спасаться бегством целыми туменами. Нам стоило больших трудов отрезать и окружить хотя бы часть из них! Я пробыл в бою менее двухсот ударов сердца! Это нечестно! Ты мог бы начать всю эту возню с магией несколько позже! Что мне теперь делать?! Совет не даст добро дожидаться возвращения к'Зирдов!

— Прости, Гронг, я не хотел тебя столь ужасно подвести. — Трэрг поспешно скрыл улыбку. — Времени было мало, требовалось спасти человеческого волшебника, он был при смерти.

— И как? — расстроенное лицо клыкастого гиганта стало серьёзным. — Мы успели?

— Успели, — кивнул шаман. — Благодаря Белому Магу, это её заслуга. К сожалению, иных чародеев здесь нет, это был караван рабов, змеиные языки в этом месте гонят пленных из Нимии в пустыню.

— Ваше Величество, прошу простить мою дерзость, — девчонка вылезла из своей сферы, — но могу ли я осмотреть того мага более тщательно? — Её голос дрожал от пережитого потрясения: — Я видела его через Биение Жизни! Это ужасно! К'Зирды лишили его ног! Какое жуткое, жестокое, ничем не оправданное злодеяние! Я должна уделить ему больше времени, столь поверхностного лечения недостаточно! — Она бросила взгляд на окруженную толпой людей телегу: — Он там, я чувствую…

— Он спит. — Трэрг жестом прервал её речь. — Чародей потерял все силы и потому в забытьи. Его зовут Лорд Волат, он Лазурный маг, насколько я могу видеть, четвертой ступени. И он более чем храбр! Вёл бой, будучи израненным, дабы погибнуть достойно, предпочтя славную смерть рабству и пиршеству некромосов. Он не стал тратить время и силы на собственное исцеление, стремясь успеть уничтожить как можно больше к'Зирдов. Ты сможешь осмотреть его несколько позже, в Авлии.

— Мы отправляемся в столицу Нимии? — предположил Лорд Валтанор. — Гарданна ещё сражается?

— Гарданна пала пять дней назад, — шаман покачал головой. — Нимийский Король получил смертельную рану, обороняя собственный дворец. Все, кто уцелел к тому моменту, ушли порталом в некий замок под названием Мрачный Бастион, и Лорд Волат прикрывал их отход.

— Нам знаком этот замок. — Валтанор извлек из складок Мантии Резонанса платок и отер выступившую на лбу от удушливой жары испарину. — Нимийская тюрьма для членов королевской семьи. Жаль, что Король Нимии погиб, он был единственным монархом этого государства, кто за лета своего правления не воспользовался ею ни разу. Сказал ли Лорд Волат, что сталось с Принцем?

— Принц был ранен, но на тот момент жив, — ответил Трэрг. — В ваших ли силах, уважаемые Милорды, открыть портал в сию крепость? Я опасаюсь, что буду искать излучения её арки неоправданно долго, ибо ни разу не имел с ней дела.

— Портала, подобного вашему, Ваше Величество, нам не открыть. — Лорд Валтанор коротко развел руками. — Сие вне возможностей Синего ранга. В наш портал не войдут конные Оркские лавины, разве что несколько десятков воинов небольшими группами поочередно. Но мы сможем протянуть его точно в портальную арку Мрачного Бастиона.

Земная твердь под ногами внезапно просела, забирая с собой два десятка воинов, и мощная каменная кладка крепостной стены с громким хрустом дала трещину, в мгновение ока рассёкшую неприступное укрепление до самых зубцов. Крики проваливающихся под землю людей заглушил истеричный вопль торжествующего к'Зирдского войска, и крупный фрагмент стены рухнул, с грохотом осыпаясь в образовавшуюся под ним пустоту.

— Подкоп!!! — опомнился кто-то из солдат. — Они выдолбили фундамент и обрушивают стену!

— Спасайте Принца! — заорал легат в доспехах Королевской Гвардии. — Убрать магов с башен!!!

Сразу два участка стены по соседству содрогнулись, брызгая трещинами, и обвалились, поднимая густые клубы земляной пыли, заживо погребая оборонявших их воинов. Защитники уцелевших стен Мрачного Бастиона что есть силы бежали к лестницам, стремясь покинуть проваливающиеся под землю укрепления. Надвратная башня замка, на которой в данный момент находился Принц Зигфрид, оказалась меж двух обвалов и раскололась надвое, и одна её половина медленно заваливалась в сторону ближайшего подкопа. Телохранители наследника престола, пытаясь удержаться на ногах в кренящейся башне, схватили Принца и потащили к внутренней лестнице, но та с хрустом обвалилась, отрезая путь вниз.

— Канат Принцу! — прокричал один из телохранителей. — Снимайте трос с катапульты, пока мы ещё живы! Будем спускаться по веревке! Всем отойти с западной стороны, она сейчас рухнет!

— В первую очередь спускайте наземь магов! — Облаченный в измятые множеством сабельных ударов доспехи Принц недовольно вырвался из рук телохранителей и бросился к краю башни: — Где к'Зирды?

Бескрайнее море песочников, заполонившее примыкающие к одинокой горе пастбища, бесновалось от восторга, взирая на рушащиеся крепостные стены. Заметив фигурку человека на самом краю накренившейся башни, ближайшие к подножию тумены дали залп из луков более от злобы, нежели рассчитывая поразить цель. За пять дней и ночей осады Мрачного Бастиона змеиные языки усвоили, что их короткие луки слишком слабы для стрельбы на подобные дистанции. Немыслимо огромные и густые потоки стрел Детей Ратхаш, в обычном сражении затмевающие собою полуденное солнце, не долетали до выстроенного на вершине горы замка и осыпались в полулиге от крепостных стен, в десятке саженей от передовых редутов, запирающих узкую ленту тянущейся в гору дороги. Даже метательные снаряды катапульт и баллист не представляли для гарнизона замка великой опасности. Ибо сии заряды хоть и долетали до крепостных стен, но так как их прилет в цель осуществлялся снизу вверх в силу изрядной высоты горы, то к моменту попадания скорость зарядов уже не была столь высока, каковой была бы в бою обычном. Сама гора имела три склона, весьма обрывистых, и лишь один пологий, но и его наклон был долог длиною и изрядно крут. Посему к выстроенному на самом краю горной вершины замку можно было попасть лишь по узкой дороге, тянущейся от подножия до охранных редутов почти прямой лентой три четверти мили. Пара боевых магов и три-четыре сотни умелых лучников могли удерживать неприятеля весьма долго ещё на подступах к редутам, не утомляя себя сверх меры. Конечно, существовала некая призрачная опасность, что Орки влезут на крепостную стену прямо по отвесным склонам горы. В военных трактатах Галтании неоднократно упоминается, что Дети Ругодара, в тот момент, когда в их крови вскипает безудержная жажда смертоубийства, способны взобраться чуть ли не по отвесной стене на огромную высоту, если снимут тяжёлые доспехи. Именно таким образом отряды Оркских кланов, приходящие с набегами из Северного Ругодара, часто причиняли пограничным рубежам Галтании изрядные беды. Но Ругодар от Нимии столь далёк, что сие допущение являлось исключительно теоретическим, и Мрачный Бастион более пятисот лет считался неприступным.

Принц Зигфрид мрачно вздохнул. До сегодняшнего дня так и было. За половину тысячелетия замок пережил множество войн и не был захвачен неприятелем ни разу. И даже это нашествие к'Зирдов, немыслимое по своему ужасающему размаху, поначалу оказалось бессильно пред Мрачным Бастионом. Миллионы змеиных языков выплеснулись из Ратхаш, из соседней Редонии, да будет она проклята Великими Богами навеки, и даже из Мергии. Равнинная Нимия почти не имеет естественных рубежей, и даже широкие реки не смогли задержать смрадный к'Зирдский вал. Песочники переправлялись вплавь на своих лошадях, выходя прямо под удары армейских полков, и гибли тысячами, но не замедляли скорости. Многомиллионное войско неприятеля даже не почувствовало столь незначительных потерь. Две армии Нимии оказались окружены менее чем за сутки и полностью пали в отчаянных битвах. Не удалось спастись даже двум Лазурным магам, оба чародея погибли внутри своих Башен, полностью обессилев и опустошив перед смертью их Сосредоточия. Магические потоки лишившихся хозяев Башен, взбешенные охватившим их хаосом, разорвали набившихся в них к'Зирдов в кровавую труху, но для хана Сян Им Паха это явилось победой. Он издал приказ умерщвлять всех волшебников, что попадут в плен, лишившись сил.

Третья нимийская армия пыталась отступать от города к городу, дабы оборонять каждый из них и тем самым наносить захватчикам серьезный урон, но уже после второго потерянного города была окружена. Армада змеиных языков захлестнула Нимию, словно морской шторм узкую полосу прибрежного песка, и отступать войскам стало некуда. Третий город сражался отчаянно, ни на что не надеясь, имея лишь одну цель — как можно дороже продать свои жизни захватчикам. Два лучших Нимийских генерала, Рыцари-по-Праву, командовали той битвой, и в ряды ополчения встали все горожане от мала до велика, ибо каждый был наслышан от беженцев историй о творимых к'Зирдами жестоких злодеяниях. Но к стенам Картенны подошло столько к'Зирдских туменов, что тылы сей армады скрывались за горизонтом. Штурм стал кошмарным абсурдом, невиданным по своей жестокости и небрежении жизнями живых существ. Одурманенные зельем хфат-хут песочники, разъяренно визжа, бросались прямо в огонь боевых заклятий, в потоки кипящего масла, под удары военных машин, стрел и клинковой стали. Даже две тысячи чародеев оказались не в силах удержать бесконечную армаду. Городская стена была разрушена во многих местах к вечеру, к утру стены и башни были потеряны, и ещё три дня и две ночи сражение шло среди домов и строений. К исходу четвертого дня от Картенны остались лишь охваченные пожарами руины. Армия погибла, вместе с ней пали полмиллиона нимийских граждан, остальных захватили в рабство.

После этой битвы у Нимии не осталось ни войск, ни территорий, ни населения. Последний нерастоптанный клочок Королевства, столица Гарданна, одиноко ждала своей участи, находясь в самом центре нимийского государства. Бежать было некуда. В столицу от безысходности стеклись все, кто ещё не попал в рабские цепи песочников, неисчислимые тумены которых обшаривали каждую травинку некогда просторных и прекрасных равнин Королевства. Королевская Гвардия, небольшой столичный гарнизон и городская стража изготовились принять свой последний бой. Надежды не было, и потому Король лично встал в гвардейский строй. Четыре Лазурных волшебника, включая укрепившегося в своей Башне Верховного Мага Нимии, два десятка боевых магов и около тысячи чародеев низких рангов были распределены между воинскими батальонами, городские ворота завалили камнями едва ли не до самого верха, и Гарданна затихла в ожидании смерти. Немыслимо огромная армада к'Зирдов подошла к столице ночью, и костры вставшего вокруг города вражеского войска заполонили окружающие равнины бескрайним морем огней.

Штурм начался за час до рассвета, и на Гарданну обрушился океан метательных снарядов. Не меньше десяти туменов сразу же устремились в атаку на Башню Верховного Мага, и столица лишилась её поддержки. Верховный Маг непрерывно сражался до полудня, использовал три Узилища демонической души и сразил не поддающееся исчислению количество к'Зирдов, но потоки атакующих так и не поредели. Лишившись сил, он опустошил Сосредоточие Башни и взял в руки меч, но погибнуть не успел. По приказу Короля Лазурный маг Волат открыл портал в Башню, и Принц Зигфрид под прикрытием нескольких гвардейцев лично вынес оттуда теряющего сознание Верховного Мага. Храбрые воины погибли, прикрывая его бегство, и змеиные языки устремились в портал. Прежде чем лишившаяся хозяина Башня разметала на кровавые брызги всех, кто в ней находился, в Королевский Дворец успело ворваться почти два десятка песочников, и кровавая резня закипела среди изысканных ковров и изящной мебели, выполненной из редчайших древесных пород.

К исходу дня к'Зирды ворвались в город. Защищающие стену войска погибли, потери среди магов были огромны, оставшиеся в живых чародеи находились в беспамятстве от великого измождения. Никогда ранее Принцу не доводилось видеть, чтобы Лазурный волшебник терял сознание от опустошения всяких сил. Всегда казалось, что мощь этого ранга едва ли не безгранична… Горожане гибли в беспощадных уличных боях, обороняя улицы и собственные дома, остатки Гвардии пробились к Королевскому Дворцу, туда же свезли всех ещё живых волшебников. К полуночи песочники захватили всю дворцовую территорию, прорвались в Цитадель и отрезали её от главных дворцовых построек, набившись в подземный ход, соединяющий укрепление с крылом Королевских покоев. Принц Зигфрид с двумя боевыми магами, едва пришедшими в себя после беспамятства, повел остатки Гвардии в безумную контратаку, дабы прорвать окружение и соединиться со сражающимися в Цитадели воинами. Этот прорыв он запомнил бы надолго, но вряд ли сие понятие разумно применять к оставшимся часам, отпущенным его жизни Мирадисом Искусным, презревшим детей своих за вечные грехи и самонадеянную глупость.

Сотня Гвардейцев Принца в беспрестанной сече прорывалась через горы трупов, реки крови и шипение Боевых Пульсаров, бьющих едва ли не в упор. Смертоносные заклятья продирали коридоры сквозь заполонившие всё вокруг тысячи к'Зирдских солдат, и осколки взрывающейся мостовой вкупе с обжигающим пламенем осыпали храбрый отряд, нанося множество мелких ран. Удерживающая щит рука уже не чувствовала сотрясений от сыплющегося града ударов, вторая рука, непрерывно рубящая мечом, словно налилась свинцом, но пылающая в груди ярость и великая ненависть придавали воинам силы. К Цитадели удалось прорваться ценой жизней половины отряда. Внутри укрепления ещё сражались защитники, и Принц повел их во Дворец прямо через заполненный песочниками подземный ход. Боевые маги ударили Молниями вдоль тоннеля, прожигая путь, и один из них потерял сознание от изнеможения. Второй Зеленый чародей, Леди Илеата, прежде чем рухнуть без памяти, обрушила своды подземного хода, прерывая поток змеиных языков, рвущихся в погоню из Цитадели. Дальше пришлось пробиваться силою оружейной стали, унося волшебников на руках. Безумная рубка в полутемном тоннеле, заваленном иссеченными трупами, скользкими от крови, длилась почти час. Потом приближение отряда Принца почувствовали во Дворце, и навстречу Зигфриду устремился второй отряд Гвардии.

Несколько сот к'Зирдов, заполонивших тоннель, вырезали полностью, только тогда удалось выбраться на поверхность. К этому моменту треть воинов Принца пали, вдвое большее количество получили ранения. Целителей, ещё стоящих на ногах, осталось всего двое, и оба они полностью иссякли, пока излечивали раненых. Магов не осталось, и ситуация ухудшилась. С рассветом змеиные языки прорвались на первый этаж, и сражение закипело в залах и коридорах. Несколько часов защитники стояли насмерть, после чего большая часть их погибла, и оставшиеся отступили на второй этаж, за устроенные на лестницах баррикады. Песочников с каждым часом становилось всё больше, ухтаны постоянно выводили из боя солдат, рассудок которых покидал дурман зелья хфат-хут, и вместо них появлялись другие, свежие и полные сил. Принц разбил защитников на десятки, которых поочередно отводил в тыл для получаса короткого сна. Но к полудню от воинов Нимии осталось лишь две неполные сотни, едва держащиеся на ногах, и враги прорвали лестничные баррикады. Король и Принц рубились в первых рядах, вместе с последними защитниками отступая вглубь второго этажа, но воинов оставалось слишком мало, и более сдерживать песочников в широких дворцовых залах было невозможно. Сотни змееязыких врагов захлестнули людей, и Король пал под градом ударов. Принц бросился к отцу, но увяз в рубке и был сбит с ног, пронзенный кинжалом в сочленения доспешных пластин.

В этот момент в сознание пришел Лорд Волат, Лазурный чародей, и его появление спасло остававшихся в живых израненных людей. Могучий маг излил на к'Зирдов безжалостные заклятья, разрушая Каменными Глыбами стены, взрывая Молниями колонны и обрушивая на головы песочников потолки. Потоки огня захлестнули залитые кровью залы, и второй этаж запылал, превратившись в один большой костер. Поток змеиных языков приостановился, увязнув в пожирающем их пламени, и уцелевшим защитникам удалось отступить в неразрушенное крыло третьего этажа. Короля и Принца извлекли из-под груды мертвых тел, но рана отца оказалась смертельна, и целительные заклятья лишь дали ему возможность прожить на час дольше. Его Величество приказал Лорду Волату открыть портал в Мрачный Бастион и направить туда разведчика. Оказалось, что врагов в замке нет, и сотня воинов его гарнизона не сводит глаз с горизонта в ожидании появления неприятеля. Король велел перенести в замок магов и раненых, после чего отступить туда и сохранить хоть какие-то осколки Королевства Нимия.

Пока полсотни выживших перетаскивали в портал находящихся без чувств волшебников и неходячих раненых воинов, бушующее на втором этаже пламя стало стихать, и к'Зирды устремились в атаку. Принц Зигфрид взял десяток Гвардейцев и при поддержке Лорда Волата преградил им путь в самой узкой части коридора. Лазурный чародей испытывал сильную слабость, но проявил великое мужество и силу воли. Он держался час, на губах его вскипала кровавая пена, взгляд подернулся мутной желтой пеленой, ноги подгибались, но доблестный маг не поддавался бессилию и продолжал разить заклятьями ненавистных врагов. Что случилось с мужественным героем, Принц Зигфрид не знал. В какой-то момент песочников вокруг стало столь много, что Принц не успевал извлекать меч из пронзенных врагов, а щита не хватало, чтобы перекрыть все удары. Сразу несколько кинжалов впились в тело через стыки в доспехах, острая боль захлестнула донельзя утомленное сознание, и Зигфрид провалился в кровавое никуда.

Очнулся он в Мрачном Бастионе под воздействием целительных чар. Оказалось, что Лорд Волат приказал последнему оставшемуся в живых Гвардейцу вынести Принца порталом, а сам остался прикрывать его с мечом в руке. Гвардеец получил в спину несколько стрел, но доспехи частично смягчили ущерб, и он все же успел донести Принца до затухающей арки. Она погасла немедленно, едва закончилось их перемещение. Зигфрид пролежал в небытии сутки и не остался там навеки лишь благодаря материнскому подарку — зачарованному амулету, изготовленному Великим Кэлорном двадцать семь лет назад в качестве поздравления по случаю рождения Наследника у Королевской четы Нимии. Потом начали приходить в себя волшебники, и Принца исцелили. Тогда же он узнал, что его отец, Король Нимии, не дожил до излечения Наследника престола. Умирая, он завещал сыну сохранить всех, кого только возможно, и возродить Нимию, уповая на то, что зимние холода вышвырнут к'Зирдскую саранчу обратно в пустыню.

Поначалу Зигфриду казалось, что шансы воплотить в жизнь сей завет у него есть. Зимой узкоглазые Дети Ратхаш покинут человеческие земли, ибо не смогут выжить иначе. Следующим летом они наверняка вернутся, но к тому моменту можно отрыть глубокие убежища в карьерах приграничной провинции, где добываются руды и прочие ископаемые. Главное — сохранить магов, остальное приложится, кто-нибудь из крестьян должен уцелеть, не могут же к'Зирды убить и изловить тринадцать с половиною миллионов нимийцев целиком… Но реальность оказалась жестока и безжалостна. Три дня назад к Мрачной горе подошла армада змеиных языков и устремилась на приступ. К тому времени все волшебники были полны сил, раненые излечены и поставлены в строй, и первый штурм был отбит с легкостью. Два Лазурных, шестнадцать Боевых и полторы сотни иных магов учинили на дороге истинную геенну из пламени и расплавленного камня. Узкая дорога превратилась в море огня, в котором до полуночи тонула беснующаяся толпа змеиных языков, изливающаяся из бесконечного к'Зирдского океана, расплескавшегося повсюду вокруг горы, сколь только хватало взгляда. Малая ширина дороги позволяла волшебникам экономить силы и вовремя сменять друг друга для отдыха. Так можно было сдерживать осаду множество дней, пока не иссякнут запасы провизии, и гарнизон Мрачного Бастиона не обессилеет от голода.

В полночь военачальник к'Зирдов осознал это и прекратил посылать своих воинов на верную смерть. Впрочем, Принц Зигфрид полагал, что змееязыкий командир не столько бережет солдат, сколько экономит зелье хфат-хут, запасы которого наверняка не столь безграничны. Песочники развернули великое множество метательных орудий и принялись обстреливать Мрачный Бастион. Но изрядная высота горы свела мощь зарядов до ничтожной величины, и сия тактика не принесла к'Зирдам ожидаемых плодов. Принц уже питал надежду на то, что змеиные языки перейдут к длительной осаде и со временем просто бросят одинокий замок, не играющий никакой роли в одержанной ими победе над Нимией. Но к'Зирдская злоба оказалась много более велика, нежели он предполагал. Песочники начали рыть подкопы, чего никогда ранее не наблюдалось в тактике Детей Ратхаш. Более того, они приступили к этому с хитростью, скрыв от гарнизона замка свои истинные намерения. На следующий день метательные машины неприятеля обрушили на придорожные редуты десятки ронтобран камня, доставленного из столичных руин, и с наступлением ночи тысячи змеиных языков устремились на штурм. Завязалась огненная битва, под прикрытием которой ещё большее количество песочников поднялось вверх по склону и приступило к рытью.

До наступления рассвета неприятель отрыл несколько весьма обширных и глубоких ям, из которых повел тоннели подкопов к стенам Мрачного Бастиона. Утром, когда наблюдатели с башен заметили вдали высокие земляные отвалы, возникшие за ночь посреди дороги, не сразу удалось разгадать их истинное предназначение. К'Зирды вываливали извлеченный из-под земли грунт перед ямами, насыпав таким образом целый вал, массивным бруствером закрывающий котлованы. Что творилось за ним, разглядеть не представлялось возможным, и поначалу решили, что песочники готовят закрытые позиции для катапульт. Если под покровом ночи змеиные языки перетащат в яму метательные орудия, то те окажутся вне досягаемости для магов и лучников. Это серьезно затруднит оборону замка, но не приведет его к гибели — волшебников в Мрачном Бастионе много, они справятся с тушением пожаров и отражением ударов крупных камней. Кроме того, идущим на приступ туменам отныне придется сперва преодолевать свой же вал. Когда они взберутся на его вершину, то окажутся как на ладони перед расчетами баллист замка и залпами арбалетчиков.

Истинная опасность обнаружилась лишь сегодня, за несколько часов до рассвета. Пока песочники, взявшие за правило штурмовать замок исключительно ночью, вновь лезли прямо в огонь магических ударов, из подземелья прибежал один из воинов, отряженных на охрану припасов. Он рассказал, что, когда настал его черед отдыхать, улегся спать прямо в подземелье, дабы потратить больше времени на сон, нежели передвижение до казарм и обратно. Лежа на каменных полах подземелья, он услышал глухой стук, множеством тихих и слабых потрясений идущий из недр земли. Воин испугался, решив, что слышит работу Гномов, иссекающих внутри горы свои чертоги. Мрачная гора не была скалиста, скорее это земляной холм очень крупных размеров, каменный массив у неё имелся, но был невелик и занимал лишь обрывистую часть горы на самой её вершине. Именно потому пятьсот лет назад здесь выстроили небольшой замок. На полноценную крепость не хватало скалистого фундамента. Если Гномы отроют внутри Мрачной горы большие пустоты, её земляная поверхность может не выдержать тяжести крепостной стены и сторожевых башен, отчего рухнет прямо в недра! Воин бросился на доклад легату, вещая о Гномах, тут всё и выяснилось.

Песочники направили тысячи своих соплеменников рыть подкопы под Мрачный Бастион и за трое суток довели тоннели до фундамента крепостной стены. Оставалось загадкой, как им удалось прорыть столь сложные по своему воплощению ходы, ведь ранее к'Зирды никогда не занимались земляными работами. Тем не менее их тоннели не ушли в сторону, не заглубились чрезмерно и не вышли по ошибке слишком близко к поверхности, из-за чего могло бы произойти разрушение. Все норы неприятель вывел точно к цели, и Принц Зигфрид был уверен, что змеиные языки не сумели бы воплотить подобное без посторонней помощи. Он подозревал во всём этом участие неких предателей из числа Людей, а Верховный Маг Ингвар считал, что тут не обошлось без некромосов, ибо недаром из Мергии за несколько месяцев до вторжения приходили тревожные слухи. Как бы то ни было, помешать к'Зирдам оказалось невозможно. Песочники под землей добрались до крепостной стены, и на рассвете стук их кирок и молотков можно было услышать в любом месте подземелья.

Ожидая прорыва во двор замка через подкоп, Принц Зигфрид разместил воинов и магов на стенах и башнях, дабы разить выбирающихся из-под земли к'Зирдов сверху. В замковом дворике осталось лишь небольшое количество солдат, в обязанности которых входило своевременно заметить место выхода подкопа на поверхность, указать на него магам и тут же отступить в Цитадель. Однако песочники не стали врываться в Мрачный Бастион. Вместо этого они задумали обрушить крепостную стену и надвратную башню. Осуществить подобное много сложнее, но полученный результат несравненен по своей эффективности, и это ещё раз доказывало, что песочники руководствуются не собственным умом. Принц, инстинктивно держась за башенный зубец, разглядывал к'Зирдскую армаду. Ухтаны уже разразились истошным визгом, вопя команды, и грязно-желтые лужи туменов пришли в движение, заползая на склон Мрачной горы.

— Ваше Высочество, позвольте, я обвяжу вас веревкой! — один из телохранителей Зигфрида принялся завязывать канат на поясе Принца, и он узнал в нем того Гвардейца, что на руках вынес его через портальную арку Королевского Дворца. — Прошу вас спуститься вниз как можно скорее! Башня не простоит долго, оседание почвы продолжается, крен увеличивается!

— В первую голову спасайте Лазурных и Боевых магов, — отмахнулся Зигфрид, возвращаясь к наблюдению за к'Зирдами. — Без чародеев мы не продержимся и до полудня.

— Они уже на земле и спешат к Цитадели! — не отступал телохранитель. — Мы сняли все тросы с баллист и сейчас опускаем вниз целителей! Ваше Высочество, умоляю, не медлите! Нимия не может потерять всю Королевскую семью!

— Король без Королевства? — мрачно усмехнулся Принц. — Сие суть жалкое зрелище. Мы потеряли Нимию, воин, что в сравнении с этим потеря правящей династии? Ничтожная мелочь, недостойная пера летописца. Спускайте всех магов, я желаю сойти с этой башни на землю последним, если таковое будет угодно Мирадису Искусному.

Телохранитель туже затянул узел на поясе Зигфрида и удалился к краю покосившейся башни, разматывая за собою трос. Веревку закрепили на уключине баллисты, и Зигфрид вновь бросил взгляд на к'Зирдские полчища. Одурманенные хфат-хут песочники бежали вверх по дороге изо всех сил, не ощущая утомления, вопя и размахивая кривыми саблями. Они не взяли с собой штурмовых лестниц, ибо знали, что теперь таковые ни к чему. Легат гарнизона Мрачного Бастиона сообщил, что истинно монолитная скала имеется только в основании Цитадели. Сие означает, что обороняться теперь можно только там, остальные постройки змеиные языки рано или поздно обрушат. Вряд ли они смогут выдолбить скальный фундамент Цитадели до состояния, когда рухнет и сама Цитадель, это невообразимо, но численность песочников столь неисчислима… И если им действительно помогают некромосы, то они не успокоятся, пока не погубят всех. Особенно Дети Ратхаш жаждут смерти волшебников, ибо трепещут перед магией и ненавидят её.

— Пора, Ваше Высочество! — окликнул его телохранитель. — Нас только двое на башне!

Зигфрид отвернулся от зубцов и направился к нему. Вскоре к'Зирды начнут взбираться на земляной вал, что закрывает подкопные ямы, и к этому моменту нужно выстроить надежную оборону Цитадели. Что-то ещё можно сделать, дистанция заклятий Боевых магов позволяет… Каменная площадка под ногами дрогнула и резко просела, сбивая Принца с ног. Западная половина башни, отделенная от восточной трещиной, громко захрустела и с грохотом обрушилась, вздымая в воздух потоки пыли и земляного крошева. Восточная часть начала плавно заваливаться туда же, и Зигфрида потащило к обрыву. Баллиста, к которой он был привязан, поползла следом.

— Канат! — вскричал телохранитель, цепляясь за башенный зубец. — Держитесь за канат!

Он оттолкнулся ногами, прыжком преодолевая расстояние до баллисты, выхватил меч и отсек от неё привязанный к Принцу канат. Крепко схватив веревку, воин отпрыгнул к другой стороне башни, пролез между зубцами и свалился вниз, повисая на канате. Под тяжестью его веса Зигфрида потянуло в обратную сторону, и он избежал падения с башни, в последний миг разминувшись со сползающей на него баллистой. Метательная машина рухнула вниз, за ней посыпались заряды, лопаты и бочки с водой и землей, приготовленные для тушения пожаров. Кренящаяся половина башни надломилась, начала падать, но уперлась в уже обрушившиеся обломки. Принца вышвырнуло за борт, и он повис на канате, перевившемся через крепостной зубец. Уцепившийся за другой конец троса телохранитель висел неподалеку. Его руки медленно проскальзывали по канату, из-за чего он рисковал выпустить его, и воин пытался обмотать вокруг доспешной перчатки остатки веревки.

— Прыгайте, Ваше Высочество! — снизу раздался крик, и Зигфрид увидел, как Гвардейцы спешно растягивают внизу кусок толстой портьеры. — Башня сейчас развалится и погребет вас под собой!

Принц разжал руки и полетел вниз, надеясь, что Гвардейцы смогут поймать их обоих. Но портьера оказалась слишком узка для двоих, и телохранитель упал на усыпанную обломками поверхность замкового двора. Его подхватили на руки и унесли в Цитадель.

— Передайте целителям мое повеление, — Принц Зигфрид подозвал к себе легата, — они должны сделать всё возможное, дабы этот воин остался жив и невредим. Он второй раз спасает мне жизнь.

Оборону Цитадели организовали быстро, её размеры были слишком малы для тактических изысков. На самом её верху, на открытой обзорной площадке, выставили коробку из щитоносцев, под прикрытием которой, сменяя друг друга, должны были творить чары Лазурные маги. Там же разместили четверых Боевых чародеев и десяток целителей. Остальные защитники заняли места внутри Цитадели у бойниц, а также у емкостей с водой и песком, дабы тушить пожары самостоятельно и тем самым сберегать силы волшебников. Долго ожидать не пришлось.

Едва к'Зирды появились на вершине земляного вала, Верховный Маг Ингвар зажег на его вершине Стену Огня, превращая множество змеиных языков в пылающие факелы, и вражеская атака захлебнулась. Но передышка оказалась мимолетной. Сразу в нескольких местах замкового дворика мостовая обрушилась, оседая во вражеские подкопы, и из подземных тоннелей хлынули сотни песочников. Боевые маги ударили заклятьями, стремясь ликвидировать прорыв, и дворик захлестнули потоки пламени. Вверх повалили клубы дыма, видимость стала ухудшаться, и в тот же момент неприятель возобновил наземную атаку. Целители плели заклятья Очищения, избавляя защитников от опасности удушья, но вздымающиеся снизу клубы дыма становились всё гуще и массивнее. Вскоре обзор сократился настолько, что разглядеть земляной вал стало невозможно.

— Я не вижу насыпи! — вскричал Лорд Ингвар. — Очищение не в силах пробить обзорный коридор на столь дальнее расстояние! Откуда столько дыма? Заклятьями подожгло флигели с фуражом?

— В замке нет лошадей и фуража! — легат Мрачного Бастиона высунулся из-за крепостных зубцов, глядя вниз, и тут же отпрянул. В камень зубцов, где воин был только что, ударила дюжина стрел. — Это к'Зирды! Они жгут мокрое сено там, внизу, и разбрасывают его по двору!

— Неприятель желает лишить нас обзора! — Принц Зигфрид устремился к люку. — Лорд Ингвар, удерживайте песочников так далеко от замка, насколько сие окажется в ваших силах! — Он бегом спустился по узкой лестнице и оказался внутри Цитадели. — Все за мной, во двор! Воины! Стену щитов вокруг магов! Мы должны обрушить подземные ходы, иначе Цитадель не удержать!

Но выйти наружу удалось не сразу. Едва входные ворота распахнулись, внутрь хлынуло огромное количество змеиных языков. Первый этаж Цитадели мгновенно оказался охвачен кровавой резнёй, и Принцу пришлось бросить в бой всех магов. Красные чародеи поражали врага заклятьями, Боевые маги били Молниями, целители поддерживали воинов, а Желтые волшебники тушили ежесекундно вспыхивающие пожары. Распространение врагов по Цитадели удалось остановить, но в распахнутые ворота врывались всё новые и новые отряды песочников, и защитники не успевали уничтожить всех. Только благодаря участию Лорда Вигдара, второго Лазурного чародея, Цитадель смогли очистить от к'Зирдов. Вигдар наложил Оцепенение на змееязыких воинов очередного тумена, врывающегося в ворота, и несколько десятков песочников застыли прямо между дверных створ, затыкая собою проход. Пока защитники уничтожали заполонивших первый этаж врагов, Лазурный чародей несколько раз перенакладывал Оцепенение, удерживая живую пробку, в которую снаружи уже летели потоки стрел. Одурманенные к'Зирды не жалели своих и посылали в спрессованный воздух сотни метательных снарядов. Оцепенение таяло, но Лорд Вигдар был начеку и неизменно освежал заклятье. Ворвавшиеся враги были перебиты, Оцепенение снято, и в проём ворот устремились Боевые Пульсары, насквозь прожигая песочников, теряющих равновесие от неожиданного обретения свободы. Снаружи загремели взрывы, заглушая истошный визг к'Зирдов, и Принц Зигфрид повел воинов в контратаку. Вырвавшись во двор, он понял, что территория его переполнена неприятелем.

— Лорд Вигдар! — Принц отпрыгнул от рассекающих воздух сабельных клинков и отработанным движением встроился в стену щитов, спешно разворачивающуюся у ворот Цитадели. — Зажигайте Огненный Смерч! Иначе нам никогда не обрушить выходы подкопов! Выжигайте двор!

— Расстояние слишком мало, Ваше Высочество! — воскликнул Лазурный маг. — Жар будет нестерпим! Мы можем получить смертельные ожоги!

— Зажигайте же! — Стена щитов приняла на себя густой поток стрел, и воины нанесли слитный удар мечами, разрубая передовой ряд змееязыких врагов. — Пока подкопы не провели прямо нам под ноги! Всем волшебникам сосредоточиться на исцелении! Боевым магам взрывать подземные ходы!

Лазурный чародей зашептал заклинание, воздев руки перед собой, и на окраине замкового дворика, у самой стены, вспыхнула огненная воронка. Завывающий пламенем смерч пополз по двору, пожирая вопящих от жуткой боли к'Зирдов, и воздух быстро нагрелся до обжигающей температуры. Зигфрид торопливо зажмурился и почувствовал, как нестерпимый жар вгрызается в кожу лица и истлевают брови с ресницами.

— Воины, закрыть глаза! — закричал он. — Стене щитов — на колено! — И тут же умолк, ощущая боль в обожженных дыхательных путях. Он осел на колено, отгораживаясь от нестерпимого жара щитом, и услышал, как рядом с ним падает наземь облаченное в броню тело. Несколько ударов сердца ужасающе высокая температура раскалившегося шлема пожирала кожу на его лице, доспех будто пылал, облитый извергающейся лавой, и Зигфрид хрипел от боли, потеряв чувство реальности. Потом температура резко упала, и мучительное безумие отступило. Впереди грянули взрывы, и Принц открыл глаза, невольно захрипев от охватившей обожженные веки острой рези. Теплая волна целительной энергии заструилась по коже, притупляя боль, и зрение прояснилось. Двор был устлан обугленными трупами, Огненный Смерч сместился за развалины крепостной стены, в ставшие заметными отверстия подкопов влетали Боевые Пульсары, разрывая кишащих внутри песочников и обрушивая своды. Половина его воинов лежала без сознания, остальные, превозмогая боль, пытались сомкнуть ряды и восстановить монолитность стены щитов. Пространство вокруг было укрыто от огня волшебными заклятьями, и целители торопились поднять на ноги раненых.

— Катапульты!!! — сверху, с обзорной площадки Цитадели, донесся протяжный крик. — В укрытие!

Принц поднял голову и увидел целое море пылающих метательных снарядов, падающее на замок.

— Раненых внутрь! — закричал он, поднимаясь на ноги. — Воинам сплотиться вокруг целителей!

Стена щитов распалась, солдаты подхватывали раненых соратников и спешно оттаскивали их в Цитадель. Лорд Вигдар прекратил поддерживать Огненный Смерч и встретил низвергающиеся на замковый дворик снаряды Оцепенением. Несколько боевых магов ассистировали ему, расширяя область охвата заклятья, и прямого удара удалось избежать. Но остальной поток зарядов врезался в заваленную дымящимися трупами мостовую, разлетаясь на брызги, и Принц Зигфрид понял, что по Мрачному Бастиону ударили не камнями, а мешками с подожженным сырым сеном, пропитанным горючим маслом. Источающая густой едкий дым трава разлетелась по замковому дворику, и всё вокруг вновь затянуло сизыми клубами.

— Ходы! — вскричал Зигфрид. — Разрушайте все ходы, пока есть возможность!

Маги бросились в дым, гася пылающие мешки и шепча заклинания Очищения. То тут, то там в едких клубах образовывались чистые области, и кашляющие от удушья волшебники стремились вбежать в них, продолжая оттуда разыскивать выходы подкопов. В дыму засверкали вспышки заклятий, грянули взрывы, но с вершины Цитадели раздался второй крик, предупреждающий о приближении следующего залпа. Предчувствие беды вспыхнуло в сердце Принца, и он что есть силы прокричал приказ всем немедленно бежать в Цитадель. Все бросились внутрь, и на мостовую посыпались каменные валуны, пробивая в ней широкие дыры и раскалывая брусчатку на фонтаны осколков. Лорд Вигдар в густом дыму выставил Оцепенение наугад, защищая входные ворота, но нескольких человек накрыло осколками и разлетающимися от мостовой снарядами. Их удалось втащить внутрь благодаря исключительному везению, и в тот же миг вдали послышался многоголосый к'Зирдский вопль. Песочники снова шли на приступ.

— Запереть ворота! — Принц Зигфрид сорвал с головы шлем, подставляя Оранжевому магу покрытое волдырями ожогов лицо. — В дыму под градом камней нам не удержать врага! Песочники изрядно поумнели и прибавили в хитрости с момента последней войны. От вылазок придется отказаться. Будем держаться здесь. Легат! Как только целители излечат раненых, начинайте выстраивать баррикады. Ими должно перегородить все пространство за воротами. Когда к'Зирды разобьют входные створы, их путь внутрь Цитадели не будет легким.

Излечивающие заклятья сняли боль, устраняя последствия ожогов, и Принц взошел на обзорную площадку. Сразу стало понятно, что положение дел в скором времени сложится угрожающе. К'Зирды, вероятно, ещё с ночи перетаскивали свои катапульты к Мрачному Бастиону, укрывая их от глаз защитников за земляным валом. Неприятель сосредоточил их там изрядное количество, и теперь метательные машины засыпали замок потоками зарядов, чередуя источающие дым мешки с сеном и каменные залпы. Ещё большее количество катапульт, не уместившихся на склоне горы за земляным валом, затащили столь высоко, насколько смогли, и теперь эти метательные устройства запускали в сторону Мрачного Бастиона пылающие тюки. Они бесконечным дождем осыпались между замком и валом, превратив место падения в сплошной океан густого дыма. Дымное море быстро заполняло окружающее Цитадель пространство, и непрерывно сыплющиеся сверху новые дымящиеся мешки усиливали зловонную завесу. Из-за плотного задымления маги почти не видели целей и были вынуждены бить заклятьями наугад, перенеся атаки с земляного вала к развалинам стен замка.

— Милорд! — Принц Зигфрид приблизился к Верховному Магу, плетущему заклятье Оцепенения навстречу очередному каменному потоку, падающему на Цитадель. — Возможно ли очистить от дыма хотя бы какую-то часть подступов к замку? — Он указал на мелькающих в сизых клубах песочников с обмотанными мокрым тряпьём лицами. — Иначе неприятель под прикрытием дыма подойдет к нам вплотную!

— Я вызову Бурю! — Лорд Ингвар торопливо сплел заклятье Оцепенения, останавливая очередной поток метательных зарядов, низвергающийся на Цитадель. Стремительно падающие сверху камни замерли, останавливаясь в воздухе, но общая площадь, охваченная Оцепенением, была много меньше ширины обрушающегося каменного моря, и сотни валунов ударили в землю вокруг Цитадели. Ввысь взлетели фонтаны каменного и земляного крошева, и Верховный Маг Нимии зашептал следующее заклинание. Его Пентаграмма Силы вспыхнула яркой лазурью, и с вершины Цитадели в расширяющееся дымное море ударил завывающий поток воздуха. Воздушные массы принялись рвать едкую зловонную завесу на куски, сдувая её прочь от замка, и воздух заполнился хаотично мечущейся соломой. К'Зирдская атака захлебнулась, столкнувшись с ветром изрядной силы, и песочники попадали наземь, дабы не быть сбитыми с ног и вышвырнутыми с горы воздушными потоками.

— Они упрямо ползут вперед! — зло скривился Верховный Маг, разглядывая обнажившуюся поверхность земли, облепленную ползущими змеиными языками. — И даже разлетающиеся трупы им не помеха! Едва утихнет Буря, я ударю Стеной Огня. До наступления темноты мы удержим неприятеля, но далее станет много сложнее. Волшебный порошок заканчивается, завтра Пентаграммы Силы будет отсыпать нечем, и мощь заклятий упадет.

— Катапульты!!! — раздался привычный окрик наблюдателя, и Лорд Ингвар вновь зашептал чародейскую формулу. Развалины Мрачного Бастиона накрыло дождем из пылающих тюков, и завывающая Буря принялась рвать их на части, сметая прочь охапки дымящейся соломы.

Принц Зигфрид подавил тяжелый вздох. Остается надеяться, что маги смогут сражаться в таком режиме сколь угодно долго. Смены для отдыха среди них распределены. Запасы волшебного порошка иссякают, но совокупной силы чародеев должно хватить. Вот только запасы провизии в замке совсем невелики. Голод начнется прежде, чем змеиным языкам надоест осада. Если надоест…

— Ваше Высочество! — на обзорную площадку взошел легат гарнизона замка. — В подземелье слышен стук кирок! К'Зирды ведут подкопы к фундаменту Цитадели! Судя по шуму, ходы залегают в двух саженях от поверхности, грунты там весьма каменисты, и потому звуки ударов разносятся далеко и отчетливо!

— На подобной глубине нам не дотянуться до них заклятьями, — стоящий в Пентаграмме Силы неподалеку боевой маг с досадою поморщился. — Воистину Мирадис Искусный отвернулся от нас.

— Атака через подкопы в центре замкового двора была отвлекающим маневром, — Зигфрид невольно сжал кулаки. — Змеиные языки поумнели внезапно и подозрительно быстро! Как жаль, что вызвать Землетрясение не в наших возможностях!

— Сие заклятье принадлежит Фиолетовому рангу, — покачал головою Верховный Маг. — Однако боюсь, что Землетрясение, устроенное на вершине горы, может погубить нас всех.

— Обрушить Мрачную Гору на к'Зирдские полчища — сие суть не самая бесполезная гибель! — усмехнулся Принц. — Легат! Подготовьте воинов, кирки и лопаты! Будем копать встречные ходы, дабы перехватить песочников! Если допустить их к фундаменту, они обрушат Цитадель. Там сплошная скала изрядной прочности, но с них станется. Каждый отколет по малому куску, и на месте горы образуется котлован. Ступайте! Как только землекопы будут собраны, спускайтесь в подземелье, ломайте стену и начинайте рыть. Если Мирадис Искусный сжалится над нами, то нам удастся прокопаться к врагам прежде, нежели они достигнут фундамента.

Ослабевающая Буря ушла от Цитадели дальше к земляному валу, и Лорд Ингвар зажег Стену Огня. Огненная феерия взметнулась ввысь посреди ползущих к'Зирдских туменов, и воздух огласился сотнями душераздирающих воплей. Лазурный чародей трансформировал Стену Огня в Волну Пламени и толкнул её вперед, заставляя пожирать змееязыкую массу. Множество песочников изжарилось мгновенно, ближайшие к огненной геенне к'Зирды вспыхивали, подобно факелам, от ужасной температуры, остальные начали исполненное визгом отступление.

— Они откатятся за земляной вал и соберутся вновь, — Верховный Маг переводил взгляд с бегущих врагов на небо, ожидая подлета очередного моря метательных зарядов. — За ним враги недосягаемы для… — Он осекся и развернулся к Принцу: — Портал! Я чувствую арку портала! Она ожила! Кто-то прибывает в замок! Неужели кому-то, кроме нас, удалось выжить?

— Или это враги, — хмуро изрёк Зигфрид, устремляясь к люку. — После к'Зирдских тактических изысков я не удивлюсь этому. Гвардеец! — он обернулся к сопровождающим его телохранителям. — Зовите Лорда Вигдара и пятерых Боевых магов! Пускай немедленно следуют к Зале Портала!

Воин поспешил вниз, и Принц спустился следом. Но едва он достиг нужного этажа, как ему навстречу выбежали трое донельзя испуганных солдат.

— Орки! — выдохнул один из них. — Орки напали на Цитадель! Они выходят из портальной арки!

— Всех сюда! — воскликнул Зигфрид. — Бегите же, будите отдыхающих!!! Зовите Верховного Мага!

Спустя минуту Принц был уже у дверей Залы Портала во главе двух десятков Гвардейцев, и каждое мгновение к ним присоединялись маги и воины. Повинуясь его жесту, телохранители с разбега уперлись в высокие массивные дверные створы и распахнули их. Зигфрид с обнаженным мечом наготове ворвался в Залу и остановился от неожиданности. У дверей, перепуганный насмерть, стоял дежурный Боевой маг и отчаянной скороговоркой шептал заклинания. В другой части помещения, у светящейся портальной арки, стоял десяток могучих Орков, закованных в броню с головы до ног. Подле них лежали обезоруженные охранники, впереди возвышался совершенно исполинских размеров клыкастый гигант. Сей громадный Орк играючи поигрывал хрардаром и с неприкрытым сожалением на лице взирал на Боевого мага. Тем временем волшебник дочитал заклинание, и с его рук сорвался Боевой Пульсар. Сгусток смертоносной энергии огромной силы ударил в Орка и… бесследно растворился в тусклой черноте мерцания зачарованных доспехов.

— И вновь у тебя не получилось, Человек! — участливо прорычал Орк. — Говорю же, отсыпь пентаграммку-то! Я подожду. — Он перевел взгляд на вбежавшего за Принцем Верховного Мага: — А вот ещё кто-то в мантии! Не желаешь поупражняться в волшебном искусстве, волшебник?

Он замахнулся хрардаром и взревел боевой клич. От неожиданности Лазурный чародей едва не потерял равновесие, останавливаясь. Он ухватился за плечо Принца и тут же выбросил руки в сторону врага, произнося мощнейшее заклинание. Ослепительно блеснула вспышка Великой Молнии, и корявые ветви разряда вонзились сразу во всех Оркских воинов. В воздухе запахло озоном, от громкого треска звенело в ушах, но Орки стояли как ни в чем не бывало. Лорд Ингвар опешил и подался вперед, вглядываясь в цвет зачарованной оркской брони, и его глаза расширились от крайнего изумления. Возглавляющий зеленокожих гигантов исполин захохотал и довольно произнес что-то на оркском, оборачиваясь назад.

— Испытания прошли успешно! — Гронг Неотразимый Удар светился от счастья. — Не пробивает! Можете выходить! Трэрг, а это точно Лазурный маг?

— Точно. — Трэрг вышел из-за спин могучих Оркских воинов и бросил взгляд на застывших на месте ничего не понимающих Людей. — Причем Верховный. Сильнее в Нимии никого нет. А вообще ты мог бы попросить испытать чары кого-нибудь из Авлийских близнецов. Они много более могучи.

— Нет, — Гронг отмахнулся огромной ручищей. — Они из вежливости будут бить слабо! Побоятся причинить урон. Тут был нужен кто-то такой, чтобы лупил от души! Как в последний раз!

— Я рад, что тебе понравилось. — Трэрг подумал, что неизвестно, как Лазурный, но вот боевой маг точно едва не умер от сердечного приступа. Шутка ли, увидеть непробиваемых Орков, да ещё во время к'Зирдской осады. Хорошо, что они не взяли с собой девчонку. Та была бы в шоке от столь циничного издевательства над несчастным чародеем.

— Моё имя Трэрг Огненный Смерч. — Он обернулся к обескураженным Людям, переходя на их язык: — Я шаман Клана Дробящего Кулака…

— И по совместительству Король Редонии! — Гронг ухмыльнулся, также переходя на человеческий.

— У каждого есть недостатки, — вздохнул Трэрг. — Что с этим поделаешь? — Он философски пожал плечами и продолжил: — Я говорю от имени Совета Свободных Кланов Ругодара. У меня есть предложение ко всем ещё живым магам Нимии. Остальных Людей оно также касается.