Прочитайте онлайн Закат тьмы | ГЛАВА ШЕСТАЯ НОВЫЙ ПОРЯДОК

Читать книгу Закат тьмы
5916+2241
  • Автор:
  • Год: 2014
  • Ознакомительный фрагмент книги

ГЛАВА ШЕСТАЯ

НОВЫЙ ПОРЯДОК

Растянувшаяся на несколько лиг колонна пленников брела по пыльной ленте Королевского Тракта Галтании вторые сутки, и на обочинах дороги с каждым часом прибавлялось окровавленных тел рабов. Погода потеплела, но за всё время пути к'Зирды ни разу не дали пленникам ни воды, ни еды, и всё чаще кто-то из ослабевших людей падал от изнеможения. Привязанный к общей веревке, он вынуждал остальных тащить себя волоком, скорость движения замедлялась, и к рухнувшему тотчас скакали надсмотрщики. Его били кнутом, возвращая в сознание, и если человек не поднимался на ноги, рубили саблями и вышвыривали на обочину. Особенно тяжело приходилось детям, страдающим от голода и жажды более взрослых. К'Зирды проявляли к их бедам полнейшее равнодушие, а в наказание за мольбы дать ребенку глоток воды просящий обычно получал стрелу, пронзавшую его дитя. Посему родители, ужасаясь за жизнь детей, всячески пытались не позволить им рыдать и несли их на руках, обессиливая вследствие этого быстрее остальных. И потому рядом с большинством взрослых тел на обочине лежали тела детские, ибо Лорд Рангвал оказался прав и чада без родителей не представляли для змеиных языков никакой ценности.

Одна из таких обессилевших женщин, едва переставляющая ноги от усталости, несла на руках трехлетнего ребенка недалеко от Тиари. Женщина пребывала в полуобморочном состоянии и была близка к падению. Минувшая ночь выдалась по-галтанийски прохладной, её ребенок простудился и теперь хрипло кашлял и часто и надрывно громко плакал, приводя в бешенство одного из надсмотрщиков. Змееязыкий надзиратель, вереща от злобы, норовил ударить его кнутом, но всякий раз матери удавалось закрывать ребенка собой, и от частых ударов она теряла силы всё более. Вот и сейчас её ребенок, закашлявшись, плаксиво закричал, и до Тиари донеслась злобная брань, звучащая на языке Ратхаш. Девушка оглянулась и увидела надсмотрщика, скачущего к ним и размахивающего кнутом с перекошенным от бешенства лицом. Но женщина уже не слышала детского плача. Она неровными движениями переставляла ноги, направляемая связывающей руки веревкой, и не выпускала из них ребенка лишь силою материнского инстинкта. Тиари с ужасом поняла, что произойдет спустя несколько мгновений. Надзиратель ударит женщину кнутом, та рухнет наземь и уже не сможет подняться. И тогда и её, и её ребенка змеиные языки изрубят саблями. Не в силах вытерпеть такое, девушка не выдержала и зашептала заклинание Тонуса.

— Немедленно прекратите! — тихо прошипел Лорд Рангвал. — Вы выдадите всех нас!

Находившаяся на грани потери сознания женщина встрепенулась, обретая силы, и спешно прижала ребенка к себе, заглушая его плач. Она принялась баюкать его, и крик прекратился. Прискакавший надсмотрщик прошипел что-то злобное, подрагивая раздвоенным языком, ударил её кнутом и умчался дальше. Женщина, не переставая успокаивать дитя, оглянулась назад, озираясь в поисках источника неожиданного спасения, и Тиари-толстухе пришлось отвернуться к мужу.

— Ей и ребенку грозила смерть! — почти беззвучно произнесла она. — Эта женщина бежала вместе с нами из пограничного форта, я не могла бросить её на произвол судьбы! Всё обошлось, не злитесь!

— Правильно ли я понял вас, Миледи? — прошептал в ответ чародей. — Сия женщина суть одна из тех, кто выдал к'Зирдам Леди Беа-Трисси? Так ли сильно вы уверены, что всё обошлось?

— Она пыталась сохранить жизнь своему дитя… — начала было Тиари, но вспомнила, что разговаривает с Боевым магом, и прекратила спор. — Никто ничего не понял, всё обошлось!

Они понурили головы и побрели дальше, не рискуя напрасной беседой навлечь на себя ярость надсмотрщиков. Их рискованное предприятие было намечено на полночь, и сейчас ни в коем случае нельзя привлекать к себе внимание. Надзиратели и так частенько поглядывают на оправившегося от длительной потери сознания «актера» с подозрением, а не упадет ли вновь? Минувшей ночью, когда пленникам позволили лечь спать на обочине дороги прямо среди обглоданных стервятниками трупов, Тиари, укрывшись капюшоном, обновила мороки, дабы те не выдохлись посреди дня. Исполнить это оказалось нелегко, ибо к'Зирды, подозревая возможность заговора среди пленников, долго ходили мимо с факелами в руках и следили за тем, чтобы никто не смел ни с кем говорить. Пока она украдкой шептала магические формулировки, Лорд Рангвал уснул, а утром, когда их погнали далее, сообщил, что более-менее в состоянии вести бой. Если бы не длительное отсутствие питьевой воды, его потенциал был бы восстановлен полностью, сейчас же он неполон, но для тайных действий вполне сгодится. Посему они решили совершить побег ближайшей ночью. Под покровом темноты ускользнуть будет легче.

План Боевого мага был дерзок изрядно, но пылающая сжигающей её изнутри ненавистью к песочникам Тиари была согласна на всё. Лорд Рангвал предлагал воспользоваться её не знающим сравнения искусством плетения морока и превратиться в к'Зирдских надсмотрщиков прямо посреди спящего скопления пленников. Этой ночью конвоиры и надсмотрщики быстро замерзли бродить с факелами среди рабов и вскоре сгрудились вокруг костров. Большая часть их уснула, разморенная теплом, спустя несколько часов дежурства, и вряд ли следующей ночью всё будет иначе. Если морок превратит в надзирателей и конвоиров пару десятков рабов, они смогут улучить момент и попытаться просто встать и, не торопясь, отойти в сторону. Собраться там в «к'Зирдский отряд» и, не мешкая, уйти прочь от дороги. Далее их судьбы окажутся в руках Ардиссы Прекраснейшей, но при определенном везении и осторожности есть шанс уйти от последующей погони, ибо таковая случится только утром. Если задуманное удастся, то вступать в бой не придется, и, возможно даже, со временем им удастся собрать отряд и отыскать способ вырваться из Галтании…

Посему они принялись при каждой возможности перешептываться с бредущими рядом пленниками, сообщая им о готовящемся ночью побеге. Все, кто желает рискнуть жизнью в попытке обрести свободу, должны ночью, когда объявят ночлег, делать вид, что спят, и при этом лежать на спине, согнув в коленях ноги. Как только они увидят, что стали похожи на к'Зирдского воина, им надлежит встать и отойти к дороге к к'Зирдским надзирателям, коих они там увидят. Сообщив сие ближайшим пленникам, маги постарались более не разговаривать, дабы не настораживать надсмотрщиков, и предоставили остальным распространять среди рабов предложение бежать. Подобное решение ограждало их от подозрений, но несло в себе неопределенность: было совершенно непонятно, сколько людей откликнется на призыв. Как далеко по колонне пленников распространится весть? Если ночью с согнутыми коленями лягут спать сотни человек, Тиари не хватит времени наложить морок на каждого! Она украдкой поделилась своими сомнениями с Лордом Рангвалом, на что он посоветовал разбираться с этим непосредственно в назначенное время.

— Если желающих окажется много, мы прорвемся с боем! — прошептал он. — Сразим конвоиров и завладеем их скакунами. Уйдем в глубь страны, там разберемся. Галтания холмиста, издали нас не заметить, если доберемся до ближайшего леса, у нас будет время обдумать дальнейшие действия.

На этом всякие обсуждения были прекращены, и Тиари молча брела по пыльной дороге, пытаясь не обращать внимания на жажду. Ребенок на руках спасенной ею женщины тоже хотел пить и хныкал, требуя от матери воды. Та испуганно убеждала его не плакать, обещая, что он скоро сможет утолить жажду, и озиралась всё чаще, бросая взгляды на Тиари и окружающих её людей. Молодая волшебница старалась натужно брести, понурив голову, дабы выглядеть усталой, подобно окружающим, но каждый раз вздрагивала, когда проносившийся мимо надсмотрщик награждал женщину ударом кнута за детское хныканье. Уныло текли часы, и лишь несколько наладившаяся погода частично облегчала путь, не терзая людей излишним холодом.

В полдень надзиратели позволили пленникам совершить первый за день привал. Колонне велели остановиться, сойти с дороги и усесться недалеко от обочины. Рабам было позволено лечь наземь, и многие погрузились в сон, утомленные голодом и жаждой. Охрана расположилась вдоль колонны, запирая её между собой и дорогой, и змееязыкие воины принялись развязывать свои седельные сумки, извлекая оттуда еду. Пока конвойный тумен грелся у костров и принимал пищу, Тиари, зябко кутаясь в изрядно загрязнившийся плащ, исподволь рассматривала окрестности. Вдоль дороги, теряясь вдали, подрагивала на ветру пламенем череда костров. Конвойные тумены жгли их ночами, дабы согреваться, но и днем, едва та или иная колонна рабов сходила на обочину ради привала, их охранники немедленно разводили пламя. Теплолюбивым песочникам одной лишь шерстяной одежды было недостаточно, и конвоиры постоянно отвязывали от общей веревки несколько крепких пленников и гоняли их рубить на дрова ближайшие деревья или кустарник.

Увидеть, что творится по ту сторону дороги, не получалось вовсе. По тракту в оба направления непрерывно следовали два потока: к'Зирдских туменов, скачущих к границе Галтании, и пленников-Людей, бредущих в глубь страны. Потревоженная десятками тысяч ног дорожная пыль поднималась на полторы сажени вверх, закрывая обзор, и смотреть имело смысл лишь на земли, простирающиеся за рядами отогревающихся подле костров конвоиров. И выглядела сия территория весьма странно.

Странность заключалась в том, что виднеющиеся вдали поселения не несли следов разрушений. Было заметно, что во многих домах выбиты стекла, сломаны заборы и вырваны двери, но нигде в воздух не тянулись дымы пожарищ и не лежали груды руин. Не было видно и бесконечных верениц пленников, коих надсмотрщики гнали бы из глубины Галтании к Королевскому тракту. Более того, среди дворов ближайшей деревни девушка разглядела конные патрули к'Зирдов, проезжающие мимо небольших групп человеческих крестьян, спешащих куда-то с орудиями для обработки земли в руках. Люди испуганно шарахались в сторону и жались друг к другу, уступая дорогу песочникам. Кто-то из змеиных языков на скаку отвешивал им удар кнутом, но к'Зирдские воины не спешили нападать на людей, следуя своей дорогой.

— Змеиные языки не стали жечь Галтанию… — тихо произнесла Тиари, замечая, что взгляд Лорда Рангвала направлен в ту же сторону. — Местных крестьян даже не захватили в плен…

— Вместо этого они работают в поле под надзором песочников, — шепотом ответил Боевой маг. — Полагаю, им вменено в обязанность добывать пищу для нужд военной кампании. Возможно, воины к'Зирдов добывают себе пропитание самостоятельно, грабя человеческие земли, но столь огромное количество рабов придется чем-то кормить. Иначе потери среди живого товара будут значительны.

— Неужели Гномы способны закупить столько Людей? Здесь же сотни тысяч пленников…

— Мне неведомы потребности гномских шахт в рабочей силе, — с ненавистью в шепоте изрёк Зеленый чародей, — но хорошо известно, что жажда человеческой крови и плоти Детьми Некроса не знает границ! Слухи о появлении некромантов в Редонии, Мергии и Авлии не возникали впустую.

— К'Зирды желают отдать всех нас некромосам?! — ужаснулась девушка.

— Для чего ещё хану Кил Им Паху захватывать столь великое количество пленников? — тихо произнес Лорд Рангвал. — Рабам в пустыне долго не прожить, Ратхаш убьет большинство из них ещё до наступления весны. И в рабочих руках великому хану нужды нет, его подданные плодятся подобно саранче, их много больше, нежели Людей, и они более неприхотливы к воде и пище. Тем более что еды в песках подчас не хватает самим песочникам.

— Прежде чем разрушить Лагрианну до основания, к'Зирды полностью разграбили её, — Тиари болезненно закрыла глаза, вспоминая залитые кровью улицы объятого пожарами города. — Еду они хватали в первую очередь, не брезговали даже подпорченными продуктами…

— Награбленное продовольствие тут не поможет, — возразил Зеленый чародей, — всё или почти всё оно уйдет на пропитание армии. Сколько бы его ни было, провиант иссякнет рано или поздно. И отобрать новый будет уже не у кого. Но змеиные языки, несмотря на это, с жадностью обращают в рабство всех, кого только могут найти. Стало быть, Кил Им Пах точно знает, что сможет продать весь живой товар.

— Местных жителей не привязали к веревке работорговца, потому что они должны добывать продовольствие? — Тиари заметила, как из деревни выезжают несколько телег, груженных мешками и корзинами. На козлах сидели галтанийские крестьяне, коих сопровождали два десятка скакунов пустыни с сидящими на них по трое к'Зирдскими воинами. — Но земли Галтании никогда не отличались плодородием, им самим постоянно приходится закупать продукты у нас!

— Галтанийское плоскогорье не только трудно захватить извне, его столь же нелегко покинуть, — ответствовал Боевой маг. — Четыре перевала, загражденные мощными крепостными стенами, и два порта, вырубленные на уровне моря прямо посреди высоких скал — иных путей из этого королевства не существует. Полагаю, Кил Им Паха не интересует местное плодородие. Он превратил Галтанию в тюрьму для живого товара. Здесь его легче сохранять и стеречь до появления покупателей.

— Почему же тогда надсмотрщики не кормят пленников? — девушка бросила взгляд на жующих к'Зирдов и поняла, что не ела более суток. Сосредоточенный на выживании организм не требовал еды, но постоянно хотелось пить. — Рабы ослабнут без еды и могут погибнуть, особенно дети!

— Думаю, кормить живой товар попросту не настало время, — предположил Лорд Рангвал. — А дети работорговцам неинтересны. В них толком нет ни сил, ни крови, Гномы покупают их неохотно и за очень малые деньги. Берут ли детей некромосы, и вовсе неизвестно. К'Зирды не перебили детей лишь потому, что это весьма эффективная узда для родителей. Страх увидеть своего ребенка зарубленным и скормленным к'Зирдским лошадям заставляет их быть послушными и смиренными.

— Встать! — из головы колонны пришел визг змееязыкого надзирателя. — Поднимайтесь, мерзкие человеческие испражнения, да пожрет вас Гремучая Праматерь! Выходить на дорогу! Пошевеливайтесь, крысы-переростки!

Вдоль торопливо поднимающихся Людей скакали надсмотрщики, раздавая всем подряд удары кнутами, тумен конвоиров, на ходу дожевывая пищу, привязывал к седлам сумы и поднимал лошадей. Пленников вывели на дорогу, и хождение в клубах пыли продолжилось. На этот раз надзиратели гнали рабов быстрее, не позволяя замедлить шаг даже на миг.

— Шевелите ногами, крысы, они у вас длинные! — недалеко от Тиари верещал надсмотрщик, щелкая кнутом по человеческим спинам. — Чем дольше вы будете плестись, тем позже получите пищу! Вас будут кормить только в лагере для рабов, и не на коготь раньше! Кто не дойдет — не поест!

Он визгливо засмеялся, и напуганный его голосом плаксивый ребенок вновь залился истеричным плачем. Его мать, сжимаясь в комок от ужаса, пыталась прижать его голову к груди, дабы плач не был столь пронзительным, но сотворить подобное связанными руками получалось плохо, и ребенок закричал ещё сильнее.

— Заткни его поганый рот! От его крысиного визга у меня болят уши! — завизжал змееязыкий надзиратель и принялся осыпать истерично плачущего ребенка ударами кнута. — Или я отрежу ему голову, а тушку выдержу на солнце и скормлю своему скакуну!

Женщина пыталась заслонить ребенка от кнута собою, вздрагивая от ударов, но к'Зирд оказался весьма умел в обращении с сим оружием. Он безжалостно жалил её в самые чувствительные места, заставляя вскрикивать и выгибаться от жгучей боли. В этот миг ноги или спина ребенка оказывались беззащитны, и жало кнута метко впивалось в маленькое тельце.

— Не убивайте моё дитя, великий хан!!! — истерично закричала женщина. — Умоляю!!!

— Сейчас я задушу кнутом твоего выродка! — взъярился к'Зирд, замахиваясь для очередного удара. — И его крысиный визг перестанет терзать мои уши!

— Не убивайте его!!! — обезумела женщина. — Я сделаю всё, что пожелаете, только не убивайте!!!

— От тебя нет никакой пользы, длинная песчаная крыса! — надзиратель с ненавистью нанес удар. — Можешь подохнуть вместе со своим крысенышем! Ты стоишь меньше, чем я потрачу на целебные припарки колдуний, когда буду лечить уши!

Кнут неуловимым глазу движением свистнул, заставляя женщину выгнуться дугой, и в следующее мгновение ловко обвился вокруг детской шеи. Крик ребенка перешел в надрывный хрип, и Тиари, сама того не замечая, вдохнула, дабы изречь формулу Магической Стрелы. Но в этот миг женщина изогнулась, ухитряясь схватиться руками за протянувшийся к горлу ребенка ремень кнута.

— Пощадите!!! — её крик более напоминал безумный вопль. — Я выдам вам заговорщиков!!! Они хотят устроить побег этой ночью, с ними чародей! Я укажу на них, только не убивайте ребенка!!!

— Что?!! — узкие глаза к'Зирда расширились. — Говори немедленно! Получишь воды для крысенка!

— Это она! — женщина развернулась и ткнула связанными руками в сторону Тиари. — Та толстуха! Она волшебница! Она творила заклятья, я видела! Они с мужем главные заговорщики!

К'Зирд сориентировался мгновенно. Он понял, что дотянуться до указанной цели саблей не выйдет, и его рука, миг назад сжимавшая кнут, уже выхватывала из седельной сумки лук. Отовсюду к нему на помощь на всем скаку мчались конвоиры, обнажая оружие. Тиари опешила, не ожидая от женщины подобного коварства, и надзиратель торопливым рывком натянул тетиву. В следующее мгновение тетива лопнула, и девушка почувствовала сильный ожог, впивающийся в запястья. Она вскрикнула от боли и поняла, что канат работорговцев вспыхнул по всей своей длине вместе с отходящими от него веревками. В один удар сердца путы превратились в прах, освобождая пленников, Лорд Рангвал выплюнул скороговорку магической формулы, и в ряды замахивающихся саблями конвоиров ударил Боевой Пульсар. Гулкий взрыв полыхнул огнем, разметав по сторонам изодранные части к'Зирдов и их коней, брызжущие фонтанами крови, и мощный выброс энергии сорвал с толстухи и актера морок.

— В бой!!! — громко вскричал Лорд Рангвал, воздевая руки. — К оружию! Прорывайтесь к свободе!

Он зашептал следующее заклинание, и в песочников ударил Огненный Веер, выкашивая среди них изрядную просеку. Пленники, увидев подле себя чародея в расшитой под узор лесной природы зеленой мантии боевого мага, бросились кто куда. Некоторые хватали оружие с тел убитых к'Зирдов и устремлялись на ближайших песочников, большинство же просто бежали в разные стороны, поняв, что путы более не связывают их. Лорд Рангвал швырнул в к'Зирдов несколько Боевых Пульсаров, уничтожая змеиных языков десятками, и ударил в уцелевших всадников Потоком Метеоров, срезая их со скакунов. Перепуганные лошади бросились прочь, но несколько из них застыли на месте, скованные Оцепенением, посреди усеянной трупами земли.

— К лошадям! — боевой маг обернулся к Тиари, с яростью мечущей в спасающихся бегством к'Зирдов Магические Стрелы. — Вскоре враги опомнятся и устремятся сюда со всех сторон! Как только мы окажемся верхом, скачите за мной и наводите морок! Иначе далеко не уйти!

Он схватил её за руку и побежал к застывшим лошадям. Несколько человек бросились следом, и ей помогли сесть в седло. Тиари оглянулась и увидела сотни песочников, скачущих к ним из головы и окончания колонны. Сидящие по трое змееязыкие воины спустили тетивы, и в воздух взвились потоки стрел. Смертоносный дождь ударил в беглецов, отскакивая от Магического Щита, и Боевой маг выставил Дымовую Завесу.

— К деревне! — сквозь дым раздался его голос, и Тиари хлестнула поводьями пустынного скакуна.

Полтора десятка всадников устремились за Лордом Рангвалом, скачущим через облака сизого дыма точно посреди самого плотного задымления. Потерявшие цель стрелки к'Зирдов осыпали стрелами пустое место, и несущий смерть ливень бил в каменистую землю позади беглецов. Спустя минуту несущий Тиари скакун неожиданно вырвался на чистое место, и она погнала его столь быстро, насколько хватало сил у низкорослой пустынной лошадки. Позади неё из Дымовой Завесы один за другим появлялись другие беглецы, некоторые из них сидели на конях по двое, и вторые номера держали наготове к'Зирдские луки, не сводя взглядов с удаляющихся клубов дыма. Пока ещё конвоиры не видят беглецов, их разделяет Завеса, но вскоре расстояние увеличится, и всё изменится. Тиари скакала за боевым магом, вцепившись в поводья, и внезапно поймала себя на том, что шепчет магические формулы заклинания, накладывая морок на изуродованное ожогами лицо. Она изумилась самой себе. Кругом буйствует смерть, в любой миг они могут погибнуть, а её более смерти пугает, что Лорд Рангвал увидит случившееся с ней уродство. Разве сие нормально…

Едва морок полностью лёг на неё, кони достигли деревенской окраины. Тиари вновь оглянулась. Порывы ветра медленно раздували Дымовую Завесу, но сизые клубы широко расползлись во все стороны, и потому видимость восстанавливалась весьма небыстро. Вдали, у дороги, на незанятой дымом территории, беспорядочно метались лишившиеся седоков пустынные лошади. С полсотни к'Зирдов скакали за ними, стараясь изловить, и из-за их силуэтов было плохо видно, что происходит дальше. Освобожденные от пут пленники разбежались по всей округе, и несколько сотен всадников пустыни мчались за ними, на скаку пуская стрелы. Зрение уловило знакомый силуэт, и девушка узнала женщину с плаксивым ребенком на руках. Та стремилась добежать до ближайшего к дороге холма, но сразу четверо конных лучников спустили тетивы, и её пронзило стрелами. Тиари отвернулась и поняла, что не ощущает жалости. Сие её неприятно удивило. Наверное, молодая девушка её возраста не может быть столь черствой. Наверняка это последствия уродства…

— За мной! — донесся окрик Лорда Рангвала, и Боевой маг, не сбавляя скорости, помчался через деревню, на скаку бросая Оцепенение в показавшийся впереди к'Зирдский патруль.

Десяток к'Зирдских всадников замер, беспомощно вращая глазами, быстро наполняющимися паникой при виде устремившегося к ним потока пылающих частиц. Огненный Веер пронзил их, насквозь прожигая тела, и дымящиеся трупы попадали с бросившихся в разные стороны испуганных лошадей. Лорд Рангвал направил скакуна к крупному деревенскому строению, оказавшемуся хлевом для копытней, и скрылся в распахнутых воротах. Тиари помчалась за ним и осадила коня внутри, едва не врезавшись в стену. Она торопливо отъехала в сторону, освобождая дорогу остальным, и её лошадь, заметив в углу копну сена, немедленно принялась есть. Хлев был пуст, видимо, крестьяне выгнали скот на пастбище, и внутри строения удалось уместиться всем, кто пожелал бежать вместе с волшебниками.

— Накладывайте мороки, Миледи! — Лорд Рангвал спешился и бросился запирать ворота. — Пока враги не нагрянули сюда или нас в очередной раз не предали! Мы должны покинуть деревню, словно к'Зирдский патруль!

Кто-то из беглецов помог ему затворить воротину, и Зеленый чародей зашептал волшебную формулу, вешая на вход сторожевое заклятье. Закончив, он немедленно выставил смертельные ловушки чуть поодаль от ворот.

— Всадники к'Зирдов на марше сидят на скакунах по трое! — изрёк боевой маг, возвращаясь к собравшимся подле Тиари беглецам. — Нас слишком мало для этого, и Люди тяжелы для лошадей пустыни. Посему мы станем изображать патруль и поедем по двое. Леди Тиари, вам следует наложить морок на луку седла у тех, кому не хватит попутчика, дабы со стороны казалось, что на каждой лошади восседает пара песочников. Заднего всадника создавайте с луком в руках! Любезные, кто-нибудь из вас говорит на языке пустыни?

— Я, о могущественный Милорд! — отозвалась женщина, удерживающаяся за плечи мальчугана лет двенадцати. В одной руке мальчишка сжимал к'Зирдский лук, в другой несколько стрел, видимо, на бегу выхваченных из колчана мертвого песочника, и угрюмо взирал на рассеченное дротиком бедро матери, истекающее кровью. — Я работала в лавке купца, он вёл торговлю с Детьми Ратхаш.

— Женщины к'Зирдов не могут командовать воинами, — покачал головой Лорд Рангвал. — Мне ни разу не доводилось видеть их в отрядах. Хотя, по рассказам самих песочников, в сражениях за оазисы и песчаники они участвуют, ибо никто не желает потерять возможность пропитания.

Боевой маг вызвал Око Целителя и вгляделся в рану женщины через волшебное мерцание полупрозрачного зеленого шарика. Он сплел заклинание, останавливая кровотечение, и принялся исцелять рану, тихо шепча лечебные формулы.

— Я могу наложить на эту женщину заклятье, — Тиари закончила превращать очередного беглеца в к'Зирдского воина и прислушалась к магическим потокам, исходящим от Боевого мага, плетущего целительные чары. Его энергии были слишком жестки, и женщина морщилась от некоторой боли, которую они ей доставляли. — Вибрации её голосовых связок изменятся, и тембр голоса станет неотличим от воина змеиных языков. Но сие заклятье надобно обновлять чаще, нежели сам морок.

— Годится, — кивнул Лорд Рангвал, — при встрече со змеиными языками говорить буду я. Для большего правдоподобия я буду всячески понукать её, ибо ухтаны любят унижать своих воинов. Это придаст нам убедительности. А сейчас обыщите седельные сумки, там может найтись еда и вода.

Он продолжил лечение, Тиари занялась следующим человеком, остальные принялись копаться в к'Зирдских сумах. Мешки оказались заполнены всевозможными награбленными вещами, среди которых питья и пищи оказалось совсем немного. Дети Ратхаш размерами своими значительно уступают Людям, и сие вкупе с жизнью в раскаленных песках делает их весьма неприхотливыми к еде и воде. Прохладный по к'Зирдским меркам климат Человеческих Королевств и текущая в родниках и ручьях холодная вода ещё более не способствовали возникновению жажды, и змеиные языки возили с собою лишь малый запас питья.

— Здесь есть немного еды, но воды совсем нет! — сообщил один из новоиспеченных «к'Зирдов», вытряхивая содержимое очередной походной сумы. — А вода в поилке для скота мутна от грязи!

— Я очищу, — Тиари отвлеклась от наложения морока и сплела заклинание. — Наполните для меня флягу, сударь, будьте любезны. Без воды заклятья даются мне тяжело.

Она продолжила наводить морок, и заполнившие хлев «к'Зирды» устремились к поилке, запасаясь приобретшей кристальную чистоту водой. Тиари сунули в руки помятую крестьянскую флягу, и девушка невольно осушила её почти полностью. После утоления жажды плетение заклинаний пошло весьма споро, и вскоре все, кроме Лорда Рангвала, стали песочниками. Тиари наложила морок на себя, придирчиво осмотрела плоды своих трудов и для большего сходства добавила всем дорожной пыли на плащи.

— Милорд, я изображу вас ухтаном, — она подошла к Боевому магу, склонившемуся вместе с одним из «к'Зирдов» над развязанным заплечным мешком. — Извольте провести минуту неподвижно…

В заплечном мешке, наскоро завернутый в шерстяную женскую накидку, лежал годовалый младенец. Его глаза были закрыты, дыхание неровно, пересохшие губы слиплись и растрескались.

— Мне удалось дать ему сонного зелья, — мужчина-«к'Зирд» смочил тонкую тряпицу и осторожно выжал её ребенку на губы, пытаясь вынудить спящего проглотить несколько капель. — Я алхимик, при мне было несколько зелий, когда змеиные языки схватили меня. Мы пытались оборонять нашу деревню, почти все погибли, моя семья пала под градом стрел… — Он бережно отер младенцу лицо. — Но его я сумел вынести из огня. Змеиные языки позволили мне нести сына, но отобрали зелья и не давали воды. Без питья и еды он едва жив, если бы не сон, то… Помогите, могущественный Милорд…

— Я сделаю, что могу, но ему нужен опытный лекарь, — Лорд Рангвал подвел к младенцу Око Целителя. — Мне доводилось излечивать раны, полученные на поле брани, сие не одно и то же… — Он прошептал заклинание, и сбивающееся дыхание ребенка выровнялось. — Пусть спит, пока возможно. Как только укроемся в более надежном месте, разбудим и накормим, но затем придется его усыпить вновь… — Последовало ещё одно заклинание. — Укройте его теплее и садитесь в седло, нам пора покинуть деревню, пока хлев не окружили змеиные языки!

Боевой маг поднялся и прислушался к течению магических потоков, испускаемых выставленными им сторожевыми заклятьями. Несколько мгновений он стоял неподвижно, после чего устремился к противоположной от ворот стене хлева.

— За воротами следят, — негромко произнес он. — Скорее всего, песочники не уверены, здесь ли мы.

Лорд Рангвал несколькими заклятиями выжег в стене дыру, достаточную для проезда всадника, сидящего на пустынной лошади, и сразу же выставил за хлевом Дымовую Завесу. Затем он короткой формулой зажег укрепленный на стене масляный фонарь и швырнул его в стену. Фонарь разбился, и горящее масло брызнуло на сухое сено, немедленно поджигая его.

— Наводите на меня морок, Миледи, у вас это получится несравнимо качественней! — чародей обернулся к Тиари. — За это время дым расползется по округе, а пламя по хлеву. Судари, скачите прочь отсюда и ожидайте нас посреди Завесы. Мы поедем на одном скакуне.

Когда «к'Зирдский патруль» выехал из Дымовой Завесы на другой окраине деревни, крыша хлева уже занималась огнем, и изготовившийся к бою напротив ворот отряд песочников спешно сворачивал боевые порядки, собираясь обойти вызывавшее подозрения строение, оказавшееся в центре пожара. Определят ли змеиные языки, что задымление не явилось следствием пожара, или нет, было уже не столь важно, и укрытые мороком беглецы устремились прочь, подальше от Королевского Тракта Галтании. Коротко посовещавшись, все согласились с мнением Лорда Рангвала следовать к Сантинне, второму портовому городу Галтании, дабы там попытать счастья покинуть страну.

Чтобы свести риск к минимуму, двигаться решили в стороне от дорог, но вскоре оказалось, что таковой способ ещё более опасен. В первые же два часа им встретилось не менее дюжины туменов, рыскающих среди разбросанных по холмистому плоскогорью поселений. Каждый раз песочники останавливали маленький отряд, и Лорд Рангвал в облике «ухтана» объявлял себя гонцом, везущим важное сообщение от некоего ыты-хана к другому ыты-хану. Он ссылался на великую секретность и спешку и требовал немедленного освобождения дороги. Ведущие тумены тхи-ханы удивлялись столь ничтожно малому количеству воинов, выделенных в охрану важного гонца, но не чинили препятствий. Беглецы следовали дальше, но было ясно, что постоянные испытания на прочность к'Зирдской подозрительности приведут к трагедии. Пришлось выехать на ближайшую дорогу и двигаться среди заполняющих её потоков змееязыких войск и караванов с награбленным.

Этот маневр не принес облегчения. Военачальники песочников перестали обращать внимание на небольшой отряд, зато обычные воины, если два подразделения поравнялись друг с другом, постоянно пытались затеять разговор и похвастать награбленной добычей. Похвальба богатством, позволяющая выставить себя выше хотя бы кого-нибудь из окружающих, была в крови у Детей Пустыни, и крикливое бахвальство извергалось из змееязыких воинов непрерывно. В то время как едва ли не каждый воин из числа встречающихся на дороге туменов потрясал награбленным перед своими соратниками, равно как и перед всяким проходящим мимо туменом, укрытые мороком беглецы делали вид, что утомлены дорогой и дремлют на ходу, сидя в седлах. Женщине, которую Тиари зачаровала к'Зирдским мужчиной, приходилось отвечать на вопли бахвалящихся воинов встречных или попутных туменов за всех, и это не могло продолжаться долго.

Отряд, опасаясь погони, старался держать быстрый темп, но развить серьезную скорость не получалось, дороги были загружены, и чрезмерная спешка неизбежно вызовет толкотню и подозрения. Лорд Рангвал каждую минуту ожидал появления погони, и сидящая за его спиной Тиари ощущала всё возрастающее напряжение исходящих от него потоков боевой энергии. Разгадали ли конвоиры их трюк с мороком, или змеиные языки до сих пор обшаривают окрестности в поисках Людей, оставалось загадкой, и до самой темноты отряд не останавливал лошадей, невзирая на терзающие организмы голод и жажду. Вечером петляющая меж холмов дорога втянулась в лес, и Боевой маг прошептал Тиари:

— Миледи, передайте едущему позади вас человеку, что спустя четверть часа я остановлю коня и прокричу команду на языке пустыни. Едва сие произойдет, все должны развернуть лошадей и въехать в лес. Если никто не замешкается, то мы углубимся в растительность цепью, словно заподозрили неладное и желаем прочесать заросли. Пусть все пребывают в готовности!

Девушка обернулась и передала указание управляющему следующей за ней лошадью «к'Зирду», дёргано размахивая при этом руками на манер Детей Пустыни. Тот принялся перешептываться с едущим позади, и вскоре сия весть распространилась по отряду. Лорд Рангвал выждал, когда дорога выполнит поворот, огибая очередной лесной холм, осадил коня и что-то визгливо проорал, очень достоверно размахивая кривой саблей. Отряд заторопился развернуться вправо, образовывая неровную цепь, и направил лошадей в лес. Стелющимся по земле пустынным скакунам идти меж возвышающимися среди них деревьями не нравилось, и кони шли дергано, нервно хватая зубами лезущие им в морды кусты. Скорость движения сразу замедлилась, и «ухтан» часто оглядывался, сверяясь с реакцией проходящих мимо туменов. Однако никто из змееязыких военачальников не пожелал присоединиться к разведке, и вскоре укрытый мороком отряд изрядно углубился в чащу. Галтанийский лес был столь же холмист, как и всё плоскогорье, и пустынные лошади начали утомляться от частых подъемов в гору. После очередного спуска Лорд Рангвал объявил привал и велел разбить лагерь меж двух холмов.

Лошадей привязали к деревьям, Боевой маг назначил часовых и поспешил заняться спящим младенцем, которому вновь стало хуже. Несколько человек изъявили желание попытаться добыть пищу, взяли луки и исчезли среди деревьев. Тиари, прислушавшись к течению переливающихся сквозь лес магических потоков, определила местонахождение ближайшего родника и поспешила за водой. Пятеро «к'Зирдов», собрав все имеющиеся фляги, отправились её сопровождать. К роднику шли как можно осторожней, стараясь не издавать шума, ибо у источника воды мог оказаться и опасный дикий зверь, и враг, и охотничья западня. Предосторожности не пропали даром. Выбравшись к небольшой полянке, на которой брал начало маленький ручей, девушка увидела троих крестьян с заплечными корзинами и дубинами в руках, наполняющих деревянные фляги. В первый миг Тиари пожелала снять морок и поговорить с ними, но в следующее мгновение в памяти всплыло недавнее предательство, и слова заклинания застряли у неё в горле. Внезапно ей пришла на ум не лишенная здравого смысла идея, и Тиари подала своим спутникам знак молчать. Она жестами велела своим спутникам повторять за ней, выхватила саблю и выскочила из кустов на поляну.

— Стоять! — визгливо воскликнула она, подражая шепелявому акценту Детей Пустыни. — Не двигаться! Бросить оружие на землю! Сдавайтесь, человеческие крысы, иначе мы изрубим вас!

— О, светлейший ухтан, не убивай! — запричитал один из крестьян, поспешно бросая дубину, и его спутники, выпустив из рук оружие, прижались друг к другу от страха. — Мы не мятежники! Мы подданные Герцога Косты! Мы собираем продовольствие для войск и пленников величайшего из величайших ханов, которых только знала великая Ратхаш, всесветлейшего Кил Им Паха! У нас есть разрешение улус-хана Чос Пин Ляма на собирательство в этом лесу!

Он торопливо полез в складки одежд и достал оттуда деревянную табличку, покрытую кружочками-квадратиками, в которых Тиари узнала к'Зирдские письмена. Крестьянин трясущейся рукой протянул табличку ей, и «к'Зирд» выхватил её, для острастки замахиваясь на человека эфесом сабли. Тот отскочил и сжался, ожидая болезненного удара. Тиари-песочник скользнула мимолетным взглядом по написанному и заявила:

— Я не умею читать! Вы пойдете с нами к ухтану! Он прочтет надпись, если ему не помешают сумерки! Если вы обманули меня, я предам вас жестокой смерти! Вы умрете в жутких муках!

Она, потрясая саблей, велела крестьянам идти в лес, но тут на поляну выпрыгнул «ухтан» с несколькими «к'Зирдскими» лучниками, держащими луки наготове. Он подбежал к Тиари, что-то гневно тараторя на языке пустыни, и тихо спросил:

— Что происходит, Миледи? Мы услышали ваш крик. Откуда эти крестьяне?

— Я обнаружила их тут, у ручья, — зашептала девушка, отбивая судорожные поклоны, — хотела расспросить, но они дали мне вот это, — она протянула ему табличку.

«Ухтан» отобрал у своего подчиненного деревяшку, награждая его несильным пинком, и вчитался в текст, недовольно кривясь от недостатка освещения в укрывших лес сумерках.

— Кто такой Герцог Коста?! — визгливо вскричал он, подбегая к крестьянам. — Я не знаю такого! Вздумали меня обмануть?! Отвечай немедленно, не то я зажарю тебя и скормлю лошадям!

— Не гневайтесь, о светлейший! — крестьянин, полуживой от ужаса, упал «к'Зирду» в ноги. — Герцог Коста — властелин этой части Галтании! Сия честь дарована ему самим пресветлейшим ханом Зян Им Пахом, сыном величайшего из величайших! Это право дано Герцогу Коста за великий подвиг: он давний друг к'Зирдов и открыл перед армиями Зян Им Паха ворота на Кривом Перевале! Благодаря ему наша страна не сгорела в огне войны, и все мы бесконечно благодарны Герцогу и беспрестанно восхваляем мудрость, щедрость и великодушие пресветлейшего Зян Им Паха и неустанно молимся за здоровье отца его, всесветлейшего из всесветлейших, величайшего из величайших…

— Я знаю об этом подвиге! — визгливо оборвал крестьянина «ухтан». — Но забыл имя человека! Теперь я вспомнил! На, забирай! — он бросил крестьянину табличку. — И храни её весьма тщательно, ибо слова улус-хана — закон! Я конфискую содержимое ваших корзин для нужд войска величайшего из величайших! Можете убираться прочь, но прежде вы расскажете мне о мятежниках! Мой тумен разыскивает их и сразу же умертвит, едва заметив! Говори, что тебе известно, иначе умрёшь!

— О, светлейший! — крестьянин подобострастно подхватил табличку. — В нашей округе нет мятежников! Здесь только к'Зирдские отряды и лагеря для рабов! Носить оружие и ездить верхом дозволено только соратникам Герцога Косты, но они живут в городе, это тридцать миль отсюда!

— Ты желаешь обмануть меня, человеческая крыса?! — вскричал «ухтан», бросаясь к крестьянину с занесенной для удара саблей. — Всем известно, что в каждом человеческом лесу есть мятежники!

— Не гневайтесь, светлейший ухтан! — Кто-то из крестьян вступился за своего сотоварища, в ужасе закрывшего голову руками. — Смилостивься над нами, мы говорим правду! В этих лесах никого нет, тумены, подобные твоему, обыскивают их каждый день и убивают всякого, у кого нет разрешения покидать поселения! Все граждане Галтании соблюдают приказ Короля Эманора не выходить за околицу деревень и крепостные стены городов, клянусь Мирадисом Искусным! Мятежники покинули наши земли и собрались в Сантинне, других преступников тут нет!

— Разве Короля Галтании зовут Эманор? — усомнился «ухтан». — В пустыне я слышал другое имя!

— Юного Короля Вирланга убили подлые мятежники, вступившие в заговор с Некромантом! Но Верховный Маг Эманор в жестокой битве сразил Сына Некроса, после чего внял мольбам народа и милостиво согласился взойти на престол. Мы говорим правду, о, светлейший! — крестьянин приложил руку к сердцу. — Это произошло пять дней назад! Новый Король заключил мир с пресветлейшим ханом Зян Им Пахом, отдал Галтанию под его протекторат и тем самым спас всех нас от бессмысленного кровопролития! Он разгромил мятежников, и остатки их армии бежали в Сантинну! Но войско пресветлейшего Зян Им Паха вскоре уничтожит их, мы все ожидаем этого с надеждой и нетерпением, и с радостью собираем продукты для к'Зирдских солдат, наших защитников! Слава всесветлейшему величайшему хану Кил Им Паху! Да будут дни его бесконечны!

— Теперь мне всё ясно! — взвизгнул «ухтан». — Но мы не прекратим поиски мятежников! Людям нельзя доверять! Недаром пресветлейший хан Зян Им Пах повелел прочесывать эти леса каждый день! Если ты солгал, то поплатишься! А теперь пошли вон! Прочь отсюда!

Крестьяне похватали дубины и бегом скрылись в зарослях. «Ухтан» выждал несколько минут для надежности, после чего «к'Зирды» подобрали корзины и вернулись к месту ночевки. Пока соратники приготавливали на небольшом костерке нехитрую пищу, Лорд Рангвал уселся подле Тиари и негромко произнес:

— Рассказ крестьянина в высшей степени странен и в то же время объясняет многое… — волшебник пошевелил пальцами, слегка увеличивая высоту пламени. — Верховный Маг Галтании Эманор заключил союз с к'Зирдами. Стало быть, арка, изобличающая мороки, суть его творение. Новый Король не желает, чтобы мятежники покидали Королевство. И при этом не стал оспаривать герцогство подлого изменника Косты, без предательства которого змеиные языки не смогли бы захватить Галтанию ещё очень длительное время. Помимо этого, мне представляется сомнительной победа Синего мага над Некромантом, обладающим непостижимо огромным могуществом высших энергий… Всё это в совокупности наводит меня на мысли о том, что представленная крестьянам версия развития событий пятидневной давности в действительности не отражает истины. Я полагаю, что единственным решением в нашем положении было бы продолжить путь к Сантинне и предпринять попытку соединиться с так называемыми мятежниками. Там мы узнаем истину. Тем более что через сухопутные ворота нам не покинуть Галтанию.

— Но Сантинна наверняка окружена бесчисленным войском к'Зирдов, — предположила Тиари. — Как мы сумеем пройти через их ряды? Второе плетение Огненного Смерча убьёт вас на месте!

— Если быть точным, то мозг разрушится ещё раньше, уже при попытке сего плетения, — уточнил Боевой маг. — Ещё одного подобного испытания он не выдержит. Но вы правы, Миледи, город будет окружен, если не падет к тому времени. Посему нам предстоит отыскать иной способ.

К Сантинне они вышли спустя два дня к вечеру. Сначала двигались через лес до самой его окраины, после продолжили путь по дороге. Ехать среди тысяч змеиных языков стало несложно: чем ближе было место битвы, тем менее разговорчивыми становились песочники. Теперь спешащий прямо на пиршество смерти отряд задевать никто не пытался, Дети Пустыни были мрачны и молчаливы, и Тиари вспомнила рассказы наставников. Воины к'Зирдов не отличались храбростью, ярость, жажду убийств и переходящее границы безумия пренебрежение к смерти им придавало зелье хфат-хут. Без него песочников мог с легкостью обратить в бегство человеческий отряд, уступавший в численности вдвое. Зелье сие варили к'Зирдские колдуньи из какого-то растения пустыни. Особо дорогостоящим оно, кажется, не являлось, но запасти сей эликсир на многомиллионное войско было явно не просто. Посему неудивительно, что на марше змееязыкие солдаты не испытывали восторга, приближаясь к местам предстоящих кровопролитных сражений… Интересно, где ухтаны хранят столько зелья? Никаких бочек тумены с собой не везут, даже воду каждый запасает в свою флягу…

Пылающую Сантинну в сгущающихся сумерках было видно издалека. Город пожирали пожары, и высокий шпиль астрологической башни какого-то дворца обрушился прямо на глазах у Тиари. Однако вражеские тумены не спешили покидать Сантинну. Наоборот, военачальники к'Зирдов продолжали стягивать войска, и все подступы к городу были окружены многотысячной армадой. У окраины бесконечного моря костров, составляющих лагерь осаждающих, Лорд Рангвал осадил коня возле очередного тумена, только что сошедшего с марша. Песочники укладывали лошадей и разводили костры, и ухтаны ходили меж них, пинками и криками заставляя узкоглазых воинов устраиваться плотнее друг к другу, дабы хватило места всё прибывающим туменам.

— Расположимся рядом с ними, — тихо произнес Боевой маг. — Они видели нас в дороге и не станут испытывать подозрений. Дождемся ночи и поедем к городу напрямик, прямо через центр вражеского войска. Сомневаюсь, что кто-либо из песочников ожидает от Людей подобных действий.

Но едва отряд спешился, неожиданно для всех раздался болезненный плач младенца, заставляя ближайших к'Зирдов бросить свою возню и оглянуться. Алхимик, отец ребенка, в ужасе схватился за лямки висящего на спине заплечного мешка, но было уже поздно. Змеиные языки вскакивали на ноги, обнажая сабли, и бежали на детский крик, озираясь. Со стороны лагеря зазвучали визгливые вопли ухтанов, объявляющих тревогу, и скрежетали извлекаемые из ножен клинки.

— По коням! — рявкнул Лорд Рангвал. — К городу! Во весь опор!

Отряд вскочил в сёдла и пустил лошадей с места в карьер. Тиари, удерживаясь за талию Боевого мага, торопливо шептала заклинания, стараясь дотянуться до плачущего младенца, дабы успокоить дитя, но в бешеной скачке ребенка сильно трясло, и он испытывал сильный испуг. Лорд Рангвал мчался через лагерь неприятеля напролом, нашептывая на скакуна заклятия бесстрашия и нечувствительности к боли, и конские лапы сшибали костры и топтали спящих песочников. Позади вспыхивала ругань, переходящая в угрожающие крики, и спустя минуту за ними уже мчалась погоня. В сумеречном воздухе засвистели стрелы, поражая больше своих, нежели чужих, и скачущий последним человек вместе с лошадью рухнул наземь. Утыканные стрелами конь и всадник кубарем прокатились по земле, сшибая с ног вскакивающих с расстеленных плащей к'Зирдов, и спустя мгновение сзади донесся многоголосый истеричный вопль.

— Песочники распознали морок! — воскликнул Боевой маг. — Не отставать в дыму!

Он быстрой скороговоркой произнес заклинание, выбрасывая вперед руку, и на их пути в разные стороны брызнули буруны Дымовой Завесы, превращая вечерний сумрак в непроглядную муть.

— Миледи! — услышала Тиари его голос. — Помогите нашим соратникам не потерять нас!

Девушка лихорадочно завертелась, пытаясь найти хоть что-нибудь подходящее, выхватила из кармашка зеркальце и заставила светиться треснувшее стекло. Она заложила руку за спину, дабы неяркое сияние было видно скачущим позади, и постаралась повесить на невидимого в дыму алхимика Магический Щит. Всюду свистели стрелы, раздавались крики песочников, конь каждый миг сшибал с ног кого-то из Детей Пустыни… Лорд Рангвал зажег в ладони Боевой Пульсар и швырнул его куда-то далеко в сторону, дабы отвлечь внимание и поднять ещё большую неразбериху, и Тиари поняла, что Зеленый чародей уже не выглядит ухтаном. Мощный выброс энергии сорвал с него морок, и девушка заторопилась навести его вновь, хотя бы как-нибудь, лишь бы змеиные языки не увидели выезжающего из дыма человека. Она успела укрыть боевого мага за один удар сердца до выхода из Завесы. Их лошадь вырвалась из клубов дыма прямо на полсотни к'Зирдов, выстроившихся в несколько рядов. Змееязыкие воины ощетинились дротиками на манер копий, но не ожидали увидеть вместо врага соплеменников и бросились в разные стороны. Лорд Рангвал выставил вторую Дымовую Завесу, произнося заклинание с поразительной скоростью, и беглецы вновь исчезли в дыму.

Боевой маг принялся распространять клубящиеся потоки дыма один за другим, составляя из них непрерывный тоннель, ведущей сквозь к'Зирдский лагерь, и вскоре вражеские метательные снаряды посыпались со всех сторон, даже спереди. Военачальники песочников, определив присутствие посреди собственного тыла человеческих магов, не стали задумываться о жертвах среди своих подчиненных. Потоки стрел били в тоннель из дыма наугад, обрушиваясь на каждое вновь вспыхивающее дымное озеро, и множество находящихся поблизости к'Зирдов падали наземь, пораженные залпами соплеменников. Магический Щит Тиари лопался каждые четверть минуты, и поредевший отряд был ещё жив исключительно благодаря заклятиям Лорда Рангвала.

— Дальше пойдем пешими! — Боевой маг неожиданно осадил коня на полном скаку, отчего тот едва не перевернулся на спину. — Миледи, спешивайтесь, скорее! Руку с источником света — вверх!

Он спрыгнул с лошади, теряясь в густом дыму, и девушка почувствовала, как спрессованный Оцепенением воздух останавливает остальных, проносящихся мимо, и подняла над головой светящееся зеркальце, быстро понижая его яркость, дабы не быть замеченной снаружи Завесы.

— Я продлил дымы на лигу вперед! — Зеленый чародей появился перед ней с несколькими к'Зирдами, и она чуть было не шарахнулась в сторону, не сразу узнавая в дыму собственные творения. — Наводите морок, быстро! Выходим здесь!

Тиари торопливо зашептала магическую формулу, превращая Боевого мага в ухтана, и почувствовавшие отсутствие седоков лошади рванулись прочь из пугающего их дыма. Лорд Рангвал увлек за собой уцелевших, устремляясь к краю Завесы, а позади них сквозь дымное варево уже мчались преследователи. «Ухтан», прикрываясь щитом, что-то вопил на языке пустыни, дабы мечущиеся снаружи облака к'Зирды не принялись стрелять в неизвестных, и десяток выживших беглецов вывалились из дыма, мгновенно оказываясь посреди змееязыкой толпы. «Ухтан» немедленно вскричал что-то пронзительное, указывая саблей на тянущийся вперед дымный тоннель, и песочники, визжа, принялись осыпать Завесу стрелами. Вышедший из дыма отряд, не мешкая, принялся уходить подальше от места событий, делая вид, что несколько преданных телохранителей спасают от смертельной опасности своего ухтана.

Пробираться через взбудораженный вечерний лагерь оказалось тем легче, чем ближе становился пылающий город. Поначалу Лорд Рангвал что-то отвечал на вопросы попадающихся на пути ухтанов, обмениваясь с ними судорожными поклонами, потом интерес к их отряду пропал. Отблески близких пожаров, сгустившаяся тьма и огромные размеры лагеря не позволяли увидеть отсюда происходящее в районе Завес. Наверняка к этому времени их уже раздуло прохладным галтанийским ветром, и теперь тхи-ханы ломают свои узкоглазые змееязыкие головы в попытках разобраться в положении дел. Подле разрушенной крепостной стены Сантинны бескрайний лагерь сменился боевыми порядками ведущих осаду туменов. Уцелевшие люди пристроились к крупному отряду, втягивающемуся в зияющий в стене пролом весьма крупных размеров, пробитый стоящим здесь же десятком осадных орудий. Отсюда уже были слышны звуки взрывов, доносящиеся со стороны центра, и Тиари убедилась, что ребенок алхимика крепко спит, усыпленный заклятием. Младенец уцелел в исполненной смертельной опасности погоне, и она пообещала себе, что не позволит малышу погибнуть. Уткнув голову в отвороты плаща, Тиари исподволь шептала волшебные формулы, облегчая погруженному в магическое забытьё малышу тяжелый сон.

Идти через разрушенный город оказалось несложно, заполонившие его песочники не обращали внимания на воинов не своих туменов. Повсюду шныряли большие и малые группы змеиных языков, грабящие то, что не пожрало пламя. Со стороны городского центра тянулись к выходу вереницы раненых к'Зирдских солдат, многие из которых, объединившись попарно, тащили на себе своих неходячих соратников. Раненые сверкали пылающими бешенством одурманенными зельем хфат-хут глазами и что-то визгливо выкрикивали, пиная попадающиеся на пути человеческие трупы. Кто-то из них пытался было обшаривать мертвые тела, но с разочарованием прекращал сие занятие, понимая, что убитых обобрали до его появления. Навстречу раненым к месту продолжающейся битвы двигались свежие тумены, и местами приходилось обходить скопления змеиных языков, остановившихся посреди захламленных обломками улиц. Узкоглазые воины стояли на месте, ожидая, пока шныряющие среди них ухтаны с бурдюками в руках не дадут каждому сделать глоток заветного зелья. Гибнущая в огне Сантинна мало чем отличалась от умирающей в пожарах Лагрианны, через которую укрытая мороком Тиари пробиралась несколько дней назад.

Укрытый мороком десяток людей продвинулся в глубь Сантинны на две мили, как вдруг вокруг ощутимо похолодало. Чем ближе к центру пробирался отряд, тем холоднее становился воздух, быстро превращаясь в зимний мороз. Небо оказалось затянуто черными тучами, испускающими снежный песок, и потоки ледяного ветра швыряли белую пыль в узкие щели к'Зирдских глаз. Окрест уж не было призовых команд, лишь одурманенные зельем тумены со слепой яростью рвались вперед, зябко кутаясь в плащи и сорванную с трупов одежду. Тиари сплела заклинание, устанавливая вокруг спящего в заплечном мешке младенца Кокон Теплоты, и выставила подобный подле каждого из соратников. Лорд Рангвал воздерживался от плетения чар, опасаясь сорвать морок Красного ранга слишком сильными энергиями, и забота обо всех лежала исключительно на её плечах.

— Я чувствую потоки Башни Мага! — Зеленый чародей остановился, вглядываясь в снежную кутерьму. — Зима посреди лета — творение её энергий! Там, впереди, — он указал к'Зирдской саблей вдаль, — стоит Башня, и некий Лазурный маг держит внутри неё оборону. Наш путь лежит туда!

Словно в подтверждение его слов мутное завьюженное небо прорезала исполинская Молния, на краткий миг освещая иглу из светлого камня, вознесшуюся за городом на одинокой скале, обрывающейся в океанскую пропасть. Кривой ветвистый разряд соединил острый башенный шпиль с невидимой за городскими застройками мостовой, грянул взрыв, взметающий в воздух кувыркающиеся камни и к'Зирдские силуэты, и до Тиари донесся грохот и исступленный визг тысяч змееязыких глоток. Там, впереди, ещё шла отчаянная битва. Лорд Рангвал устремился туда, и она последовала за ним, торопливо высчитывая магическую задачу: удержится ли баланс энергий вокруг младенца, если наложить на него поверх Кокона Теплоты Магический Щит, или заклятия распадутся, поглотив друг друга.

Внезапно из снежной пурги им навстречу вывалилось не меньше полусотни к'Зирдов. Разъяренные песочники, покрытые копотью и брызгами заледеневшей крови, размахивали саблями и визжали от переполняющего их бешенства. В самом центре их толпы несколько змееязыких солдат тащили израненного человеческого воина в сочащихся кровью пробитых доспехах десятника. Боевой маг остановился, быстро оглядываясь вокруг, и негромко произнес:

— Мы отобьем пленника у к'Зирдской саранчи! Пускайте стрелы, но не бросайтесь в сечу!

Он зашептал заклинания, и в его ладони вспыхнул Боевой Пульсар. Сгусток бурлящего белого пламени полетел в левый фланг отряда песочников, но не взорвался и покатился у них под ногами. К'Зирды завизжали и запрыгали, пытаясь отскочить от мгновенно взбесившего их объекта и попасть по нему ударами сабель. Второй Боевой Пульсар закатился под ноги правому флагу, и Лорд Рангвал коротко взмахнул рукой, подрывая оба заклятья. Два мощных взрыва слились в один, озаряя яркой вспышкой погрязшее в снежной пурге ночное небо, и на залитой кровью мостовой прибавилось изуродованных дымящихся трупов. Крохотный человеческий отряд спустил тетивы, поражая врагов стрелами с близкого расстояния, и Боевой маг создал немного поодаль Дымовую Завесу.

— Враги будут искать нас в дыму! — воскликнул он, устремляя Поток Метеоров в оставшихся песочников. — Подбирайте раненого и бегите к пожару! Укроемся там!

Поток завывающих каменных частиц, с огромной скоростью несущихся от рук Боевого мага, выкашивал змеиных языков, насквозь пронзая их вместе с непрочными доспехами пустыни, и спустя десяток ударов сердца от к'Зирдского отряда осталось лишь несколько песочников, удерживающих пленника. Они бросили израненного десятника и рванулись прочь, громкими криками призывая подмогу, но замерли, скованные заклятьем Оцепенения. В застывшие фигуры врезался Огненный Веер, и прожженные трупы осели наземь, выпадая из власти рассеянной боевыми энергиями спрессованной воздушной прослойки. Лишившийся морока Лорд Рангвал выставил в разных сторонах ещё две Дымовые Завесы, сбивая с толку отовсюду бегущих к месту взрывов врагов, и отправил далеко в развалины очередной Боевой Пульсар. Раненого десятника подхватили на руки, и крохотный отряд бросился к ближайшему пылающему зданию. Боевой маг на ходу тушил пламя и очищал от дыма обугленные коридоры, бегущая последней Тиари вновь поджигала их за собой. Оказавшись во внутреннем дворике пылающего строения, Лорд Рангвал остановился и расчистил от едкого дыма небольшой участок разбитой во дворе заснеженной клумбы. Он вызвал Око Целителя и склонился над раненым.

— Воин! Вы слышите меня? — произнес чародей, сотворив несколько лечебных заклятий.

Десятник открыл глаза, обретая сознание, глухо ответил Боевому магу, но увидел окруживших его к'Зирдов и рванулся в бой, стремясь дотянуться до горла ближайшего из них.

— Не двигайтесь! Сохраняйте силы! — удержал его Лорд Рангвал. — Здесь нет врагов, лишь укрытые мороком люди. Миледи! Покажите себя!

Тиари развеяла морок, и десятник, увидев превращение, успокоился. Зеленый чародей сплел ещё одно целительное заклинание, улучшая его состояние, и коротко объяснил:

— Мы сабийцы. Сабия подверглась нападению бесчисленных орд песочников. Мы попали в плен, нас привели в Галтанию, но нам удалось совершить побег. Мы пробиваемся к порту Сантинны, дабы вернуться на Родину и продолжить борьбу. Мы отбили вас у к'Зирдов. Поведайте нам обстановку.

— Мой меч… — десятник поискал оружие взглядом и болезненно поморщился, не найдя его подле себя. — Мы прикрывали отход… — Зеленый волшебник вновь излил на него лечебное заклинание, и сознание воина прояснилось окончательно. — Верховный Маг Эманор предал Галтанию! — гневно воскликнул десятник. — Он отдал страну на растерзание к'Зирдам! Подлецы и златолюбцы открыли перед полчищами песочников ворота на Кривом Перевале, но мы ещё могли сражаться! Юный Король велел армейским полкам отступать вглубь страны, дабы сплотиться и дать захватчикам бой. Но в этот момент в Таринне, прямо посреди Королевского Дворца, откуда ни возьмись появился Некромант. Он явился точно на срочное собрание Военного Совета, обсуждавшего планы баталии, и якобы Лазурные чародеи, жаждущие власти, вызвали его! Вместе с Некромантом они будто бы умертвили Короля Вирланга и весь генералитет, но тут появился Эманор и сразил некромоса с изменниками в жестоком бою! — Десятник с ненавистью усмехнулся. — Ложь! Кровавая резня суть дело его рук! Марионетки Эманора распространили эту басню, дабы скормить кривду гражданам Галтании. После гибели Короля народ якобы вымолил у Эманора согласие взойти на трон, и он спас страну от неминуемой гибели! Заключил позорный союз с Кил Им Пахом, передав к'Зирдам все права на Галтанию! Страна превратилась в рабыню Ратхаш! Все, кто смог избежать репрессий и не пожелал склониться ни перед новым Королем, ни перед его союзниками, сплотились вокруг Лорда Этервада, Лазурного мага. Ему удалось бежать из Королевского Дворца во время бойни, и он поведал нам правду. Но Эманор бросил на нас к'Зирдские полчища, и они оказались бесконечны! Мы потерпели тяжелое поражение, и остатки нашей армии укрылись в Сантинне. Армию возглавляет Граф Даралонг, весьма искусный генерал, но нас слишком мало, чтобы противостоять несметным туменам песочников. Мы не смогли удержать Сантинну и отступили в порт. Он вырублен в скалах, подступы к нему весьма узки, и змеиные языки не могут атаковать нас широким фронтом. Лорд Этервад засел в своей Башне, и благодаря его магии мы ещё сдерживаем неприятеля…

Десятник на мгновение умолк, окидывая взглядом внимающих ему «к'Зирдов», и закончил:

— Прорваться в порт невозможно, путь к нему заполонила сплошная масса змеиных языков, они устроили там едва ли не давку, дабы согреться друг о друга на морозе, ниспосланном Лордом Этервадом. Но я могу провести вас к подножию его Башни, если наведёте на меня морок.

Нога заскользила по каменному крошеву, едва не сорвавшись в пропасть, и Тиари замерла, хватаясь за выщербленную трещинами скалу. Узкая лента тропы, не превышающая локтя в ширину, вилась вдоль отвесной каменной стены, и сорваться с неё означало падение на острые скалы с высоты десяти саженей. Магический Щит Красного мага тут бесполезен… Девушка перевела дух и, прижимаясь к стене, двинулась дальше.

Из города они выбрались быстро. Десятник вывел зачарованный под к'Зирдов маленький отряд к окраине Сантинны, упирающейся в неровную скальную гряду. Массивная толща горных пород, отвесно обрывающаяся в море, в полутора милях отсюда понижалась, теряя высоту до одной лиги над океанской поверхностью, именно в том месте тысячи лет назад галтанийцы вырубили в скалах порт. Здесь же высота каменных пиков была максимальна, достигая сорока саженей на вершине венчающей гряду скалы. Именно на её поверхности и стояла Башня Этервада, основанием своим занимая площадь вершины едва ли не целиком. Выстроить столь величественное сооружение стало возможным исключительно благодаря совместным усилиям множества магов-зодчих, плоды трудов которых не переставали восхищать потомков спустя многие сотни лет. Но в данную минуту Тиари было не до гордости за Красный ранг волшебства, порождающий столь талантливых строителей. Малейшее неосторожное движение в ночной темноте грозило гибелью, и девушка вновь прошептала заклинание, успокаивая звенящие от напряжения нервы.

Единственная дорога, ведущая к Башне Этервада, была забита к'Зирдами от городской окраины до самых подступов к вершине, где бьющие с башенного шпиля могущественные заклятья перемалывали к'Зирдскую саранчу. Защитники Сантинны успели возвести на вершине довольно массивную баррикаду, перекрыв подъем, и змеиным языкам пока не удавалось опрокинуть её защитников, отчаянно держащих оборону под прикрытием Башни. Городская окраина была заполонена туменами врага, и десятник сразу повел их к подножию другой скалы. По её отрогам вверх уходила тропа, на которую по одному взбирался небольшой к'Зирдский отряд численностью в триста сабель, и вереница факельных огней терялась вдали, огибая скалу. Десятник и Лорд Рангвал коротко посовещались и пристроились следом за песочниками, взбираясь на тропу. Остальные пошли за ними, и Тиари заняла место в арьергарде. Кроме десятника, среди их соратников нет воинов, и рассчитывать на успех в поединке на узкой горной тропе некому. Она волшебница, и её Магические Стрелы сейчас много эффективнее к'Зирдских луков и сабель, сжимаемых в руках простыми крестьянами. Но если она, пробирающаяся вдоль пропасти последней, оступится, то помочь ей Лорд Рангвал не успеет…

Тропа потянулась вверх, по спирали огибая скалу, и быстро сузилась, превращаясь в тянущийся над обрывом узкий приступок. По другую сторону каменной стены бушевал ветер, грозящий столкнуть ходоков вниз, в теряющуюся в ночной тьме бездну. Кто-то из идущих впереди к'Зирдов сорвался, сбитый с ног резким порывом холодных воздушных масс, и с душераздирающим визгом полетел в пропасть. Его факел, кувыркаясь, долго сопровождал падающее тело, после чего оба они исчезли в невидимом в темноте прибое, пенящимся среди торчащих из воды острых рифов. Более массивным Людям удавалось справиться с ветром, но оказавшихся с подветренной стороны к'Зирдов стало всё чаще сбрасывать вниз. В какой-то момент в пропасть унесло ухтана, и оставшиеся без военачальника змеиные языки немедленно повернули назад. Вереница факельных огней поползла обратно, надвигаясь на человеческий отряд, и ближайшие песочники визгливо орали на укрытого мороком десятника, требуя от него немедленно повернуть назад. Пока десятник издавал нечленораздельные вопли, делая вид, что ничего не понимает из-за свистящего вокруг ветра, Лорд Рангвал сплел заклятие, и у к'Зирдов в руках погасли факелы. Боевой Маг создал сильный Ветер и бросил его вдоль тропы прямо на замешкавшихся в темноте песочников. Удар воздушных масс срывал змеиных языков с узкого приступка, швыряя в бездну, и среди к'Зирдов вспыхнула суматоха.

— Держитесь за что возможно! — услышала Тиари голос Боевого мага и вцепилась пальцами в рассекающую каменную стену неглубокую трещину.

В следующий миг вызванный магией ветер усилился, и девушка увидела десятки низкорослых силуэтов с факелами в руках, срывающихся с тропы. Вопли ужаса летящих навстречу смерти тонули в завываниях ветра, и она почувствовала, как под его давлением скользят пальцы. Тиари быстрой скороговоркой развеяла морок, дабы правильно видеть собственные руки, и ей удалось перехватить захват более надежно. Тропа далее по ходу движения представляла собой зловещее зрелище. Одурманенные зельем к'Зирды видели недалеко от себя лишившегося морока Боевого мага и рвались к нему, размахивая саблями, потрясая факелами и выдергивая из чехлов луки. Оставшись без сцепления рук со скалой, змеиные языки оказывались в неустойчивом положении, и натиск воздушных масс сей же миг срывал их с каменной стены и швырял в пропасть. Чернота, скрывающая бурлящее внизу море, окрасилась сотнями мерцающих светлячков, обозначающих падающие в бездну факелы, и менее чем через минуту узкая тропа опустела. Лорд Рангвал развеял магические потоки, рассеивая призванный ветер и стремясь ослабить силу естественного бриза, овевающего скалу с моря, и десяток людей двинулись дальше.

С тех пор опутывающая скалу тропа проходила над Сантинной трижды, забираясь всё выше, и всякий рас Тиари старалась не смотреть на расцвеченный пожарами город. Благодаря перчаткам руки ещё не замерзли, но боязнь получить головокружение при взгляде вниз с немалой высоты заставляла её не сводить глаз с ползущей перед лицом отвесной стены. Всякий раз, когда пасмурное ночное небо вспыхивало боевыми заклятиями, освещая каменную иглу Башни Мага, девушка поднимала голову вверх, дабы разглядеть её силуэт. Отсюда, снизу, казалось, что до вершины соседней скалы совсем недалеко. Если могучий чародей в башне заметит цепочку к'Зирдов, крадущуюся по узкой тропе, одного заклятия хватит, чтобы превратить их в пепел или стряхнуть в бездну следом за песочниками. Если же снять морок, то многотысячные тумены змеиных языков, плещущиеся внизу, могут заметить пробирающихся вдоль отвесной стены Людей и обрушить на них океан стрел. Приходилось надеяться лишь на то, что горстка к'Зирдов, не представляющая для могучей Башни никакой угрозы, не заставит её хозяина отвлекаться от боя не на жизнь, а на смерть.

Проходя очередной виток, Тиари во время очередной вспышки смогла разглядеть Лорда Рангвала. Он по-прежнему пробирался следом за десятником и тоже наложил на себя морок. На краткий миг у неё мелькнуло профессиональное любопытство сравнить его творение со своим, и порыв ветра застал её врасплох. Девушка почувствовала, как теряет равновесие и лихорадочно зашарила руками по гладкой стене, ища любой опоры. Пальцы зацепились за незаметную в темноте выбоину, но ноги уже соскользнули по ссыпающемуся под подошвами сапог крошеву, и Тиари с глухим вскриком повисла над пропастью на одной руке. Острые края выбоины больно впились в пальцы, прорезая перчатку до крови, и снизу раздался многоголосый визг. Толпящиеся в ожидании своей очереди идти на штурм песочники услышали её крик и теперь смотрели вверх, истеричными криками подбадривая своего собрата, повисшего на волоске от смерти. Девушка застонала, стиснув зубы, и сильнее сжала впивающийся в пальцы острый камень. Она прошептала заклинание Обезболивания, спасая пронзенные болью пальцы от непроизвольного разжимания, и подтянулась, забрасывая в выбоину вторую руку. Волею Ардиссы Прекраснейшей острый камень выдержал вес стройной девушки, и ей удалось взобраться на тропу. Визжащие снизу к'Зирды взвыли, довольные счастливой развязкой, и потеряли к ней интерес. Тиари, стараясь беречь поврежденные пальцы, сильнее вжалась в каменную стену и поспешила дальше.

На вершину скалы она взобралась спустя полчаса. Пространство наверху оказалось совсем невелико, лишь пару саженей в поперечнике. Всё оно было занято отдыхающими от тяжёлого подъема Людьми, кутающимися в одежды на холодном ветру. Тиари скользнула взглядам по своим соратникам и не досчиталась одного из них. Оказалось, что одна из женщин сорвалась на подъеме, не совладав с ветром… Девушка поблагодарила Великих Богов за то, что отвели гибель от алхимика с младенцем в заплечном мешке и от ребенка той спутницы, что говорит на языке пустыни…

— Отсюда хорошо видна Башня. — Десятник стоял рядом с Лордом Рангвалом и указывал на вознесшийся в ночную высь игловидный силуэт. — С этой вершины четыре тысячи лет назад зодчие наблюдали за строительством со стороны, дабы избежать ошибок в выкладке спиралей, образующих Башню. Если вы сумеете подать Лорду Этерваду сигнал, он заметит вас и откроет портал…

Боевой маг воздел руки вверх, шепча заклинание, и в ночное небо ударила Струя Огня, срывая с него морок и вгрызаясь в ночной мрак на добрый десяток саженей. Тиари почувствовала, как на вершину скалы обращаются исходящие от Башни потоки энергии, и в этот миг Лорд Рангвал быстрым движением руки развеял мороки сразу со всех своих спутников. Тридцать ударов сердца ничего не происходило, затем прямо посреди вершины вспыхнула лазурная рябь магического портала, и беглецы поспешили войти в подрагивающее могучими энергиями свечение.

— Молчать и не двигаться! — несколько воинов приставили к горлу Тиари клинки, едва она вышла из арки посреди Башни. — Произнесешь хоть слово — умрешь на месте!

Девушка замерла, оглядывая залу одними глазами. Прямо напротив арки была сооружена баррикада, за которой замер десяток лучников, изготовившихся спустить тетивы, за их спинами в Пентаграммах Силы стояли двое целителей, вокруг множество воинов с обнаженными клинками окружили её спутников. Лорда Рангвала держали за руки, и у его горла застыли не меньше полудюжины клинков. Из-за их спин показался немолодой усталый чародей в мантии Лазурного волшебника со следами копоти и сквозных ожогов.

— С какой надобностью Эманор прислал вас сюда? — осведомился он у галтанийского десятника. — Неужели этот подлец считает, что я не позабочусь принять меры против его коварства?

— Я десятник Роваг, Милорд! — ответил тот. — Генерал Даралонг узнает меня, если увидит! Мой отряд прикрывал общее отступление в порт! Три часа назад все пали в бою, я был ранен и схвачен к'Зирдами! Эти люди отбили меня у конвоиров посреди города, они представились сабийцами, бежавшими из плена, и поведали, что желают вернуться и продолжить войну с песочниками!

— Я знаком с этим десятником, — подтвердил кто-то из воинов Лорда Этервада. — Это действительно Роваг. Он именно тот, за кого себя выдаёт!

— Да будет так, — устало согласился Лазурный чародей. — Отпустите десятника. Теперь же предстоит выяснить, насколько истинны слова его спутников. Леди Лиаката! — Он обернулся к одному из целителей. — Принесите из моего кабинета Каплю Правды!

Целительница покинула Пентаграмму Силы и скрылась в ведущих на лестницу дверях. К Лазурному волшебнику подбежал один из воинов, ведущих наблюдение из окон Башни:

— Песочники штурмуют первый гребень баррикад, — негромко произнес он. — Боевые маги сдерживают натиск, но в порту зажгли сигнальный огонь, генерал Даралонг просит помощь Башни!

Лорд Этервад поспешил занять место в отсыпанной подле окон Пентаграмме Силы, и светящиеся лазурью линии магического резонатора увеличили интенсивность свечения. Лазурный чародей зашептал заклинания, и Башня едва заметно завибрировала, испуская гигантские Ветвистые Молнии. Со стороны порта донесся громкий треск вспыхивающего Огненного Смерча, и некоторое время через башенные окна были видны оранжевые отблески пламенеющего вьюна, мечущегося где-то внизу, на границе порта и города. Едва огненная воронка погасла, Лазурный маг пошатнулся от усталости, и целитель сей же миг принялся за его восстановление. Один из воинов подал Лорду Этерваду кубок с водой, тот осушил его и устремил взгляд в окно. Убедившись, что катастрофического прорыва врагов удалось на этот раз избежать, Лазурный чародей покинул Пентаграмму Силы. Он вернулся к арке портала, возле которой целительница извлекала из ларца изобличающий ложь артефакт.

— Итак, Милорд, — Лорд Этервад посмотрел на Лорда Рангвала, — извольте объясниться!

Боевой маг коротко поведал историю их злоключений. Лазурный чародей слушал не перебивая, то и дело бросая взгляды на Каплю Правды, но светящаяся молочно-белым сиянием крупная жемчужина ни разу не затрепетала переливом цветов, что свидетельствовало бы о звучащей лжи.

— Что ж, Милорд, ваши слова истинны, — подытожил услышанное Лазурный волшебник. — И посему я приношу вам и вашим спутникам свои извинения за столь грубый прием. Но я вынужден прибегать к предельной осторожности, ибо коварство Эманора не знает границ, а я единственный, кто может разоблачить его. Я присутствовал на Военном Совете, на котором был подло убит Король Вирланг вместе со всем генералитетом и самыми сильными магами Галтании. Сие собрание с самого начала являлось кровавой западней, организованной Эманором. В какой-то миг все присутствующие внезапно оказались во власти заклятия Оцепенения, и его Зомби, одетые Детьми Некроса, ворвались в Залу Собраний. Они испепеляли всех ударами боевых артефактов, и охрана Залы присоединилась к ним. Стража оказалась зомбирована, они вонзали клинки в спины тем, кого должны были охранять…

Чародей болезненно поморщился, закрывая глаза, словно вспоминал трагические подробности.

— Я видел вспышки энергии, испускаемой боевыми жезлами так называемых «Некромантов», — зло усмехнулся Лорд Этервад. — Они имели синий цвет. Который не свойственен Детям Некроса. Эманор пожелал узурпировать трон и затеял весь этот спектакль лишь для того, чтобы овеять себя славой среди простолюдинов и всучить им красивую легенду о благородном герое, взошедшем на престол. Он одним ударом избавился от всех, кто мог бы успешно противостоять его притязаниям. В Галтании проживали пятеро Лазурных чародеев, наш союз был бы ему не по силам, именно потому Эманор позаботился о том, дабы пригласить на Военный Совет всех нас!

— Как же вам удалось спастись? — поинтересовался Лорд Рангвал. — Кристалл Распада?

— Именно, — подтвердил Лазурный волшебник. — В вас чувствуется опытный практик, Милорд Рангвал… Фактически меня спасла случайность. Кристалл Распада, как вы прекрасно осведомлены, слишком велик и не годится для постоянного ношения. Но как раз в тот день я получил с мраморных разработок превосходную заготовку, и мне не терпелось создать сей артефакт. Я наполнял заготовку энергией, когда арка портала моей Башни ожила, и через неё явился Эманор, дабы лично пригласить меня на Военный Совет. Я не мог отказать Верховному Магу Галтании, но будучи осведомленным о свойственной юному Королю привычке изрядно опаздывать на подобные церемонии, взял заготовку с собой и закончил изготовление Кристалла Распада прямо в Королевском Дворце. Надо отметить, что артефакт получился исключительно удачным, добытая мастерами горных дел заготовка имела уникальную энергоемкость! Кристалл вышел размерами на четверть меньше обычного, и я спрятал его под мантией, дабы после Военного Совета показать коллегам, насколько он хорош и при этом относительно незаметен. Именно благодаря ему мне удалось выжить. Моя защита не выдержала удара Эманора, и я выпрыгнул в окно. Щит пришлось выставлять прямо в падении, благо высота достигала десяти локтей и времени хватило. Я лишь повредил ногу, но смог доковылять до какой-то кареты и угнал её. Позже до меня дошли рассказы о героической битве благородного Эманора с Некромантом и ещё более героической его победе над Сыном Некроса…

— Милорд! — перебил его возглас наблюдателя. — Сигнальный огонь в порту!

Лорд Этервад устремился к своей Пентаграмме, и Тиари увидела выглядывающий из его сумы Кристалл Распада. Создать подобный артефакт было под силу магу Зеленого ранга и выше, что не являлось удивительным, учитывая его предназначение. Кристалл Распада являлся антиподом заклятию Оцепенения. Заключенные в нём энергии, едва почувствовав магический поток Оцепенения, вырывались наружу и нейтрализовали его. Вещь, с одной стороны, необходимая для сражений, но довольно-таки малополезная, с другой. Ибо размерами своими Кристалл Распада был велик, и для его ношения требовалась отдельная сума. Два Кристалла Распада не уживались на одном чародее и опустошали друг друга мгновенно. Узилище Распада при использовании разрушалось в пыль, что требовало каждый раз новой заготовки. Кроме того, поединки между магами один на один были небывалой редкостью, ибо образованные мужи, являющиеся носителями и движителями науки, всегда могли прийти к обоюдному соглашению посредством дискуссии. Посему Кристалл Распада применялся в основном Боевыми магами, да и те носили его с собой исключительно во времена военных кампаний. Сейчас же сия ноша явно не тяготила Лазурного чародея, и было заметно, что выглядывающее из сумы Узилище великовато даже для Кристалла Распада. Или Лорд Этервад изготовил артефакт в спешке, или сотворил его с запасом энергии, опасаясь сражения с Синим магом Эманором…

— Передайте генералу, чтобы отвел войска за вторую линию укреплений! — Лазурный волшебник изрёк заклинание, и Башня излила в к'Зирдское море мощный поток пламени, заставляя несколько десятков песочников превратиться в визжащие от жуткой боли факелы. — Я зажгу Огненный Смерч прямо на первой линии, Молниями песочников не отбросить!!!

Внизу, у порта, прорезаемую вспышками заклятий ночную темноту вновь озарил вздымающийся ввысь вьюн ревущего пламени, и Тиари невольно вытянула шею, дабы лучше видеть через окно. На этот раз Лорд Этервад не отвлекался от сражения четверть часа, и оба целителя почти непрерывно плели заклинания, восстанавливая ему силы. Армада змеиных языков, рвущаяся в порт, стала ещё обширнее, заполонив собою едва ли не треть города, превратившегося в вяло догорающие руины. Волны атакующих туменов непрерывно били в высеченный среди отвесных скал коридор шириною в десяток саженей, ведущий к спуску в порт. Пространство коридора перегораживали четыре нитки укреплений, созданных из нагромождений камней и обломков всевозможных размеров, груженых на множество повозок. Повозки были составлены впритирку друг к другу, после чего им разбили колеса, заставляя упасть на днища и лишая всякой возможности сдвинуться с места. Среди сих нагромождений были укреплены наскоро сколоченные из бревен навесы и щиты с бойницами, за которыми держали оборону галтанийские воины. За их спинами в Пентаграммах Силы расположились маги, далее Тиари разглядела позиции целителей.

Даже с такого расстояния было видно, что там царит ужаснейшая резня. Стрелы сыплются с неба нескончаемым потоком, к'Зирды без устали лезут на штурм, игнорируя потери, и Люди до сих пор живы исключительно благодаря узости коридора. Генерал Даралонг разделил свои силы надвое, и пока одна часть яростно отбивается от песочников, другая спит, отведенная в глубь порта. Позже они сменят друг друга, но уже сейчас понятно, что количество змееязыких туменов столь велико, что рано или поздно защитники Сантинны падут… Один из магических потоков, протекающих мимо Тиари, уловил направленный на неё взгляд, и девушка обернулась. На неё смотрел Лорд Рангвал, и она обрадовалась этому, невольно улыбаясь, но внезапно поняла, что он разглядывает ожоги, обезобразившие её лицо. Улыбка застыла на её губах, и Тиари, не выдержав, отвернулась, торопливо надевая на голову капюшон. Она зашептала формулу морока, торопясь скрыть ожоги, и её сердце стиснуло ледяными когтями тоски и душевной боли.

— Леди Лиаката, осмотрите нашу гостью, — усталый голос Лорда Этервада неожиданно прозвучал совсем близко. — Возможно, вам удастся сделать её раны менее заметными.

Лазурный чародей стоял перед ней с кубком воды в руке и тяжело дышал, восстанавливая сердцебиение под воздействием чар целителей.

— К сожалению, — он обернулся к Лорду Рангвалу, — мне нечем вас обрадовать, Милорд. Вы не попадете отсюда в Сабию. Сабийские арки порталов, дотянуться до которых хватает моих сил, не желают пробуждаться. Сие означает, что Башни, в коих они расположены, более не имеют хозяев. Я могу открыть портал без какой-то конкретной цели, просто посреди Галтании, насколько хватит дальности. Быть может, ваш трюк с мороком поможет вам покинуть страну.

— На выходах из Галтании Эманор установил арки, изобличающие морок, — покачал головою Боевой маг. — Нас раскроют сразу же, едва мы приблизимся к подобному артефакту на пару шагов. Мы надеялись добраться до Сабии морем.

— Море заполнено пиратами, они заодно с песочниками и держат блокаду Сантинны, — поведал Лазурный волшебник. — У нас имелось два корабля, и мы пытались отплыть в Сабию за помощью, но едва не погибли. Пираты сымитировали атаку, и пока маги разили неприятельские корабли заклятиями, отряды их пловцов скрытно подобрались к нашим судам под водою и прорубили дыры в корпусе. Оба корабля стали быстро набирать воду, и мы едва успели повернуть обратно к порту. Корабли затонули в лиге от причала, и многим пришлось добираться до берега вплавь. Более водного транспорта у нас нет, а вакрийские купцы покинули Сантинну с началом оккупации. С того дня мы не видим на горизонте иных парусов, кроме пиратских. Посему мы обречены погибнуть здесь, как только наши силы иссякнут, что произойдет уже скоро. Эманор не оставит нас в живых, ибо мы угроза его планам. Он бросил на нас своих союзников и не прислал с ними ни одной своей марионетки, коих теперь у него в избытке, потому как заинтересован в нашем абсолютном уничтожении. К'Зирды ненавидят Людей и с удовольствием умертвят всех нас до единого.

— Тогда я почту за честь присоединиться к вашему войску, — невозмутимо ответствовал Лорд Рангвал. — Я Боевой маг, и место моё в бою. Великие Боги не осудят меня за то, что я сражаюсь с врагами своей Родины плечом к плечу с воинами Галтании.

— Я пойду с вами, Лорд Рангвал, — мрачно изрекла Тиари, снимая капюшон и развеивая морок. Теперь в нём нет никакой нужды, ибо наполненная несчастьем часть её жизни будет недолгой. — Миледи, — она обратилась к подходящей целительнице, — не извольте тратить на меня силы. Пускай они пригодятся для более важных деяний. Но среди наших спутников есть годовалый младенец, он очень плох, и я буду признательна вам, если вы окажете помощь ему и его отцу.

Целительница занялась ребенком, и Тиари с Лордом Рангвалом отвели на нижние этажи Башни. Там им удалось наскоро привести себя в порядок, и после скудной трапезы они спустились на первый этаж. Всё его пространство оказалось заполнено спящими воинами, среди которых Тиари заметила несколько мантий волшебников. Вдали, у стены, были отсыпаны три Пентаграммы Силы, в которых стояли целители и творили лечебные чары над ранеными. Один из них жестом указал на пару свободных плащей, уложенных на пол, предлагая вновь прибывшим лечь спать, и сразу же вернулся к исцелению. Лорд Рангвал, не задавая вопросов, улегся на указанное место и поманил к себе Тиари:

— Ложитесь, Миледи, и постарайтесь отдохнуть, — он помог ей лечь рядом с собой. — Вскоре всех этих воинов разбудят, и мы уйдем на оборонительные позиции вместе с ними. Одним Великим Богам известно, когда нам выдастся возможность отдохнуть в следующий раз и выдастся ли вообще.

Боевой маг закрыл глаза и тотчас уснул. Тиари прижалась к нему, обвивая рукой, и с грустью подумала, что не таким представляла себе их совместное пребывание в опочивальне. Она вообще всю свою жизнь представляла себе иначе ещё десять дней назад… Девушка скользнула взглядом по толстому шраму, протянувшемуся через всё бедро обнажившейся меж складками одежд ноги, и запахнула полу плаща. Она ощутила небольшую тяжесть чего-то, лежащего в кармане, и вспомнила о своём треснувшем зеркальце. В него лучше вообще не смотреть. Она закрыла глаза и уткнулась обожженным лицом в грудь спящего чародея. От мантии боевого мага тянуло гарью и кровью…

Её разбудили спустя час. Все были уже на ногах, воины, изготовив щиты к бою, покидали Башню, Лорд Рангвал неподалеку от неё разговаривал с несколькими Боевыми магами и целителями, уточняя диспозицию сил снаружи. Тиари было велено находиться в бою подле Оранжевых волшебников и тратить свои энергии исключительно на заклятия Тонуса для них, и ни на что более. Через несколько минут все вышли наружу, и девушка мгновенно оказалась посреди кровопролитной битвы. У подножия Башни, занимающей почти всю вершину скалы, имелся лишь малый клочок свободного места. Там разместилась четверка целителей, занимая его почти полностью. Все остальные сплотились на склонах гряды каменных валунов, полностью перерезающей дорогу к Башне. За первой грядой, в десятке саженей, имелась вторая такая же, устроенная параллельно первой, но находящаяся ниже по склону. Прямо в неё упиралась многотысячная толпа к'Зирдов, запрудившая дорогу от самого подножия скалы. Десятки песочников, исступленно визжа от бешеной ярости, взбирались на каменную баррикаду и попадали под удары стрел и заклятий. Сотни обгоревших и утыканных стрелами трупов скатывались с гребня вниз, ещё более увеличивая баррикаду, и рвущиеся в атаку змееязыкие солдаты скользили и падали на залитых кровью телах.

Шесть Боевых магов и полсотни воинов беспрерывно вели обстрел наступающих врагов, и в ответ на них сыпался непрекращающийся ливень метательных снарядов. Несколько Желтых чародеев, засевших за боевыми порядками обороняющихся, почти непрерывно творили чары, совместно выставляя над человеческими позициями Магический Щит. Бесконечный поток стрел бил в прозрачно-призрачное мерцание волшебной защиты, отражаясь от него кувыркающимися брызгами, и сотни стрел осыпались к подножию Башни. Пара воинов, скрываясь под ростовыми щитами, быстро собирала упавшие стрелы и подносила их к баррикаде, пополняя запасы лучникам. Тиари заметила, что никто из защитников давно уже не вооружен человеческими луками…

Град стрел истончал Магические Щиты, Желтые чародеи вливали в них потоки энергии, не позволяя лопнуть, боевые маги и воины разили рвущегося на пролом врага, и целители восстанавливали силы всем им. Тиари изо всех своих небогатых возможностей облегчала целителям плетение заклятий, и над всем этим, сотрясая магические потоки тяжелыми вибрациями, сверкала и гремела Башня Мага, нанося исполинские удары вниз, туда, где бесконечное море к'Зирдских туменов штурмовало вырубленный в исполинских скалах узкий перешеек, соединяющий порт с теперь уже мертвой Сантинной. Сия безумная круговерть смерти продолжалась до рассвета, затем до полудня, и Тиари, лишившись сил, помогала воинам подбирать стрелы, бросая взгляды на Лорда Рангвала. Боевой маг стоял в первых рядах, на гребне баррикады, исхитрившись отсыпать на плоском камне подобие Пентаграммы Силы прямо в ходе битвы. Его губы беспрерывно шептали магические формулы, взгляд пылал запредельной ненавистью, и руки испускали смертоносные энергии, разрывая в кровавые ошметки десятки песочников. К'Зирды давно выделили из человеческой массы столь опасного противника, и в Лорда Рангвала летели стрелы, дротики, метательные ножи и даже камни, но Желтым чародеям удавалось удерживать защиту. Дорога была слишком узка, а подъем на скалу — слишком крут, и у змеиных языков не было возможности реализовать своё единственное и неотразимое оружие — немыслимое численное преимущество. Но к'Зирдских военачальников это не смущало, и они сделали ставку на победу измором. И Тиари понимала, что сия тактика вскоре принесет врагу победу…

В полдень из Башни пришла смена, и не составляло труда заметить, что отдых уже не позволяет магам восстанавливать силы полностью. Смена не выглядела изможденной, но воспаленные глаза и потускневшие волосы волшебников ясно свидетельствовали о накапливающейся усталости. Отряд Тиари отступил внутрь белокаменной иглы, и по ушам неожиданно громким звоном ударила тишина. Грохот сражения, многотысячный к'Зирдский вой, свист стрел и стук бьющих в Башню стальных наконечников покинул её голову, сменившись ощущением запредельного утомления. Девушка опустилась на колени, потирая покалывающие виски, и не сразу услышала голос Лорда Рангвала, протягивающего ей кружку воды и кусок сушеного мяса. Сам Боевой маг осушил свой кубок за пару мгновений и уснул прежде, чем она успела поблагодарить его за заботу.

На этот раз сон отдыхающих длился вдвое короче, нежели прежде. Оборона изматывала волшебников быстрее, нежели проходило восстановление, и отдых приходилось сокращать. Как в таких условиях держится Лорд Этервад, Тиари решительно не понимала, но Башня Мага, всё реже наносящая удары, всякий раз приходила на помощь редеющим защитникам порта. К полуночи положение дел серьёзно ухудшилось. Волшебники сильно ослабли, плотность боевых заклятий упала, и к'Зирды едва не прорвались к Башне. Первую линию баррикад захлестнули потоки песочников, на гребне второй линии вспыхнула жестокая рубка, и спасти положение удалось в последний миг. Командующий обороной легат бросился в Башню и поднял спящую смену. Сдвоенными усилиями змеиных языков удалось отбросить, и с того момента смены стали спать лишь по два часа. Тиари, едва переставляющая ноги от усталости по окончании сражения, была единственным магом, просыпавшимся к следующему достаточно восстановившейся. Потенциал Красного ранга невелик, зато восполняется быстро…

Теперь её помощь целителям стала значительной, каждая лишняя толика сил сейчас поистине не имела цены. Тиари велела разбудить её на полчаса раньше остальных, дабы поддержать целителей ведущей бой смены в самый тяжелый момент битвы, перед сменой, когда Оранжевые волшебники были предельно истощены. Дважды это давало ощутимый результат, но утром разразилась катастрофа. За ночь к'Зирды провели через городские руины осадные машины, и с рассветом на защитников порта обрушилось море камня. Змеиные языки собирали в развалинах крупные обломки, и катапульты начали медленно, но неотвратимо разбивать запирающие выход к порту укрепления. Башня Мага ударила по метательным орудиям песочников Огненным Смерчем, но не смогла сжечь всё и затихла, перестав испускать вибрации среди волшебных потоков. Спустя минуту из неё явился посыльный и сообщил легату, что Лорд Этервад призывает его. Легат ушел, но вернулся быстро.

— Отступаем в Башню! — прокричал он. — Магов под щиты! Не терять времени!

Обороняющиеся, быстро сплотившись в закрытую щитами стальную коробку, под градом стрел отошли в Башню и скрылись внутри. Первый этаж оказался пуст, ни восстанавливающей силы смены, ни целителей, не было даже раненых. Но удивиться этому Тиари не успела.

— Защитный тотем на ворота! — прокричал легат, едва воины захлопнули тяжёлые створы входа и заложили их двумя мощными засовами. — Отходим вверх по лестнице, подъемник застопорен!

Оказалось, что осадные машины к'Зирдов пробили брешь в укреплениях порта. Ряды защитников сильно поредели, изможденные целители не справлялись с потоком раненых, и змеиные языки прорвались через разбитые баррикады. Их удалось удержать лишь у последней нитки укреплений, и генерал Даралонг попросил у Лорда Этервада всю помощь, которая только возможна. Лазурный маг, находящийся на грани комы, отдал ему всех, кто только был, опорожнил Сосредоточие Башни и нанес удар по позициям метательных машин неприятеля. После чего приказал защитникам Башни укрыться внутри.

— Мои… силы… иссякли… — голос сидящего в потухшей Пентаграмме Силы Лазурного мага, повисшего на посохе, дабы не упасть, звучал прерывисто и едва слышно. — Башня более… ничем… не поможет порту… Ступайте… в портал… пока он ещё… не затух… Он ведет… в порт…

— Мы останемся с вами, Милорд! — воскликнул легат, утирая кровь с рассеченного стрелою лба. — И будем сражаться до последнего! Змеиные языки зальют Башню своей кровью!

— Когда я… умру… — глаза Лорда Этервада застилала мутная пелена, и он держался в этой реальности исключительно благодаря могучей силе воли. — Башню охватит… хаос… магических потоков… Они разорвут всех… Нет нужды… вам… погибать здесь… Порт ещё… сражается… Там… нужны ваши… клинки и заклятия… Ступайте… в портал… не медлите… он ненадёжен…

— Уходите все. — Лорд Рангвал устало потер глаза. — Я наложу на двери охранный тотем и выстрою ловушки из сторожевых заклятий. Это задержит к'Зирдов. Пока они будут взламывать двери на эту площадку, их набьется в Башню великое множество. Хаос Башни обрушится на них!

— В портал! — скомандовал легат и окликнул одного из воинов: — Десятник, сообщите Графу Даралонгу обо всём, что здесь произошло. Я останусь с Боевым магом, и если будет на то воля Валардиса Мудрейшего, мы попытаемся вынести Лорда Этервада на руках через эту арку!

Усталые воины и чародеи поспешили к неровно подрагивающему порталу, и вскоре Башня опустела. Склонившийся над Лазурным волшебником легат пытался напоить его водой из кубка, Лорд Рангвал, шепча магическую формулу, чертил на двери магическими потоками сторожевой тотем. Закончив, он торопливо отшагнул назад, собираясь создать ловушку, но заметил Тиари.

— Миледи! — Лорд Рангвал с тревогой обернулся к ней. — Скорее уходите, портал нестабилен!

— Мне некуда идти, — промолвила девушка. — Я останусь с вами, Милорд. До самой смерти… — она с грустью улыбнулась: — Хоть одна моя мечта исполнится… пусть и не совсем так, как мне мечталось.

В этот миг свечение арки затрепетало, подобно слабому огню на сильном ветру, и погасло.

— Зря… — едва слышный голос Лорда Этервада уже не выражал эмоций. — В порту… вы все… могли бы… погибнуть с большей… пользой… — он на мгновение умолк: — А вот и… наши гости…

Лазурный маг с трудом поднял голову, бросая взгляд на дверь, из-за которой приближался многоголосый к'Зирдский визг и топот сотен ног, бегущих по винтовой лестнице. Исполненные яростью полубезумные крики заполнили собою Башню, и Тиари вздрогнула от грохота удара, нанесенного врезающейся в двери толпой.